Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Немного истории

Май 1877 года. Шла одна из многочисленных войн между Россией и Турцией. Русские войска сосредоточивались на левом берегу Дуная, собираясь затем форсировать эту широкую полноводную реку. Чтобы помешать переправе, турки ввели в устье Дуная военный флот. Турецкое морское командование было уверено в превосходстве своих сил, так как России после Крымской войны по условиям Парижского мирного договора запрещалось иметь боевые корабли на Черном море. Договор потерял силу в 1871 году, но за короткое время Россия не смогла, конечно, создать сильный Черноморский флот.

Ночь. Поеживаясь от сырости, вахтенные на турецких кораблях лениво вглядывались в густую темноту. Было тихо и спокойно. Лишь изредка на далеком левом берегу вспыхивали неяркие огоньки, да убаюкивающе плескались у бортов дунайские волны. И вдруг часовой с монитора «Сейфи» заметил почти совсем рядом с кораблем какие-то странные силуэты. Они приближались, и довольно быстро. Часовой едва успел выстрелить из ружья, как у борта раздался сильный взрыв, и корабль начал быстро погружаться в воду.

Турецкие командиры были ошеломлены этим событием. Что за новые до сих пор неизвестные корабли появились у русских? Чем они вооружены? Каким образом поражают суда противника без единого выстрела? [4]

А грозными оказались всего-навсего обыкновенные паровые катера, которые вооружили шестовыми минами, представлявшими собой заряд пороха весом до 20 килограммов, заключенного в медный цилиндр и прикрепленного к деревянному длинному шесту.

Будущий знаменитый адмирал, тогда молодой, никому еще не известный лейтенант Степан Осипович Макаров предложил доставлять минные катера на палубе специально переоборудованного для такой цели парохода. Этот пароход - «Великий князь Константин» неожиданно для неприятеля появлялся по ночам то на Батумском рейде, то в районе Сухуми, то в устье Дуная. Спущенные с его борта минные катера нападали на вражеские корабли и беспощадно топили их. Каждую ночь турецкие моряки встречали с тревогой: какого корабля они сегодня не досчитаются? Ожидание нападения грозных катеров нервировало турецких моряков, сковывало боевые действия флота.

Пока турецкое командование лихорадочно изыскивало средства, как оградить флот от неожиданной угрозы, русские моряки продолжали совершенствовать новое оружие. Применение шестовой мины требовало сближения с неприятельским кораблем вплотную, что не всегда было возможным. Потеряв в короткое время несколько судов и боевых кораблей, турки усилили охрану флота. Поэтому С. О. Макаров предложил использовать с катеров самодвижущуюся мину - торпеду, только что принятую на вооружение. Торпеду изобрел в 1865 году русский морской офицер Александровский. Опытный образец ее показал на испытаниях хорошие результаты. Однако пока царское морское командование решало, как быть с изобретением, идею Александровского перехватили за границей, и через некоторое время в Англии появилась самодвижущаяся мина «Уайтхеда». Вот эти мины и установили на русских катерах.

Вскоре боевые качества торпед были проверены на практике.

В ночь на 14 января 1878 года два русских катера проникли на Батумский рейд и атаковали турецкий сторожевой корабль, выпустив в него каждый по мине. Мощный взрыв разнесся гулким эхом над ночной бухтой. Сторожевик исчез в бурлящем море. [5]

Так впервые в военно-морской истории была проведена торпедная атака, положившая начало новому классу боевых кораблей-торпедоносцев со своей самостоятельной тактикой. Заслуга в создании этих кораблей, в разработке их тактики по праву принадлежит русским военным морякам.

Турецкое командование пыталось преуменьшить эффективность действий русских минных катеров, но факты трудно утаить. Весть о появлении и об успехах нового вида морского оружия облетела весь мир. Боевой опыт минных катеров подвергся обстоятельному изучению не только в русском, но и в ряде иностранных флотов. Представители немецкого морского командования специально прибыли на Черное море с одной только целью - посмотреть, что представляет собой пароход «Великий князь Константин» и минные катера.

После русско-турецкой войны во многих странах мира приступили к строительству минных катеров, вооружаемых торпедой. Одновременно появился новый класс кораблей - миноноски. В русско-японскую войну 1904-1905 годов миноноски, имевшие большее, чем минные катера, вооружение и лучшую мореходность, получили широкое применение. Что касается минных катеров, то в русском флоте они использовались главным образом для обороны баз, несения дозоров, контратак японских миноносок и других действий вблизи своего побережья. За всю войну минным катерам эскадры удалось потопить лишь несколько малых кораблей противника.

Сравнительно низкий боевой результат, полученный от применения минных катеров в русско-японской войне, малая скорость хода и недостаточная мореходность привели к тому, что вскоре после окончания войны постройка минных катеров была прекращена. Это не означало, однако, отказа от самой идеи иметь в составе флота быстроходный боевой катер, вооруженный торпедой. Такой катер вновь появился в период первой мировой войны, но уже на совершенно новой технической основе. Накануне войны в основных капиталистических странах Европы возникла новая отрасль машиностроения - авиационное моторостроение. Началось массовое строительство авиационных двигателей, работающих на бензине, имеющих малые габариты, небольшой вес и большую мощность. Эти двигатели, предназначенные для самолетов, [7] были приспособлены сначала к легким гоночным катерам спортивного типа, а затем возникла идея создать на их базе боевые корабли.

Новые торпедные катера имели небольшие размеры, легкий корпус с острыми скулами и специально устроенным днищем. Они могли развивать небывало высокую скорость-до 40 узлов (75 километров в час). Состязаться с ними в скорости не мог ни один корабль. Скорость катеров в сочетании с таким мощным оружием, как торпеда, и делала их опасными для всех других боевых кораблей.

Скорость для катера являлась и средством нападения- он мог стремительно и внезапно сближаться с противником - и средством защиты от артиллерийских снарядов, так как попасть в маленький, несущийся в вихре пены и брызг корабль чрезвычайно трудно.

Торпедные катера вооружались одной, некоторые двумя торпедами.

Торпеда представляла собой самодвижущийся снаряд длиною около 6 метров и диаметром 45 сантиметров. В него монтировался мощный двигатель (примерно в 200 лошадиных сил). Он сообщал торпеде скорость до 40 узлов при дальности хода до 3000 метров. Направление торпеды контролировал специальный гигроскопический прибор. Ее корпус нес в себе 100-150 килограммов взрывчатого вещества - тротила.

Торпеда опасна для надводных кораблей прежде всего потому, что наносит удар в наиболее уязвимое место корабля-подводную часть. От взрыва тротила стальные листы обшивки торпедируемого корабля рвутся, как бумага, образуя громадную пробоину иногда площадью в несколько десятков метров. В пробоину моментально врываются тонны воды, и корабль в большинстве случаев тонет.

Наряду с торпедами катера брали несколько глубинных бомб, которые применялись в случае внезапного обнаружения подводной лодки на переходе морем, вооружались пулеметами и пушками малых калибров.

Таков торпедный катер. Все же это был очень маленький корабль, и запасов ему хватало только на один выход в море. Израсходовав в бою топливо и торпеды, он становился небоеспособным. Для того чтобы обеспечивать [8] боевую деятельность катеров, поддерживать их в постоянной готовности, создаются береговые базы. На базах имеются причалы, у которых стоят катера, торпедные и топливные склады, мастерские для приготовления торпед и ремонта катеров, а также помещения для жилья, отдыха, питания катерников. Функции береговых баз могут выполнять и специально построенные плавучие базы. Как береговая, так и плавучая база является неотъемлемой частью соединений торпедных катеров.

В годы первой мировой войны наибольшего успеха в применении торпедных катеров добились итальянские катерники. Они потопили два линейных корабля и четыре транспорта. Несколько немецких кораблей потопили английские торпедные катера.

Действовали катера главным образом небольшими группами ночью против кораблей, стоявших в базах. Только несколько атак предпринималось по кораблям, совершавшим переход морем.

Военно-морской флот царской России не имел в своем составе торпедных катеров.

Офицеры русского флота не раз вносили предложения о постройке их, но царское адмиралтейство без достаточных оснований отвергало эти предложения. Не поддержало командование и частную инициативу отдельных офицеров Балтийского флота, переоборудовавших судовые катера под носители торпед и предлагавших использовать их против неприятельских кораблей.

Англичане применили свои торпедные катера против кораблей советского флота.

В ночь на 18 августа 1919 года группа катеров во взаимодействии с авиацией сделала попытку внезапно прорваться в гавань Кронштадт, где стояли советские линейные корабли и крейсера, составлявшие основное ядро флота, и торпедами потопить их. Все, казалось, было рассчитано на успех. Нападение совершилось ночью со стороны Петрограда, скрытность подхода обеспечивала авиация, глушившая рев моторов катеров и отвлекавшая внимание наблюдателей. Но английские интервенты просчитались. Они натолкнулись на высокую бдительность советских моряков, их хорошую боевую выучку.

Сигнальщики эскадренного миноносца «Гавриил», стоявшего в то время в дозоре, своевременно обнаружили [9] вражеские катера. Последовали меткие залпы. Три торпедных катера были потоплены огнем миноносца, один взорвался при входе в гавань. Операция по уничтожению Советского Военно-Морского Флота не удалась империалистам.

Торпедные катера интервентов находились и в Каспийском море. При освобождении порта Энзели советская Каспийская флотилия захватила более десяти английских торпедных катеров.

* * *

Когда первая мировая война закончилась, перед морскими тактиками уже не стоял вопрос - строить торпедные катера или нет. Они проявили себя, как необходимый класс боевых кораблей, особенно для борьбы на стесненных морских театрах. Торпедные катера получили всеобщее признание, и теперь речь шла только лишь о том, как их улучшить, как повысить их боевые возможности.

Тактическая и конструкторская мысль работала в двух направлениях. Первое отражало стремление сохранить основные размеры катера возможно малыми и добиться улучшения его боевых качеств путем усовершенствования двигателей, оружия, обводов корпуса. Представители второго направления, наоборот, стремились повысить мореходность, дальность плавания катеров за счет увеличения их размеров. Развитие обоих направлений привело в конечном счете к созданию двух подклассов торпедных катеров - ближнего и дальнего действия.

В Советском Военно-Морском Флоте торпедные катера появились в конце 20-х годов. Проектирование их было поручено коллективу конструкторов Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ). Руководил работами инженер А. Н. Туполев, известный в наши дни как выдающийся конструктор реактивных воздушных лайнеров, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии. В те годы Туполев работал над опытными глиссирующими катерами.

В 1927 году на Черном море производились испытания первого советского торпедного катера. Его творцы назвали свое детище ласковым именем «Первенец». Это [10] был катер ближнего действия. Его пробовали в самых различных условиях погоды и состояния моря. Учтя положительные и отрицательные стороны «Первенца», конструкторы создали новый катер типа «Г-4» (глиссирующий четвертый), который и был принят на вооружение. Через несколько лет флот получил улучшенную модель - «Г-5». Этот катер по своим боевым возможностям стоял значительно выше своих предшественников. Мощный двигатель (до 1200 лошадиных сил) позволял развивать скорость до 50 узлов (свыше 90 километров). Главное вооружение - две торпеды. По сравнению с прежними эти торпеды имели в три раза больше взрывчатого вещества, значительно выше скорость и дальность хода.

Вместо торпед катера могли принимать на борт по нескольку мин. Тогда катер из торпедного превращался в маленький минный заградитель, тоже опасный для противника. Он мог скрытно и внезапно появляться у вражеских портов или на путях движения вражеских кораблей и производить постановку мин.

Увеличился калибр и повысилось качество артиллерийского вооружения. На катере устанавливались две-три спаренные установки крупнокалиберных пулеметов или такое же количество автоматических малокалиберных пушек.

Примерно в те же годы судостроители создали катер дальнего действия типа «Д-3». Он располагал таким же [11] вооружением, как и «Г-5». По скорости хода «Д-3» уступал своему предшественнику, зато имел значительно большую мореходность и дальность действия, что соответствовало его боевому назначению.

В 1928 году на Черноморском и Балтийском флотах сформировались дивизионы торпедных катеров, а в начале 30-х годов на этих флотах и на Тихом океане были созданы бригады. Первыми бригадами торпедных катеров командовали: на Черноморском флоте - И. Л. Кравец, на Балтике -В. Ф. Чернышев, на Тихоокеанском флоте - Ф. С. Октябрьский. Начальником штаба Тихоокеанского соединения торпедных катеров был А. Г. Головко.

Начиная с 1929 года торпедные катера принимали непосредственное участие в маневрах и учениях флотов. В учебных боях и атаках командиры катеров и их экипажи показали хорошую боевую выучку, умение эффективно использовать свое грозное оружие.

В 1937 году бригаде торпедных катеров Краснознаменного Балтийского флота за высокие показатели в боевой подготовке была вручена Грамота Народного Комиссара Обороны.

А над миром уже сгущались черные тучи второй мировой войны. Германский фашизм, не встречая серьезного противодействия своим притязаниям на мировое господство, все больше наглел. Немецкие войска захватили Австрию, Чехословакию, Польшу и другие страны Европы.

Война приближалась к границам СССР.

22 июня 1941 года фашистская Германия вероломно, без объявления войны вторглась в пределы Советского Союза. Началась самая жестокая из всех войн, когда-либо пережитых народами нашей страны.

Война на наших морских театрах приняла своеобразную форму. Без классических боев и сражений линейных сил, за которыми в прошлых войнах обычно следовали длительные паузы, но все же упорная, кровопролитная, не на жизнь, а на смерть, исключительно напряженная, непрерывная и ведущаяся в море, под водой, в воздухе и прибрежных районах всеми средствами, без пауз и отдыха, целеустремленная только на то, чтобы бить и последовательно уничтожать немецких захватчиков где бы они ни были - эта та же «истребительная война» перенесенная [12] на море, - писал адмирал Флота СССР И. С. Исаков.

Рассчитывая на молниеносное наступление на суше, немецко-фашистское командование ставило перед своими военно-морскими силами ограниченную задачу - блокировать Советский Военно-Морской Флот в его базах. К. началу войны Германия имела в Балтийском море 3 линейных корабля, 8 тяжелых и легких крейсеров, 27 эскадренных миноносцев, 83 подводные лодки и большое количество сторожевых кораблей, тральщиков и катеров. В одном только Финском заливе базировалось потом более 48 различных кораблей.

На Крайнем Севере в базах Норвегии и Финляндии - Тронхейм, Тромсе, Хаммерфест, Нарвик, Киркенес и Петсамо (Печенга) - гитлеровцы сосредоточили в общей сложности около 50 кораблей и вспомогательных судов. На Черном море германское командование планировало использование румынского королевского флота, состоявшего из 35 различных кораблей и боевых катеров.

Военно-Морской Флот Советского Союза в своем техническом и боевом развитии, в организации и подготовке личного состава сделал накануне войны крупный шаг вперед и был готов к защите морских рубежей Родины.

Флот быстро пополнялся. Только в 1940 году на верфях страны было заложено 100 боевых кораблей, главным образом эскадренных миноносцев, подводных лодок, сторожевых кораблей, тральщиков, торпедных и сторожевых катеров. Кроме того, находилось в постройке еще 169 кораблей всех классов, часть которых была закончена в первой половине 1941 года и приняла участие в войне.

В основу подготовки флота к боевым действиям на море был положен принцип согласованного взаимодействия всех сил флота как в наступательном, так и в оборонительном боях.

Роль ударных сил отводилась подводным лодкам и авиации, а из надводных кораблей - легким силам, особенно торпедным катерам.

Флоты отрабатывали проведение операций на море как самостоятельно силами флота, так и совместно с сухопутными войсками и авиацией, при этом все задачи решались по единому плану и руководству в интересах достижения общих целей. [13]

Накануне Великой Отечественной войны наш Военно-Морской Флот был развернут следующим образом.

На Севере главной базой флота являлся город Полярный. В его бухтах размещались основные силы флота-более 50 боевых кораблей различных классов: подводные лодки, эскадренные миноносцы, сторожевые корабли и катера, торпедные катера. Надводные корабли и подводные лодки организационно сводились в несколько самостоятельных соединений, а морская авиация - в части. В Архангельске находилась беломорская военно-морская база. В состав сил Северного флота также входил Мурманский укрепленный район, имевший в своем составе несколько артиллерийских батарей. В ходе войны Северный флот прикрывал приморский фланг сухопутного фронта от десантов и ударов вражеских кораблей, защищал свои морские сообщения, непрерывными ударами по коммуникациям врага, его кораблям и базам нарушал транспортные перевозки противника и лишал его инициативы на море.

Краснознаменный Балтийский флот и подчиненные ему части береговой обороны должны были оборонять побережье Балтийского моря, не допускать захвата противником баз с моря и высадки десанта, а также проникновения кораблей противника в Финский и Рижский заливы.

Главной базой Краснознаменного Балтийского флота был Таллин. Здесь располагалась эскадра, в которую входили два линкора, лидеры и эсминцы, а также силы базы, состоявшие из сторожевых кораблей, тральщиков и сторожевых катеров.

На Усть-Двинск базировались соединения надводных кораблей: крейсер «Киров», эскадренные миноносцы, сторожевики.

Базы находились также в Либаве, Ханко, Палдиски. Главной тыловой базой являлся Кронштадт. Некоторые части сил флота, особенно подвергавшиеся достройке и реконструкции, дислоцировались в Ленинграде. Полки и соединения авиации базировались на аэродромах, расположенных на весьма значительном протяжении - от Либавы до Новой Ладоги.

С развертыванием военно-морских баз на территориях Эстонской и Латвийской социалистических республик [14] флот из восточной части Финского залива вышел на просторы Балтийского моря.

В первый период войны оборона военно-морских баз и островов Краснознаменным Балтийским флотом сыграла важную роль в срыве немецко-фашистского наступления на ленинградском стратегическом направлении.

При обороне Таллина мощная морская артиллерия крейсера «Киров», эскадренных миноносцев и канонерских лодок нанесла врагу большой урон.

Под Ленинградом вели огонь с моря линейные корабли «Петропавловск» и «Октябрьская революция», крейсера, лидеры, эскадренные миноносцы и другие корабли. Лавина сокрушительного огня артиллерии кораблей и береговой обороны Краснознаменного Балтийского флота сеяла смерть в рядах захватчиков. Одни только комендоры линейного корабля «Октябрьская революция» разгромили несколько мотомеханизированных колонн и крупнокалиберных батарей противника и уничтожили много его живой силы и техники.

Активно содействовала нашим войскам морская авиация, успешно действовали в море подводные лодки и торпедные катера.

На Черноморский флот - главная база Севастополь - возлагалась оборона северного и восточного побережий Черного моря, защита своих морских сообщений и нарушение коммуникаций врага.

В состав флота входили эскадра, подводные лодки, силы других военно-морских баз, военно-воздушные силы. Наиболее важные участки побережья и отдельные объекты надежно прикрывались береговой артиллерией.

В устье Дуная для защиты южных границ Молдавской республики была развернута Дунайская военная флотилия. В ее составе было 5 мониторов, 22 бронекатера, 5 вооруженных глиссеров и несколько вспомогательных судов, а также шесть подвижных береговых батарей.

В начале войны, когда наши войска вели тяжелые оборонительные бои, линейные корабли, крейсера, эскадренные миноносцы и другие корабли артиллерийским огнем поддерживали действия пехотинцев.

B обороне Одессы кроме подвижной береговой артиллерии активно участвовали крейсер «Коминтерн», [15] эскадренные миноносцы «Шаумян», «Незаможник», «Фрунзе», «Дзержинский», канонерские лодки «Красная Грузия», «Красная Армения» и другие корабли. За три с половиной месяца обороны Одессы только транспортный флот Черноморского бассейна сделал в направлениях Одесса-Севастополь-Одесса 911 пароходо-рейсов, не считая нескольких сотен рейсов боевых кораблей и катеров. За это время в Одессу было доставлено более 58 тысяч человек.

Главную базу - Севастополь - обороняли 31 корабль, в том числе линкор, 5 крейсеров, 2 лидера и 11 эскадренных миноносцев. Корабли флота провели в общей сложности 407 стрельб по вражеским целям.

Торпедные катера в это время включались в состав конвоев, охраняли наши транспорты на коммуникациях Одесса-Севастополь, активно участвовали наравне с другими кораблями в обороне Одессы, Севастополя, Керчи, выполняли другие боевые задачи.

Героическая оборона Одессы, Севастополя, Таллина, островов Моонзундского архипелага, Ханко, Ленинграда, Мурманска составляет ярчайшие страницы военной истории нашей Родины, является замечательным примером взаимодействия сухопутных войск и флота.

Под давлением превосходящих сил противника Советская Армия была вынуждена отступить в глубь страны. В связи с этим Балтийский флот потерял все базы, за исключением Кронштадта и Ленинграда. У Черноморского флота осталось несколько второстепенных баз в юго-восточной части Черного моря. На том и на другом флотах до предела сузилась возможность применения крупных надводных кораблей в боевых действиях в открытом море. Вся тяжесть борьбы легла на подводные лодки, морскую авиацию и малые надводные корабли, в том числе на торпедные катера. Роль этих сил еще больше возросла в период наступательных операций Советской Армии. Стремительный темп наступления армейских частей потребовал от флота значительно сократить сроки подготовки морских сил и боевых средств и проводить сами операции ускоренными темпами.

Эту задачу наиболее успешно могли решать только малые надводные корабли. Для больших кораблей очень серьезной помехой являлась минная опасность, на ликвидацию которой потребовалось бы длительное время. [16]

До войны у морских тактиков существовало мнение, что торпедные катера могут применяться на море только против кораблей и транспортов и в основном в темное время суток. Условия войны заставили многое пересмотреть. Торпедные катера во взаимодействии с исребительной авиацией и другими классами кораблей предпринимали атаки в дневное время. После небольшого дооборудования они стали выполнять активные минные постановки, привлекались к десантным операциям как силы прикрытия или как средства высадки передовых отрядов, выполняли другие различные задания: спасали летчиков, упавших в море с поврежденных самолетов, несли дозор, вели борьбу с подводными лодками, высаживали разведывательные группы в тыл противника.

Таким образом, торпедные катера превратились в универсальные корабли, и, как показала практика, они со своими задачами успешно справились.

Дальше