Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

1-я ударная армия в боях под Москвой{96}

Генерал-полковник В. И. Кузнецов{95}

22 ноября 1941 года по вызову Генерального штаба я прибыл с Юго-Западного фронта в Москву. Во второй половине дня меня принял начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников. Поздоровавшись со мной и осведомившись с обычной для него любезностью о здоровье, он сразу же перешел к делу: ориентировал меня в оперативной обстановке в полосе действий Западного фронта и указал на особо угрожающее положение в полосе 16-й армии, войска которой за пять последних дней под давлением противника отошли на 15 - 25 километров от занимаемого рубежа в восточном и юго-восточном направлениях. После того Б. М. Шапошников вручил мне приказ Ставки о формировании 1-й ударной армии и назначении меня командующим этой армией. Он предложил [277] ознакомиться с приказом и доложить ему мои соображения.

Для сосредоточения армии отводился район Дмитров, Яхрома, Загорск. На выполнение этой задачи давался срок с 20 по 30 ноября 1941 года. Уточнив в ходе дальнейшей беседы ряд вопросов, связанных с формированием армии, Б. М. Шапошников предложил мне не позднее 23 ноября выехать в Дмитров для встречи головных эшелонов войск, прибывавших в состав армии.

В связи с продолжавшимся отходом войск 30-й и 16-й армий и возможным прорывом противника в район Дмитров, Яхрома ранее окончания сосредоточения армии Б. М. Шапошников рекомендовал мне принять меры по прикрытию района сосредоточения армии, развернув для этого одну из прибывавших бригад на рубеже Дмитров, Яхрома. Формирование штаба армии начальник Генерального штаба возложил на Главное управление кадров.

23 ноября я приехал в город Дмитров и в тот же день ознакомился с ходом инженерных оборонительных работ в городе, а затем и в Яхроме.

Вечером 23 ноября в район Дмитрова прибыл командир 29-й стрелковой бригады полковник Федотов с головным батальоном и штабом бригады{96}. 24 ноября, произведя совместно с ним рекогносцировку подготовляемого для обороны рубежа по западному берегу канала на участке Дмитров, Яхрома, я приказал тов. Федотову по мере прибытия частей занимать оборону и подготовиться к отражению возможного наступления противника, не допуская прорыва его в направлении Загорска. При этом предполагалось, что участки севернее Дмитрова и южнее Яхромы будут заняты частями, которые должны были прибыть вслед за 29-й бригадой. Командиру бригады было приказано также установить связь с войсками 30-й и 16-й армий, действовавшими западнее и юго-западнее Рогачево.

Так началось сосредоточение и формирование 1-й ударной армии, закончившееся в основном к 1 декабря 1941 года, уже в ходе боев{97}.

Части и соединения армии были укомплектованы на 60 - 70 процентов красноармейцами старших возрастов. Около 30 процентов личного состава армии являлось коммунистами и комсомольцами. До трети воинов уже участвовали в боях с немцами. [278] Политико-моральное состояние и уровень дисциплины были высокими, боевая подготовка - удовлетворительной. Солдаты имели хорошее обмундирование и снаряжение. В целом боеспособность частей и соединений не вызывала сомнений.

Снижала боеспособность армии нехватка винтовок (около двух тысяч штук), автоматического оружия, особенно ручных и зенитных пулеметов. Малочисленна была армейская артиллерия (12 орудий 107-мм калибра). Недоставало автотранспорта и конского состава. Лыжные батальоны совсем не имели своих хозяйственных подразделений и транспорта.

Боевые действия армии начались за несколько дней до окончания сосредоточения.

Во второй половине дня 24 ноября, отдав командиру 29-й бригады распоряжения по организации обороны, я выехал в Загорск, где должен был формироваться штаб армии. У коменданта железнодорожной станции установил, что по ряду причин сосредоточение шло с опозданием на двое-трое суток. Затем я поехал в городской комитет партии с целью поставить в известность бюро горкома о мероприятиях, связанных с прибытием войск, и просить необходимого содействия в их размещении. Оказалось, что местное партийное и советское руководство уже было информировано Генеральным штабом о проводимых мероприятиях, все необходимые распоряжения о выделении помещений для войск также уже были сделаны.

Во время беседы с секретарем горкома меня вызвал по телефону Главком, чтобы узнать, как проходит сосредоточение армии. Я доложил, что выполнение плана перевозок идет с опозданием на двое-трое суток, а отсутствие штаба армии, органов тыла и частей связи затрудняет управление войсками и работу по формированию армии. В заключение я просил оказать нам необходимую помощь. Сталин сказал, что в Загорск приедет работник из административного отдела ЦК с офицерами для формирования штаба, информировал о положении войск 30-й и 16-й армий, об окружении группы Захарова в районе южнее Клина{99} и предупредил о возможном выходе противника в район Дмитров, Яхрома. Мне было предложено изложить соображения о возможном использовании прибывших соединений армии для наступления в направлении Яхрома, Федоровка с целью освобождения войск группы Захарова из окружения и упрочения положения на стыке 30-й и 16-й армий.

Доложив о том, что участок Дмитров, Яхрома к вечеру 27 ноября будет занят и подготовлен для обороны частями [279] 29-й стрелковой бригады, я одновременно высказал свои опасения, что переход армии в наступление до полного сосредоточения без танков и достаточного количества артиллерии может привести к поражению ее по частям и не только не улучшит, а, возможно, ухудшит общее положение на правом фланге Западного фронта. Однако Главком все же потребовал оказать помощь Захарову и предложил самостоятельно решить вопрос о выделении сил и средств для выполнения этой задачи; срок начала наступления был назначен на 27 - 28 ноября.

Утром 25 ноября в Загорск прибыл начальник штаба армии генерал-майор Н. Д. Захватаев с офицерами для укомплектования штаба армии. Вслед за ними прибыли начальник политотдела армии полковник Ф. Я. Лисицын, член Военного совета бригадный комиссар Д. Е. Колесников, начальник тыла генерал-майор Д. И. Андреев и генерал-лейтенант войск связи И. Т. Пересыпкин с конным дивизионом связи.

Половина дня 25 ноября и весь день 26 ноября были заполнены работой по формированию штаба и управления тыла армии и ознакомлением офицеров с обстановкой и задачами армии.

Поручив Н. Д. Захватаеву и Д. Е. Колесникову закончить работу по формированию штаба армии и организации управления войсками, я с Ф. Я. Лисицыным и несколькими офицерами утром 27 ноября выехал в Дмитров для встречи прибывавших туда войск и подготовки наступления в соответствии с указаниями Ставки.

Днем 27 ноября 29-я бригада, закончив сосредоточение, двумя батальонами заняла для обороны подготовленный рубеж на участке Дмитров, Яхрома. Третий батальон, составлявший второй эшелон бригады, сосредоточился в районе Дмитрова.

С утра 27 ноября с боем из окружения выходили через фронт бригады разрозненные части 17-й кавалерийской дивизии из группы генерала Ф. Д. Захарова, а также части 58-й танковой и 107-й мотострелковой дивизий 30-й армии. К вечеру в Дмитров из района Рогачево прибыл командующий 30-й армией генерал-лейтенант Д. Д. Лелюшенко, имея при себе несколько танков. Он информировал меня об обстановке в полосе 30-й армии и сообщил, что войска ее левого фланга (58-я танковая и 107-я мотострелковая дивизии) к утру 28 ноября отойдут из района Рогачево на рубеж Савелово, Маринино, Володынское (западнее Дмитрова) и что не исключена возможность появления к утру 28 ноября наступающих частей противника в районе Дмитров, Яхрома.

После информации Д. Д. Лелюшенко стало совершенно очевидным, что 1-й армии нужно готовиться к отражению наступления противника и до окончания сосредоточения большей части сил и средств отказаться от контрудара для оказания помощи группе генерала Захарова. [280] Вызванным Мною командирам частей 29-й стрелковой бригады было приказано проверить готовность к отражению возможного наступления противника с утра 28 ноября и в течение ночи вести разведку в направлениях Дмитров, Рогачево, Яхрома, Ольгово, Федоровка.

В штаб 50-й стрелковой бригады, выступившей утром 27 ноября из Загорска, был выслан офицер связи с приказом о сосредоточении бригады в районе Яхромы не позднее 10 - 11 часов 28 ноября.

Начальник штаба армии получил указание направлять все войска, прибывавшие в Загорск, в район Дмитров, Яхрома.

На рассвете 28 ноября в штабе 29-й бригады было получено донесение из 2-го батальона о движении танков противника по дороге Ольгово - Яхрома. По приказанию командира бригады во 2-й батальон выехал начальник штаба бригады, чтобы на месте проверить обстановку и организовать отражение возможного наступления противника. Как стало известно позднее, около 7 часов утра 12 - 15 танков и одна-две роты пехоты противника с ходу атаковали левофланговую роту 2-то батальона, занимавшего оборону по западной окраине Яхромы. Рота, не имея противотанковых средств, в том числе и ручных гранат, не выдержала атаки танков и в беспорядке начала отходить на восточный берег канала. В Яхрому ворвалось около батальона пехоты противника с 10 - 15 танками.

Не проявив должной настойчивости в завязавшемся уличном бою, остальные две роты 2-го батальона также начали отходить.

Противник, преследуя отходящие подразделения, захватил яхромский мост через канал и занял деревню Перемилово на его восточном берегу. Дальнейшее продвижение противника в восточном направлении было остановлено 3-м батальоном 29-й бригады с дивизион :м реактивных минометов, занявшим для обороны высоты в одном километре восточнее деревни Перемилово. Противник, пытавшийся продвинуться к Дмитрову, был остановлен огнем танков, выдвинутых по распоряжению генерала Д. Д. Лелюшенко на дорогу Яхрома - Дмитров. Наступление батальона пехоты противника на участке 1-го батальона 29-й бригады, занимавшего оборону западнее Дмитрова, было остановлено около 10 часов утра огнем артиллерии и пулеметов.

Выход противника на восточный берег канала в районе Перемилова угрожал тяжелыми последствиями. Надо было, не теряя времени, отбросить немцев за канал. Прибыв около 10 часов утра в расположен г е 3-го батальона и ознакомившись с обстановкой, я принял решение контратаковать противника, занявшего Перемилово подошедшими частями 50-й стрелковой бригады и 3-м батальоном 29-й бригады.

Начавшееся около 14 часов наступление частей 50-й и 29-й бригад окончилось неудачно. Огнем пехоты и главным образом [281] танков противник остановил наступавшие части в 300 метрах от восточной окраины Перемилова и вынудил их отойти в исходное положение. Только на левом фланге лыжному батальону удалось очистить от мелких подразделений две деревни и выйти на восточный берег канала.

Учтя трудность борьбы пехоты против вражеских танков без противотанковой артиллерии в дневное время, мы приняли решение отложить атаку до утра 29 ноября (в утренние часы видимость была слабой). 1-й батальон 29-й бригады, занимавший оборону на западном берегу канала у Дмитрова, в связи с угрозой обхода его флангов в ночь на 29 ноября был отведен на восточный берег канала в район Дмитрова.

Повторная атака деревни Перемилово, назначенная на 6 часов утра 29 ноября, увенчалась успехом. Под покровом темноты части 29-й и 50-й стрелковой бригад под командованием командира 50-й бригады полковника Субботина, сблизившись с охранением противника на 150 - 200 метров, внезапно перешли в атаку и ворвались в деревню Перемилово. Враг, застигнутый врасплох, не оказал серьезного сопротивления и, потеряв несколько десятков солдат из 14-й мотодивизии и 20 танков 7-й танковой дивизии, в беспорядке отошел на западный берег канала. Преследуя его, подразделения 3-го батальона 29-й бригады захватили мост через канал. Однако огонь противника помешал наступавшим частям с ходу овладеть Яхромой.

Не имея достаточных сил и средств, главным образом артиллерии, я решил временно отказаться от атаки Яхромы и приказал командирам 29-й и 50-й стрелковых бригад перейти к обороне на восточном берегу канала, приняв необходимые меры к отражению возможных повторных атак противника. Мосты у Яхромы как автогужевой, так и железнодорожный по приказу Ставки были взорваны.

Боями у Яхромы закончилось наступление противника на правом крыле Западного фронта. Хотя в результате внезапной танковой атаки наши части вынуждены были оставить Яхрому и отойти на восточный берег канала, тем не менее замысел противника обойти Москву с севера был сорван, и в этом была немалая заслуга частей и подразделений 29-й и особенно 50-й стрелковых бригад, проявивших высокое мужество, упорство и настойчивость в выполнении поставленных перед ними задач.

Войска армии приступили к подготовке наступления с целью оказания содействия войскам группы Захарова и установления непосредственной связи с правым флангом 20-й армии, которая развертывалась на стыке между 1-й ударной и 16-й армиями.

В связи с событиями у Яхромы Генеральный штаб ускорил продвижение эшелонов и войск нашей армии. В период с 28 ноября по 1 декабря в район Дмитрова последовательно прибывали [282] части 55, 47, 56, 44 и 71-й бригад и 133-й стрелковой дивизии. В это же время к нам поступил и армейский артиллерийский полк. Остальные стрелковые бригады подошли в район сосредоточения уже в ходе контрнаступления.

47-я стрелковая бригада, выдвинутая в район южнее Яхромского водохранилища, в ночь на 30 ноября переправилась на западный берег канала и, оттеснив части 23-й пехотной дивизии противника, заняла плацдарм около четырех километров по фронту и до трех километров в глубину.

В течение 30 ноября на западный берег канала перешли части 44, 56 и 71-й стрелковых бригад, 701-го артиллерийского полка и два дивизиона реактивных минометов, а днем позднее - части 55-й стрелковой бригады и 133-й стрелковой дивизии.

По распоряжению Ставки Верховного Главнокомандования с 1 декабря 1941 года 1-я ударная армия вошла в состав Западного фронта. Ей была подчинена и группа Захарова в составе 126-й стрелковой и 17-й кавалерийской дивизий и курсантского полка, которая вела бои в окружении в районе Ольгово, Харламове, Клусово.

Приказом командующего Западным фронтом перед войсками армии ставилась задача с утра 2 декабря нанести удар левым флангом в направлении Деденево, Федоровка и в тот же день освободить группу Захарова; в дальнейшем - наступать в направлении Клина, во взаимодействии с 30-й и 20-й армиями разбить клинско-солнечногорскую группировку противника и выйти на рубеж Клин, Солнечногорск.

Для выполнения поставленной задачи было решено использовать все наличные силы, прибывшие в район сосредоточения армии к началу наступления.

1 декабря части 44, 56, 71 и 47-й бригад расширили плацдарм на западном берегу канала и заняли исходное положение для наступления.

С утра 2 декабря войска армии приступили к нанесению контрудара. 50-я и 44-я стрелковые бригады имели задачу при содействии левого фланга 29-й бригады овладеть Яхромой, причем 44-я стрелковая бригада, заняв район деревни Степановка, должна была наступать на Яхрому с юго-запада. 56, 71, 55-я стрелковые бригады и 133-я стрелковая дивизия, наступая в направлении Федоровки, имели задачу выйти на рубеж Ольгово (восемь километров западнее Яхромы), Свистуха, Хорошилово и, установив связь с группой Захарова, продолжать дальнейшее наступление в направлении Федоровки, Клина. 47-я стрелковая бригада была оставлена в резерве.

Начались ожесточенные бои. Имея перед собой 14-ю моторизованную, 1, 6, 7-ю танковые и 23-ю пехотную дивизии, части армии, ведя бои днем и ночью, медленно продвигались в западном направлении. Ряд населенных пунктов по нескольку раз переходил [283] из рук в руки. Атаки 44-й и 50-й бригад на Яхрому были отбиты противником.

К исходу 5 декабря, т. е. накануне перехода войск Западного фронта в контрнаступление, части армии вышли на восточный берег канала у Дмитрова и в район юго-западнее Яхромы.

Части 133-й стрелковой дивизии и 55-й стрелковой бригады, действовавшие на левом фланге ударной группы, отбросив на запад войска 23-й пехотной дивизии и отбив атаки 1-й танковой дивизии противника со стороны Белого Раста, деблокировали окруженную группу Захарова.

5 декабря штаб армии получил приказ командующего фронтом о переходе войск Западного фронта в контрнаступление. 1-й ударной армии ставилась задача овладеть районом Федоровки; в дальнейшем во взаимодействии с войсками 30-й и 20-й армий, наступая в направлении Клина, выйти на рубеж Клин, Солнечногорск.

В связи с тяжелыми боями, которые велись на всем фронте армии, производить какие-либо перегруппировки войск не представлялось возможным, и мы для выполнения приказа фронта ограничились вводом на направлении Федоровки, Клина 47-й стрелковой бригады, находившейся в резерве, а после занятия Яхромы создали на клинском направлении ударную группу в составе пяти бригад (56, 71, 47, 44 и 29-й). На левом фланге действовали 133-я, 126-я стрелковые дивизии (впоследствии они были выведены из состава армии). В резерве находилась одна стрелковая бригада.

Недостаточное количество противотанковой артиллерии отрицательно сказалось на ведении боев нашими частями против танков противника. Мы вынуждены были артиллерийские дивизионы, входившие в состав стрелковых бригад, использовать в качестве орудий сопровождения стрелковых подразделений для борьбы с немецкими танками, 701-й артиллерийский полк и два дивизиона реактивных минометов - как средство поддержки на всем фронте армии, придавая их попеременно той или иной стрелковой бригаде или группе бригад{100}. Это, безусловно, отрицательно сказывалось на темпах нашего продвижения.

С трудом ломая упорное сопротивление врага, войска армии при содействии авиации Московской зоны ПВО 8 декабря овладели Яхромой и Федоровкой и вышли на рубеж Синьково, Федоровка.

В ходе дальнейшего наступления войска армии встретили упорное сопротивление на рубеже Соколове, Золино, Акатьево, Загорье. Стремясь удержать за собой дорогу Клин - Солнечногорск и дороги, обеспечивавшие отвод войск 3-й танковой группы [284] на запад, противник принимал все меры, чтобы задержать наступление наших войск на указанном рубеже.

Сосредоточив основные усилия 29, 50, 84, 44, 56 и 47-й стрелковых бригад на клинском направлении, войска армии сломили сопротивление противника, 14 декабря вышли в район юго-восточнее Клина и с утра 15 декабря приступили к подготовке атаки на город Клин.

Еще 13 декабря войска 30-й армии вышли непосредственно в район севернее и северо-западнее Клина, перерезали дорогу Клин - Высоковск, а выдвинутая нами в район Лаврова 47-я стрелковая бригада окончательно замкнула кольцо вокруг Клина и оборонявших его частей противника. Это был первый с начала Великой Отечественной войны случай окружения немецких войск. Чтобы избежать ненужных потерь при атаке города, командование армии приказало командиру 29-й стрелковой бригады полковнику М. Е. Ерохину направить к коменданту Клина парламентеров с предложением сдать город без боя. Парламентер - лейтенант 29-й стрелковой бригады в сопровождении двух сержантов был принят комендантом. Последний ответил на предложение о сдаче отказом в письме на имя командира бригады.

По возвращении парламентеров войска армии, предназначенные для атаки, перешли под покровом темноты в наступление и ворвались в город с юга. Одновременно с севера в город вступили части 371-й стрелковой дивизии 30-й армии. Не приняв уличного боя, противник начал спешный отход по дороге Клин - Высоковск, очистив ее от незначительных подразделений 30-й армии, действовавших западнее Клина.

На левом фланге 55-я и 71-я стрелковые бригады оказывали содействие войскам 20-й армии в овладении Солнечногорском. Они еще 11 декабря совместно с частями 20-й армии перерезали дорогу Клин - Солнечногорск и начали преследовать противника в западном направлении.

После овладения Клином войска 1-й армии, по-прежнему взаимодействуя с войсками 20-й армии, в соответствии с директивой командования фронта от 16 декабря продолжали наступать на запад и 20 - 21 декабря вышли к рубежу реки Ламы, встретив на нем организованную оборону 7-й и 6-й танковых, 14-й моторизованной, 106-й и 23-й пехотных дивизий противника.

Попытки войск армии прорвать оборону рубежа на реке Ламе с ходу не удались. Населенные пункты Ярополец, Ивановское, Спас-Помазкино и другие были превращены врагом в сильные опорные пункты. Они составляли костяк его обороны в полосе наступления 1-й ударной армии. Используя их, а в промежутках между ними приспособленные для обороны окопы и долговременные сооружения, построенные нашими войсками еще [285] в оборонительных боях осенью 1941 года, враг оказывал упорное сопротивление.

Недостаток танков и артиллерии, особенно крупных калибров, утомленность войск и значительные потери в людях, понесенные в предшествовавших боях, снизили наступательные возможности армии, в результате чего бои на реке Ламе приняли затяжной характер. И только создание в полосе 20-й армии сильной ударной группировки со значительным количеством танков и артиллерии и усиление 1-й армии артиллерией калибра 152 мм позволило нашим войскам прорвать оборону противника. 16 - 17 января войска армии вышли на рубеж Лотошино, Шаховская.

После этого 1-я ударная армия была выведена в резерв Ставки и сосредоточена в районе Клина.

В непрерывных ожесточенных боях войска армии, имея очень мало артиллерии и танков, в период с 6 по 20 декабря продвинулись вперед на 120 километров, нанеся врагу тяжелое поражение.

Высокую доблесть, героизм и большое воинское мастерство проявили в боях красноармейцы, командиры и политработники частей и соединений армии, особенно 29-й стрелковой бригады (командир полковник М. Е. Ерохин, комиссар батальонный комиссар А. П. Хинин), 71-й стрелковой бригады (командир полковник Я. П. Безверхов, комиссар полковой комиссар Е. В. Бобров), 56-й стрелковой бригады (командир полковник И. Л. Рагуля, комиссар батальонный комиссар Г. И. Иванов), 50-й стрелковой бригады (командир полковник Субботин и комиссар Назаров), 44-й бригады (командир полковник Морозов и комиссар батальонный комиссар И. В. Чучулов). Части этих соединений, первыми вступив в сражение с противником на канале Москва - Волга, вынесли на себе всю тяжесть боев за Яхрому, Федоровку, на подступах к городам Клин и Солнечногорск, за овладение Клином и в боях по прорыву оборонительного рубежа на реке Ламе. С 1 по 20 декабря они захватили и уничтожили свыше 160 танков, около 100 артиллерийских орудий, 1000 машин и много другого оружия и техники.

29-я и 71-я стрелковые бригады за доблесть и мужество, проявленные в боях, были удостоены наименования гвардейских. Около 400 солдат, офицеров и генералов армии награждено орденами Советского Союза.

Во время пребывания 1-й ударной армии в резерве в первых числах января ее посетил Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин. Для встречи с ним в город Клин был вызван руководящий состав всех соединений и отдельных частей армии.

Тепло приветствуемый собравшимися командирами и политработниками, М. И. Калинин в дружеской беседе живо интересовался политико-моральным состоянием красноармейцев и командиров, [286] их ратными делами в прошедших боях, потерями, санитарной эвакуацией с поля боя, материальным и продовольственным снабжением, имеющимися у нас недочетами и многими другими вопросами, связанными с жизнью и бытом войск.

В конце беседы М. И. Калинин в своем выступлении ознакомил нас с международным и внутренним положением Советского Союза, особо остановившись на итогах и международном значении битвы под Москвой и на том впечатлении, которое произвела наша победа на мировое общественное мнение.

Отмечая заслуги Красной Армии, мужество ее бойцов и командиров, проявленное ими в битве под Москвой, М. И. Калинин рассказал и о героических делах нашего народа, который своим самоотверженным трудом обеспечил армии ее победу над немецко-фашистскими захватчиками.

В заключение, отметив успешные боевые действия войск 1-й ударной армии, поблагодарив командиров и политработников за их ратные дела, М. И. Калинин просил передать привет и личную благодарность всему составу частей и соединений армии, выразив при этом надежду, что и впредь красноармейцы, командиры и политработники с честью будут носить звание бойцов 1-й ударной армии.

Весть о посещении армии М. И. Калининым быстро распространилась по войскам. Участники этой встречи, выступая на собраниях и митингах, рассказывали о содержании выступления М. И. Калинина. Это оказало большое влияние на повышение политико-морального состояния личного состава. Солдаты, офицеры и генералы гордились тем, что Председатель Президиума Верховного Совета СССР дал высокую оценку боевым действиям 1-й ударной армии в битве под Москвой.

Дальше