Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Бой за село Недельное

После разгрома алексинской группировки, дивизия получила приказ выбить врага из левобережной части города, далее - овладеть селом Недельное, перехватив магистральную дорогу на Калугу.

Когда-то из Москвы через Тарутино и Недельное проходил мощеный булыжником торговый тракт. Со временем проложили новые асфальтированные шоссе и Калужский тракт потерял свое значение. Лишь вековые ветвистые дубы и березы по обеим сторонам дороги, да булыжная мостовая напоминали о бойком тракте, проходившем через торговые села. Наступавшие на Москву гитлеровцы восстановили этот большак и по нему на южные подступы к столице пошли колонны грузовиков, боевая техника, перебрасывались людские резервы. В Недельном разместились крупная база снабжения и службы тыла 13-го армейского корпуса фашистов. Под ударами перешедших в контрнаступление войск Западного фронта гитлеровцы спешили вывести из Подмосковья в Калугу тяжелое вооружение, склады и штабы.

Операции по захвату Недельного командование 49-й армии отводило первостепенное значение, планируя нанести затем удар в направлении на Малоярославец и выйти на Варшавское шоссе. Эта ответственная боевая задача теперь возлагалась на 238-ю стрелковую дивизию. Ей придавался 586-й гвардейский стрелковый полк майора М. С. Бринина из состава 5-й гвардейской дивизии полковника П. В. Миронова. Как резервную силу командование армии держало прибывшую на фронт свежую 34-ю отдельную стрелковую бригаду.

Село Недельное находилось в 50-ти километрах от Алексина. Добраться же до него можно было лишь глухими проселочными дорогами, а порой по бескрайней снежной целине. 19 декабря главные силы дивизии переправились по льду через Оку, а на другой день утром выбили противника из села Петрищево, что на большаке из Тарусы в Калугу. Здесь стали ожидать подхода остальных сил дивизии, продвигавшихся по соседним маршрутам на флангах. Наступавший слева 586-й гвардейский стрелковый полк встретил на подходе к селениям Жаличня и Гремицы сильное сопротивление противника и лишь к вечеру смог присоединиться к главным силам дивизии. Позднее прибыл 830-й стрелковый полк. Прикрывая с приданным разведывательным батальоном дивизию справа, он был вынужден вступить в бой с противником за деревню Макарово. Лишь поздно вечером полк майора В. И. Чижова вышел на большак из Тарусы и разместился на ночлег в деревне Маковцы.

Ночью полковник Г. П. Коротков собрал командиров частей, разъяснил им задачу дальнейшего продвижения к Недельному.

Приказ предусматривал наступать тремя маршрутами. Колонну главных сил составляли 837-й и 843-й стрелковые полки. Вместе с артиллерией и саперным батальоном им надлежало продвигаться через селения Устиновка, Верховье, Пожарки. В четырех километрах правее от главные сил через селения Латынино, Поздняково, Новое Село пролегал маршрут 830-го полка с приданным ему разведывательным батальоном. Слева через населенные пункты Сугоново, Муратово предстояло наступать 586-му гвардейскому стрелковому полку, чтобы в районе деревни Башмаковка перерезать большак на Калугу.

Каждая колонна должна была подготовить команду автоматчиков, поставить их на лыжи и выдвинуть на два-три километра вперед от авангардного подразделения. Хозяйственным службам приказано подготовить плотный завтрак, к шести часам утра накормить людей горячей пищей.

Наступили декабрьские стужи. Метели и вьюги заносили едва проторенные глухие дороги. Продвижение к Петрищеву показало, что стрелковые полки не обладали необходимой маневренностью: подразделения растягивались по проселочной дороге в колонну по одному, шли гуськом - впереди автоматчики, за ними стрелковые роты, далее приспособленные на лыжах станковые пулеметы и тоже на лыжах санитарные носилки. В конных упряжках следовали минометы и орудия полковой артиллерии. Колонну замыкали взвод боепитания, хозяйственное отделение, походные кухни. Стрелковый полк сильно растягивался по дороге и при подходе к населенному пункту, пока батальоны в глубоком снегу разворачивались в цепь для атаки, немцы успевали или подготовиться к обороне или отходить без потерь.

Враг стремился оторваться от преследовавших его по пятам команд лыжников. Части дивизии шли вперед, сбивая мелкие подразделения вражеских автоматчиков, размешавшиеся в деревнях по пути наступления дивизии.

В начале декабря командир 843-го стрелкового полка майор С. К. Артемьев был отозван в распоряжение отдела кадров Западного фронта. Сейчас в наступательных боях полком командовал начальник штаба полка старший лейтенант Ю. К. Добрынский. Несмотря на успешное продвижение своих батальонов, он все же был недоволен ходом наступления и принял смелое решение: "Не дать немцам ускользнуть из деревень, беспощадно уничтожать их - вот наша цель".

Поразмыслив, как осуществить эту задачу, приказал вызвать к себе командира батальона лейтенанта Р. П. Лачана.

- Возьмите группу пулеметчиков младшего лейтенанта А. Т. Хандурина, - приказывал старший лейтенант Ю. К. Добрынский, - а комиссаром у тебя будет политрук М. Х. Рабинович. Нужно добраться до вражеского штаба, дезорганизовать оперативное руководство врага. Понял? А теперь, садись в сани и - айда!

Не прошло и получаса, как двадцать парноконных санок, легких и быстрых, поскрипывая полозьями, мчались по зимней дороге вперед. На санях, по типу буденовских тачанок, стояли станковые пулеметы и, кроме того, разместилась десантная группа из пятидесяти автоматчиков. В санные упряжки были подобраны выносливые казахстанские лошади степной породы. Это был первые в войсках Западного фронта санный рейд по тылам противника.

Дорогу выбрали неведомую для врага, лесом, в обход. Глубокой ночью остановились в лесу. Впереди - деревня. В заснеженном лесу тихо. Кони переступали с ноги на ногу, пофыркивали. Лейтенант Р. П. Лачан ждал посланных в деревню разведчиков.

- Немцы только что удрали, - доложил командир группы разведчиков младший сержант А. И. Рассохин.

Переночевали в оставленной фашистами деревне. Здесь, в сельском подполье, работала комсомольская организация. Комсомольцы горели желанием помочь, освободившим их деревню советским воинам. Пока отряд отдыхал, они разведали, где находится гитлеровский штаб. Перед рассветом санный отряд бесшумно скрылся в лесу, направляясь обходом к обнаруженному штабу. По дороге захватили обоз противника, фашистов обезоружили и вместе с интендантом взяли в плен. Пленные подтвердили правильность сведений комсомольцев.

Отряд отправился по немецкому следу. Высланная вперед группа автоматчиков бесшумно пробралась в село. У одного из домов стоял немецкий часовой.

- Вот здесь и штаб, - решили десантники.

Прикончив часового, автоматчики ворвались в дом. Там, в жарко натопленной горнице оживленно разговаривали пять немецких офицеров. Они никак не ожидали русских десантников и, развалившись на лавках, безмятежно беседовали о рождественских днях, предстоящей встрече Нового года. Автоматная очередь оборвала беседу гитлеровских офицеров. Услышав стрельбу, на подмогу поспешил санный отряд. На полном галопе влетели в деревню четверо саней со станковыми пулеметами и, развернув их, открыли огонь. Немцы попытались скрыться. Отстреливаясь из автоматов, беспорядочно бежали из села.

- Партизанен, партизанен! - выкрикивали гитлеровцы.

Они никак не могли предположить что тут, в глубоком тылу, могут появиться регулярные войска Красной Армии. Но это было так. Далеко не всем удалось улизнуть из села. Возле домов и на дороге осталось много убитых фашистов. Отряд захватил важные штабные документы, оперативные карты, много ценного имущества, вооружение. Опомнившись, немцы предприняли контратаку, но отряд, заняв круговую оборону, удерживал село до подхода главных сил дивизии{22}.

Выступив из Петрищево, части дивизии тремя колоннами успешно продвигались к Недельному. Батареи второго дивизиона 693-го артиллерийского полка следовали в колонне главных сил. Глубокий снег, узкая протоптанная дорожка, затрудняли движение тяжеловесных пушек и тем более гаубиц, но батареи на конной тяге не отставали от пехоты. Орудия часто застревали в сугробах, высокие гребни которых возвышались над дорогой. Лошади выбивались из сил и зачастую не смогли сдвинуть орудие с места. Тогда на помощь приходили бойцы орудийных расчетов. Они шли рядом, лопаты были под рукой. Расчистив сугроб, дружно помогали лошадям вытащить застрявшее в снегу орудие на протоптанную дорогу. Конная тяга для артиллерийских батареи оказалась незаменимой в условиях бездорожья. Где смогла пройти пехота, там пробивались вперед и орудия в конных упряжках.

173-й гаубичный артиллерийский полк на гусеничных тягачах отстал и, расчищая дорогу в снегу, тащился где-то позади.

Выбивая засевших в деревнях заслоны противника, колонна главных сил дивизии за первые двое суток наступления преодолела значительную часть своего маршрута. Днем 21 декабря передовое подразделение выбило команду противника из деревни Пожарки. До Недельного оставалось около пяти километров.

830-й стрелковый полк, следовавший правым маршрутом, встретил сильное сопротивление на подступах к деревне Маковцы, а затем возле Латынена и значительно отстал от колонны главных сил дивизии. 21 декабря, когда стрелковые батальоны 837-го и 843-го полков вплотную подошли к Недельному, 830-й стрелковый полк смог достичь лишь рубежа деревни Андреево, что в 18-ти километрах от Калужского большака.

19-я отдельная стрелковая бригада полковника Я. Н. Воронского, освободив Тарусу, также включилась в бой по захвату Недельного. Будучи правым соседом 830-го стрелкового полка, она составила четвертую колонну наступавших войск, но действовала самостоятельно. Преследуя отходившего от Тарусы противника, бригада отрезала одну из вражеских колонн. Развернув теперь бои по уничтожению окруженных в селе Кресты гитлеровцев, она отстала от стремительного продвижения к Недельному главных сил 238-й стрелковой дивизии.

Наступавший слева 586-й гвардейский стрелковый полк овладел селениями Марьино, Муратово и, преодолевая сопротивление вражеских заслонов, с боями пробивалась к деревне Башмаковка, что на Калужском большаке.

Главные силы дивизии расположились в селении Пожарки, деревня небольшая, дома были до отказа заполнены бойцами стрелковых подразделений, командами лыжников, штабами и медпунктами. Сюда же прибыли и на окраине деревни заняли огневые позиции батареи второго артиллерийского дивизиона. В одном из просторных домов разместился командный пункт командира дивизии.

После тяжелого перехода по бездорожью, бойцам был предоставлен короткий отдых, чтобы глубокой ночью выдвинуть стрелковые полки на исходные позиции для наступления и стремительным броском атаковать противника в селе Недельном. Частью же сил прорваться на Калужский большак, где разгромить следовавшие на запад колонны автомашин.

Не дожидаясь подхода частей и подразделений, полковник Г. П. Коротков решил атаковать противника главными силами дивизии. Медлить было нельзя, следовало учитывать, что дивизия прорвалась в глубокий тыл врага, а находившийся в Недельном немецкий гарнизон еще не разобрался в обстановке и занимался отводом своей боевой техники на Калугу. Командирам и комиссарам частей и стрелковых батальонов, артиллеристам, начальникам служб, медицинским врачам приказано явиться вечером на командный пункт дивизии, чтобы поставить им задачу на предстоящий бой по разгрому вражеских сил в Недельном. В назначенный час один за другим подходили командиры и политработники. Большинство из них были в белых полушубках. Приветливо здоровались, шутили. Настроение было приподнято, все находились под впечатлением удачно осуществлявшейся наступательной операции.

Просторную избу, где расположился командный пункт, тускло освещала керосиновая лампа, окна же плотно завешаны плащ-палатками. Прибывшие размещались на расставленных скамейках, стульях, табуретках. Кое-кому пришлось все же стоять позади. За столом перед развернутой картой сидел полковник Г. П. Коротков. Рядом с ним комиссар дивизии старший батальонный комиссар С. В. Груданов.

Когда все собравшиеся приутихли, полковник Г,П,Коротков разъяснил сложившуюся на подходе к Недельному обстановку, а затем объявил свое решение:

- Сегодня ночью, когда гитлеровцы разместятся в домах на ночлег, ворваться в Недельное, создать панику и уничтожить врага. Внезапность, вот залог успеха, - подчеркнул командир дивизии, - не дать противнику разобраться - откуда наносится удар и подготовить там оборону. Сведений о силах врага не имеем. Однако по показанию пленных, а так же сообщениям местных жителей село заполнено тыловыми службами 13-го армейского корпуса фашистов и подразделениями 266-го пехотного полка.

- Главное, - указывал командир дивизии, - скрытно выдвинуться к селу, быстро развернуться для атаки. А теперь поднимайте людей, готовьте их к захвату Недельного.

Когда зимняя ночь скрыла в морозной мгле подходы к Недельному, стрелковые батальоны 837-го и 843-го полков, усиленные командами лыжников и автоматчиков, легкими минометами и орудиями полковой артиллерии, скрытно начали выдвигаться вперед. Лежавшие на пути селение Алешково и небольшие деревушки Григорьевское и Кожухово обошли стороной, оставив на дороге лишь небольшую заставу. Затем колонна главных сил дивизии разделились на две группы: 837-й стрелковый полк обходил Недельное слева, а 843-й полк развернулся для атаки правее, чтобы ворваться в село с южной его окраины. К стремительному налету изготовился санный отряд Р. П. Лачана, а для развития успеха и уличного боя находилась в резерве рота автоматчиков старшего лейтенанта К. Н. Колтунова. Командир роты старший лейтенант А. В. Ремественский накануне перехода в наступление получил назначение заместителем командира батальона.

Миновала полночь. В окнах домов погас свет: фашисты были уверены, что фронт еще где-то далеко и безмятежно спали. На расчищенном от снега большаке было оживленно: сплошным потоком двигались громоздкие грузовики и фургоны, штабные автобусы, повозки, мотоциклисты противника. Обгоняя колонну, спешили на запад легковые машины с высокопоставленными офицерами вермахта. Немецкое командование торопилось вывести из-под удара свои войска. Этот поздний час и был выбран для внезапного штурма, чтобы с наименьшими потерями захватить Недельное, уничтожить расположившийся там немецкий гарнизон, перехватить большак на Калугу.

По общему сигналу подразделения главных сил дивизии поднялись в атаку. Лыжники прорвались на большак, где подорвали противотанковыми гранатами тяжеловесные грузовые автомашины фашистов. Громоздкие фургоны загородили дорогу и вся колонна остановилась. Внезапная стрельба на улицах и разрывы ручных гранат всполошили ничего не подозревавших гитлеровцев. Атакующие подразделения главных сил дивизии ворвались в село с двух сторон. Немцы в панике выскакивали из домов, пытаясь огородами выбраться из села и уйти в лес. Успешно очищали село введенные в бой автоматчики старшего лейтенанта К. Н. Колтунова. Они врывались в дома, где в упор расстреливали фашистов. Поднялся переполох и на забитом транспортом большаке. Водители бросали машины с зажженными фарами и работающими двигателями, бежали в сторону леса. За ними следом выпрыгивали из кузовов солдаты, а из легковых автомашин выскакивали офицеры, надеясь в темноте укрыться от русских лыжников.

Бой был короткий. До рассвета село Недельное полностью было очищено от врага. Разгромленный гарнизон противника понес значительные потери. На улицах, во дворах и огородах, а также вдоль большака лежали в снегу убитые немцы.

Освободив село Недельное, 238-я стрелковая дивизия проникла далеко в тыл немецких войск, нанесла им тяжелые потери, заставила всю группировку противника, действовавшую на подступах к Серпухову, поспешно откатываться на запад.

В вечернем сообщении Совинформбюро от 2 января 1942 года сообщалось:

"Совершив внезапное нападение на расположившиеся в селе Недельном (Западный фронт) вражеские войска, автоматчики тов. Короткова обратили в бегство крупную немецкую часть. Противник в панике бежал, бросив 270 автомашин с включенными моторами и зажженными фарами, наши бойцы захватили много штабных документов, машину с фашистскими орденами, предназначенными для выдачи солдатам и офицерам в день нового года, полевую почту и обоз".

Когда бой стих и умолкли автоматные очереди, подразделения 837-го и 843-го стрелковых полков разместились в уцелевшем от пожара селе Недельном. В поспешном бегстве гитлеровцам было не до того, чтобы сжигать дома. Охваченные паникой, они бросали все, даже свое оружие и кто как смог поскорее бежали из села. Разгромив вражеский гарнизон в Недельном, части 238-й стрелковой дивизии глубоко вклинились в расположение войск 13-го армейского корпуса противника, а с трех сторон все ближайшие селения продолжали оставаться в руках врага. Не исключено, что гитлеровское командование предпримет контратаки, чтобы вернуть большак и пропустить по нему свои, отходившие из-под Серпухова, войска. Командованию приходилось быть "на чеку", держать разместившиеся в Недельном подразделения главных сил дивизии в боевой готовности. Наступившему затишью нельзя было доверяться, и полковник Г. П. Коротков, переместив в Недельное оперативную группу своего командного пункта, приказал:

- Занять круговую оборону. Выставить на подходах к селу боевое охранение.

Командиру 843-го стрелкового полка старшему лейтенанту Ю. К. Добрынскому приказано выдвинуть усиленный заслон на дорогу из Чухловки, а остальными силами полка занять оборону на восточной окраине села. Командиру 837-го стрелкового полка майору И. И. Иванову одним батальоном прикрыть подходы к Недельному с севера на участке поселка Дурной Клин. Остальным подразделениям занять оборону возле поселка Казариново на большаке в сторону Калуги. Роте автоматчиков предстояло оставаться в резерве, разместившись в центре села. Полковая артиллерия и минометчики заняли огневые позиции возле церкви и скотных дворов, что на подходе к Недельному с юга.

На рассвете жители села по одному начали вылезать из погребов и подвалов, где они укрывались во время боя. Женщины, возвратившись в свои дома, принялись очищать жилье от накопленного немцами хлама. Выбрасывали консервные банки, посуду из-под вина и всякую оставленную фашистами рухлядь. Утром уже топились русские печи, а возле колодцев набирали воду подошедшие походные кухни. Сновали подростки, им наскучило сидеть в темных, сырых подвалах и теперь, когда пришли "наши", как обычно в освобожденных селах называли красноармейцев, они без опаски выходили на улицу и вступали в разговор с одетыми в родные русские полушубки советскими бойцами.

- А вы насовсем пришли? - спрашивали они у красноармейцев.

На другой день прибыл в Недельное 830-й стрелковый полк, наступавший вместе с разведывательным батальоном отдельной колонной правее главных сил дивизии. Ему пришлось выбивать укрепившихся в деревнях фашистов и лишь 23 декабря полк вступил в Недельное. Заняв оборону на рубеже деревень Шатеево, Исаково, 830-й полк прикрыл наиболее опасный участок с направления Чухловки, откуда, вероятнее всего, можно было ожидать контратаки противника.

Приданный дивизии и наступавший левым маршрутом, 586-й гвардейский стрелковый полк вел тяжелые бои на подходе к Калужскому большаку. В бою на подступах к деревне Башмаковка погибли командир полка майор М. С. Бринин вместе с комиссаром полка.

Ослабленная в тяжелых наступательных боях 238-я стрелковая дивизия не могла оставшийся силами продолжить наступление и развить достигнутый успех. Ожидая прибытия пополнения и подхода свежих сил, части дивизии закрепились в Недельном, где на окраине села занимали круговую оборону.

С целью детального ознакомления обстановкой и принятия мер для развития успеха достигнутого 238-й дивизией сюда с оперативной группой прибыл командующий 49-й армией генерал-лейтенант И. Г. Захаркин. Вскоре в Недельное начали прибывать дополнительные силы. Подошла 5-я гвардейская стрелковая дивизия, чтобы оказать поддержку своему 586-му полку, действовавшему на подступах к деревне Башмаковка. 25 декабря вошла в Недельное, наступавшая справа 19-я отдельная стрелковая бригада. За ней подошла, только что прибывшая на фронт и находившаяся в резерве, 34-я отдельная стрелковая бригада.

С подходом свежих сил, оборона села Недельного теперь была возложена в основном на стрелковые бригады, а подразделениям 238-й дивизии предоставлена возможность заняться их уплотнением. Поредевшие в боях стрелковые батальоны пополнялись за счет передачи им людей из расформировываемых подразделений.

В течение трех суток на подступах к Недельному сохранялось относительное затишье. Гитлеровцы не могли еще опомниться от ночного разгрома, приводили в порядок разбежавшиеся по окружающим селениям свои подразделения. Враг хотя и притих, но находился совсем рядом: с трех сторон соседние деревни Чухловка, Кобылино, а также большое село Поречье были в руках противника. Там скопились остатки разгромленных в Недельном немецких войск, те, кому удалось уйти от внезапно ворвавшихся в село автоматчиков и лыжников. Командование 13-го армейского корпуса врага не могло смириться с потерей Недельного, а захваченная транспортная магистраль лишила противника возможности отводить свои войска на запад. Отходившие из-под Серпухова вражеские войска и транспорт вынуждены были теперь обходить Недельное с севера, петляя по проселочным дорогам.

Поступили сведения, что противник на подходе к Недельному накапливает резервы. С утра 26 декабря гитлеровцы, как и в предыдущие дни, ничем себя не проявляли. Но около полудня временное затишье внезапно оборвалось. Недельное неожиданно подверглось мощному артиллерийскому и минометному обстрелу. Под прикрытием огня своих батарей части 13-го армейского корпуса противника при поддержке танков предприняли контратаки с двух направлений: со стороны Чухловки и Поречья. Оборонявшиеся на этих участках подразделения 34-й отдельной стрелковой бригады, не имея фронтового опыта, доверились затишью. Наблюдение за противником было ослаблено, бойцы находились в домах, а выдвинутое вперед боевое охранение не учло, что в случае контратаки они должны первыми принять удар и задержать противника, пока подразделения бригады займут позиции на подготовленном оборонительном рубеже.

События этого дня развивались стремительно. Не встретив организованного сопротивления, немецкие танки ворвались со стороны Чухловки в Недельное, а следовавшие вместе с танками десантники-автоматчики заполнили улицы и огороды в восточной части села. Предприняв одновременно наступление и со стороны Поречье, гитлеровцы сбили оборонявшиеся на этом участке заслоны 34-й бригады и 837-го полка, ворвались в поселок Дурной Клин и атаковали Недельное с севера.

Впервые встретившись с врагом, необстрелянные подразделения 34-й отдельной стрелковой бригады не выдержали натиска гитлеровцев и начали отходить на южную окраину села. Не смогла дать отпора противнику и 19-я отдельная стрелковая бригада. Своим отходом они поставили в тяжелое положение 830-й стрелковый полк, занимавший оборону на подступах к Недельному с востока. Его левый фланг оказался открытым. Прорвавшиеся вражеские автоматчики обошли позиции второго батальона в деревне Исаково. Полк оказался в полу-окружении, оставался выход лишь к деревне Григорьевское. С исключительной стойкостью батальон отражал атаки врага, но противник располагал численным превосходством и полк пришлось отвести на новый рубеж, а затем направить в деревню Соболевку на доукомплектование. Туда прибыло пополнение 120 человек и рота лыжников.

В центре села, возле церкви, укрывшись в каменных постройках, вступила в бой группа бойцов 837-го стрелкового полка. Командование над ними принял заместитель командира батальона старший лейтенант А. В. Ремественский. На помощь вражеским автоматчикам, занявшим уже восточную половину села, спешили их танки. Ведя огонь на ходу, они приближались к площади у церкви, где заняло оборону подразделение 837-го полка. Снаряд вражеского танка разорвался там, где руководил боем старший лейтенант А. В. Ремественский.

- Ремественский убит, - выкрикнул кто-то.

Вместо него оборону возглавил командир роты автоматчиков старший лейтенант К. Н. Ковтунов, но и он вскоре был тяжело ранен. Его отправили в медсанбат, но бой продолжался.

...Участник боя возле церкви автоматчик 837-го полка А. Е. Лескин из Усть-Каменогорска в своем письме сообщал:

- Снаряд немецкого танка, сразивший старшего лейтенанта А. В. Ремественского, отбросил взрывной волной и меня. Несмотря на контузию, сопровождавшуюся сильным головокружением, - вспоминает в письме Артем Емельянович, - я продолжал отстреливаться до тех пор, пока подразделения 837-го полка не были отведены на новые позиции:

На подмогу пехотинцам, вступившим в бой на улицах Недельного, включились артиллеристы 693-го полка. Наблюдательные пункты второго дивизиона находились в деревне Кожухово, не далее километра от Недельного. С возвышенности, на которой расположилась деревушка, хорошо различались группы немцев в своих темных шинелях. Взметая снег, маневрировали по улицам вражеские танки. Немцам удалось потеснить бойцов 837-го полка. На колокольне фашисты установили крупнокалиберные пулеметы, расположили также свой наблюдательный пункт. Батареи открыли огонь. Густые деревья вдоль большака скрывали от наблюдения подходы к Недельному. Перенести огонь на окраину села было нельзя: там бойцы 837-го стрелкового полка и 19-й отдельной стрелковой бригады вели ближний бой - и не разберешь где свои, где немцы. Решили сосредоточить огонь по церкви: там на колокольне засели фашистские пулеметчики и наблюдатели. Прямые попадания снарядов в колокольню поднимали тучи красной пыли от разбитых кирпичей.

Артиллерийские и минометные батареи противника огневыми налетами обстреливали деревню Алешково, а затем и Пожарки, куда отошли штабы и медицинские пункты частей дивизии, финны??? лыжники оврагами пробирались в глубину боевых порядков стрелковых полков, а однажды внезапно появились возле деревни Пожарки. Автоматным огнем они начали простреливать улицу, спускавшеюся по склону к оврагу, но поднятые по тревоге бойцы 837-го полка быстро рассеяли вражеских лазутчиков.

Бой за Недельное продолжался еще четверо суток и лишь 30 декабря село вновь было очищено от врага. Противника отбросили в соседние селения Поречье и Кобылино.

Сразу после завтрака в последний день уходившего 1941 года, батареи второго дивизиона начали перемещаться в Недельное. Большак на подходе к селу был забит брошенными противником автомашинами. Во время паники немцы пытались обогнать друг друга, но громоздкие фургоны буксовали в снегу, создавались "пробки". Пробраться с орудиями по забитой автомашинами дороге оказалось нелегким делом. Наконец, выбравшись на просторную улицу села, конные упряжки смогли прибавить шагу, а недалеко от церкви, возле колхозных скотных дворов батареи занимали огневые позиции.

Днем было спокойно, артиллерийские батареи молчали, но вечером под Новый год немцы принялись обстреливать село из минометов. Мины рвались возле домов, где стрелковые и артиллерийские подразделения разместились на короткий отдых. Вскоре меня вызвала в штаб дивизиона. Капитан П. А. Фуфаев, вручая свой секундомер, приказал:

- По вспышкам выстрелов нужно засечь позицию минометчиков, чтобы огнем дивизиона заставить замолчать батарею противника. Возьмите разведчиков, - сказал в заключение командир дивизиона, - и немедленно отправляйтесь на засечку.

Захватив с собой буссоль, иду с разведчиками на северную окраину села, откуда с возвышенности лучше просматривались вспышки выстрелов. После двух-трех засечек, возвращаюсь в штаб дивизиона, готовлю данные для стрельбы и передаю их командирам батарей. Дивизион произвел короткий огневой налет, а затем продолжал вести методическую стрельбу; немецкие минометчики замолчали.

Только поздно вечером возвратился в дом, где разместились батарейцы. Минувший день выдался морозным и несмотря на теплое обмундирование, я все же продрог. По случаю Нового года угостили стопкой водки, а затем принесли горячий ужин. Бойцы где-то достали патефон и проигрывали подряд все пластинки без разбора. Музыка и знакомые напевы напоминали забытый домашний уют. Воспользовавшись свободной минутой и теплым помещением, сел написать домой письмо, поздравить своих близких с Новым годом. Усталость и заботы пережитого дня клонили ко сну. Устроившись на лежанке за печкой, согрелся и уже сквозь сон слышу, проигрываемую на патефоне "Чилиту".

Вскоре под окнами послышались голоса лыжников, а затем команда:

- Становись!

Заскрипел под ногами снег, рота лыжников направилась по большаку а сторону Башмаковки.

Рано утром, еще в предрассветных сумерках, подъехала походная кухня, загремели котелки, бойцы спешили позавтракать и быстрее выводить орудия на дорогу. Подразделения 837-го стрелкового полка строились в колонну, а на огневых позициях ездовые покрикивали на лошадей. Слышно было, как колеса орудий загромыхали по кочкам мерзлой земли. Батареи 693-го артиллерийского полка вслед за колонной пехотинцев двинулись по расчищенному от снега Калужскому большаку в направлении села Прудки. Ночью в Недельное прибыл из Соболевки 830-й стрелковый полк, где он принимал пополнение, а 843-й полк продолжал оставаться в поселке Верховье на доукомплектовании.

Продвигаясь от Алексина к Недельному, дивизия ступила на территорию Московской области. Сейчас село Недельное входит в Малоярославецкий район Калужской области. За селом Петрищево остались позади тульские земли. Там после хозяйничанья фашистов в освобожденных от оккупантов селениях начали восстанавливать разоренное войной хозяйство. Но город Тула и Тульская область были для дивизии близким краем. На Тульской земле дивизия приняла боевое крещение, два месяца в ожесточенных боях сдерживала натиск фашистских полчищ и ветераны дивизии в своих воспоминаниях много лет спустя всегда в первую очередь упоминают Тулу, реку Оку и Алексин. И тогда, в декабре 1941 года, на подступах к Недельному командование дивизии спешило поделиться радостью первых побед с героическими защитниками Тулы. Командир дивизии полковник Г. П. Коротков и старший батальонный комиссар С. В. Груданов от имени бойцов, командиров и политработников послали приветственное письмо Тульскому обкому ВКП(б) и облисполкому, где делились своими успехами в боях под Москвой.

Среди документов штаба дивизии, хранящихся в центральном Архиве Министерства Обороны СССР в Подольске, имеются сведения о потерях воинов. Так, в оборонительных боях под Алексином и в наступлении на Недельное 1519 воинов дивизии отдали свою жизнь за Родину и не вернулись к своим семьям, а 4106 человек выбыли из строя по ранению. Кроме того, за этот же период пропало без вести 3012 воинов дивизии. Это преимущественно также убитые, но в оборонительных боях, при отходе дивизии остались на поле боя. В сведениях о потерях к убитым, как правило, относили тех, кто похоронен в братских могилах. Убитых же и оставленных при отходе на территории противника относили к пропавшим без вести, так как среди них могли оказаться и тяжелораненые. Эти печальные цифры напоминают, что борьба с немецко-фашистскими захватчиками являлась для советского народа тяжелым испытанием и стоила многих жизней. Боевой путь дивизии был тяжелым, сопровождался кровопролитными боями. Нелегко достались нам первые победные километры.

Дальше