Мемуары
Воронович, Николай Владимирович
Русско-японская война.
Воспоминания

Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Воронович Н. В. Русско-японская война. Воспоминания. — Нью-Йорк, 1952.
Иллюстрации: militera.lib.ru/memo/russian/voronovich_nn/ill.html
Источник: ldn-knigi.narod.ru; ldn-knigi.russiantext.com
OCR, правка: Nina & Leon Dotan (07.2003) (ldnleon@yandex.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
Воронович Н. В. Русско-японская война. Воспоминания. — Нью-Йорк, 1952.
Из книги: Тяжелое чувство охватило нас, молодежь. [После Цусимы] Все мы (говорю о подпоручиках и о себе) отправились на войну добровольно, пожертвовав своей карьерой. Подпоручикам оставалось всего несколько месяцев до окончания дополнительного курса училища, дававшего им большие преимущества перед офицерами, кончившими только два курса. А я вышел из Пажеского корпуса также за несколько месяцев до перехода в специальные классы, не имел теперь никакой надежды быть принятым обратно и оставался с незаконченным образованием. Тогда, в 1904-м году, все это нас не останавливало, мы были воодушевлены идеей и верили, что наша армия, в конце концов, одолеет храброго и сильного противника. А теперь что дало нам поступление в действующую армию? Надежды испытать войну, пережить все ее невзгоды и опасности и проявить себя каким либо подвигом — рушились. Мы ничего не испытали, кроме горького разочарования, нудной дороги, фуражировок в тылу и ничего не видели, кроме дезорганизованной армии и чужой, неприветливой и разоренной нами страны. Стоило ли ради этого жертвовать карьерой и отказываться от тех преимуществ, которыми будут пользоваться наши, оставшиеся в Петербурге товарищи?
Об авторе: Воронович Николай Владимирович (?-1967) - участник русско-японской и первой мировой войн, в гражданскую командир (начальник штаба) «зеленых», в 1920 эмигрировал в Чехословакию, затем во Францию, в конце 40-х в США, сотрудничал в «Новом русском слове». (ldn-knigi).

Воронович Николай Владимирович, камер-паж при Марии Федоровне, вдове Александра III, при ВП командующий гарнизоном г. Луга, в гражданскую войну сотрудничал с бандитами.( Источник О. Платонов - ldn-knigi).

"Старшим же адъютантом этого пункта и начальником одной из команд, Конногренадерского полка был ротмистр Воронович, после лечения от раны поступивший сюда несколько месяцев назад. Ротмистр этот был из молодых да ранний: из Пажеского корпуса, не окончив его, он успел удрать на японскую войну вольноопределяющимся и там получить георгиевский крест, правда в лёгком деле. Пажеский корпус не хотел принимать его вновь для окончания курса — и так Воронович застрял бы надолго армейским прапорщиком, но Государь распорядился принять его. Беглец отсидел месяц в карцере, а потом, вместе с пажом Макшеевым, успел кончить корпус из лучших, так что на последнем году они оба были произведены в камер-пажи императрицы и не раз дежурили в её покоях. Далее с георгиевским крестом Воронович оказался единственным таким среди юнкеров, так что все они обязаны были отдавать ему честь, — а затем и в гвардии, в Конногренадерском полку, его Георгий выглядел редкостью, ибо гвардия не была на японской войне. А ещё, по быстроте, он успел приобрести и передовые взгляды. А ещё он вынес тяжёлое впечатление от 1905 года, когда, на возврате с Дальнего Востока, тонул в стихийном море солдатских толп и вывел для себя, что нельзя оставлять солдат самим себе без правильного руководства. Оттого усвоил он самый доверительный стиль в отношениях с солдатами, а особо с теми, которые имеют революционные связи. Так и здесь в Луге, на пункте, у него был такой доверенный, рядовой Всяких, недавний студент-электротехник, связанный с эсерами". - (А. Солженицын, «Красное колесо». Март 17-го. Гл. 254 — Hoaxer)
Содержание

От автора [3]

ГЛАВА 1-я: Поступление канониром в 16-ю арт. бригаду. Сборный состав мобилизованных корпусов. Командир, офицеры и солдаты 5-й батареи. Отправление на войну [6]

ГЛАВА 2-я: Прапорщик патриот и доктор пораженец. «Курлябчики» и кадровые солдаты. Медленная перевозка войск. Телеграммы, помогавшие японской разведке [12]

ГЛАВА 3-я: Начало мукденского сражения. Известие о поражении. Рассказы раненых. Прибытие в Харбин [16]

ГЛАВА 4-я: По южной ветке Китайской ж. д. Любопытство китайцев. Гунжулин, Подробности мукденского поражения. Впечатления участников боя [22]

ГЛАВА 5-я: Поход в Годзядань. Фуражировки в окрестностях бивака. Настоящие и мнимые хозяева. Объезд корпуса главнокомандующим генералом Линевичем [28]

ГЛАВА 6-я: Дальняя фуражировка. Племянник дзянь дзюня. Китайский помещик. Предводитель хунхузов Чансодин [32]

ГЛАВА 7-я: Маршрутная съемка, Деревня «Путунда» (не понимаю.). Город Маймакай, Участник осады Трои [37]

ГЛАВА 8-я: Цусимская катастрофа. Всеобщее уныние. Назначение в передовой отряд. На волосок от плена [42]

ГЛАВА 9-я: Мой начальник Н. М. Иолшин. Свита, денщик и ослы начальника отряда. Ослиная забастовка. Удачный поиск и пленение японской заставы [47]

ГЛАВА 10-я: Междоусобная война двух начальников. Нападение японцев на Талимпао. Смелая атака. Удачное отражение неприятельского наступления [45]

ГЛАВА 11-я: Признаки предстоящего перемирия. Беспокойство «фазанов». Усиленная разведка по фронту 2-й армии. Мы захватываем собственные пулеметы [57]

ГЛАВА 12-я: Заключение перемирия. Армия разваливается. В ставке генерала Линевича. Командировка в Петербург [62]

ГЛАВА 13-я: Возвращение в Россию. Демонстрация запасных в Гунжулине. Всеобщая забастовка. Этап на станции Манджурия. Эшелон каторжников [67]

ГЛАВА 14-я: Наша «артель» и «кусочки». Беспорядки на Сибирской магистрали. Бесчинствующие «землячки» и дисциплинированные каторжники. Заключение [72]

Приложение. Русские вооруженные силы в Манджурии после мукденского отступления [75]

Список иллюстраций