Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Глава семнадцатая

Когда на Альтгартен начали сбрасывать смертоносный груз бомбардировщики второй, более мощной волны, страх был далеко не главным чувством, сковавшим альтгартенцев. Лишь немногие просто озлобились или чувствовали себя жертвами роковой судьбы. Большинство же оказалось парализовано неврозом, тем самым, который проявляется у людей, когда их заставляют делать что-то явно выходящее за пределы их сил и возможностей. Люди теряли контроль над собой.

Симптомов такого невроза было много. Некоторые даже начали терять рассудок. Кое-кто из пожарников стал разговаривать с огнем, как с чем-то одушевленным, ругая его непристойными словами и выражениями. Недалеко от школы квартальный надзиратель, предупреждая людей, что опасно поливать водой горящую зажигательную бомбу, неожиданно для всех вдруг поднял ее руками, будто это была безобидная учебная болванка, и причинил себе страшные ожоги.

Когда вторая волна бомбардировщиков начала атаку, Герд Белль и его друг Рейтер поняли, что этот налет будет намного интенсивнее первого. Англичане всегда так делали. Гул моторов их самолетов был таким мощным, будто над городом кружил громадный осиный рой. Бомбовые залпы приходились по уже бушевавшим пожарам. Взрывы как кувалдой били по барабанным перепонкам Белля и Рейтера, а взрывной волной их отбрасывало в самых неожиданных направлениях. Они оба понимали, что здравомыслящие люди давно укрылись бы в убежище, а вот они идут по Мёнхенштрассе к горящему госпиталю. Им приходилось двигаться и прыжками, и перебежками и подолгу пережидать.

Зарево над горевшей больницей, отраженное в мокрой мостовой, они увидели еще до того, как повернули за угол, на Дорфштрассе. При свете пожара вода в сточных канавах создавала впечатление, будто главная улица проходит между двумя кроваво-красными ручьями. Рейтер наступил на фосфористое пятно и попытался счистить липкую массу с ботинка, но фосфор воспламенился. Это было отвратительное, страшное вещество, которое прилипало ко всему, как клей. Рейтер сунул ботинок в заполненную водой сточную канаву, пламя на ноге погасло, но в воздухе тотчас же вспыхнуло вновь. Наконец Герд догадался взять обломок кирпича и соскрести им фосфор с ботинка.

На своем коротком пути они увидели больше сотни горящих зданий. Их не раз просили оказать помощь тем, кого завалило обломками, но Рейтер чувствовал себя обязанным прежде всего помочь людям в больнице, а Герд Бёлль хотел быть рядом с Рейтером.

Когда они наконец подошли к больнице, пожилой унтер-офицер сообщил им, что около двух сотен больных и несколько медсестер все еще находятся на верхних этажах больницы.

- А что это за звуки, как будто кто-то поет? - спросил Рейтер.

- Это вопли и визг, - объяснил унтер-офицер. - Когда рядом раздается взрыв или когда они увидят зажигательную бомбу, то кричат об этом друг другу. Паники там нет, но смотреть оттуда на все происходящее в городе, да еще будучи прикованным к постели, сами понимаете, нелегко. - Унтер-офицер мрачно улыбнулся.

- Как держится конструкция здания? - спросил Рейтер.

- Весь фасад рухнул вместе с металлоконструкциями. Верхний этаж, по словам только что спустившегося оттуда больного, все больше и больше наклоняется.

- Пойдемте наверх и посмотрим, как там. Возьмите-ка с собой пару связных и пару здоровых парней с веревками и топориками.

Путь на четвертый этаж был длинным, окольным, но не опасным. На второй этаж они поднялись по служебной лестнице, и, хотя на ней было очень темно и валялось много крупных обломков, сама лестница осталась неповрежденной. Они прошли через переполненное детское отделение на втором этаже и по коридору, где были разбросаны мокрые обгоревшие одеяла. Через открытую служебную дверь слева они увидели оперирующего хирурга. Операционную освещали две керосиновые лампы, карманный электрический фонарик и пять свечей. Через выбитые двери Рейтер и Герд проникли в старое здание и поднялись по винтовой лестнице. Взбираться по ней было довольно трудно, так как в некоторых местах консольные каменные ступеньки обвалились и остался только их металлический каркас с зияющей под ним страшной пустотой.

То в одном, то в другом месте их обдавали струи холодной воды. Затем они терпеливо подождали, пока группа пожарных спускала по лестничной шахте дверь. Когда дверь повернули, Герд увидел бледное лицо пожилого мужчины, крепко привязанного к двери. Его руки неестественно торчали в стороны, как у деревянного манекена. Мужчина не издавал ни звука, но лицо его выражало ужас, глаза были выпучены, рот широко открыт. Он, видимо, пытался кричать, но силы оставили его.

- Держитесь вплотную к стене! - приказал Рейтер пробиравшимся вместе с ним людям.

Пол под ногами шатался, кирпичные стены вспучивались от огня. Металлические балки тоже прогибались: упираясь в потолок и искривляясь от жара, они выстреливали горячими заклепками, как пулями.

- В каком темпе удается эвакуировать людей вниз?- спросил Бодо.

- Одних выносят по лестнице, других опускают через шахту. На каждого больного уходит около семи минут.

- Спустите всех сестер вниз, - распорядился Рейтер.

Унтер-офицер небрежно козырнул и обратился к своим подчиненным:

- Спустите всех сестер на землю. Давайте начнем с этого этажа.

Солдаты инженерных войск последовали за унтер-офицером, собрали сестер и приказали им оставить больных и спуститься вниз. Те начали было возражать, но им пришлось подчиниться строгому приказу.

- Сколько, по-вашему, все это еще продержится, Рейтер?

- Не больше десяти минут, Герд.

Никто из них не видел, как вниз соскользнул первый ряд коек. Один связной громко выругался, завизжала какая-то сестра, и за какую-нибудь секунду вся дальняя часть отделения опустела. Пламя пожара осветило потолок стены уже не было. Вздувшись, она рухнула во двор вместе с койками и людьми. За ними со скрежетом поползли койки второго ряда, но, столкнувшись, на какое-то время остановились. Искалеченные больные пытались ухватиться за что-нибудь, но лишь срывали себе ногти. Одна из сестер проехалась сидя по хорошо натертому полу, на всем пути стыдливо прикрывая юбкой обнаженные ноги, пока не рухнула вместе с другими во двор.

Теперь все визжали и вопили. Это были истерические крики. Никто уже не предупреждал об опасности и не взывал о помощи. Это были пронзительные вопли обреченных на гибель людей, проклинающих столь несправедливый к ним мир.

Спасательные команды делали все, что было в их силах. Герд, Рейтер и солдат, схватив по одному больному с койки и буквально волоча прихрамывающих людей, стали пробираться с ними вдоль пышущей жаром вспученной стены. Они чувствовали, как при каждом новом взрыве бомбы здание качается, как карточный домик. Добравшись до винтовой лестницы, они обвязали каждого больного веревкой и отправили двоих вниз для приема этих калек. В лестничном колодце было темно. Жар поднимался по нему, как по печной трубе.

- Дайте мне умереть, - простонал пожилой, совершенно седой человек, когда они обвязывали его веревкой.

- Замолчи ты, старый дурак! - закричал на него Рейтер. - Придет время - умрешь.

- Яволь, герр лейтенант, - покорно ответил старик солдатской скороговоркой, какою он не говорил, наверное, с тысяча девятьсот восемнадцатого года.

Всем сестрам с верхнего этажа помогли спуститься вниз по лестничному колодцу, затем на веревках начали спускать больных. Оставалось эвакуировать лишь несколько человек, но в этот момент все старое здание больницы рухнуло. Койки и тела людей смешались в одну огромную кучу на дворе.

- Черт возьми! - выругался Рейтер.- Еще пятнадцать минут - и мы очистили бы все палаты.

Ни Герд, ни Бодо не стали говорить о двух сотнях мужчин и женщин, погибших в грудах развалин во дворе больницы.

- Пойдем отсюда,- сказал Герд. - У меня мороз по коже пробегает.

В воздухе, как светящаяся саранча, кружилось множество искр вперемешку с раскаленными угольками, долетавшими сюда от соседних пожаров. При каждой вспышке фотобомб или когда взрывались бомбы было видно, как взлетают в воздух обломки. Некоторые из уцелевших альтгартенцев рассказывали позднее, что английские самолеты сбрасывали в эту ночь и листовки. Люди говорили, что листовки зловеще предупреждали о еще более крупных налетах в будущем. На самом же деле листовки были сброшены в эту ночь над Северной Францией, а на Альтгартен сбрасывались только бомбы. В воздухе над Альтгартеном действительно летало много обгоревшей бумаги. Некоторые листочки поднимались на высоту до тысячи футов. Однако вся эта бумага поднялась из самого Альтгартена. Тут были счета, завещания, различного рода заявления, накладные, рекламные листки, долговые расписки, акции, любовные письма, свидетельства, ордера, гарантийные письма, копирка, этикетки, ярлыки, квитанции, пропуска, договоры об аренде и многое другое. Обгоревшие по краям, они летали, гонимые теплым ветром, и черными хлопьями падали на город.

К Рейтеру подъехал на мотоцикле полицейский и, взяв под козырек, вручил ему письменное распоряжение: "На ферму фрау Керстен упал английский самолет. Очень важно, чтобы экипаж не успел уничтожить его до тщательного осмотра специалистами".

Рейтер кивнул. Он знал, что некоторые части и приборы самолета необходимо немедленно направить в специальную электронную лабораторию, созданную командованием люфтваффе с целью раскрыть наиболее строго охраняемый секрет королевских военно-воздушных сил - магнетронную лампу сантиметровой радиолокационной установки.

- Немедленно, - подтвердил он, получив распоряжение.

- Я не пойду с тобой, - сказал Герд Белль. - Я пойду назад к дому Фосса. Там в подвале сын моего двоюродного брата и его домашняя работница.

- Давай поезжай, - согласился Рейтер и, обратившись к полицейскому, сказал: - Отвезите этого человека на Мёнхенштрассе.

Герд забрался в цеппелиноподобную коляску мотоцикла и включил свой мощный электрический карманный фонарик, помогая водителю объезжать груды бревен, кирпича и камня.

Невольная пленница подвала, Анна-Луиза не испытывала особого страха. Она чувствовала себя обязанной успокоить ребенка и, занимаясь этим, успокаивала и себя. Подвал использовался когда-то в качестве кухни, и рядом с лестницей она обнаружила небольшой служебный лифт. Шахта лифта была завалена кирпичом, но рядом с ней на стене торчала переговорная труба. Анна-Луиза несколько раз крикнула в нее, но ответа не последовало. Снаружи все еще доносились глухие удары взрывов, и она решила, что большинство людей, видимо, укрывается в убежищах.

- Нам здесь безопаснее, чем наверху, Ганс, - сказала она успокаивающим тоном. - Да и спешить нам с тобой некуда. - Она потрогала пальцем тонкое серебро и замысловатые фигурки. - Я всегда буду любить твоего папу, Ганс, - добавила она тихо.

Мальчик улыбнулся: все любят его папу.

Дальше