Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Глава 12.
Белые волки

Небольшое лирическое отступление после занудных цифр предыдущей главы. Порой встречаешь утверждения, что каждый народ (или племя) раньше имел свой тотем, которому и старался подражать в своих действиях. Так, сейчас можно сказать, что современный "тотем" англичанина - это бульдог ("... морей владычица - бульдожья Британия..."), француза - лисица, немца - волк. Немецкие партизаны - оборотни, вервольфы - имели своим прообразом воинов, отбивавших набеги венгров в Х веке и бесследно исчезавших в лесах, когда те пытались нанести им в свою очередь ответный удар. Образ русских - это медведь. Недаром он носит у нас некий псевдоним - "Медоед", "хозяин", его имя было запретным. Можно гадать каким было настоящее название этого зверя у праславян - восходит ли к нему "рос" или оно было аналогичным германскому "бер", сохранившись в слове "БЕРЛОГА" (логово медведя). Если все написанное мною здесь и имеет некий смысл, то "рос" - это скорее озвучка слова "медведь" на романских и\или иранских языках. Чеченский тотем - волк, и метод действия, характер этих людей понятен. Дохристианский Рим также имел волчицу своим символом - и римляне, потомки вскормленных ею близнецов, с молоком приемной матери всосавших ярость и жестокость (потомки братоубийцы-Ромула), показали миру зубы, завоевав множество стран и племен. Свой род от волка вел и Чингиз-хан. Вообще, волк и родственная ему собака очень близки людям по стайному характеру охоты, по одному и тому же рациону. Потому и легко находить с собаками общий (в том числе невербальный) язык общения. Волк обычно видит только то, что находится впереди и шарахается от красных флажков - ему свойственна мнительность. Если заводится волк, который имеет угол обзора чуть ли не 360 градусов, игнорирующий флажки, режущий скота больше, чем может съесть - то его считают оборотнем. Народы прошли как периоды сакрализации волка, так и его демонизации. "Волк" вошел в наши поговорки. Человек человеку - волк, товарищ и брат... С волками жить... Видимо, с какими-то оговорками, волк (вук) является и сербским (югославским) символом. Поэтому неоднократно встречаются названия сербских отрядов со словом "волк" - "Серебряные волки", "Дринские волки", "Белые волки".. - "Царские волки" же тут не при чем, это русский отряд. Летом 1995 журнал "Огонек", передирая - без ссылок - данные и даже цитаты из одного моего материала, тем не менее не смог понять разницу между "Белыми" и "Царскими волками" - и отождествил их. Позор джунглям!... точнее - аналитикам журнала "Огонек", чьи ляпы скоро станут притчей во языцех. Среди славян в Поморье была группа племен, носивших имя "лютичи" и "вильцы"(волки), так что это не единичный случай.

У сербов есть также отряды, носящее название других хищников -Тигры, Пантеры... У мусульман же большей популярностью пользуются названия птиц. Их подразделения спецназа носили имена "Черных лебедей", "Черных ласточек"...

Во время войны происходит массовая миграция диких животных из районов боевых действий. На войну же едут не звери, а люди. ЛЮДИ. Даже если они берут себе название "волки". Вряд ли все они читали Ницше и знали сформулированный им волчий принцип: "Живи в опасности и умри со славой."

* * *

Осенью 1994 года значительная часть русских добровольцев перешла из Сараево в Яхорину. С сентября 1994 года - до января 1996 под Сараево базировалось и действовало подразделение, имевшее в то время значительное количество русских добровольцев. Это - ударный отряд "Белые волки", входивший в состав романийской бригады сараевско-романийского корпуса. (РДО-3 входил в состав сараевской бригады.) Командовал "Белыми волками" сербский офицер Сержан Княжевич. Отряд по спискам достигал 70-80 человек, реально в нем их было около полусотни. Собственно "интервентная группа" - десятка три, в том числе от восьми до пятнадцати русских бойцов{69}.

Отряд базировался на Яхорине и располагался в гостиницах и дачах, носивших название "шумская куча" (лесной дом), "уикендица" (в переводе не нуждается). Благодаря хорошему спонсору отряд не имел больших проблем с экипировкой и питанием, чем я не в последнюю очередь и объясняю его устойчивость.

Осенью 1994 года отряд участвовал в боевых действиях под Олово, недалеко от той Мошевачко-Брдо, где был убит Александр Шкрабов.

...Яркая вспышка... подобно гранате, которая в мае 1992 года разметала костер, где сидели "быки" - румынские полицейские... Группа приднестровских добровольцев тогда "взяла их в ножи". Не стреляли - чтобы не попасть в своих. Яркая вспышка - это, наверное, то последнее, что увидел боец... Из многочисленных ран его вместе с кровью вытекала душа, а палец продолжал давить на спусковой крючок направленного на врага автомата - пока не вылетел последний патрон из рожка...

Так 3 октября 1994 года во встречном бою под Мошевичко-Брдо (эта высота была и в дальнейшем обильна полита кровью) погиб Петр Малышев. Он и еще двое сербов были изрешечены в упор во время схватки за мусульманские окопы. Мусульмане нанесли удар в правый фланг отряду "Белые волки", который выбил "турок" с позиций у подножия высоты. Здесь сошлись в схватке солдаты и сербских, и мусульманских ударных подразделений - и никто не хотел уступать. В том же бою было ранено еще двое русских, Игорю пуля пробила горло. В этот же день, 3-го октября, группа бойцов кассиндольского батальона (около сорока человек, почти все сербы - и несколько русских), штурмом взяла находившееся недалеко от этой высоты село.

Малышев приехал во второй раз в Боснию, сопровождая делегацию матерей погибших там добровольцев, но война загипнотизировала его. Он остался. Его пытались отговорить от участия в том бою, но... "В меня вселился дух Михаила Трофимова." - был убежден Петр. Что ж, этот дух еще долго бродил по Боснии, до того он, видимо, был в Шкрабове.

Так люди проходят как по коридору нашей жизни и уходят в землю, закрывая за собой дверь - крышку гроба. Кто-то заколачивает ее, забивая туда гвозди - выпуская пули из автомата. И с каждым из них уходит частичка нашей жизни...

Осенью 1994 года произошел грустный курьез. Тела троих "белых волков" оказались захвачены мусульманами. По каким-то причинам у них оказались документы других трех действующих русских бойцов. (Существует традиция документы с собой в бой не брать, чтобы в случае гибели противник не мог опознать твое тело как труп русского добровольца. Так вот, судьба пошутила - погибли сербы, которые взяли документы на хранение). Радиостанция "Свобода" с подачи правительства Боснии и Герцеговины назвала совершенно фантастическую цифру воюющих в Боснии русских волонтеров - 5.000 (пять тысяч!) и привела фамилии троих якобы тогда погибших (реально в тот момент - живых) добровольцев. Эффект многочисленности русских заключается в том, что они действовали в ударных подразделениях, активно действовавших на различных участках фронта. Расплату за их удары принимали зачастую сербы. На это накладываются законы военной мифологии, слухов, лжи официальных бюллетеней и журналистских репортажей.

15 октября при очередном штурме (и взятии) Мошевичко-Брдо погиб однофамилец Петра - Роман Малышев, доброволец приехал в Сараево в конце июля 1994-го. Родом из Вятки, работал в Москве в каком-то церковном издательстве; мне он запомнился таким, как я его впервые увидел - бородатый парень, светло-русые длинные волосы ниспадают на плечи. Типично русское лицо... Отряд "Белые волки" в составе восьми русских и шести сербов взял эту высоту, но не смог развить успех. Мусульмане, пораженные стремительной атакой "камикадзе", дрогнули и оставили позиции. Сербское командование не дало согласия на совместные действия кассиндольского батальона, имевшего в качестве прикрытия даже два танка, и сербским бойцам-кассиндольцам пришлось ограничиться огневой поддержкой "волков". Свежие силы "турок" попытались окружить высоту вместе с находившимися там бойцами, но те вырвались из клещей, потеряв убитыми Романа Малышева и еще одного серба и несколько человек ранеными. В героях у "Волков" кроме Романа ходили тогда Денис и Барон. Тогда же мусульмане атаковали кассиндольцев, правый фланг которых оголился, так как соседи стали отступать и в панике наскочили на свое минное поле. Двое русских, Денис и Леша, прошли минное поле успешно. Отошли также и минометные батареи (60 и 82-мм) и танки, но кассиндольцы вместе с "Белыми волками" успешно отразили наступление спецподразделений противника. В ходе боя кассиндольский отряд потерял нескольких бойцов ранеными.

В те же дни французами были пропущены мусульмане на Игман, убившие в зоне безопасности шестнадцать сербских солдат и четыре медсестры. Все тела были изувечены.

Я не смог поверить в смерть Петра Малышева и долгое время еще ждал, не окликнет ли он меня с эскалатора метро или в городской толпе. Что-то долго он молчит и не появляется... Мы живем лишь дважды - второй раз до тех пор, пока о нас помнят. Так вот он живет сейчас своей второй жизнью.

Осенью 1994 прошло очередное заседание суда по иску Ярослава Ястребова к газете. Суд обязал газету написать опровержение (по вопросу об идейном аферизме) и выплатить компенсацию - правда, совсем незначительную по сравнению с запрошенными ста миллионами рублей. Ястребов мне запомнился как самоуверенный человек, утверждавший ни много ни мало, что он создал добровольческое движение. В детстве у него была кличка "Немчура" - его считали излишне умным и не слишком общительным.

* * *

Зимой (94/95) на какое-то время русские, поссорившись с сербским руководством, уходили из "Белых Волков", сочтя октябрьско-декабрьские операции бессмысленными и лишь приведшим к серьезным потерям.

В апреле 1995 года в Сараево погиб Крендель, он же - Валерий Гаврилин. В Боснии он был с ноября 1992 года. Его путь был долгим и страшным. Воевал в "Царских волках", потом в сербской артиллерии. В апреле 1993 стоял насмерть на Заглавке. Потом был в Сараево, в июле участвовал в штурме Игмана. А в следующем апреле, в 1994 году он дрался под Горажде, брал фабрику "Победа"... Вот только очередного апреля он не пережил...

С весны 1995 года в бывшей Югославии начался новый этап войны. По всем правилам воинского и политического искусств - накопив сил за два года, проведя военную реформу, обучив и перевооружив свои части, зажав сербов в кольцо блокады и политической изоляции, коалиция мусульман и хорватов при поддержке НАТО предприняла ряд попыток разгромить сербов, застывших уже два года перед победным финишем. Признаки этого стали проявляться еще зимой 1994/1995 гг. - шла вербовка наемников в хорватские части. Так, один известный мне человек как вонспец получил приглашение от своего литовского командира, с которым он ранее служил в SKAT. Литовец той зимой находился в Сплите и командовал ротой в составе 45 человек (все - из Восточной Европы, в том числе бывшего СССР), обещал значительные деньги как военспецу и "дело" летом 1995.

МИРОТВОРЦЫ.

Первые попытки синхронного наступления мусульман и хорватов были сделаны в мае 1995 года. Напомню, что территория сербского пригорода Грбавица (где находится и Еврейское Кладбище) была зажата в клещи двумя высотами - Моймило и Дебелло-Брдо. Первая контролируется мусульманами, вторая - разделена между противоборствующими сторонами. Мусульманское наступление, фактически поддержанное авиацией НАТО и действиями французского контингента ООН, ставили собой задачу перерезать дорогу, соединяющую пригороды города и Пале. В ходе наступления мусульмане, взяв в заложники российский "ооновский" блок-пост на Моймило, окружили Грбавицу. При этом был уничтожен российский БТР, было ранено несколько военнослужащих. Протест российских военных командование НАТО проигнорировало. Прошел ожесточенный 10-часовой бой за полный контроль над высотой Дебелло-Брдо, в результате которого силы сторон вернулись к положению статус-кво. "Белые Волки", поддержанные сербской артиллерией, выбили мусульман с занятых теми позиций. На Еврейском кладбище произошли столкновения французов и сербов, повлекшие потери с обеих сторон.

В казарме Лукавица французам предложено было сдать оружие и технику, те ответили отказом. Тогда сербы уничтожили из гранатомета французский БТР, после чего доблестные солдаты Франции выбросили белый флаг, предварительно уничтожив всю аппаратуру. Временный успех мусульман в майских боях стал возможен не в последнюю очередь благодаря действиям французского контингента ООН, очень специфически понимавших нейтралитет.

Во время боя на Дебелло-Брдо русский доброволец по кличке Барон потерял ногу, наступив на "паштет". Парень приехал в Боснию летом 1994, тогда мы и познакомились. В России он поссорился с чеченами ("есть такие хищные зверьки"), спрятал жену и ребенка, а сам уехал в Югославию, где воевал в составе РДО-3, а с осени того же года - в "Белых волках".

Прорвавшись в той схватке по окопам вплотную к мусульманам, русские расстреляли в упор трех вражеских бойцов. Прочие подняли руки.. Сергей Сухумский выглянул из окопа - и тут рядом раздался взрыв (то ли ручной гранаты, то ли результат выстрела из гранатомета). Сергея спас бронежилет и "лифчик" с магазинами - этот панцирь принял на себя массу осколков, но правая рука была оторвана по локоть, лицо также было посечено осколками. Сергей обернулся и протянул левой рукой автомат сербу: "Застрели!" Тот увидев этот кадр из фильма ужасов, побледнел и согнулся, его вырвало. Сергей был отправлен в тыл, в дальнейшем он воевал, управляясь с пулеметом левой рукой. Он был здоровым, крепким парнем, ранее воевал в Осетии и Абхазии на стороне грузин.

Воздушное наступление НАТО было тогда остановлено сербами путем взятия в заложники военнослужащих сил ООН.

Вскоре над Бихачем сербами был сбит "правительственный" вертолет, перевозивший членов правительства БиГ. Вертолет пилотировали... три российских (sic!) летчика - хотя и с украинскими фамилиями. Экипаж и пассажиры погибли. Пресса у нас на это отреагировала с сожалением, что, мол, страна теряет летчиков экстра-класса, обучение которых обошлось в какие-то бешеные суммы. А мне так вспомнилось, что в Боснии в июне 1994 года уже произошел какой-то инцидент с вертолетчиками, который западные и наши СМИ трактовали по-разному. По-моему, "Свобода" заявила о перелете сербского вертолета с русским экипажем на сторону мусульман, наше какое-то информационное агентство озвучило это как перелет российского ООНовского вертолета на сторону тех же мусульман. Версия ? 2 - это нонсенс, в таком случае не обошлось бы без большого скандала. Короче, вертолет перелетел - и получил новые опозновательные знаки. Если под Бихачем погибли те летчики-перебежчики, то их настигла заслуженная кара за предательство. Если нет - это все равно были профессионалы-наемники, продававшие свое умение тому, кто заплатит больше.

В июне под Баня-Лукой был сбит американский самолет, что на какое-то время обезопасило сербов от давления с неба. Американский летчик дней шесть пролежал в кустах - до тех пор пока США не провели средних размеров операцию по его вызволению. В группе прикрытия при этом было задействовано до сорока самолетов ВВС США.

Лето в кассиндольском батальоне встретили только двое русских бойцов - Сергей Мирончук и Борис. Затем приехал Горыныч, а в дальнейшем - до конца первого летнего месяца туда прибыло еще семь русских бойцов.

Боец кассиндольского батальона Сергей Мирончук, одессит, отвоевав свое, уже собирался домой, но серб попросил его заменить в акции на Трескавице. Заплатил какие-то деньги, и они поменялись судьбами.

Мусульмане провели удачную атаку и прорвали линию обороны в горах Трескавицы. Сербы потеряли Куковы высоты. Более того, "турки" зашли в тыл двум сербским ротам и при поддержке танка начали обстрел позиций. В панике сербы бежали.

19 июня во время нападения мусульман сербы отступили, а раненый Сергей, заваленный рухнувшим блиндажем, попал в плен. Мусульмане впоследствии запросили за его тело три своих живых пленных, но договорились на три тела. Сергей был обезображен, были вырваны ногти и содрана кожа со спины. Первоначально предполагалось, что мусульмане захватили лишь его тело, но в дальнейшем серб Зоран, попавший в плен в том же бою, показал, что Сергей был замучен одним из высокопоставленных мусульманских контрразведчиков Хинзо Поповичем.

24 июня диверсионная группа мусульманского спецназа "Црны ласты" перешла под Сараево линию фронта и уничтожила джип с тремя сербами. Машину оттащили к обочине и замаскировали ветками.

Вскоре там проезжала машина с группой "Белых волков". Кто-то из русских обратил внимание, что раньше куста на этот месте не было. Был открыт огонь. Мусульмане бежали, оставив три тела погибших. Два бойца были очень здоровыми, третий - поменьше, но жилистый, с накачанными от бега по горам ногами. Одеты были в черную форму с темной же нашивкой "Армия БиХ". Головные уборы напоминали небольшую чалму. Никаких документов и татуировок не было, определить национальную принадлежность по лицу оказалось невозможным, тем более что у одного из них лицо было снесено пулей. Двое были вооружены российскими "Калашниками", третий имел аналогичный автомат болгарской сборки. На коробках с патронами стояла маркировка: "Сделано в России.1993." На их тела и было разменяно тело Сергея Мирончука.

В двадцатых числах июня мусульмане огнем прощупывали сербские позиции по всей разделительной линии Сараева. 27 июня они перешли в наступление на Илидже, захватили несколько домов в этом районе, но были выбиты сербами - и отошли на исходные позиции.

ЛЕГЕНДА О СНАЙПЕРАХ.

Один западный журналист написал в статье, мол, босняки-мусульмане рассказывают о том, что среди сербских снайперов есть русские, американцы и даже один японец. Если мы будем исходить из того понятия, что снайпер - это не просто человек, вооруженный снайперской винтовкой, а специалист, мастер своего дела, то никто из русских - за редкими исключениями (Дед, Малыш) - не мог претендовать на столь гордое звание. Американские снайпера на сербской стороне - это вообще какой-то нонсенс. Какие-то американцы, сербы по происхождению, действительно иногда встречались на этой войне, но снайпера?! История с японцем же такова. Боец по кличке "Джапан", на самом деле - южнокорейского происхождения, какое-то время работавший в Японии инженером в фирме "Сони", по-моему случайно застрявший в Боснии потеряв там свой паспорт, был в составе сараевской бригады - но не воевал, а обитал и работал при кухне армейской столовой. По крайней мере нам участие Йонга в боевых действиях неизвестно. Один раз он чуть сильно не пострадал - русский доброволец принял его за мусульманского разведчика (диверсанта) и захватил в плен, не очень церемонясь при этом. В дальнейшем южнокорейское посольство вытащило его из этого конфликта.

Весной 1994 в составе РДО-3 была русская женщина не очень строгих правил, которая там спряталась от депортации из Белграда в Россию. Она была сфотографирована шутки ради с СВД, которую эта дива, наверное, не знала даже как держать. С легкой руки фотокорреспондента "КП" Владимира Веленгурина фото девушки с СВД обошло многие газеты, в летнем номере (1995) журнала "Огонек" ее фотография была опубликована в статье о "Белых колготках" - женщинах-снайперах на чеченской войне. Древние греки верили в амазонок, наш обыватель также верит в женщин-снайперов, не знающих жалости и бьющих без промаха. Хотя вообще нет дыма без огня, и случаи уничтожения снайперов женского пола в конфликтах 90-х мне известны. Вообще надо отметить, что в Югославии не было снайперской традиции, и не было высококлассных специалистов. Настоящие снайперы, воевавшие на стороне хорватов и мусульман, были заезжими специалистами с Востока и Восточной Европы.

Французы (в составе контингента ООН) в Сараево использовали специальные РЛС, позволявшие точно определять - по звуку выстрела - место, откуда был произведен выстрел. В июне 1995 года офицер французской антиснайперской команды подал руководству рапорт, в котором заявлял, что якобы сербские снайперы, расстреливающие мирных мусульманских жителей Сараева, на самом деле - мусульмане. Правительству и военному командованию БиГ было предложено прекратить обстрелы. После первоначально последовавшего протеста предложение было сделано повторно и принято во внимание. Имя французского офицера в целях его безопасности не объявлялось. На счет мусульман относят и французского военнослужащего, убитого в апреле 1995 года в районе Добрыни.

Мусульманскими снайперами использовались в Сараево также методы стрельбы со станка и "ловли на живца". В первом случае винтовка или пулемет ставятся на станок и пристреливаются, например, к какому-то оживленному перекрестку. Надо лишь время от времени, уже и не целясь, нажимать на курок. Во втором случае снайпер сначала стреляет (ранит) женщину или ребенка, а потом уже бьет по бойцу, который лезет вытаскивать жертву. Именно так был убит Виктор Десятов.

МЕТАНИЕ БИСЕРА.

Сейчас я говорю - я больше в соревнованиях России по метанию бисера не участвую, уже не пытаюсь донести до россиянина то, что происходило на самом деле. Устал? Бесполезно? Я опубликовал несколько статей и выступил в передачах "Момент истины" и "Совершенно Секретно" по данной теме.

Летом 1995 появились публикации в "Огоньке" и "Спид-Инфо" о русских наемниках, воевавших в Югославии. По нашему мнению, действующие герои были выдуманы. В первом случае бывшего офицера, Сергея Баранова характеризовала жуткая крутизна. Мол, только в Абхазии он убил, по-моему, около восьмидесяти (80) человек. А в одной бандитской разборке положил шестерых братков-конкурентов. В "Спид-Инфо" представлен был какой-то сексуальный гигант-амбал, который успел все - и в тюрьме посидеть (за избиение милиционеров), и в СНГ, и в Югославии повоевать, а сейчас какой-то процветающий не ПРОСТО рэкетир. Такой герой чисто мифологический, их не было. Но характерно - тема стала популярной.

Однажды в Будапештском кафе сидел Крученый с другом, и тут появился еще один русский, "пальцы веером", который рассказывал о том, какой он "крутой", как воевал, и участвовал в (парашютном!) десанте на Сараево. "Все рассказал?" - "Все." Тогда добровольцы показали герою свои "войны книжицы". - "Ребята, ну мне, пора, я тороплюсь." - новоявленный Рэмбо быстро исчез в дверях.

Другой русский как-то поведал, как в Вишеграде они были заградотрядом за казаками. Но так и не удалось выяснить, где же они стояли - не иначе, как в Ужицах.(Там был только госпиталь.)

ЖАРКИЕ ЛЕТО И ОСЕНЬ 1995.

Несколько месяцев назад в Московском Метрополитене я наблюдал странную картину. На бегущем вверх эскалаторе стояла пожилая женщина. Сельский житель. В руках у нее была коса. И люди на эскалаторах с тревогой смотрели на эту старушку с косой...

В начале июня из Пале вернулся Ас, туда ненадолго съездивший. Приехав, он рассказал, что сербы готовы отдать всю Восточную Боснию, включая Баня-Луку, все вплоть до Посавинского коридора, кроме разве что Добоя... Я прокрутил ему у виска.

- Ты чего, рехнулся? Или сказываются твои контузии? Баня-Луку, свой единственный крупный город? Сербскую Краину?

- Да нет, отдадут. А Дрину - ни за что.

Я не поверил, но вскоре, через месяц весь мир узнал о так называемой "Линии Туджмана", проведенной смоченным в вине пальцем. Ну так я услышал о ней намного раньше - видимо, она являлась предметом переговоров между хорватами и сербами, но дальнейшие события внесли свои коррективы{70}.

В ходе июльских боев сербами были захвачены мусульманские анклавы Жепа и Сребреница, использовавшиеся мусульманами как базы для диверсантов, наводнивших и парализовавших сербские тылы в мае. Эти две операции были удачно подготовлены - все знали, что грядет серьезное наступление, это скрыть было невозможно, но полагали, что штурмовать брать Игман. Во взятии Жепы принимала участие группа добровольцев, костяк которой составили ребята из Измаила. При этом погиб Олег Славен, уже заживо похороненный "Свободой" в октябре 1994 года. В Жепе мусульмане использовали голландских военнослужащих контингента ООН в качестве живого щита, поэтому бои за населенный пункт, а скорее, укрепрайон, затянулись. Русские добровольцы в это время были также в составе отряда "Дринские волки" Фочинской бригады.

Почти все русские отмечают, что за два-три года сербы заметно увеличили свое военное мастерство. Но техника в массе своей вышла из строя. Запчастей не хватало. Танки стояли мертвыми ржавеющими коробками, но учитывались в западных сводках, наводивших ужас на обывателя. Хотя новые образцы техники и появлялись, их было крайне мало.

После падения Жепы на очереди были анклавы Горажде и Бихач. Чтобы не допустить повторения майской ситуации с заложниками, ООН начало выводить контингенты (британский и украинский) из Горажде. Об украинском контингенте, побившем все рекорды коррупции, еще раньше говорили, что трезубец украинской эмблемы - это начальная "Ш" в слове "шверц" (по-сербски - торговец). Перед выходом из Горажде на всю украинскую роту осталось лишь... два карабина СКС (из них один - исправный). Все остальное оружие, в том числе БТРы, было отдано (продано) сербам и мусульманам.

Хорватская армия повела наступление и заняла Сербскую Краину. Для поддержки совместного наступления был совершен очередной взрыв на рынке в Сараево, повлекший значительные жертвы среди населения (это место следовало бы переименовать в жертвенник для заклания агнцев во имя торжества Аллаха). Использовав это как повод, НАТО провело массированные бомбардировки гражданских и военных объектов сербов. Так была уничтожена больница в Лукавице (пригород Сараева). Наиболее защищенные ПВО районы были атакованы крылатыми ракетами. Под Пале был сбит французский "Мираж", летчики попали в плен. Как и ранее, успех разведки и воздушных ударов оказался сомнительным - позже сербы отвели от Яхорины 50 (пятьдесят) танков. Целых.

В июле значительная часть бойцов Кассиндольского батальона перешла в "Белые волки". Осенью группа русских оказалась в составе второго батальона Сараевской бригады, занимавшего позиции по улице Озренской. Батальоном командовал Алексей Петрович, потомок белых эмигрантов в Югославии - поэтому русские и нашли с ним общий язык. Горынычу не разрешили перейти в "Белые волки", так как "боец из одной воинской единицы не может уходить в другую". С осени сербы, наученные горьким опытом, стали браться за дисциплину. Каким-то образом доброволец все же смог преодолеть этот запрет, перейдя во второй батальон.

Русским добровольцем по кличке Чик на горе Игман был уничтожен чех-снайпер. Закрепившись на дереве, он наносил чувствительные потери. Использовав "приманку", Чик обнаружил и этого стрелка. На Игмане и ранее действовала какая-то часть, укомплектованная восточно-европейцами, были там и наши соотечественники.

У НЕЗНАКОМОГО ПОСЕЛКА.

В ходе ожесточенных осенних боев "Белые волки" действовали в районе Трескавицы - отбивая попытки мусульман прорваться к Горажде, а также окрестностях Сараева.

Это были бесконечные бои "у незнакомого поселка", за неизвестную высоту, убитые и раненые. Бой за г.Хум - один из бесконечной череды таких схваток.

Хум брали дважды. В штурме участвовало два ударных подразделения, в том числе специальная полиция. Сначала попробовали в лоб, но напоролись на сильный огонь. Тогда сербо-русская группа обошла высоту с другой стороны. Мусульмане теперь попали под перекрестный обстрел и были атакованы с двух сторон. Зажатая русскими и сербами в клещи высота пала, при этом захвачено три трупа мусульман и пулемет. Остальные ушли в зарослях кустарника и леса. Ночью мусульмане отбили гору. На следующий день были проведена серия атак и контратак. В итоге таких боев, значительная часть "Белых волков" вышла из строя, получив ранения.

Случались и забавные моменты. Боевые действия происходили также возле хутора Вуйковичи - это между Сараевым и Игманом. Война, которую вели по законам безжалостной вендетты, иногда проявляла странные понятия чести и справедливости. На нейтральной полосе стоял дом, от которого шел окоп сообщения к сербским окопам. В доме жила сербская семья. По какой-то договоренности, джентльменскому соглашению дом поддерживал нейтралитет, никаких сербских огневых точек или наблюдательных постов в нем не было. И мусульмане его не трогали. Во время ожесточенных ночных перестрелок сербы в доме зажигали свет, сигнализируя этим, мол, мы тут, по нам не бить

ВЛАД.

Уже ранее упоминавшийся Влад за свою немеряную силу получил кличку Терминатор.

В гостинице в Пале утром он ежедневно делал гимнастику, беспощадно терзая свое тело. Русские, из под одеял наблюдая отжимающегося Влада, провоцировали и подкалывали его: "Неправильно, Влад. Надо отжиматься с подпрыгиванием." Он подпрыгивал. Потом: "На кулаках." Затем: "Забросив ноги на стол." Отель сотрясался от стокилограммового атлета, подпрыгивающего на кулаках... Затем Влад сказал: "Я еще и не то умею". Он повис на карнизе на одной руке и сказал: "Засекайте две минуты. Я так провишу." Насчитали две минуты - он действительно спокойно их так провисел. Все были восхищены.

По этому поводу появился следующий анекдот. Мол, на следующий день Сережа Сухумский пошел на перевязку и увидел у психиатра серба, жаловавшегося на кошмары: "От чего-то проснулся, глянул в окно, а там висят ноги. Босые. В тренировочных штанах. Закрыл глаза, открыл - ног нет! Выглянул в окно. Посмотрел вверх-вниз. Никого." Удивленный психиатр сочувственно покачивал головой, он ранее не встречал подобных случаев посттравматического синдрома.

Судьба Влада трагична. В наше время мы отвыкли от бескорыстных честных поступков, и даже встречая подобные начинаем подозревать подвох и искать тайный, неочевидный смысл. К счастью, не все люди меряют свою жизнь на деньги. Кто-то руководствуется принципами и идеалами. Влад - один из них. Его характер точно определяется словами "хлеба проще, рельс прямей". Отец Влада погиб в горах, спасая друзей, когда сыну было всего два года. Мать Влада, бывшая детдомовка, сама воспитала сына, дав ему прекрасное образование. Пойдя по стопам отца, Влад стал альпинистом-спасателем, неоднократно участвуя в спасательных операциях на Памире. В 1988 году он был и на спасательных работах в Спитаке.

В 1992 году он вместе со своими друзьями участвовал в боевых действиях в Приднестровье. Самый добродетельный его поступок относится к июлю 1992 года, когда было подписано перемирие. Большая группа добровольцев была арестована. Влад проявил все свои лучшие качества и добился их спасения. Так он стал "вторым отцом" для группы из, как минимум, восьми человек.

После смерти своего названного брата, Дмитрия Чекалина, Владлен по сыновьи поддержал матерей погибших в Боснии парней, помог подготовить документы на дорогу, дал денег и сам поехал с ними. Находясь в Боснии летом-осенью 1993 года Влад воевал в составе сараевской группы.

Весной 1995 года произошли события, которые во многом определили дальнейший ход этой трагедии. Будучи человек принципиальным, Влад поссорился с бандитами в своем районе. Владлен вообще обладает незаурядными физическими данными, но в апреле он был жестоко избит группой в составе примерно пятнадцати человек. 23 мая 1995 года в московском районе Перово произошел взрыв, попавший в сообщение программы "Ночной патруль". Пострадавших не было. Что случилось, не вполне ясно. По одной из версий, с целью самообороны Влад стал носить с собой гранату. При встрече с бандой он пробовал мирно разойтись, а когда это не получилось, достал гранату и выдернул чеку. Бандиты решили, что это блеф, и тогда он разжал пружину. Услышав хлопок и уяснив, что дело пахнет жареным, бандиты предпочли в панике ретироваться, а Влад отбросил гранату так, чтобы не было жертв. Вскоре после этих событий Владлен уехал в Боснию. Потом он приехал в Россию и сдался властям. Было возбуждено уголовное дело. Тюрьма. Голоса в его защиту не было. "Правозащитник" в России тех лет (95-96) - это всего лишь синоним для термина "дудаевский лоббист". Я не припомню их гневных выступлений по поводу Бендерской бойни, блокады сербов или бомбардировок НАТОвской авиацией сербских городов.

* * *

В августе под Сараево погиб Валерий Быков, (Меченый), начавший свой боевой путь еще в "Царский волках". Уйдя из РДО-2, он впоследствии закончил танковое училище в Баня-Луке, брал Бихач в 1994-м. А в 1995-м действовал в составе "Белых волков".

Осенью того же, 1995 года мне в руки попал список только что погибших ребят, тела которых были доставлены в Россию. Вот они:

Анисимов Валерий. 1956. Спб.

Самойлов Виктор. 1965. Новосибирск.

Сычев Юрий. 1967. Курган.

Сапоненко Андрей. 1956. Ростов-на-Дону.

Лучинский Леонид. 1970. Адлер.

Разные уголки страны, разные судьбы.. Мне неизвестны точные обстоятельства смерти этих ребят.

Осенью же в Сараево и под Трново, где шли бои, погибло четверо русских из отряда "Белые волки". Они похоронены на кладбище Дони Милевичи, там сейчас семнадцать русских могил

Активный период боевых действий нашел отклик в России - издательства и посольства, представительства различных организаций осаждали люди, желавшие уехать на фронт. Но организовано ничего не было, Мне известно лишь о небольшой группе, участвовавшей в Герцеговине в боевых действиях против хорватов.

Несколько русских приехало осенью и в Сербскую Краину, сектор Восток, где находится Вуковар. Там до боев тогда дело не дошло, хотя сербы и готовились отражать хорватское наступление.

БЕРИ ШИНЕЛЬ, ПОШЛИ ДОМОЙ!

Дейтонское соглашение "положило конец" пребыванию иностранных военспецов на территории Боснии. Стороны менялись пленными - часть расстреливали, чтобы не отдавать. Еще ранее в ходу была практика приравнивания детей дошкольного возраста к военнопленным. Все русские добровольцы получили (неожиданно для себя!) денежное вознаграждение, раненые и воевавшие долго - также медали, гражданство и дома. Представители спонсора "Белых волков" отбирали наиболее опытных военных специалистов, предлагая им работу за рубежом, но я не уверен, что кто-то из русских туда поехал. 12 января 1996 года первая группа русских отъехала в Россию.

Русские кладбища в Вишеграде и Сараево, могилы в Скелани, Прибое, Подграбе - это страницы нашей истории. Добровольцы смыли своей кровью позор России, предавшей сербов. Повторяю, они ехали туда не из-за денег. Типичный русский отряд это группа в 7-15 человек, во главе с каким-то опытным бойцом, вокруг которого группируются остальные. "Среднестатистический" русский боец - это человек с незаконченным высшим образованием, как правило неплохо разбирающийся в сути происходящих событий, часто - с какой-то бытовой или личной неустроенностью в жизни. Доля криминалитета мала. Там много ярких личностей, вследствие чего отряды большей численности неустойчивы и поэтому распадаются. Возможно, при этом превышается некая критическая масса агрессивности. Отряд разговаривает на странном русско-сербском слэнге, слушает песни героического цикла (Высоцкого и т.д.). Необходимость много бегать по горам приводит к тому, что многие из них добровольцев состоят лишь из нервов и сухожилий. В мирной обстановке доброволец склонен к анархизму, но в бою устойчив. Ведь он приехал сюда сам и знает, за что воюет.

Примечательно, что большинство русских погибло или в течение первого месяца боевых действий, пока новоявленные добровольцы не успели понять характер этой войны, или по истечению года, когда они потеряли осторожность. Война - образ жизни. И при правильном поведении люди проходят много боев с относительно малыми шансами погибнуть. При мне Петр Малышев давал суровую отповедь двум мальчишкам, заскочившим ненадолго в Боснию и уезжавших с сожалением, что не убили врага. Петруха объяснил, что мусульмане воюют пару лет, а они - две недели. Их вдвое больше: "И что, нам наступать? Тогда ваши шансы убить врага и не быть при этом убитым - десять процентов."

Чужая душа - потемки, но грубо можно дать такое определение. В каждом человеке, добровольце, есть начала диссидентское и авантюрное. В каждом человеке они сосуществуют, иногда борются, а в процессе жизни соотношение меняется. Так вот в разных отрядах соотношение авантюризма и диссидентства было различным, чем частично и определяются внутренние противоречия отрядов. Не было(?) психологических исследований о поведении бойцов в таких полупартизанских отрядах, но мне прежде всего представляется интересным феномен выдвижения командиров. Тут дело не ограничивается боевым опытом. Необходим также элемент харизмы. У Аса это все было.

Еще Николай Максимов ("Две войны"), классифицируя русских добровольцев, выделяет пять групп. Они строятся по мере убывания духовного фанатизма и возрастания авантюризма, в целом представляя гармоничное целое. Хотя, как сейчас, так и тогда - авантюристы и прочая шваль сильно могут испортить отношение сербов к русским.

Но все это русские - сотни участников, десятки погибших - мы, неотъемлемая часть России.

МИР - ЭТО ВОЙНА?

Война закончилась? Вряд ли. Я не так давно слышал по Би-Би-Си репортаж из Пале. Репортер противоречиво характеризует город. Он не может понять, как жители такого маленького поселка осаждали Сараево. Дурак? Или считает за идиотов слушателей? Этот же репортер говорит, что на стене сарая в Пале написано "Мир - это война!" Он почему-то ошибочно считает это призывом к войне. Нет же, это - констатация факта.

Если история не заканчивается хорошим концом, значит она не заканчивается - это закон художественного жанра. А в жизни?

Есть такая английская пословица: "? defeat is ever final, ? victory is ever complete", в нестрогом русском переводе - "Ни одно поражение не является окончательным, ни одна победа не является полной." Образно я это объясню так. Древнеримский сенатор Катон завершал свою речь словами "Карфаген должен быть разрушен" и римляне сделали это, но именно из этого города через несколько веков пришли вандалы и разрушили Рим.

Как я хорошо понимаю Гельмута Коля! В 1945 году его, сопливого мальчишку "Гитлерюгенда", взяли в плен американцы. Он пережил поражение и раскол страны. Через полвека он взял реванш, объединив страну и прорвавшись, ценою чужой крови, к Адриатике. Хорватская песня "Данке, Дойчланд" появилась не зря. Правда, американцы перехватили значительную часть плодов победы.

Я понимаю и жизнь Алии Изетбеговича. Первый свой срок в 1946 году он получил за вербовку во время Второй Мировой войны молодежи в части СС. И вот, прошло несколько десятилетий, и появилась возможность расквитаться, осуществить свою мечту. Правда, помешали сербы, не пожелавшие быть райей или уходить со своих родных земель. Понадобилась экономическая, политическая и информационная их блокада, помощь всего Востока и НАТО, массированные бомбардировки, чтобы чего-то достичь. Да, поражение - мать победы.

Так что ж, вы думаете, мы смирились? Нет! Даже если для этого придется полвека бороться...

Спорный вопрос - какова роль журналиста на этой войне. Он пользуется плодами войны, ничем не рискуя - он мародер. Журналист может опорочить и погибших. Я помню, как где-то в сентябре 1995 года ко мне обратился журналист, объяснив, что хочет написать и опубликовать статью в защиту сербов, поскольку "ему всегда жалко тех, кого убивают". - "Ну, пиши". - "А сколько мне за это сербы заплатят?" - вопрос был поставлен именно в такой плоскости.

Но журналист - это и воин, он может нанести ущерба больше, чем любой снайпер или подрывник. Конечно, и он один в информационном поле не воин, но если их много... Почему в мировой прессе постоянно упоминались "оккупированные сербами территории"? Почему-то не говорят "оккупированные мусульманами" или "хорватами".

Политические карты показывают несуществующую и никогда не существовавшую в этих границах Боснию и Герцеговину. И в то же время любая карта упрямо показывает в Сербии территории Воеводины и Косова. Эти административно-территориальные единицы (имевшие статус автономного края) давно не существуют, но их рисуют, программируя общественное мнение, капая зрителю и читателю на подкорку, что и эти территории будут оторваны, сведя Сербию до рубежей белградского пашалыка.

Гражданская война ужасна. Да. Но прав Гумилев. Все ужасы межэтнических столкновений меркнут перед ядом химеры. Химерой он называл ту ситуацию, когда один этнос живет в теле и за счет другого. Я предоставлю вам, читатель, осмотреться вокруг и поразмышлять над этими словами на досуге.

Так же остро стоит проблема и военных преступлений. В духе Толстого я бы сказал: "Правила ведения войны и наказание за нарушение этих правил придумали лукавые правители, чтобы убивать по правилам." Вспоминается также и сравнение, что судить за убийство на войне - значит штрафовать за превышение скорости на гонках. До сих пор - почти исключительно - термин "военный преступник" применим к сербам. Создается впечатление, что хорваты и мусульмане проявляли по отношению к ним человеколюбие, гуманизм. В то же время никуда не деться от фактов взаимной хорвато-мусульманской резни - э, да тут теория об исключительной виновности сербов-то и дает трещину. Может быть, решение проще - сербов не считают за людей, и поэтому преступления, массовые их убийства, совершенные мусульманами, хорватами и НАТОвской авиацией, просто не считаются...

Дальше