Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Всеобщая мобилизация. Итальянский экспедиционный корпус. Комбат удивляется. Марио характеризует «земляков». Бои на Гвадалахарском направлении. Последняя встреча с Луизой

Во второй половине февраля после боевых действий на Хараме батальоны и бригады республиканцев готовились к обороне. Опоясывали колючей проволокой траншеи, саперы колдовали над противотанковыми минными полями. Боевые бригады, которые все время до этого наступали, отошли во второй эшелон, в резерв. Части получали пополнение из хорошо обученных и вооруженных солдат и унтер-офицеров. Штабы дивизий и корпусов укомплектовывались специалистами.

В напряженной обстановке, которая сложилась после Харамского сражения, при активном участии Коммунистической партии Испании правительству Ларго Кабальеро наконец-то удалось приступить к формированию новых бригад.

Первый призыв в порядке мобилизации произвели в марте 1937 года. Эти дни стали большим праздником для всего народа. В Валенсии жители города вышли на демонстрацию с лозунгами: «Настало время единого командования», «Все на борьбу с Франко», «Обязательная воинская повинность для мужчин в возрасте 40-45 лет». Значительно улучшилась к этому времени и оснащенность войск. Вместо пулеметов «гочкис», «сент-этьен», «шош», [158] «льюис» появились ручные пулеметы Дегтярева и станковые «максим».

На Центральном фронте родилась танковая бригада, имеющая на вооружении самые современные машины. Ну а там, где появлялись танки, успех, как правило, был обеспечен.

Конечно, в республиканской армии было много недостатков, но тем не менее к весне 1937 года она представляла уже грозную силу. Недостатки в организации и технической оснащенности народная армия восполняла высоким политико-моральным состоянием бойцов и командиров, готовностью идти на жертвы во имя свободы и независимости. И не случайно мятежники готовились теперь нанести удар силами вновь прибывшего сюда, испытанного, проверенного итальянского экспедиционного корпуса. На него возлагались большие надежды при разработке ответственной операции на Гвадалахарском направлении.

По данным пленных итальянских офицеров и захваченных в их штабах документов было установлено, что формирование частей экспедиционного корпуса началось еще в октябре 1936 года в Италии. В корпус входили четыре дивизии. Дивизия «Литторио» была укомплектована солдатами и офицерами кадровой итальянской армии. Она имела новейшее вооружение и была полностью моторизована. Остальные три дивизии, названные для видимости «волонтерскими», - 1-я («Божья воля»), 2-я («Черное пламя») и 3-я («Черные перья») - были менее моторизованы и имели на автотяге только артиллерию, часть пулеметов и тыловые подразделения. Кроме того, в составе корпуса находились две смешанные итало-испанские бригады, каждая из них по своему численному составу равнялась дивизии. Корпус имел также артиллерийскую группу, мотопулеметную роту и две огнеметно-химические роты, многочисленный автотранспорт - до 1300 автомашин и 150 мотоциклов. Авиация насчитывала 100-120 самолетов.

Формирование отдельных батальонов происходило в Италии, затем группы батальонов отправлялись морем в Испанию, где производилось окончательное деформирование дивизий. Бронетанковые части, артиллерия и автотранспортные части составлялись из кадровых подразделений итальянской армии и по мере готовности отправлялись в Испанию.

Из всего этого видно, какую серьезную угрозу для Мадрида [159] и всей республики представлял вооруженный до зубов итальянский корпус интервентов.

Командование противника не случайно избрало для решающего удара на Мадрид Гвадалахарское направление. Если взглянуть на подробную карту Испании, то по своему рельефу и дорожной сети этот район был исключительно удобен для наступления. Он позволял развернуть действия всех родов войск. Надо сказать, что впоследствии, после разгрома под Гвадалахарой, итальянские генералы, пытаясь оправдать свою бездарность, выдумывали самые разные причины поражения и, в частности, пытались объяснить его «неблагоприятной местностью». Однако на самом деле там проходит пять отличных шоссейных дорог, в том числе автострада Альгора - Ториха - Гвадалахара, являющаяся частью международной магистрали Мадрид-Франция, так называемого Французского шоссе. Три шоссе подходили непосредственно к Гвадалахаре. Это позволяло противнику сосредоточить в этом пункте крупные силы. А два других шоссе, выходивших на магистраль Гвадалахара - Куэнка, обеспечивали осуществление флангового маневра и окончательной изоляции Мадрида от всей территории республиканской Испании.

От линии Ториха - Бриуэга в тыл республиканцев шли только две шоссейные дороги, разъединенные между собой труднопроходимой гористой местностью.

В первых числах марта командованию стало известно, что, по данным разведки и перебежчиков, в районе Альма-сан - Сигуэнса - Альгора - Ариса сосредоточились какие-то итальянские части и в последние дни наблюдается усиленное передвижение по Сарагосской дороге в направлении Сигуэнсы.

- Не исключена возможность, - сказал мне Петрович (К. А. Мерецков), -что итальянские интервенты готовятся наступать в направлении Гвадалахара - Мадрид. Командование фронта пока еще не придает Гвадалахарскому направлению большого значения, оно предполагает очередное наступление мятежников вблизи Мадрида. Нам надо быть готовым ко всяким неожиданностям, поэтому поручаю тебе вместе с небольшой оперативной группой из штабных офицеров выехать в 12-ю пехотную дивизию и выяснить обстановку на этом участке фронта.

Дождливым утром 7 марта мы выехали из района Алькала-де-Энарес в направлении Альгоры в штаб 50-й [160] бригады 12-й дивизии. Машина ровно шуршала шинами по мокрой дороге, с фырканьем глотала километры. Ненастная погода сказывалась на настроении, и на душе было неспокойно. Мы поеживались, сидя в машине, озабоченно поглядывая по сторонам, где на серо-бурых полях смутными контурами обрисовывались какие-то предметы. Я машинально начал считать их:...пять...шесть...семь. Серия частых и сильных разрывов вернула меня к действительности. Мы попали под орудийный обстрел. Шоферы выключили моторы. Мы выскочили на обочину дороги, тщетно стараясь определить, откуда ведет огонь батарея. Обстрел производила дальнобойная артиллерия, которой до этого у мятежников не было.

Кто-то сказал, что до Альгоры осталось километров семь-восемь и штаб должен быть где-то поблизости. Оставив машины в укрытии, мы отправились его искать. Но, несмотря на все старания, обнаружить его не удалось. Не знали место его расположения и в штабе соседнего батальона, на который мы случайно наткнулись. Командир батальона, молодой, небольшого роста, с веселым лицом испанец Маноло, узнав, кто мы такие и зачем прибыли, с большой охотой принялся рассказывать о своих подразделениях и о том, как его бойцы мужественно дерутся против мятежников. Из его слов выяснилось, что в батальоне двести пятьдесят человек, двенадцать из них больны.

- Фронт обороны пять километров, а оружия и боеприпасов у меня в обрез. Основные усилия сосредоточиваем на Французском шоссе, - закончил свой рассказ комбат.

Мы заинтересовались, какие силы привлечены для обороны главного направления, и захотели посмотреть передовую линию. Маноло пожал плечами и выразил явное неудовольствие:

- Зачем смотреть, где и кто обороняется? И так все ясно.

Потом с неохотой решил показать нам свои позиции. До окопов было около трех километров. Я был молод, и расстояния меня не пугали. Дождь уже давно кончился, и сквозь лохматые тучи, клочьями висевшие над нами, проглядывали бирюзовые оконца неба. Я бодро шел, мурлыкая марш Буденного, футболя палки и камни, которые вместе с комьями налипшей грязи далеко летели вперед. Маноло без умолку тараторил, показывая кулаком то в сторону противника, то поднимая этот кулак вверх. [161]

Марио перевел несколько его фраз: «Мы знаем, что идут наши танки, дивизия Листера, интернационалисты 12-й бригады генерала Лукача, 11-я интернациональная бригада коммуниста-немца Ганса Кале. Вот они-то крепко дадут по зубам макаронникам».

Когда он перевел последнее слово, я полушутя заметил:

- Как, Марио, реагируешь на то, что пророчит твоим землякам комбат Маноло?

Он совсем серьезно ответил:

- Что за вопрос? Очень буду рад, хотя, к сожалению, это и касается моих земляков. «Гусь свинье не товарищ», как говорят у вас, - закончил Марио.

Вдали виднелись какие-то канавы, и мы гуськом, пристроившись за комбатом, побежали туда. Это и была, как пояснил Маноло, передовая. В траншее сидели человек двадцать солдат и унтер-офицер. Выяснилось, что оборона состояла из трех необорудованных окопов, каждый из которых был рассчитан на четыре-пять солдат. О какой-либо маскировке говорить не приходилось: возле окопов большими грудами была навалена рыжая, раскисшая от непогоды земля. На дне окопов стояла вода. Создавалось впечатление, что солдаты влезли в эти ямы с водой только перед нашим приездом. Кроме командира роты и старшего офицера штаба батальона, сюда никто никогда не приходил.

Я спросил унтер-офицера:

- Как вы предполагаете держать оборону, если противник начнет наступление?

- Пока итальянцы будут далеко от наших окопов, мы откроем огонь, а приблизятся - сменим огневые позиции и отойдем в тыл. Другого выхода нет.

- Здесь двадцать человек, пулеметы, орудие... Если их замаскировать и правильно приспособить к стрельбе, смело можно задержать противника, наступающего вдоль дороги. Вправо же и влево от дороги итальянцы вряд ли пойдут, там они увязнут в грязи и не смогут наступать.

- Так-то оно так, - ответил унтер, - но солдаты не хотят зарываться в землю. Они говорят, что мы не кроты и что только трусы прячутся в землю. Но мы еще посмотрим, кто из нас трусы, - закипятился он. - Пусть только сунутся итальянцы.

- А почему вы так уверены, что будут наступать именно итальянцы? [162]

- Вот тебе номер?! - на его лице отразились одновременно снисходительность и удивление. - Они уже третьи сутки как сосредоточиваются, - показал он рукой в направлении противника. - Вечерами слышны их разговоры, они поют итальянские песни...

Мы обратились к Маноло:

- А вы что-либо знаете о сосредоточении итальянцев?

- А как же! Нам хорошо известно, что вчера вечером они сменили мятежников, которые ушли в тыл.

- А командир бригады знает что-либо об этом?

- Вряд ли. Штаб бригады находится в пятидесяти километрах отсюда, в Торихе, и им не до нас.

Было ясно, что оборона построена примитивно, тактически безграмотно и в лучшем случае походила на линию боевого охранения, сделанную наспех. Перед взводом имелось проволочное заграждение в один или два кола, его можно было свободно, не зацепив проволоки, перешагнуть.

Такая же картина наблюдалась и на участке других двух батальонов. Все они были вытянуты в один эшелон, без резервов. Четвертый батальон, состоящий из новобранцев, не имел оружия и находился в Торихе при штабе 50-й бригады. Кроме того, бригаде были приданы три батареи трехорудийного состава.

После ознакомления с оборонительным рубежом 50-й бригады нам стало ясно, что в случае вражеского наступления фронт бригады будет моментально прорван и противник без особого труда достигнет своей цели.

Из 50-й бригады мы направились в следующую бригаду 12-й дивизии. Приехали туда уже затемно. Из разговора с офицерами выяснилось, что в бригаде только два батальона и нет ни одного пулемета, бойцы вооружены лишь винтовками. Оба батальона также вытянуты в ленточку в первом эшелоне. Штаб размещался в деревне Хадраке, о противнике в штабе имели смутное представление. Бригаду поддерживала одна батарея четырехорудийного состава.

Поскольку командир и комиссар были в это время в Мадриде, мы не стали терять зря времени и поехали в штаб дивизии.

И вот на рассвете 8 марта добрались до Бриуэги, где находился в то время штаб 12-й пехотной дивизии. Из руководящего состава штаба удалось найти только одного офицера, представившегося ответственным оперативным дежурным, в обязанность которого входило, как мы потом [163] поняли, держать связь со штабами бригад и в случав наступления противника немедленно поставить в известность командира и комиссара дивизии.

- А вы думаете, что итальянцы на самом деле на вашем фронте будут скоро наступать?

- Да, по всем данным, которые мы имеем, они должны наступать, - последовал ответ.

- Ну, а почему же командиры и штаб 50-й бригады так далеко стоят от войск?

- Это в мои обязанности не входит. Командуют дивизией командир и комиссар, и только они могут дать приказ о перемещении штаба бригады вперед, к линии фронта.

Из его ответов было видно, что он грамотный и толковый офицер, но делает и выполняет только то, что ему скажут. Мы узнали, что на фронте протяженностью в 75 километров вытянуты в ниточку девять батальонов, малочисленных, плохо вооруженных и слабо обученных. Четыре из них состоят из новобранцев, не имеют оружия и находятся в тылу, далеко от линии фронта.

В 9 часов утра в штабе дивизии стало известно, что после 30-минутной мощной артиллерийской подготовки и налета авиации итальянская пехота, поддерживаемая танками, перешла в наступление на боевые порядки 50-й бригады вдоль Французского шоссе. После небольшой перестрелки и незначительного сопротивления батальон, в котором мы были накануне, покинул местечко Мирабуэно и отошел небольшими группами в Альмадронес. Надо сказать, что командование итальянского корпуса, разрабатывая план наступления на участке 12-й дивизии, знало слабые места обороны дивизии, состояние и расположение обороны до мельчайших подробностей, вплоть до отдельных пулеметных точек.

Вот почему в первые минуты артиллерия открыла почти прицельный огонь, а авиация нанесла удар по населенным пунктам, где располагались штабы батальонов.

Не ожидая, как будут развиваться дальнейшие события, мы решили возвратиться в штаб фронта. О том, что мы видели в частях 12-й дивизии, я до мельчайших деталей проинформировал советника фронта.

Выяснилось, что в штабе Мадридского фронта не было определенных данных о том, какие силы противника ведут наступление. Командование фронта все еще не верило, что мятежники готовят удар на Гвадалахарском направлении. [164]

Между тем от передовых частей 12-й дивизии все чаще и чаще стали поступать сведения о том, что итальянский корпус действительно перешел в решающее наступление. Только после этого в направлении Альгора - Сигуэнса была выслана авиаразведка, которая к 13 часам 8 марта донесла, что на Французском шоссе обнаружены автоколонны и большое скопление пехоты и танков.

В поддержку отступающей с боем 50-й бригады были переброшены танковая рота и батальон имени Димитрова из дивизионного резерва. Пехота вместе с танками сумела во второй половине дня приостановить наступление 2-й дивизии итальянцев у Альмадронеса, на 102-м километре шоссе. День 9 марта начался новой атакой многократно превосходивших сил интервентов. Республиканцы отошли на 15-18 километров вдоль Французского шоссе. Вся тяжесть дневного боя легла на республиканские танки и батальон имени Димитрова. Лишь к вечеру продвижение итальянцев на этом направлении удалось остановить с помощью частей 11-й интернациональной бригады, прибывших к исходу дня на автомашинах и немедленно занявших позиции для обороны.

По дороге с передовой в штаб фронта мы заглянули в полевой лазарет. В наспех сколоченном сарае примостился десяток коек, в дальнем углу на ворохах травы стояло несколько носилок. Я подошел к ближней койке. Она стояла у выхода и была отгорожена от остальных самодельной ширмой. На ней лежала женщина. Голова раненой была туго забинтована, тонкие пальцы маленьких рук стиснули темно-синее одеяло. А сквозь небольшие щелочки из-под бинтов страдальчески глядели мягкие голубые глаза. Раненая внимательно, в упор смотрела на меня. И мне вдруг показалось, что где-то я видел эти глаза.

- Луиза, - неуверенным шепотом окликнул я ее.

Пальцы слабо пошевельнулись на одеяле и как бы поманили меня. Я нагнулся. Тихо, едва слышно Луиза с трудом проговорила: «Видно, вы правы были тогда. Отвоевалась я быстро». Она закрыла глаза. Перевела дыхание: «Но я знаю, что умираю не напрасно».

Подошедший врач вежливо подтолкнул меня к двери.

- Я был неправ, Луиза. Извини меня, - громко крикнул я.

Но Луиза уже не слышала меня. Врач накрыл ее тело одеялом. [165]

Маноло взял меня под руку: «Смелая была. Окружили ее фалангисты, а она не сдалась. Гранату бросила им под ноги. Всех уничтожила. Ее тяжело ранило. Два дня жила».

Грустно было уезжать из этого батальона. Я ругал себя за то, что так незаслуженно обидел девушку. Обидел и опоздал извиниться.

Дальше