Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Великая Отечественная война

О том что война назревает и будет неизбежно мы уже знали, и к этому, как я писал, готовились, но когда это случится не знали.

С 21 на 22 июня 1941 года я был назначен дежурным по аэродрому, это как раз было с субботы на воскресенье. Весь личный состав полка разъехался на отдых: кто в Москву, кто в ближайшие населенные пункты, а большинство были в гарнизоне, особенно семейные (семьи были молодые и отдыхать в таком живописном месте как Дубровица была одна прелесть).

Ночь я проспал в дежурке на аэродроме, а утром в 7.00 выехал в гарнизон (он находился в 2-х километрах от аэродрома в деревне Кузнечики). Утро было пасмурное, шел дождик, словом погода была всё нелётная и нелётная. Приехав в гарнизон, зашел в штаб полка к дежурному по полку и предложил ему пойти на завтрак. Он был расстроен и сказал мне, что творится что-то непонятное, - недавно какая-то телефонистка передала, что немецкие самолеты бомбят Киев, Одессу, Минск и другие города. Пытаюсь выяснить и все без толку, не могу понять, говорят, что война!

- Что, серьезно? - спросил я.

Он говорит: - Похоже, что точно!

Я, говорит, обзваниваю командование полка и оповещаю о полученном сообщении.

Он оставил за себя помощника и мы с ним пошли в столовую на завтрак. Не успели позавтракать как от командования полка поступило приказание - объявить боевую тревогу. Тут же была включена сирена боевой тревоги, я уехал на аэродром. Прибыл, согласно инструкции, выложил "старт" и с караулом по охране аэродрома начал маскировать самолеты.

После этого мы сидели в дежурном кубрике с начальником караула и ожидали указаний у телефона. Дождь не унимался.

В 13.00 я уехал на обед. Дождь прекратился. Приехав на аэродром обратил внимание на чрезвычайную обстановку - все бегают в противогазах, летном обмундировании, с санпакетами, при личном оружии. Я доложил о своем дежурстве и тут же получил указание пообедав, получить личное оружие, противогаз, медицинский пакет и продолжать дежурство до прибытия смены, то есть до 18.00. Но смена прибыла только в 7.00 следующего дня, то есть через полсуток. Прибыв в гарнизон я обратил внимание на то, что весь полк был в сборе. Мне было приказано позавтракать и быть к 9.00 готовым с экипажем перелетать на другой аэродром.

По радио сообщили, что немцы перешли границу и прут в направлении на Минск, Одессу и другие города. 23 июня. Часиков в 10 - 11 наша пятая эскадрилья в составе 9 самолетов СБ под командованием майора Дедова-Дедушкинского перелетела на полевой аэродром Власеево (это километрах в шести от Дубровиц).

Рассредоточили самолеты, замаскировали ветками лиственных деревьев. В этом году весна была затяжной и хотя это было в начале лета, но деревья как следует не распустились. Это резко бросалось в глаза. Разместились в деревне в крестьянских домах и ждали "у моря погоды", что будет дальше. По радио передавали неутешительные сводки боевых действий на фронтах. 26 июня по радио сообщили, что немцы бомбили Борисов, где я провел до этого 10 лет своей жизни. Для меня это было большое горе, - ведь вся моя родня была в этом городе и районе. Все на свете проклинал, почему я сижу без дела, когда там бомбят мирные дома и немцы подходят к родным местам.

Наконец 30 июня поступило приказание перелететь на аэродром Ржев, откуда наш полк начнет принимать участие в боевых действиях. Где-то в полдень наша эскадрилья была на аэродроме Ржев, где сосредоточился весь наш авиаполк из пяти эскадрилий. Командовал полком майор Ткачев.

Наш 134 БАП входил в состав 46 БАД (командир дивизии - полковник Бурдин). В эту бомбардировочную дивизию, кроме нашего, входили еще два бомбардировочных полка - 95 БАП и 128 БАП. До нашего прилета 95 и 128 полки уже приняли участие в боях, и как нам стало потом известно, они потеряли половину самолетов и личного состава. Однако политработники нам соврали и сообщили, что братские полки успешно ведут боевую работу без значительных потерь. Все мы с огромным воодушевлением ждали своего первого боевого вылета.

Однако ждать пришлось долго. Только 3 июля, в середине дня, нашей эскадрилье была поставлена боевая задача: нанести бомбовый удар по колонне танков, которая остановилась на подходе к городу Вилейка (где я менее, чем год тому назад отдыхал у брата Гриши и его семьи - он там работал секретарем обкома партии). От аэродрома Ржев до Вилейки было далеко, необходимо было произвести промежуточную посадку для дозавпраки горючим на аэродроме Витебск, а после бомбометания произвести посадку на аэродроме Опочка. В Опочке мы должны были заправиться горючим, подвесить бомбы и повторить задание по той же цели. Все шло нормально. Наша эскадрилья в составе 9 самолетов (ведущий - капитан Евстратов) стартовала на боевое задание. Весь летный состав был в прекрасном настроении и на большом подъеме. Приземлились в Витебске, заправились горючим и стартовали дальше. Летели на высоте 1200 метров - это самая наивыгоднейшая высота для поражения противника.

На подлете к Вилейке (погода была отличная, безоблачная) все мы издалека заметили колонну немецких танков из 400 - 450 единиц. Словом это была большая линейная цель. Мы перестроились в колонну по одному и приступили к прицельному бомбометанию. Так как наш экипаж был правым ведомым в правом звене, то мы оказались замыкающими колонны ( в хвосте). Соответственно все растянулись и мне было очень хорошо видно как работали мои идущие впереди товарищи. Как попадет бомба в колонну, так сразу два танка кувырком летят в кювет. Одновременно я замечал, что около наших самолетов летали какие-то чудные птицы, но истребителей противника не было. Я тоже прицеливался и по две бомбы бросал на колонну, правда как попадали мои бомбы я не видел, ибо мы тут же отворачивали для повторного захода. Затем мы собрались и ушли на аэродром Опочка, а птицы все еще летели. Оказывается это были не птицы, а клочья черного дыма - разрывы зенитных снарядов, которыми немцы обстреливали наши самолеты. Прилетели в Опочку, сели нормально и тут же подвесили бомбы, заправились горючим. Все были в приподнятом настроении, радости хоть отбавляй.

Команда на взлет! Но что такое? Первые самолеты дали газ, однако самолеты пробежали, а взлететь не смогли. И так несколько безуспешных попыток. Оказывается аэродром еще не просох. Под самолетами мягкий грунт и дистанции пробега не хватает для взлета, потому что самолет загрузили бомбами. Мощности моторов не хватает чтобы набрать скорость для взлета. Правда с этого же аэродрома взлетали истребители - "Чайки", которые тоже что-то штурмовали. Но взлетали они только с двумя 25-кг бомбами. Кончились тем, что нам приказали снять бомбы и перелететь на аэродром Дно. Было очень обидно, что не удалось взлететь для повторного удара по колонне. Во второй половине дня 3 июля мы перелетели на аэродром Дно, где уже сидели все эскадрильи нашего полка.

Дальше