Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Подпольный горком

Отличные товарищи. - Директивы ЦК. - Захватывающие перспективы.- Газета «Минский большевик» .- Сорвать коварные планы!

История минского подполья изобилует примерами высокого героизма и глубоко трагическими эпизодами. Патриотический порыв подпольщиков, их беззаветный энтузиазм и отчаянная смелость сочетались с недостаточным опытом конспирации. Поэтому изощренный враг сумел нанести несколько ощутимых ударов по нелегальным организациям города. В результате весенней и осенней карательных акций 1942 года погибли почти целиком два первых подпольных горкома партии. Минск потерял таких видных деятелей партийного подполья, как К. Д. Григорьев, С. И. Заяц (Зайцев), И. П. Казинец, Г. М. Семенов, Д. А. Короткевич, В. К. Никифоров, В. С. Омельянюк, К. И. Хмелевский (Костя).

Мрачную роль в судьбе этих и многих других товарищей сыграл матерый фашистский агент Борис Рудзянко. Гитлеровская служба безопасности заслала его в подполье еще осенью 1941 года, и с тех пор он творил гнусное предательское дело. Разоблачить и покарать его удалось только после войны.

После гибели двух составов подпольного горкома партии стало ясно, что нелегальными организациями в Минске целесообразнее руководить извне. Работу подпольных групп теперь направляли и обеспечивали партизанские отряды и соединения. Координировал эту деятельность Минский подпольный обком КП(б)Б.

В октябре 1943 года спецотряд перебрался в свой зимний лагерь, и здесь мы получили сообщение о том, что по решению ЦК Компартии Белоруссии подпольный обком создает Минский подпольный горком, который будет базироваться в нашем отряде.

Бойцы и командиры расценили это решение как знак большого доверия к нам партийного руководства республики и как свидетельство того, что подпольная борьба в Минске приобретает отныне неизмеримо более важную роль, вступает в качественно новый этап. Я выслал навстречу товарищам из горкома группу конных разведчиков, и на следующий день они вернулись в лагерь вместе с партийными работниками.

Одного из них я сразу же узнал: Георгий Николаевич Машков, мы были знакомы еще с тех времен, когда он работал комиссаром в партизанском отряде Шубы.

- Добрый день, Георгий Николаевич,- сказал я.- В горкоме теперь?

- Секретарь по пропаганде,- ответил Машков. К нам подошел плотный, широкоплечий человек в полувоенной форме, с твердым взглядом небольших темных глаз.

- Знакомься,- продолжал Машков,- Савелий Константинович Лещеня, партизанская фамилия Савельев, секретарь подпольного горкома.

Лещеня тепло улыбнулся, пожал руку мне и замполиту Грому.

- Поздравляю вас, товарищи,- сказал он.- Вы оба решением обкома назначены членами подпольного горкома. Значит, будем работать вчетвером.

- Спасибо,- ответили мы.- Постараемся оправдать доверие.

- А это наш редактор,- сказал секретарь.

Редактор газеты «Минский большевик» Александр Демьянович Сакевич был высокий, худощавый и очень подвижный мужчина.

Замполит и я пригласили приехавших к столу и за обедом разговорились. Лещеня - белорус, окончил Московский институт стали, находился на партийной работе. В начале войны ЦК Компартии Белоруссии направил его в тыл врага, он был парторгом в Минском подпольном обкоме, затем комиссаром партизанской бригады.

Машков, электромонтер по профессии, тоже давно на партийной работе. В партизанской войне участвует с первых дней, последняя должность - комиссар бригады. Сакевич до назначения в «Минский большевик» работал редактором любаньской подпольной районной газеты.

После обеда я доложил секретарю горкома о боевой деятельности спецотряда - рельсовой войне, нападениях на гарнизоны, разведке и диверсиях в городской черте. Гром рассказал о партийной работе среди партизан и населения. Секретари горкома с интересом выслушали нас и в целом одобрили боевую и политическую работу отряда. Редактор Сакевич во время нашей беседы делал заметки в блокноте - собирал материал для первого номера газеты.

- Теперь,- сказал Лещеня,- перейдем к очередным задачам партизанского движения и подпольной борьбы. В нынешнем году обстановка на фронте коренным образом изменилась в нашу пользу. Враг почти повсеместно отступает, в тактике партизан должны появиться новые элементы, отражающие своеобразие момента. Познакомьтесь, пожалуйста, с директивами ЦК Компартии Белоруссии всем партизанским отрядам и подпольным организациям.

Секретарь горкома достал из полевой сумки несколько тонких листков бумаги. Гром и я стали читать.

В директивах указывалось, что взрывы и другие диверсии надо совершать только на предприятиях, которые работают на военные нужды. На остальных заводах и фабриках принимать меры к тому, чтобы помешать захватчикам вывезти ценное оборудование, создавать с этой целью новые подпольные патриотические группы.

Партия предупреждала, что, отступая под могучими ударами Красной Армии, гитлеровцы будут пытаться угнать с собою мирное население. Поэтому партизанским отрядам и соединениям рекомендовалось создавать в лесах особые лагеря, куда выводить с приближением фронта жителей городов и сел, чтобы спасти их от рабства и уничтожения.

ЦК Компартии Белоруссии поручал всем парторганизациям на временно оккупированной территории республики усилить массово-политическую работу среди населения, регулярно оповещать мирных жителей о наших успехах на фронте и в трудовом тылу, рассказывать о боевых действиях партизан, о всех мероприятиях, направленных на скорейший разгром врага и спасение материальных ценностей от разграбления отступающим противником.

- Да, это новый этап в нашей работе,- сказал Гром.

- Не менее трудный, чем предыдущие, но более радостный,- подтвердил я.

- И очень ответственный,- подчеркнул Савелий Константинович Лещеня.- Не случайно именно сейчас образован наш горком. Подпольное движение в Минске должно многократно вырасти. Горком будет проводить эту работу не только через спецотряд, но и через другие подразделения и соединения партизан Минской зоны. Секретарям и членам горкома надо подумать, каким бригадам какие объекты поручить. Сразу же после освобождения города в нем начнется новая, созидательная жизнь, восстановление всего разрушенного врагами, налаживание нормального быта, и это нам уже теперь необходимо иметь в виду.

Серый, тусклый октябрьский денек открывал перед нами захватывающие перспективы. Мы как бы впервые ощутили, что все безмерные жертвы, принесенные сражающимся народом, скоро окупятся великой победой и на истерзанной белорусской земле вновь воцарятся мир и счастье. Большое удовлетворение вызвала у нас прозорливость Коммунистической партии, которая заранее указывала нам, каким будет наш завтрашний день и что нужно сделать, чтобы он пришел быстрее.

В лагерь доставили походную типографию. Она оказалась очень компактной, печатная машина была чуть больше пишущей машинки.

- Вот это крохотуля! - воскликнул я удивленно.- А что она может делать?

- Мал золотник, да дорог,- весело ответил редактор.- Ее сконструировал наш инженер Пильтиенко и назвал «Партизанкой». Она печатает в час 100 экземпляров газеты размером в одну восьмую печатного листа. Такие типографии для партизан и подпольщиков сейчас выпускают в Москве.

- Где вам оборудовать помещение? - спросил у Саке-вича начхоз Коско.

- Пожалуйста, подальше от шумных перекрестков, лучше всего за границей лагеря, чтобы любопытные не мешали нам работать,- попросил редактор.

Вместе с ним мы нашли отличную поляну. Бойцы вырыли просторную землянку, сделали большие окна. Типография и прибывшие с ней рабочие удобно разместились в своем «доме печати», радисты провели туда электрический свет, и Сакевич взялся за выпуск первого номера «Минского большевика».

Георгий Николаевич Машков написал передовую статью. Недавние подпольщики, а теперь бойцы спецотряда Григорий Подобед и Капитолина Гурьева -рассказали о борьбе патриотов Минска с фашистскими захватчиками. Радисты принесли в редакцию последние сводки Совинформбюро. Сакевич составил обзор событий на фронтах и трудовых успехов в советском тылу.

В конце дня редактор принес свежий оттиск газеты в землянку горкома. Секретарь по пропаганде осторожно и любовно взял номер в руки. Газета была под стать типографии - маленькая, размером в стандартный лист писчей бумаги, текста на ней умещалось немного - статья и несколько заметок. Читали мы ее благоговейно, вслух, чувствуя, что каждое слово несет большой боевой заряд. Горком единодушно утвердил первый номер, и редактор подписал его к печати.

Половину тиража мы постановили распространять в городе. На это ответственное дело выделили лучших связных и разведчиков: Максима и Анну Воронковых, Михаила и Василису Гуринович, братьев Сенько, Михаила Иванова, Галину Киричек и Феню Серпакову.

Всего до освобождения Минска было выпущено 25 номеров нашей газеты общим тиражом 10 тысяч экземпляров. Кроме того, горком наладил печатание листовок, освещавших злободневные проблемы борьбы в тылу врага, информировавших партизан и население о важных событиях в ходе войны, и заслал в город 15 выпусков, отпечатанных массовым тиражом.

Деятельность подпольного горкома проходила в соответствии с директивами ЦК Компартии Белоруссии и под руководством Минского обкома. Спецотряд выделил горкому запасную радиостанцию и опытных радистов для связи с руководящими партийными органами.

Главное внимание было сосредоточено на создании в Минске новых патриотических групп. 26 октября 1943 года горком записал в своем постановлении:

«Организовать на всех предприятиях и в учреждениях города диверсионные и повстанческие боевые группы с задачей проведения диверсий и сохранения предприятий и учреждений города при отступлении немцев. Имеющимся в городе диверсионным и повстанческим группам, наряду с проведением диверсий, уничтожением складов и техники противника, в связи с приближением фронта поставить новые задачи по вопросу захвата и сохранения техники врага, сохранения оборудования заводов, зданий предприятий и учреждений города».

Постановление было разослано во все партизанские отряды и бригады Минской зоны. Партизаны с большим воодушевлением узнали о создании подпольного горкома и стали энергично выполнять его решения. В декабре горком дал задания нескольким бригадам по усилению подпольной работы в Минске. Бригаде «Беларусь» было, например, поручено организовать на 18 промышленных объектах подпольные группы для диверсий, наблюдения за минированием зданий и предотвращения взрывов вражеских мин. А в январе горком сообщал в докладной записке Минскому подпольному обкому, что в городе организовано 79 боевых групп, в которые вошли 326 подпольщиков. Подпольная сеть горкома распространилась на заводы «Большевик», имени Ворошилова, имени Кирова, имени Мясникова, радиозавод, на железнодорожный узел, фабрики «Октябрь», имени Крупской, табачную, на ТЭЦ-1, ТЭЦ-2 и многие другие предприятия.

Кроме больших количественных изменений, в подпольной сети с появлением горкома произошли качественные сдвиги в ее действиях. Теперь члены патриотических групп должны были не только уничтожать, но и оберегать от уничтожения. Горком развернул широкую работу по разъяснению партийных указаний, по усилению контактов с подпольщиками. Каждая крупная операция теперь проводилась с санкции горкома, удары по врагу усилились, но вместе с тем выросла бдительность патриотов по отношению к замыслам оккупантов, которые повсюду на нашей территории применяли при отступлении тактику «выжженной земли». Нашей задачей было сорвать коварные планы удирающих фашистов.

Дальше