Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Нарушая перевозки врага

Развернув наступление и сокрушая оборону врага, Красная Армия за три месяца напряженных зимних боев очистила от немецко-фашистских захватчиков территорию Сталинградской и Воронежской областей, значительную часть Северного Кавказа, почти всю Ростовскую, Харьковскую и Курскую области.

Отсутствие второго фронта в Европе зимой 1942/43 года не только спасло гитлеровцев от полного поражения, но и дало возможность немецкому командованию перебросить на восток десятки дивизий из Германии, Франции, Бельгии и Норвегии. Чтобы покрыть колоссальную убыль в живой силе, нацистские главари объявили "тотальную мобилизацию", спешно формируя новые соединения.

Сдерживая натиск Красной Армии, наступавшей на широком фронте, гитлеровцы маневрировали силами, осуществляя в большом масштабе перегруппировку войск и переброску на восточный фронт оперативных резервов.

В этих условиях Ставка Верховного Главнокомандования приказала авиации дальнего действия усилить удары по оперативным резервам противника, железнодорожным узлам, станциям и мостам н нарушить перевозки врага.

Ненастный метельный февраль мешал боевой работе, но в ночь на 5 февраля метеорологические условия несколько улучшились, и мы немедленно подняли в воздух 253 самолета. Наши авиасоединения бомбардировали железнодорожные узлы Брянск, Курск, Орел, Льгов, Гомель, Xарьков, Запорожье, Ростов-на-Дону. По сообщению одного из управлений НКВД, на железнодорожном узле Гомель в эту ночь было уничтожено три эшелона противника.

В последующую ночь 218 наших самолетов бомбардировали те же цели. На Курском и Льговском железнодорожных узлах, где скопились вражеские эшелоны, [259] возникло много пожаров. Сорок восемь экипажей нанесли удар по немецкому аэродрому в районе Сталина.

Почему же на протяжении длительного времени мы били по одним и тем же целям? Систематические повторные удары по железнодорожным узлам не только причиняли новые разрушения, но и не давали гитлеровцам возможности вести ремонтные работы, быстро восстанавливать разрушенные объекты и возобновлять перевозки.

Для того чтобы парализовать переброску резервов противника на важнейших железнодорожных направлениях, удары наносились одновременно по нескольким основным узлам и станциям. Зимой 1943 года АДД постоянно бомбардировала транспортные объекты на дорогах Гомель - Унеча - Брянск - Орел, а также Орша - Смоленск - Рославль и на других участках. Особенно пристальное внимание уделялось районам Орла и Брянска, где уже тогда сосредоточивалась крупная группировка немецких войск и куда продолжали прибывать новые резервы противника.

Мы использовали любую возможность для боевых действий. В ночь на 8 февраля сложные метеорологические условия исключили вылеты в западном направлении. Немного лучше оказалась погода на юге, и 116 экипажей нанесли удары по железнодорожным узлам. Наиболее важным из них считался Харьков, через который в то время шел основной поток перевозок противника. В ночном налете на этот крупный железнодорожный узел участвовало 54 самолета. Количество, разумеется, незначительное, но фотоконтроль показал, что удар был весьма эффективным. Загорелось пять немецких эшелонов, пожары сопровождались сильными взрывами.

Вторым по значимости железнодорожным узлом на юге являлся Ростов-на-Дону. Накануне наши войска овладели Батайском и вплотную приблизились к этому крупному промышленному центру, который по праву считался воротами Кавказа. Из-за неблагоприятных метеорологических условий к Ростову-на-Дону смогли пробиться лишь 23 экипажа. Они произвели точное бомбометание по немецким эшелонам и станционным сооружениям, нарушив работу железнодорожного узла.

Около полусотни дальних бомбардировщиков нанесли мощный удар по крупному аэродрому противника в районе Сталино. Отсюда вражеская авиация совершала частые налеты на советские войска, вышедшие в район [260] Старобельска, Лисичанска, Ворошиловграда и начавшие освобождение Донбасса. Применив крупнокалиберные фугасные авиабомбы, наши экипажи основательно повредили немецкий аэродром и вывели из рабочего состояния летное поле. Они буквально засыпали стоянки самолетов мелкими зажигательными и осколочными авиабомбами, вызвали многочисленные пожары, взрывы и повредили много вражеских машин.

А утром 8 февраля авиация дальнего действия приступила к выполнению экстренных транспортных заданий. Войска Юго-Западного фронта под командованием генерала Н. Ф. Ватутина, накануне овладевшие Краматорском, Барвенково и другими населенными пунктами, в ходе наступления продвинулись далеко вперед и оторвались от своих баз снабжения на 300 и более километров. Отступавшие гитлеровцы повсеместно разрушали железные дороги, для их восстановления требовалось немало времени, а непрерывные снегопады и метели затрудняли подвозку грузов немногочисленным и сильно изношенным автотранспортом. Тогда Ставка приказала нам помочь войскам генерала Н. Ф. Ватутина, которые испытывали серьезные перебои со снабжением. Мы вынуждены были снять с боевых заданий 47 самолетов и направить их на доставку Юго-Западному фронту боеприпасов, продовольствия и пополнения специалистов. Обратным рейсом эвакуировались тяжелораненые.

Выполнялись задания и на других направлениях. В ночь на 10 февраля группа наших самолетов бомбардировала на Северо-Западе железнодорожный узел Дно и два немецких аэродрома, расположенных восточное Пскова. Одновременно, в интересах Брянского и Воронежского фронтов, наша авиация нанесла удар по железнодорожным узлам Ворожба и Льгов, через которые противник осуществлял интенсивные перевозки. Несколько наших экипажей прорвались через непогоду к побережью Черного моря и с малых высот успешно бомбили немецкие колонны, двигавшиеся с косы Чушка на Тамани к Керченскому полуострову.

За последующие трое суток АДД повторила удары по железнодорожным узлам Ворожба и Льгов, а 12 февраля бомбардировала также Брянск и Орел.

Вскоре пришел положительный отзыв об этих ударах. Военный совет Западного фронта сообщал, что на железнодорожном узле Брянск-2 экипажи АДД уничтожили [261] 3 вражеских эшелона с автомашинами и военным снаряжением, зенитную батарею, разбили водокачку, повредили депо и другие объекты. На станции Орджоникидзеград, расположенной западнее Брянска, также было уничтожено 3 немецких эшелона с автомашинами и различной боевой техникой.

Несмотря на сложные метеорологические условия, наши авиасоединения усилили поддержку войск Северо-Кавказского фронта и почти еженощно бомбардировали скопление гитлеровцев в крепости и порту Керчь, на косе Чушка, а также переправлявшиеся по льду через пролив моторизованные войска противника.

Первый весенний месяц 1943 года встретил нас плохой погодой. В Закавказье и на Северном Кавказе часто шли снегопады, нижняя граница облачности достигала 100-200 метров при горизонтальной видимости около одного километра. С 5 по 8 марта метеорологические условия в центральных районах европейской части СССР немного улучшились, и авиация дальнего действия небольшими количествами наиболее подготовленных экипажей смогла бомбардировать важные для перевозок противника, железнодорожные узлы Смоленск, Рославль, Гомель, Брянск, Карачев, Унеча, Навля, Ворожба, Бахмач.

Разведывательные данные свидетельствовали о том, что АДД успешно выполняли боевые задания. После нашего удара железнодорожный участок Бахмач - Снов не работал более двух суток. Главное разведывательное управление Генерального штаба Красной Армии подтвердило предварительные сведения о том, что мы вывели из строя железнодорожный узел Унеча, сильно повредив там путевое хозяйство. В результате успешного налета сгорело несколько немецких эшелонов с горючим. На узле, объятом огнем, долго рвались и разлетались в разные стороны артиллерийские снаряды. Было уничтожено несколько сотен гитлеровцев. Оставшиеся в живых немецкие солдаты убежали со станции и в растерянности бродили в ее окрестностях.

Данные об эффективном налете на Унечу дополнил Boeнный совет Западного фронта. Паника, охватившая гитлеровцев в результате бомбардировочного удара, докатилась до лагеря военнопленных. Немецкая охрана попряталась в убежища, и бросила посты.. Этим воспользовались [262] военнопленные лагеря - многие совершили побег, часть установила контакты с местным партизанским отрядом.

16 марта, как и в предыдущие дни, около 300 самолетов АДД бомбардировали Гомель, Новозыбков, Рославль, Унечу, Жуковку и другие железнодорожные узлы и станции. Не был забыт и Юг. Наши экипажи нанесли удары по Бахмачу и Ново-Московску. Одновременно мы занимались перевозкой особо необходимых и срочных грузов для войск Центрального фронта.

К моменту возвращения самолетов, бомбардировавших железнодорожные узлы, внезапно ухудшилась погода. Туманом закрыло все аэродромы, находившиеся в Центрально-Черноземном районе европейской части СССР. А в воздухе - четыре авиадивизии!

Было от чего прийти в волнение. Требовалось в считанные минуты решить, куда посадить массу бомбардировщиков, в бензобаках которых остался небольшой запас горючего. На командном пункте АДД все службы действовали четко. Мы знали зоны устойчивой погоды, возможности аэродромов и соответственно перенацелили находящиеся в воздухе авиаполки.

17 марта состоялся новый вылет наших соединений. На выполнение боевых заданий на этот раз поднялось 279 самолетов. Из них 195 бомбардировали железнодорожные узлы Брянск, Гомель, Новозыбков и Бахмач. Одновременно авиация дальнего действия подвергла ударам аэродромы противника в Брянске, Орле, Карачеве и Сеще. По агентурным сообщениям, только на аэродроме Сеща наши экипажи уничтожили 29 самолетов различных типов. Одна крупнокалиберная бомба угодила в общежитие немецких офицеров. Вместе с гитлеровцами нашли свой бесславный конец под обломками здания и так называемые сотники из пресловутой РОА, сформированной из предателей-власовцев.

В последующие несколько ночей наши экипажи, действовавшие с разных направлений и эшелонированно по высоте, вновь бомбардировали железнодорожные узлы Гомель, Новозыбков, Рославль, Полтаву, Унечу, Бахмач, Синельниково и станцию Жуковка.

Выяснилось, что противник использовал Жуковку как запасной узел, где отстаивались железнодорожные составы и рассредоточивались воинские эшелоны гитлеровцев. Когда наши бомбардировщики нарушали работу Брянского [263] узла, немцы переключали поток грузов на Жуковку. Но мы не оставили в покое и этот объект.

Главное разведывательное управление Генштаба Красной Армии сообщало, что в результате сосредоточенного удара соединений АДД в ночь на 21 марта на станции Жуковка было разбито 5 паровозов, уничтожено 70 гитлеровцев и около 400 ранено. На следующую ночь наши экипажи вывели из строя вражеский бронепоезд, разбили 8 платформ с пушками и 4 - с танками, уничтожили 17 вагонов и платформ с обозным имуществом и в шести местах повредили железнодорожный путь. Затем пришло дополнительное сообщение о том, что в Жуковке разрушено строившееся здание вокзала, городская управа, другие объекты. Гитлеровцы в конце концов на время отказались от использования этого запасного узла.

Получая донесения от советских патриотов из Жуковки, Сещи, других населенных пунктов, мы восхищались мужеством безвестных героев. Пренебрегая опасностью, порой с риском для жизни, они занимались разведывательной деятельностью и сообщали советскому командованию ценные сведения о важных целях, замаскированных объектах, ложных сооружениях. Штаб АДД периодически получал данные о результатах наших действий и направлял их командирам соединений, которые объявляли донесения партизан и подпольщиков экипажам, бомбившим упомянутые цели. Политработники, партийные и комсомольские организации авиаполков и БАО широко использовали сообщения патриотов в массовой работе, мобилизуя личный состав на успешное выполнение заданий.

Бомбардируя железнодорожные узлы на курском направлении, где уже тогда фашистское командование сосредоточивало стратегические резервы, АДД совершала вылеты и на дальние цели. В марте наши экипажи разбрасывали над городами восточной Пруссии листовки, в которых рассказывалась суровая правда о колоссальных потерях вермахта в зимней кампании 1942/43 года и неизбежности краха гитлеровского режима.

Авиация дальнего действия испытывала огромное боевое напряжение, выполняя сложные и разнообразные задания Ставки. В то время как часть соединений совершала вылеты на дальние цели, остальные наносили удары по железнодорожным узлам и аэродромам противника. Нам по-прежнему приходилось действовать в интересах фронтов на различных операционных направлениях. [264]

Дальше