Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Эпилог

Некоторые совершенно забыли события той ночи 1943 года. Другие никогда не смогли забыть их, а многие просто не остались в живых, чтобы помнить. Погибли не только Лёвенгерц, Кокке и Суит со своими экипажами. Потери люфтваффе в эту ночь составили восемь ночных истребителей. Королевские военно-воздушные силы потеряли сорок четыре бомбардировщика. Тридцать один из них сбили ночные истребители, девять погибло от зенитного огня, и еще один был сбит английским же ночным истребителем, который ошибочно принял его за самолет противника как раз в тот момент, когда бомбардировщик пролетал над английским побережьем в сорока милях южнее района, предусмотренного планом операции.

Три бомбардировщика допустили роковую навигационную ошибку. Один, снижаясь, прошел через облака и разбился о скалу возле Ставангера в Норвегии. У другого кончилось горючее, когда он находился в ста шестидесяти милях восточнее Оркнейских островов. Еще один упал во Франции: его сбили из зенитных орудий. Экипажи всех этих самолетов погибли.

Август Бах теперь совсем седой старик с глубокими морщинами на лице. Его сына, эсэсовца Петера, вскоре после налета на Альтгартен повысили в чине и должности. Четырьмя днями позже, когда его часть отдыхала позади линии фронта, их обстреляли партизаны, и он умер от ран. После войны Август уехал в Бразилию, женился там на местной женщине, и у них родились два сына и дочь. Он начал работать на небольшом предприятии, строившем моторные катера для рыболовов-любителей, главным образом из Соединенных Штатов. Спустя четыре года хозяин предприятия принял Баха в пайщики, а через несколько месяцев после этого Бах стал полноправным совладельцем, поскольку пожилой хозяин совершенно устранился от дел. Бах к этому времени тоже был уже пожилым человеком, но он привлек к делу своего старшего сына и мужа дочери, и их предприятие с каждым годом расширялось.

На том месте, где находилась радиолокационная станция "Горностай", от самой станции не осталось и следа. Только бетонированные площадки для зенитных орудий сохранились до сих пор. Летом, по воскресным дням, туда иногда приезжают голландцы - любители птиц, но цапель теперь там не бывает.

Христиан Гиммель был казнен за государственную измену в понедельник 13 сентября 1943 года.

Доктора Штаркхофа арестовали за участие в политическом заговоре и попытке совершить убийство Гитлера 20 июля 1944 года. Штаркхофу удалось доказать свою невиновность и таким образом избежать смертного приговора, однако его все же заключили в концентрационный лагерь. Через три месяца после освобождения лагеря американскими войсками Штаркхоф умер.

Бургомистр попал в дом для умалишенных и умер там еще до окончания войны.

Ламберт больше не летал. Рут забеременела, уволилась из женской вспомогательной службы королевских военно-воздушных сил в все остальное время войны не разлучалась с мужем. После войны Ламберт начал работать чертежником на авиационном заводе. В 1954 году он получил патент на модификацию компрессора и стал компаньоном по его производству. Он счастлив и относительно богат, однако его, как и многих бывших летчиков-бомбардировщиков, иногда беспокоят боли в спине. У Ламбертов родились дочь и два сына.

Бэттерсби, Флэша Гордона и Дигби включили в экипаж другого бомбардировщика. Когда они закончили цикл боевых вылетов, их перевели в учебное подразделение, а затем, еще до окончания войны, возвратили еще для четырех вылетов второго цикла. В последнем из этих вылетов их самолет подвергся ожесточенному обстрелу. Флэш Гордон был ранен в левую руку, и ее пришлось ампутировать. Многие турельные установки на "ланкастерах" были оборудованы смотровым щитком свободного обзора. Командир базы добился в министерстве авиации, чтобы щитку присвоили название "смотровой щиток Суита".

Бэттерсби женился на девушке-водителе из женской вспомогательной службы, с которой он познакомился в ту памятную ночь. После войны он поступил в Лондонский университет, как и планировал его отец, но, к немалому удивлению последнего, стал изучать английскую средневековую историю. Позже он написал книгу о средневековых фортификационных сооружениях, а в настоящее время читает курс лекций в крупном американском университете.

Дигби возвратился в Австралию. Он возглавляет австралийское агентство одного из английских производителей легких самолетов. Разъезжая по стране, он продает эти самолеты фермерам, убеждая их, что уж если он, Дигби, научился управлять таким самолетом, то им сможет управлять каждый. Бывает, что какой-нибудь дотошный покупатель спросит его, не служил ли он во время войны в военно-воздушных силах, но Дигби настойчиво повторяет, что в те времена был еще слишком молод, чтобы участвовать в военных действиях. Теперь он совершенно лысый и носит парик.

Оба родителя Коэна умерли в 1948 году один за другим в течение трех месяцев. Нора Эштон продолжает жить со своей матерью в домике рядом с домом Коэнов. Она весьма удивляет некоторых людей тем, что до сих пор не выходит замуж, хотя всем известно, что ей было сделано множество предложений.

Взлетно-посадочные полосы аэродрома Уорли-Фен еще сохранились, хотя увидеть их довольно трудно, так как теперь здесь раскинулось поле. Сохранились здесь и некоторые старые постройки. Барак, где находился лазарет и где скончался Коэн, стал теперь загоном для овец, а из окон помещения, в котором когда-то была сержантская столовая, теперь доносится хрюканье множества свиней. Лишь командно-диспетчерская вышка мало изменилась и сохранилась почти в прежнем виде.

Содержание