Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Вместо предисловия

Начиная с июля 1937 года, когда я был назначен начальником артиллерии Красной Армии, мне довелось участвовать в обсуждении и решении многих вопросов, связанных с перевооружением наших войск. Тогда-то я и познакомился с Борисом Львовичем Ванниковым, в то время заместителем наркома оборонной промышленности. И с первой же беседы почувствовал, что имею дело с человеком высокой эрудиции, большим патриотом советской промышленности, знатоком производства артиллерийского вооружения.

Вскоре мне представилось немало случаев убедиться, что Борис Львович - горячий приверженец нового, передового. Он со знанием дела высказывал свое мнение и о ряде образцов иностранного артиллерийского вооружения, за развитием которого внимательно следил. Мне тоже было чем поделиться, поскольку незадолго до этого я вернулся с полей сражений республиканской Испании. Так что наши беседы оказались для обоих весьма полезными,

Установившиеся между нами хорошие деловые и дружеские отношения, откровенный обмен мнениями - все это помогало в нашем общем деле. А оно было нелегким и поэтому, естественно, далеко не всегда протекало гладко. Обсуждая те или иные вопросы, связанные с перевооружением, мы нередко спорили, но и это помогало выяснять истину и находить правильные решения. Я питал глубокое доверие к Борису Львовичу и знал, что оно было взаимным. И это тоже помогало нам, позволяло избежать многих лишних трудностей на нашем и без того тяжелом пути.

В 1939 году Борис Львович был назначен народным комиссаром вооружения. Он остался таким же, как и был, простым, доступным, замечательным руководителем. [131] Б. Л. Ванников хорошо понимал роль и значение тесного взаимодействия производства артиллерийского вооружения и боевой техники для Красной Армии с Главным артиллерийским управлением (ГАУ) и с его Артиллерийским комитетом - высоким и доверенным учреждением наркомата обороны, являвшимся для промышленности заказчиком. Благодаря умелой организации труда многотысячной армии рабочих, работниц, техников и инженеров планы производства новейшего добротного артиллерийского вооружения для сухопутных войск Красной Армии успешно выполнялись.

Много пришлось поработать Б. Л. Ванникову, его заместителям и помощникам, чтобы создать также необходимые условия для тесного сотрудничества руководителей заводов и военной приемки. Возникавшие время от времени неизбежные трения и конфликты между ними наркомат вооружения стремился как можно скорее устранить. Как правило, Борис Львович в подобных случаях неизменно становился на сторону военной приемки и требовал принятия такого решения, которое не наносило бы ущерба делу повышения боеспособности Красной Армии.

Во время Великой Отечественной войны Борис Львович руководил самым трудным и ответственным участком оборонной промышленности - наркоматом боеприпасов. И здесь он много работал. Возглавляемый им большой коллектив рабочих и специалистов выпускал много миллионов снарядов и мин высокого качества для разгрома гитлеровской Германии и ее вооруженных сил.

Прошли годы, и не стало среди нас талантливого наркома, крупного государственного деятеля, одаренного организатора промышленного производства, трижды Героя Социалистического Труда. Он отдал много сил и энергии созданию и производству замечательного советского вооружения и боеприпасов.

Написанные им незадолго до смерти "Записки наркома" имеют большое познавательное значение. Я присутствовал при том, как разыгрывались некоторые события, о которых пишет автор "Записок", и мне всегда нравилось, что Борис Львович смело высказывал свое мнение, настойчиво добивался принятия наиболее целесообразных решений.

В своих воспоминаниях Б. Л. Ванников приводит много неизвестных читателю интересных исторических фактов, показывает обстановку, в которой решались важные вопросы оснащения Красной Армии первоклассным вооружением и боевой техникой, правдиво рассказывает о встречах с И. В. Сталиным и другими руководителями партии и правительства. К сожалению, Борис Львович не успел дополнить свои записки воспоминаниями о развитии промышленности боеприпасов, которой он руководил всю Великую Отечественную войну.

"Записки наркома" содержат много ценных и полезных сведений.

Некоторые высказывания автора следует, однако, уточнить и дополнить, так как кое-какие детали могли быть неизвестны Б. Л. Ванникову или забыты им.

Например, вопрос о пушке калибра 107 миллиметров имеет свою историю.

Многие военачальники Красной Армии положительно оценивали 122-мм пушку образца 1931-1937 годов, имевшую хорошую дальность стрельбы и достаточно мощный снаряд для решения боевых задач в масштабе стрелкового корпуса - нанесения ударов по вражеским батареям, резервам, штабам, командным пунктам, узлам связи и т. п. В то же время отмечали ее серьезный недостаток - большой вес в боевом и походном положении, что, конечно, уменьшало ее маневренность.

Хотя большим положительным качеством этой пушки была ее способность стрелять прямой наводкой по вражеским танкам на значительную дальность, однако неповоротливость и невысокая скорострельность данного орудия отрицательно сказывались при стрельбе на средние и ближние дальности. Орудийному расчету лишь с большим трудом удавалось выполнять свои обязанности в условиях массовых и повторных атак вражеских танков, а также при частых сменах огневых позиций. [132] Не случайно поэтому в 1938 году на одном из советских артиллерийских полигонов испытывалось 105-мм орудие чехословацкой фирмы "Шкода". Имелось в виду в первую очередь выявить его годность для выполнения боевых задач в качестве корпусной артиллерии. Орудие не выдержало полигонных испытаний.

Вот тогда-то было принято решение спроектировать орудие 107-мм, которое затем начали производить на одном из южных заводов. До войны успели выпустить примерно сто таких пушек. Потом завод был эвакуирован, и на этом производство орудий калибра 107 миллиметров прекратилось.

Во время войны вновь пришлось обратиться к поискам орудия 100-мм для корпусной артиллерии, и тогда уже обоснованно предусматривалось вооружить им советскую противотанковую артиллерию для борьбы с вражескими толстобронными танками. Такое орудие спроектировал известный артиллерийский конструктор В. Г. Грабин, и оно было принято на вооружение и передано в массовое производство.

Несколько замечаний по поводу высказывания Б. Л. Ванникова о том, что в предвоенные годы ни военным командованием, ни руководителями артиллерийской промышленности не были по достоинству оценены минометы.

В 1937 году Артиллерийский комитет ГАУ развернул большую научно-исследовательскую работу в области минометного вооружения. В ней участвовали многие крупные ученые-баллистики, теоретики и практики-артиллеристы, опытные конструкторы и специалисты промышленности. Были намечены пути развития минометного вооружения и впервые отработана стройная гамма минометов разных калибров. В начале 1938 года система минометного вооружения с тактико-техническими требованиями по каждому калибру была включена в план оснащения Красной Армии боевой техникой.

Уже во время советско-финляндской войны наши войска использовали в боях минометы калибров 50 и 82 миллиметра. Они, а также минометы 120-мм и 160-мм нашли широкое боевое применение в Великую Отечественную войну.

Надо сказать, что конструкторские коллективы и заводы с большим трудом добились хорошей баллистики, нужной дальности стрельбы, вполне удовлетворительного рассеивания и минимального веса миномета. Особенно сложным оказалось конструирование и производство мины. Советские люди преодолели все эти трудности, и Красная Армия получила минометное вооружение, сыгравшее большую роль в сражениях Великой Отечественной войны. Поистине огромный вклад внесли советские минометчики в дело разгрома фашистской Германии и ее вооруженных сил.

И, наконец, о сравнительных испытаниях 82-мм миномета конструкции Б. И. Шавырина и 81-мм миномета чехословацкого производства. Автор "Записок наркома" говорит: они "проводились не просто тщательно, но, я бы сказал, и придирчиво" по отношению к нашему миномету. Мне тоже довелось принимать участие в этих испытаниях. Они были проведены организованно, и, действительно, наш миномет оказался во всех отношениях лучшим.

Внося эти уточнения, я хотел бы подчеркнуть, что они нисколько не снижают значения "Записок наркома". Это очень полезная и интересная книга, из которой читатель узнает много нового о работе советской оборонной промышленности в предвоенный период и во время Великой Отечественной войны.

Главный маршал артиллерии Н. Н. ВОРОНОВ [133]

Дальше