Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

Глава девятая

На аэродроме Уорли-Фен Ламберт выдал каждому члену своего экипажа аварийный комплект, куда входили компас, фальшивые деньги, карта Германии на шелковой ткани и спрессованные сухофрукты. Затем ребята потащились по широкой асфальтированной дорожке на парашютный склад. Помещение склада, как всегда, сверкало чистотой, было хорошо освещено, и в нем пахло как в госпитале. Две уставшие и, видимо, поэтому хмурые женщины из вспомогательной службы стаскивали с полок парашюты и подвесные системы и с шумом швыряли их на широкий прилавок. Каждый авиатор до тех пор, пока не вернется из рейда, обязан был иметь парашют при себе.

Бортинженер с самолета сержанта Картера Бен Галлахер громко спорил с одной из женщин.

- Дайте мне мой парашют! -гневно настаивал он.- Я всегда летал с одним и тем же парашютом. Он счастливый, Неужели вы не можете понять это?

- Не понимаю, что вы так нервничаете, - говорила женщина. Этот нисколько не хуже вашего, его только что проверили и уложили. - Обрадовавшись паузе в напряженной работе, женщина поправила растрепавшиеся волосы. - Вы задерживаете всю очередь, понимаете?

- Тогда я полечу без парашюта, - заявил Бен.

- Не валяй дурака, Бен, - вмешался Ламберт. - Бери, что дают.

Парень издал какой-то неприятный звук и взял парашют.

- Пожалуй, ты прав, начальник, - согласился он. Очередь увеличивалась, кто-то крикнул:

- Эй, в чем там дело?!

- Тут один принес парашют назад, - громко ответил Дигби. Говорит, будто не раскрылся.

Все улыбнулись шутке Дигби, хотя уже слышали ее много раз. Очередь начала продвигаться быстрее. Капрал Рут Ламберт видела из соседней комнаты, как ее муж взял свой парашют.

У дверей образовалась толчея: летчики шутя подталкивали друг друга и проворно взбирались в кузов грузовика. Почти у каждого из них был какой-нибудь талисман - плюшевые медвежата или тряпичные куклы в руках или прикрепленные к снаряжению. Некоторые вместо шарфа обвязывали шею шелковыми чулками. Ламберт оглянулся на Рут и многозначительно приподнял большой палец правой руки. Она кивнула ему в ответ. Не успел он взобраться в кузов, как грузовик, медленно переваливаясь, тронулся в путь. Женщина-шофер вела машину по обозначенной синими огнями дороге, а двадцать восемь летчиков в кузове громко кричали и свистели по поводу того, что она едет слишком медленно.

Наконец грузовик свернул с дороги и остановился вблизи двух капониров, в которых на фоне темного неба виднелись силуэты двух больших бомбардировщиков.

- Самолеты Ламберта и Картера! - крикнула женщина-водитель.

- Счастливо, командир, - прошептал Мики Мерфи.

- Счастливо, Мики, - ответил Ламберт. Летчики из экипажей

Ламберта и Картера один за другим легко спрыгнули на землю. Члены каждого наземного обслуживающего экипажа молча стояли под крылом своего бомбардировщика. Старший сержант Уортингтон слегка похлопал по руке Ламберта брезентовыми чехлами с приборов. Он всегда так делал, чтобы Ламберт убедился, что чехлы сняты. Ламберт поставил свою подпись на форме ? 700 королевских военно-воздушных сил. "Скрипучая дверь" перешла теперь в его ведение.

Ламберт машинально достал из летной куртки бумажник и вложил в него золотую авторучку, подаренную родителями, когда ему исполнился двадцать один год. -Если с ним что случится, бумажник и находившееся в нем прощальное письмо, которое он время от времени переписывал, передадут Рут. Авторучка предназначалась на память Уортингтону, а деньги - на То, чтобы все выпили в сержантской столовой. Принимая бумажник, Уортингтон кивнул головой и, внимательно взглянув на Ламберта, заботливо положил бумажник в свой внутренний карман.

Ламберт должен был первым во втором отряде запустить двигатели: За ним запустил двигатели следующий "ланкастер", потом еще один и еще, пока звук тридцати двух работающих двигателей не начал отражаться от черной металлической стены ангара, словно барабанный бой миллиона отправляющихся на войну неистовых барабанщиков. Однако от прогревания двигателей до момента взлета оставался еще целый час, и рев моторов оборвался Также внезапно, как и начался. Вскоре вокруг установилась ничем не нарушаемая ночная тишина. Слышались только приглушенные ругательства тех, кто работал при свете карманного фонаря. Члены экипажа переговаривались тоже шепотом.

Флэш Гордон осматривал свою турель. Когда затих последний двигатель, он весело сказал:

- Ты хорошо поработал здесь, дружище!

Сержант, оружейный мастер из команды наземного обслуживания, заслуживал похвалы: вырезать кусок плексигласа из остекления турельной установки было не таким уж легким делом, как казалось.

- Теперь я больше не буду стрелять по капелькам масла, принимая их за "юнкерсы".

- А тебе когда-нибудь приходилось стрелять по "юнкерсу"? спросил оружейный мастер.

- Не только не стрелял, но и никогда не видал его, - ответил Флэш. - Участвовал уже в пятнадцати налетах, но никогда не видел ни одного ночного истребителя.

Мимо них прошел стрелок верхней средней установки Бинти Джонс. Оружейный мастер проговорил ему вслед:

- В следующий раз я сниму плексиглас и с твоей турели, Бинти.

- Черта с два снимешь! Я протираю свой плексиглас каждый день. А если на нем и окажется пятнышко, то я не такой дурак, чтобы открывать по нему стрельбу.

- В заблуждение вводят масляные брызги, - сердито заметил Флэш.

- Мне наплевать, что бы это ни было! Меня в хвостовую турель больше не заманишь. Так что можешь не просить меня поменяться местами, когда у тебя снова будет этот проклятый насморк, понял?

- Понял, - сказал ему вслед Флэш. - Не попрошу, не беспокойся.

- Ты замерзнешь, если откажет твой костюм с электрообогревом, - предостерег его оружейный мастер.

- А я практически замерзаю даже и тогда, когда костюм работает, - признался Флэш.

- Да, сегодня холодно, - согласился оружейный мастер и застегнул свой рабочий костюм до самой шеи.

На аэродроме стояла тишина. Все было сделано, оставалось только ждать.

Люди, сидящие в самолетах, давали разные тайные обеты богу, выполняли суеверные ритуалы. Ламберт положил свою куклу, которую звал Фланаган, позади своего сиденья.

- Оттуда она ничего не увидит,- сказал Дигби. - Брось ее сюда, я посажу ее в носовой турели.

- Она уже все видела раньше, - возразил Ламберт.- К тому же сменить привычку ей не так уж трудно.

Подполковник Мунро открыл боковое окно, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Затем он положил свою трость под сиденье. Экипаж уже догадывался, что трость была не чем иным, как талисманом командира эскадрильи, хотя признания в этом из него и клещами никто не вытянул бы. Мунро посмотрел на небо и глубоко вздохнул. Облака закрыли часть созвездия Большой Медведицы и приближались к созвездию Скорпиона. В лесу на берегу Уитч-Фена раздался громкий крик совы.

И опять наступила тишина. Затем с севера донеслось пыхтение паровоза и громыханье железнодорожных вагонов. Через некоторое время этот поезд прибудет в Шотландию, туда, где находятся жена и сын Мунро. А он в это время будет над Германией. Подполковник еще раз взглянул на небо: оно все еще было довольно светлым.

Когда начал выруливать первый "ланкастер", было пятнадцать минут первого. Летчики в последний раз побывали в туалете, застегнули летные костюмы и уселись на сиденья, на которых им предстояло находиться в течение нескольких часов.

"Скрипучая дверь" Ламберта приблизилась к южной кромке аэродрома. Сэм бросил взгляд на толпу людей из команды наземного обслуживания. Они махали руками у края взлетной полосы. Эти люди даже в сильный дождь выходили сюда, чтобы проводить бомбардировщики. Ламберт испытывал к ним чувство благодарности за это.

Груз каждого бомбардировщика значительно превышал обычные безопасные пределы, поэтому поднять его в воздух было далеко не просто, но Ламберт оторвал самолет от земли легко и уверенно, будто вел его по невидимой, медленно поднимающейся вверх и внезапно обрывающейся плоскости. Самолет шел очень устойчиво.

Один за другим гигантские самолеты взмывали в темноту и исчезали. Ламберт знал путь от Уорли-Фена к районам сбора над побережьем так же хорошо, как дорогу от барака, где он жил, к столовой. Он знал, что ветер сегодня не попутный, и поэтому, учитывая снос ветром, взял несколько круче к югу.

- Саутуолд! - выкрикнул Дигби.

Он лежал в носовой части самолета и смотрел вниз через прозрачный обтекатель.

- О'кей, - ответил ему Коэн, так как знал, что Дигби обращается к нему. Это было установившейся практикой.

Коэн определил место самолета с помощью радиолокационной станции "Джи" и нанес время прохождения Саутуолда на полетную карту.

- Ветер довольно сильный, командир, - доложил он.

- Посмотрим, - отозвался Ламберт. - Когда поднимемся еще немного, будет яснее. На высоте ветер может быть иным.

- Разрешите опробовать пулеметы? - спросил Бинти.

- Да, обоим, - ответил Ламберт, зная, что Флэш тотчас же задаст такой же вопрос. Дигби тоже опробовал свои носовые пулеметы. Звук выстрелов отозвался гулким эхом по всему металлическому фюзеляжу самолета, а из носовой турели Дигби распространилась волна воздуха, пахнущего кордитом и горячим маслом. Трассы изогнулись пологими кривыми и уткнулись внизу в море.

Хотя теперь, в холодной ночной атмосфере, самолет шел гораздо устойчивее, чем в прогретой перемещающейся атмосфере днем, неожиданности на пути все же нет-нет да и возникали. Самолет или наталкивался на более плотные воздушные массы, или, вызывая неприятную тошноту, проваливался в огромные воздушные ямы. Машину непрерывно болтало и сбивало с курса. Степень устойчивости самолета в такой же мере зависела от физической силы летчика, как и от его опытности, ибо системы управления не имели сервоприводов и поэтому, чтобы манипулировать рулевыми поверхностями в потоке воздуха, требовалась большая мускульная энергия. Непрерывная вибрация будто молотком била по затылку, трясла челюсти и барабанила по спине с такой силой и настойчивостью, что члены летных экипажей даже после благополучных полетов буквально валились с ног от усталости.

Дигби сидел рядом и ниже Коэна. В его ведении находилась радиолокационная станция, с помощью которой можно было различать леса, водные массивы, поселки и города. Довольно часто эта станция работала из рук вон плохо. Но даже в лучшем случае изображение на ее экране представляло собой лишь мутные очертания того, что указывалось на карте. Коэн прогрел станцию, и теперь они оба смотрели на тускло светящийся зеленоватый экран.

- А что ты хочешь? Она таки работает, - сказал Дигби.

Коэн отодвинул планшет с картами к задней части штурманского столика и поставил его вертикально. В таком положении планшет закрывал небольшую металлическую заплатку, которую ребята из команды наземного обслуживания наложили на рваную пробоину. Эта пробоина осталась от того самого осколка, которым убило штурмана вот на этом сиденье всего четыре вылета назад.

- Не делай этого, дружище, - сказал Дигби и отодвинул планшет в сторону. - Пусть эту заплату будет видно. По-моему, молния не ударяет в одно и то же место дважды, так что у нас с тобой самое безопасное место в самолете.

Теперь Коэн посмотрел на заплату намного спокойнее.

- Ну как, все наговорились? - спросил Ламберт. - Если вы все высказались, то, может быть, теперь и мне позволительно сказать пару слов?

- Джентльмены,- шутливо начал Дигби,- мне выпала большая честь представить вам командира нашего самолета, вашего добродушного хозяина и знатока множества анекдотов, который великодушно отказался праздновать восемьдесят первую годовщину своего рождения, чтобы сегодня быть вместе с нами. Джентльмены, ваш и мой друг, старший сержант авиации Сэмуэл Ламберт, кавалер медали "За летные заслуги"...

- Ну-ну, стоп! Давайте будем посерьезнее, - сказал Ламберт.

Джимми Гримм настроил радиостанцию.

- Нам передали новые данные о ветре, командир, - сообщил он. -.Доложить их вам?

- Передай их Кошу, - приказал Ламберт.

Их самолет поднимался все выше и выше, и с каждой новой тысячей футов температура окружающего воздуха понижалась на два с половиной градуса по Цельсию. Летчики застегнули на костюмах все застежки и придвинулись поближе к вентиляторам обогрева. На высоте восемь тысяч футов они начали дышать кислородом. Ламберт продолжал набирать высоту. Вот они вошли в облако. Пока еще не существовало способа определять, есть ли в данном облаке льдинки. Единственная возможность состояла в том, чтобы рискнуть и влететь в него. А этому облаку, казалось, не было конца. Температура внутри самолета стала почти такой же низкой, как и снаружи.

- Сейчас, сейчас мы выйдем из него, - как можно спокойнее сказал Ламберт. Он стал еще круче набирать высоту, а Бэттерсби подрегулировал двигатели на большую мощность.

- Ненавижу облака, - признался Ламберт.

Холодное облако давило на иллюминаторы, и в кабине стало еще темнее, чем раньше. Бэттерсби суетился возле своих приборов. Двигатели вдруг начали рассогласовываться как раз в тот момент, когда он доложил:

- Давление и температура нормальные.

Один из двигателей стал слабо гудеть.

- Ты знаешь, почему он гудит? -спросил Ламберт.

- Масло слишком остывает, и от этого заедает механизм управления шагом винта...

Ламберт кивнул в знак согласия и спросил:

- Ты сможешь снова синхронизировать их? Бэттерсби притронулся кончиками пальцев к рычагам управления двигателями. Найдя рассинхронизировавшийся двигатель и подрегулировав его, он добился наконец положения, когда все они загудели в унисон.

- Отлично, - похвалил его Ламберт. - Мики Мерфи эта операция, как правило, не удавалась.

Бэттерсби никогда еще не испытывал такого чувства гордости за себя, как сейчас.

Над фонарем кабины одна за другой появлялись звезды. Самолет выходил из облака. Рычаги управления стали более податливыми и послушными, ибо "скрипучая дверь" достигла своего потолка и, с какой бы силой теперь ни тянуть на себя штурвал, еще выше самолет не пойдет. Однако Ламберт воспользовался приемом, которому его научил один опытный летчик. Резко выпуская закрылки на пятнадцать градусов во время полета на крейсерской скорости, Ламберт заставлял самолет как бы ударяться о воздушную стену. Машину сильно трясло, но в то же время и подбрасывало на двести футов вверх. Каждый раз, когда он проделывал эту манипуляцию, "ланкастер" занимал новое, более высокое положение, и Ламберт прибавлял таким образом дополнительно более тысячи футов высоты к его нормальному потолку. Сейчас Ламберт осуществил первый из серии этих сотрясающих всю конструкцию самолета подскоков вверх.

- Начинаем делать площадки, - объяснил он своим товарищам.

Капитан Суит внимательно всматривался в ночь, обступившую самолет. На некотором расстоянии под собой он увидел маленький прямоугольник, образованный вспышками в выхлопных патрубках, и понял, что в воздух поднялась и набирает высоту еще одна эскадрилья бомбардировщиков. Способность Суита видеть ночью была выше средней, и он обычно замечал небольшие объекты на земле еще до того, как их обнаруживал бомбардир. Поэтому казалось странным, что, какое бы время ни отводилось на формирование потока бомбардировщиков, пусть даже самого плотного потока, небо было таким необъятным, что Суит иногда в течение всего полета не видел соседнего бомбардировщика. Он предполагал, что ребятам, обладающим меньшей способностью видеть ночью, так и не удается заметить что-нибудь за все время полета туда и обратно.

- Штурман, - окликнул Суит, - сколько миль до побережья?

- Около десяти, сэр.

- Нельзя ли, Билли, сегодня поменьше этих "около", - сделал ему замечание Суит и посмотрел вниз. Сельская местность почти не просматривалась, а вот слабые очертания городов, несмотря на затемнение, можно было различить. - Штурман, я вижу Лоустофт под нами. Мы отклонились от курса.

- Вы уверены, сэр?

- Уверен ли я? Да, уверен. За Лоустофтом я вижу слабое свечение над Ярмутом. Мы находимся севернее заданной линии пути, по крайней мере, на десять миль.

Наступила короткая молчаливая пауза, пока штурман определил место самолета и рассчитал необходимую поправку к курсу.

- Курс сто двадцать, - сказал он наконец.- Ветер очень изменчивый.

- Этой поправки недостаточно. Нам нужно попасть в район сбора над Саутуолдом.

- В таком случае, сэр, берите курс около ста шестидесяти градусов.

- Вот это уже ближе к истине, дружок. - Суит сознавал, что огорчил и расстроил штурмана, а удовольствие расстраивать таким образом людей он позволял себе не так уж часто. - Мы летим на самолете командира отряда, друзья, - продолжал он. - Мы должны все делать строго по уставам и наставлениям. Это глупо, конечно, но если мы начнем срезать углы, другие экипажи последуют нашему примеру.

Бормоча что-то себе под нос, Суит отвернул на юг. Через некоторое время он неожиданно спросил:

- А я рассказывал вам историю об одном офицере женской вспомогательной службы и сержанте?..

- Подходим к побережью Англии, сэр, - доложил бомбардир.

Сейчас можно было понять, насколько тщательно англичане соблюдают затемнение, ибо начиная от побережья и далеко в глубине страны мир под самолетом казался действительно непроницаемо темным.

Дальше