Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

После Кировоградской операции

Внезапная кончина главного маршала бронетанковых войск Павла Алексеевича Ротмистрова не дала ему возможность завершить свои воспоминания. Ветераны-танкисты, кто хорошо знает биографию этого человека, огорчены тем, что не смогут из его мемуаров узнать, что было после Кировоградской операции.

Между тем командирский талант П. А. Ротмистрова, одного из видных советских танковых военачальников, ярко проявился в сражениях, которые проводились и после Кировоградской операции.

В связи с подготовкой данных воспоминаний военно-мемуарная редакция Воениздата обратилась ко мне с предложением коротко рассказать о действиях 5-й гвардейской танковой армии, которые не удалось осветить автору.

Я согласился сделать это, поскольку хорошо знаком с боевой деятельностью Павла Алексеевича Ротмистрова в годы Великой Отечественной войны, много лет знал его по работе в Военной академии бронетанковых войск.

При работе над материалом мною были использованы имеющиеся архивные документы, рассказы очевидцев событий.

* * *

Одной из славных страниц в истории 5-й гвардейской танковой армии являлось ее участие в операциях 2-го Украинского фронта на Правобережной Украине - Корсунь-Шевченковской и Уманско-Ботошанской. Уже 12 января 1944 года, то есть через два дня после завершения Кировоградской операции, Ставка Верховного Главнокомандования поставила задачу 1-му и 2-му Украинским фронтам встречными ударами под основание корсунь-шевченковского выступа окружить и уничтожить занимавшую его группировку.

По решению командующего 2-м Украинским фронтом 5-я гвардейская танковая армия использовалась как подвижная группа фронта. Объединение должно было завершить прорыв вражеской обороны и, стремительно развивая наступление, к исходу второго для операции овладеть Звенигородкой, где соединиться с подвижными войсками 1-го Украинского фронта и замкнуть кольцо окружения. [261]

В процессе подготовки к операции 5-я гвардейская танковая армия совершила перегруппировку на расстояние более 100 километров из-под Кировограда в район Красноселья, в полосу 53-й армии. Для достижения ее скрытности были проведены сложные мероприятия по оперативной маскировке и дезинформации. В районе Кировограда были созданы ложные районы сосредоточения танков и артиллерии, проложены следы танков к исходным районам, было изготовлено и установлено 126 макетов танков, по радио передавались ложные приказы, оперативные сводки, донесения.

Использование танковых армий в Корсунь-Шевченковской операции имело некоторые особенности. Так, 6-я танковая армия впервые в Великой Отечественной войне применялась в первом эшелоне оперативного построения фронта, а 5-я гвардейская танковая армия составляла подвижную группу 2-го Украинского фронта. Однако из-за того, что в общевойсковых армиях было очень мало танков непосредственной поддержки пехоты, несколько танковых соединений и частей 5-й танковой армии привлекалось для завершения прорыва обороны противника. С выходом в оперативную глубину действия обеих танковых армий направлялись на окружение корсунь-шевченковской группировки противника и создание условий для ее быстрейшего уничтожения.

Наступление войск обоих фронтов началось с прорыва обороны противника у основания корсунь-шевченковского выступа. Совместными усилиями общевойсковых и танковых армий при поддержке авиации и массированных ударах по врагу артиллерии эта задача была успешно решена к исходу 26 января. Затем танковые армии обоих фронтов начали осуществлять двусторонний охват немецкой группировки. Войска действовали в очень сложной и напряженной обстановке. Как только 20-й и 29-й танковые корпуса, наступавшие в первом эшелоне 5-й гвардейской танковой армии, вырвались в оперативную глубину, противник нанес контрудар по горловине прорыва и затянул ее. Соединения 5-й гвардейской, таким образом, оказались отрезанными от главных сил фронта и от второго эшелона своей армии.

В этой обстановке генерал П. А. Ротмистров ввел в сражение второй эшелон армии - 18-й танковый корпус - с задачей открыть горловину прорыва. Одновременно 29-му танковому корпусу было приказано занять оборону на рубеже Водяное, Липянка фронтом на юг и преградить путь вражеским резервам к Днепру. Это означало, что развивать наступление на Звенигородку мог только 20-й танковый корпус. Бои носили ожесточенный характер. Некоторые населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. В этой сложной обстановке советские танкисты показывали изумительную стойкость и самообладание, а командующий 5-й гвардейской танковой армией генерал-полковник П. А. Ротмистров, как пишет в своих [262] воспоминаниях Маршал Советского Союза И. С. Конев, «показал большую выдержку и Соевую зрелость». Особенно успешно наступала 155-я танковая бригада подполковника И. И. Прошина. Ее машины прошли по тылам противника, скрытно сосредоточились на подступах к Шполе, а затем, стремительно атакуя, ворвались в город. Противник, застигнутый врасплох, не смог оказать организованного сопротивления и в панике бежал.

Преследуя и уничтожая вражеские части, 155-я танковая бригада ворвалась в Звенигородку и завязала уличные бои. Удар этого соединения нарастили главные силы 20-го танкового корпуса. Таким образом, 28 января был охвачен правый фланг гитлеровских войск в корсунь-шевченковском выступе. За достижение этого успеха 155-я танковая позже была награждена орденом Красного Знамени.

Успешно действовали и войска 6-й танковой армии. Ее передовой отряд, в который вошли 233-я танковая бригада, 1228-й самоходно-артиллерийский полк, мотострелковый батальон и истребительно-противотанковая батарея, под командованием заместителя командира 5-го механизированного корпуса генерала М. И. Савельева прорвался через Лысянку к Звенигородке и установил связь с соединениями 20-го танкового корпуса.

Итак, на четвертый день операции танковые армии 1-го и 2-го Украинских фронта перерезали все пути, связывавшие Корсунь-шевченковскую группировку противника с его основными силами. Внутренний фронт окружения непрерывно укреплялся стрелковыми дивизиями и частями 5-го гвардейского кавалерийского корпуса.

После завершения окружения вражеской группировки обе танковые армии незамедлительно были переброшены на внешний фронт. В короткие сроки они создали на удалении 15-25 километров от внутреннего фронта достаточно прочную противотанковую оборону. Последовательное решение этими объединениями таких задач, как охват флангов противника и завершение окружения, а также перегруппировка на внешний фронт, явилось значительным достижением советского военного искусства.

В целях создания более прочной обороны на внешнем фронте 5-я гвардейская танковая армия была усилена 49-м стрелковым корпусом, 34-й истребительно-противотанковой бригадой и 5-й инженерно-саперной бригадой РГК. Такое усиление армии обеспечивало надежное прикрытие боевой техники в обороне, позволило увеличить ее глубину и создать сильные резервы для отражения ударов вражеских соединений, пытавшихся прорваться к своим окруженным войскам.

Начало ликвидации противника, зажатого в кольце, совпало по времени с первой годовщиной победоносного завершения битвы под Сталинградом, Развернулись ожесточенные бои. Вражеское командование [263] пыталось вывести из котла окруженную группировку. Основную надежду оно возлагало на войска внешнего фронта и подходившие с винницкого и кировоградского направлений восемь танковых и шесть пехотных дивизий.

Советские войска вели тяжелые бои одновременно и против окруженного противника, и против гитлеровских резервов, подошедших к внешнему фронту. Стрелковые части, уничтожая при поддержке танков, артиллерии и авиации фашистов в котле, дробили вражескую группировку и одновременно сжимали внутренний фронт окружения.

Попытка гитлеровцев прорваться к окруженным войскам оказалась сорванной и в полосе 5-й гвардейской танковой армии. Хотя враг и продвинулся на узком участке фронта до 4-5 километров, но контратаками вторых эшелонов армии и резервами, в том числе силами 11-го гвардейского танкового корпуса и 64-й гвардейской танковой бригады 1-й танковой армии, 7 февраля был полностью остановлен и на этом направлении.

Пока шли напряженные бои на внешнем фронте, территория, которую занимали окруженные войска, резко сократилась и простреливалась огнем нашей артиллерии. Дальнейшее сопротивление гитлеровцев было явно бессмысленным. 8 февраля советское командование предложило группировке капитулировать. Однако гитлеровское командование отклонило ультиматум и вновь отдало приказ о переходе в наступление.

С новой силой разгорелись ожесточенные бои на внутреннем и внешнем фронтах. Танковые соединения противника 11 февраля нанесли мощный удар на Лысянку. Предприняли попытку вырваться из котла и окруженные вражеские части. Путь фашистам на Лысянку преградили переброшенные с других участков соединения 2-й танковой армии и 20-й танковый корпус 5-й гвардейской танковой армии. На наиболее опасных направлениях саперы установили более 20 тысяч противотанковых мин. Немцы понесли большие потери.

Последняя попытка вырваться из окружения была предпринята фашистами в ночь на 17 февраля, и хота они приблизились к внешнему фронту на 2-3 километра, преодолеть 8то расстояние не смогли. К исходу 17 февраля враг вынужден был сложить оружие, потеряв в корсунь-шевченковском выступе более 73 тысяч солдат и офицеров, из них свыше 18 тысяч было взято в плен. Гитлеровским войскам под Корсунь-Шевченковским был устроен, по признанию видного гитлеровского генерала Меллентина, «новый Сталинград - правда, масштабы катастрофы на этот раз были меньше»{57}. [264]

Высокой оценкой боевых заслуг командующего 5-й гвардейской танковой армией П. А. Ротмистрова было присвоение ему 21 февраля 1944 года воинского звания маршала бронетанковых войск. Он был награжден орденом Суворова I степени.

С ликвидацией корсунь-шевченковского выступа на Правобережной Украине образовался большой плацдарм, который способствовал развертыванию стратегического наступления Советских Вооруженных Сил к юго-западной государственной границе нашей Родины. Поэтому после завершения Корсунь-Шевченковской операции Ставка ВГК считала необходимым как можно быстрее возобновить активные боевые действия, не дать врагу передышки, завершить разгром его групп армий «Юг» и «А» и выйти к государственной границе. Для достижения этой цели предусматривалось нанести войсками 1-го Украинского фронта главный удар из района западнее Шепетовки на Чертков, Черновцы и отрезать группе армий «Юг» пути отхода на запад, а ударом войск 2-го Украинского фронта из района Звенигородки на Умань, Яссы охватить правый фланг противника и завершить его окружение в междуречье Днестра и Прута.

Для участия в этих операциях привлекались все шесть танковых объединений, имевшихся в то время в составе действующей армии, 9 отдельных танковых и механизированных корпусов и более 50 отдельных бригад и полков. Наиболее мощные танковые группировки были созданы на 1-м и 2-м Украинских фронтах, которым предстояло разгромить главные силы врага на Правобережной Украине и развить наступление к государственной границе.

5-я гвардейская, 2-я и 6-я танковые армии были включены в эшелон развития успеха 2-го Украинского фронта.

Для более глубокого понимания условий, в которых проходили боевые действия танковых армий в этой операции, надо учесть, что в это время были необычайно сложные погодные условия - весенняя распутица - и что в частях имелся значительный некомплект в личном составе, вооружении и боевой технике. Так, например, 5-я гвардейская, 2-я и 6-я танковые армии все вместе имели только 415 танков и 147 самоходно-артиллерийских установок.

Наступление войск 1-го Украинского фронта на проскуровско-черновицком направлении началось 4 марта. Спустя сутки последовал мощный удар 2-го Украинского фронта на уманско-ботошанском направлении. В течение трех суток, с 5 по 7 марта, общевойсковые и танковые армии при поддержке авиации и массированных ударах артиллерии прорвали тактическую зону обороны врага и форсировали Горный Тикич. После сосредоточения на плацдарме танковые армии перешли в наступление: на правом фланге - 6-я, в центре - 2-я и на левом фланге - 5-я гвардейская танковые армии. 6-я танковая стремительным ударом с двух сторон 9 марта овладела Христиновкой, а 2-я во взаимодействии с 29-м танковым корпусом 5-й [265] гвардейской танковой армии освободила Умань, захватив свыше 500 исправных танков и более 350 орудий.

Немецко-фашистское командование начало отводить остатки разгромленных дивизий на Южный Буг в надежде закрепиться на его правом берегу и не допустить дальнейшего продвижения танковых армий. Но тщетно. Преследование продолжалось. Впереди главных сил танковых армий действовали передовые отряды - усиленные танковые или механизированные бригады. 11 марта подвижные соединения на 80-километровом фронте вышли к Южному Бугу. На лодках, плотах, а отдельные танковые подразделения вброд форсировали эту водную преграду.

Гитлеровское командование вынуждено было отводить войска к Днестру, надеясь на этой реке остановить наших танкистов. Отход оно прикрывало сильными арьергардами и массированными, ударами авиации. Но и этот план врага рухнул. Уже 17 марта войска 2-го Украинского фронта с ходу форсировали Днестр южнее Могилев-Подольского. Части 29-го танкового корпуса в этот день вышли к Днестру восточнее города Сороки, форсировали его и совместно с партизанами овладели населенным пунктом.

В конце марта часть сил фронта, в том числе и 5-я гвардейская танковая армия, были повернуты на юг с задачей во взаимодействии с 3-м Украинским фронтом разгромить противника в нижнем течении Южного Буга. 5-я гвардейская танковая всеми силами должна была перейти в энергичное наступление в общем направлении на Кодым, Тирасполь и к исходу 28 марта овладеть Бендерами и Тирасполем.

За 21 день фронтовой операции армия понесла значительные потери в материальной части, главным образом по техническим причинам, из-за бездорожья. К этому времени 29-й танковый корпус вел бои за Рыбницу, а 18-й и 20-й - за Слободзею. В начале апреля объединение было перегруппировано на правое крыло фронта, где вместе с соединениями 27-й армии вело боевые действия местного значения.

Общая глубина продвижения танковых армий в Уманско-Ботошанской операции составила 250-300 километров. Их мощный рассекающий удар привел к расчленению 8-й армии и левого фланга 6-й армии противника, способствовал войскам фронта в разгроме врага порознь и быстрейшему их выходу к предгорьям Карпат. К середине апреля 2-й Украинский фронт закрепился в северо-восточной части Румынии и приступил к подготовке новой операции.

5-я гвардейская танковая армия была выведена в резерв Ставки на доукомплектование, а в первой половине июня 1944 года скрытно перегруппирована в район Смоленска, где вошла в состав 3-го Белорусского фронта. К этому времени в состав армии входили 3-й гвардейский и 29-й танковые корпуса, 14-й тяжелый танковый, [266] 376-й танкосамоходный и 1-й мотоциклетный гвардейские попки. Всего в объединении было 579 танков и самоходно-артиллерийских установок.

В результате победоносного наступления Красной Армии зимой и весной 1944 года в центре советско-германского фронта образовался выступ, который гитлеровцы называли «белорусским балконом». Для обороны этого важного стратегического направления фашистское командование сосредоточило крупную группировку своих войск - более 60 дивизий. Удерживая «белорусский балкон», они прикрывали путь на Варшаву и имели бы возможность наносить фланговые удары по нашим соединениям, если бы те стали наступать к границам Восточной Пруссии или на юге. Именно поэтому Ставки ВГК считала главной задачей летне-осенней кампании 1944 года разгром немецко-фашистских войск в Белоруссии.

Замысел этой, одной из крупнейших, операции минувшей войны был прост и оригинален. Предполагалось одновременными мощными ударами 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов прорвать оборону противника на витебском, богушевском, оршанском, могилевском и бобруйском направлениях, раздробить стратегический фронт обороны врага, окружить и уничтожить его группировку в районах Витебска и Бобруйска, после чего стремительно развить наступление в глубину, окружить в ликвидировать войска 4-й немецкой армии восточнее Минска и тем самым создать благоприятные условия для дальнейшего наступления на запад в общих направлениях на Шяуляй, Вильнюс, Белосток, Брест.

В осуществлении этого замысла решающее значение приобретали быстрота и стремительность наступления. Поэтому Ставка усилила фронты своими резервами, в том числе танковыми соединениями и частями. К началу наступления в состав войск четырех фронтов входили 5-я гвардейская танковая армия, 1-й и 2-й гвардейские, 1-й в 9-й танковые, 1-й и 3-й гвардейские механизированные корпуса, 14 отдельных танковых и самоходно-артиллерийская бригады, 78 отдельных танковых и самоходно-артиллерийских полков, 9 самоходно-артиллерийских дивизионов и 2 танковых батальона, в которых насчитывалось 5200 танков и самоходно-артиллерийских установок.

Главная роль в этой операции отводилась 3-му и 1-му Белорусским фронтам, которые должны были вначале разгромить фланговые группировки врага, а затем развить стремительное наступление по сходящимся направлениям на Минск{58}. Поэтому именно на этих фронтах было сосредоточено 63-65 процентов личного состава и артиллерии, 73 процента авиации и 76 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок, участвовавших в этой операции. [267]

5-я гвардейская танковая армия II. А. Ротмистрова являлась эшелоном развития успеха 3-го Белорусского фронта. После прорыва 11-й гвардейской армией тактической зоны обороны противника она должна была войти в сражение и, развивая наступление вдоль Минской автомагистрали, к исходу шестого дня операции форсировать Березину в районе Борисова и захватить плацдарм на западном берегу реки. Глубина задачи армии составляла 150 километров. По второму варианту (в случае медленного наступления 11-й гвардейской армии) 5-я гвардейская танковая с той же задачей должна была вводиться в сражение в полосе 5-й армии.

Маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров решил построить армию в один эшелон, с выделением сильного резерва. Справа наступал 29-и танковый корпус генерала Е. И. Фоминых, слева - 3-й гвардейский танковый корпус генерала И. А. Вовченко. Каждое из этих соединений вводилось в прорыв по одному маршруту.

За двое суток до начала операции армия выдвинулась в выжидательный район, находившийся на удалении 10-15 километров от переднего края.

Белорусская стратегическая операция началась 23 июня. В полосе 3-го Белорусского фронта наибольший успех был достигнут на его правом крыле, особенно соединениями 5-й общевойсковой армии. В этой связи командующий фронтом генерал И. Д. Черняховский в середине дня 25 июня отдал приказ о выдвижении танковой армии в ее полосу для ввода в прорыв на богушевском направлении, то есть по второму варианту.

Выполняя поставленную задачу, 5-я гвардейская танковая армия в течение ночи на 25 июня перегруппировалась на богушевское направление и на рассвете 26 июня на глубине 40-45 километров от переднего края вошла в прорыв в полосе 5-й армии. Передовые отряды танковых корпусов, каждый в составе усиленной танковой бригады, с ходу сбили арьергарды противника и устремились в глубину его обороны. Вслед за передовыми отрядами наступали главные силы, нанося удары на Толочин и Борисов.

Не встречая в первые два дня серьезного сопротивления, танкисты стремительно продвигались на запад. Непосредственно вдоль Минской автомагистрали наступал 3-й гвардейский, а правее - 29-й танковые корпуса. 28 июня соединения армии в районе Крупок разгромили усиленную 5-ю танковую дивизию противника, переброшенную из-под Львова, и вышли к Березине севернее и южнее Борисова. Несколько мотострелковых подразделений с ходу форсировали реку и закрепились на противоположном ее берегу. Танки и самоходно-артиллерийские установки переправиться не смогли, так как глубина водной преграды превышала 1,5 метра, а переправочных средств не было. По мосту успели проскочить только два танка - лейтенантов А. Н. Мельника и П. Н. Рака из 3-й гвардейской танковой [268] бригады 3-го гвардейского танкового корпуса: гитлеровцы взорвали его.

Машина Мельника была подбита, а танк Рака ворвался в Борисов и в течение шестнадцати часов вел неравный бой. Гвардейцы разгромили комендатуру и штаб полка, оборонявшего Борисов. Против нашей тридцатьчетверки гитлеровцы бросили несколько танков. Лейтенант П. Н. Рак и его боевые друзья комсомольцы механик-водитель сержант А. А. Метряев и заряжающий сержант А. Т. Данилов пали смертью храбрых. За мужество и героизм им посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. В Борисове, у моста через Березину, на высоком постаменте сегодня стоит танк. Это памятник трем мужественным танкистам, павшим при освобождении этого города.

29-30 июня соединения армии во взаимодействии с 3-м гвардейским механизированным корпусом и подошедшими передовыми частями 11-й гвардейской армии форсировали Березину, а 1 июля овладели городом Борисов. В течение 2 июля гвардейцы-танкисты совершили бросок на 60 километров и овладели районом Белоречье, Пильница. В ночь на 3 июля армии была уточнена задача: одним корпусом обойти Минск с северо-запада, а силами другого ударить с севера и совместно со 2-м гвардейским танковым корпусом к исходу 3 июля овладеть Минском.

Таким образом, решительные и стремительные действия 5-й гвардейской танковой армии, 3-го гвардейского механизированного и 2-го гвардейского танкового корпусов способствовали срыву замысла немецко-фашистского командования закрепиться на Березине.

Выполняя новую задачу, соединения 5-й гвардейской танковой армии и 2-й гвардейский танковый корпус, сбивая на своем пути арьергарды противника, стремительно выходили к северо-восточной и северной окраинам Минска. Первыми в столицу Белоруссии на рассвете 3 июля ворвались 18-я гвардейская танковая бригада 3-го гвардейского танкового корпуса и 4-я гвардейская танковая бригада 2-го гвардейского танкового корпуса. В середине дня в Минск пробились воины 1-го гвардейского танкового корпуса 1-го Белорусского фронта. Вслед за танкистами в город вступили передовые части общевойсковых армий. К исходу 3 июля столица Белорусской ССР была освобождена.

Восточнее Минска была окружена группировка противника численностью более 100 тысяч солдат и офицеров. Столица нашей Родины - Москва салютовала частям и соединениям, освободившим столицу Белоруссии от гитлеровских захватчиков. Верховный Главнокомандующий объявил им благодарность. Было отмечено и мужество воинов 5-й гвардейской танковой армии.

В развитии успеха наступления на втором этапе Белорусской операции, как и на первом ее этапе, в действиях 3-го Белорусского [269] фронта важную роль играла 5-я гвардейская танковая армия. Совместно с другими объединениями и соединениями фронта она участвовала в овладении городом Вильнюс.

После разгрома вильнюсской группировки противника 5-я гвардейская танковая армия продолжала наступление на северо-запад и вышла к реке Вилия. 20 июля она была выведена в резерв фронта.

В ходе Белорусской операции 5-я гвардейская танковая армия маршала бронетанковых войск П. А. Ротмистрова вписала новые славные страницы в героическую историю наших бронетанковых и механизированных войск. За образцовое выполнение задания командования 29-й танковый корпус был награжден орденом Ленина, а 3-й гвардейский танковый корпус и ряд других соединений и частей были награждены орденом Красного Знамени. Многие соединения и части получили наименование Виленских. Павел Алексеевич Ротмистров был награжден вторым орденом Ленина.

С конца июля и до середины августа 1944 года армия принимала активное участие в наступательных и оборонительных операциях в районе Каунаса и Шяуляя. Однако маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров к этому времени уже был назначен заместителем командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии и убыл в Москву.

* * *

В завершающие месяцы Великой Отечественной войны 5-я гвардейская танковая армия, переданная в состав 2-го Белорусского, а затем 3-го Белорусского фронтов, принимала участие в Восточно-Прусской операции. 17 января 1945 года она была введена в прорыв в полосе 48-й армии, к вечеру того же дня вышла к Млавскому укрепленному району, в течение полутора суток разгромила его гарнизон и, продвигаясь дальше на Эльбинг, 25 января вышла к заливу Фришес-Хафф. Таким образом, гвардейцы-танкисты перерезали основные коммуникации немецко-фашистской группы армий «Центр».

После отражения контрударов противника, который стремился отбросить войска Красной Армии от побережья и восстановить свои сухопутные коммуникации, 5-я гвардейская танковая в начале апреля вместе с приданным ей 98-м стрелковым корпусом и во взаимодействии с 1-й польской танковой бригадой участвовала в боях по ликвидации остатков немецко-фашистских войск в районе, примыкающем к устью Вислы. Здесь гвардейцы-танкисты и встретили День Победы.

Больше 38 тысяч воинов армии за мужество, героизм и стойкость, проявленные в боях, были награждены орденами и медалями. Многие ее соединения и части удостоились орденов и почетных наименований. [270]

После Великой Отечественной войны маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров был командующим бронетанковыми и механизированными войсками в Группе советских войск в Германии и на Дальнем Востоке.

В 1948 году П. А. Ротмистров возвращается к научно-педагогической деятельности сначала в Военной академии Генерального штаба, а затем в Академии бронетанковых войск, начальником которой он был назначен в январе 1958 года. К этому времени П. А. Ротмистров защитил докторскую диссертацию, а в 1960 году ему было присвоено звание профессора.

В годы работы в Военной академии Генерального штаба и в Академии бронетанковых войск особенно ярко проявился талант П. А. Ротмистрова как ученого. Удачно сочетая военное дарование с незаурядными способностями ученого-исследователя, он разработал ряд капитальных трудов по боевому применению танковых войск и их дальнейшему организационному совершенствованию. Его труды отличаются остротой постановки вопросов, свежестью и оригинальностью мысли. Возглавляя Академию бронетанковых войск, П. А. Ротмистров уделял исключительное внимание выращиванию научно-педагогических кадров. И сегодня в этом учебном заведении работают многие профессора и доценты, научная биография которых формировалась под его руководством.

В апреле 1962 года П. А. Ротмистрову было присвоено звание главного маршала бронетанковых войск. В течение ряда лет П. А. Ротмистров являлся помощником Министра обороны СССР по военно-учебным заведениям. Он внес существенный вклад в дело подготовки офицерских кадров. В мае 1965 года Павел Алексеевич был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. До последних дней жизни П. А. Ротмистров, являясь генеральным инспектором Министерства обороны, вел большую и плодотворную работу по дальнейшему повышению оборонной мощи Вооруженных Сил.

П. А. Ротмистров был делегатом XXII и XXIII съездов Коммунистической партии Советского Союза, в рядах которой он состоял с 1919 года. Он награжден шестью орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Суворова I и II степени, орденом Кутузова I степени, орденами Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, многими медалями, а также орденами и медалями иностранных государств.

Генерал-майор танковых войск И.КРУПЧЕНКО,

заслуженный деятель науки РСФСР,
доктор исторических наук,
профессор

Примечания