Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Готовимся к новым боям

Тем временем жизнь в бригаде подводных лодок шла своим чередом. Лодки отрабатывали боевые задачи.

После установления полного единоначалия и упразднения института военных комиссаров в Красной Армии наш комиссар П. П. Иванов остался на лодке в качестве моего заместителя по политчасти. От такого должностного изменения в наших взаимоотношениях практически ничего не изменилось. С первых дней прихода Иванова на лодку между нами возникла взаимная симпатия, перешедшая затем в крепкую дружбу. В течение прошедшей зимы Петр Петрович часто подолгу отсутствовал на лодке, выполняя различные поручения Политуправления флота. Он ездил как представитель флота к нашим шефам в Киргизию, выезжал в армейские части. Со свойственной ему исключительной добросовестностью он выполнял все задания. И вот пришел приказ о переводе Иванова в Политуправление КБФ. Все лембитовцы любили своего комиссара и не хотели с ним расставаться. Петр Петрович обещал нас не забывать.

Комиссар давно собирался познакомить меня с ленинградской поэтессой Ольгой Федоровной Берггольц, которая часто выступала по радио.

— Давай, Алексей, пока я не закрутился на новом месте, сходим, проведаем Ольгу, а то потом не выберусь, — говорил он. — Ведь я помню ее еще комсомолкой, когда она работала в многотиражке на «Электросиле», а я был членом партийного комитета завода. Не думал, что она станет такой знаменитостью. Большой талант проявился у нее. [218]

Когда мы, прихватив с собой несколько кусочков сахара, банку консервов и пачку галет, вошли в ее комнату, на столе кипел самовар и стояла чайная посуда. Поэт Всеволод Азаров и двое незнакомых мне мужчин находились у раскрытого окна и тихо разговаривали. Сказали, что хозяйка скоро придет. Минут через пять вошла Ольга Федоровна. Черное длинное платье с закрытым воротом подчеркивало матовую бледность ее лица. Ольга Федоровна сказала, что плохо себя чувствует, и пригласила к столу. Пили «чай» — чем-то подкрашенный кипяток.

Петр вспомнил «Электросилу», но общий разговор не завязывался. Всеволод Азаров прочел свою поэму «Бессмертная субмарина», посвященную, как тогда писали, Н-ской подводной лодке. Я попросил Ольгу Федоровну прийти к нам на лодку почитать свои стихи.

— Не обещаю, — может быть, выберусь. Вот почитайте сами, — ответила она и подала мне маленькую книжечку «Ленинградская тетрадь» с надписью: «Алексею Михайловичу, в день знакомства, дружески. Ольга Берггольц. 19/V-43 г.».

Эта книжечка стихов была со мной в боевых походах на подводной лодке, а вот Ольга Федоровна так к нам и не выбралась.

После перехода на службу в Политуправление П. П. Иванов свое обещание не забыл. Он часто приходил на лодку, интересовался нашими делами, иногда проводил политинформации и подолгу беседовал с людьми. Его приходу всегда были рады.

В июне сорок четвертого Петр Петрович, будучи инструктором Политуправления флота, участвовал в освобождении острова Бьёрке, за что был награжден орденом Отечественной войны I степени. Вернувшись в Кронштадт, находясь еще под впечатлением от этой боевой операции, он зашел ко мне поделиться всем пережитым.

В это время должны были вернуться из эвакуации его жена и дочь, Иванову дали трехдневный отпуск для отдыха и встречи семьи. [219]

— Три дня отдыхать не могу: послезавтра иду с десантной группой.

— Тебя направили в новую операцию?

— Нет. Просто совесть не позволяет сидеть дома, когда товарищи, с которыми я только что был в операции, снова пойдут в бой.

— Петр, дали тебе три дня отдыха, — значит, обойдутся без тебя. Используй отпуск полностью.

— Нет, — качал головой он, — встречу своих — и сразу в Кронштадт.

На другой день, поздно вечером, Иванов зашел попрощаться.

— Ну как твои, приехали?

— Все в порядке, Нелли большая стала, уже десять лет!

— Ты мог еще сутки быть дома, зачем вернулся?

— В ночь выходим...

Мы присели «на дорожку», помолчали. Встали, обнялись и расцеловались.

— Ну, Петр, ни пуха ни пера. Буду ждать.

Еще раз обнялись, и я проводил Петра до ворот береговой базы.

Через несколько дней стало известно, что 4 июля 1944 г. морской охотник, на котором шел инструктор Политуправления флота П. П. Иванов, подорвался на мине-ловушке и погиб со всем экипажем.

Потеря друга на несколько дней вывела меня из равновесия. Не хотелось верить, что судьба оказалась к нему такой жестокой.

Узнав о гибели любимого комиссара, лембитовцы поклялись боевыми делами отомстить за него и за все, что причинили нашей Родине гитлеровские захватчики. П. П. Иванов остался в памяти лембитовцев навсегда.

Добрую память оставил П. П. Иванов не только на флоте. На заводе «Электросила» имени С. М. Кирова он работал с 1936 по 1941 год. Был монтером, затем мастером по испытанию машин. Одновременно вел большую партийную работу. Сначала — секретарем партбюро отдела, а в 1940 году был избран членом [220] партийного комитета завода и заместителем секретаря парткома. «Энергичный организатор, агитатор и пропагандист; где бы ни работал товарищ Иванов, везде он пользовался большим заслуженным авторитетом среди рабочих и служащих завода» — так отзывались о П. П. Иванове, провожая его на военную службу накануне Великой Отечественной войны.

В 1980 году на документальный экран вышел фильм «Мои комиссары», созданный на Ленфильме режиссером Е. Ю. Учителем. Он посвящен комиссарам гражданской и Великой Отечественной войн, а также молодым политработникам Советской Армии послевоенного времени. В фильме показан лишь один морской комиссар — Петр Петрович Иванов. Лембитовцы с чувством глубокого уважения, любви и горечи утраты говорили о нем с экрана.

Не забыли нашего комиссара и на «Электросиле». Бригада обмотчиков якорей турбогенераторного цеха, возглавляемая А. А. Семеновым, готовясь к 40-летию Победы, приняла дополнительные обязательства. Обмотчики зачислили в свою бригаду бывшего электросиловца П. П. Иванова. Бригада решила отработать за героя-подводника 40 часов, а заработанные деньги перечислить в Фонд мира. К юбилею Победы обмотчики постановили завершить восьмимесячное задание, повысить производительность труда на 2,6 процента вместо 2 процентов, ранее намеченных планом.

...3 июня 1943 года состоялось первое вручение медали «За оборону Ленинграда». В тот день ее получили наряду с прославленными полководцами домохозяйки, дежурившие на крышах домов в лютые морозы, рабочие, строившие танки и готовившие снаряды и мины для фронта, ученые, медики — все передовые защитники города.

Нам, подводникам, медаль вручали 6 июня. Через несколько дней мне выпала честь представлять подводников на общегородском вечере, посвященном вручению медали. В президиуме я сидел рядом с народной артисткой республики Софьей Петровной [221] Преображенской. На столе лежал длинный список выступающих. Преображенская была в нем третьей. За ней стояла моя фамилия. Софья Петровна очень волновалась и потихонечку попросила председательствующего:

— Пусть сначала выступит подводник, а мое выступление перенесите подальше, в конец.

Ее просьбу исполнили, и я поднялся на трибуну.

— Товарищи! От имени и по поручению подводников Балтики приветствую и поздравляю вас с высокой, особой, исторической наградой — медалью «За оборону Ленинграда». Недавно наш город справлял свой юбилей. Двести сорок лет! Это немало! Но ни разу чужеземцы, враги не могли овладеть городом. И вот теперь, на двести сорок первом году существования города, наше правительство награждает его защитников, сдержавших сильный натиск зарвавшегося врага. Эту историческую медаль получат многие тысячи защитников Ленинграда. Одни боролись и борются в стенах его, другие на его подступах. Ну а мы, подводники, с первых дней войны дрались и будем драться до победного конца на самых дальних подступах к городу, на коммуникациях врага в Балтийском море. Нас можно сравнить с партизанами, уничтожающими фашистскую нечисть в глубоком тылу врага, там, где он этого меньше всего ожидает. Только за сорок второй год подводники потопили свыше пятидесяти судов противника с грузом и боевой техникой, которая обрушилась бы на Ленинград. Получив медаль «За оборону Ленинграда», подводники Балтики заверяют, что эту историческую награду оправдают новыми боевыми делами. Получив медаль, которой я горжусь и которой будут гордиться мои дети и дети моих детей, клянусь, что все силы, знания и опыт приложу в борьбе с фашистскими захватчиками, при выполнении любого задания командования. Желаем вам дальнейших успехов в работе и обороне города. Да здравствуют стойкие защитники города великого Ленина! Смерть фашистским оккупантам!.. [222]

Когда я сел на место, Софья Петровна шепнула:

— Какой вы счастливый!

— В чем счастливый?

— Вы уже выступили. А мне еще говорить.

— Ну что вы, Софья Петровна. Почему вы так волнуетесь? Ведь вы выступаете перед огромными аудиториями чуть ли не ежедневно.

— Так то в театре, в роли. А тут совсем другое дело.

Когда очередь дошла до выступления Преображенской, она несколько успокоилась. Но, войдя на трибуну, посмотрела в до отказа заполненный зал и долго не могла заговорить.

— Знаете, я не умею выступать. Разрешите поздравить вас с наградой, и лучше я вам что-нибудь спою потом. Что хотите. Вот и все.

И сошла с трибуны. Зал разразился бурными долгими аплодисментами.

Выступления закончились. Потом был большой концерт. Выступило много артистов, но дольше всех не отпускали со сцены народную артистку республики Софью Петровну Преображенскую.

С самого начала войны Софья Петровна была частым гостем в бригаде подводных лодок.

Решил проверить, нет ли записей в моем дневнике о ее посещениях, и обнаружил, что тетради с записями 1941–1942 годов нет в ящике письменного стола, где она обычно хранилась... Вдруг телефонный звонок с плавбазы «Иртыш». Дежурный передал:

— На базу прибыл писатель Зонин и разыскивает вас.

Александр Ильич Зонин был единственным писателем, который в 1942 году ходил в боевой поход на подводной лодке из блокированного Ленинграда в Балтийское море.

О походах на подводной лодке Л-3 под командованием капитана 3 ранга П. Д. Грищенко, о людях лодки и боевом успехе он написал много и хорошо. Мы познакомились год тому назад. Сейчас Александр Ильич приехал из Москвы и привез мне пакет от писателя А. П. Штейна. В нем оказались моя тетрадь, машинописная [223] копия с нее и письмо Штейна: «Дорогой Алексей Михайлович. Я случайно завез с собою ваш дневник. Видимо, тогда второпях я сунул его в бумаги отдельно от других ваших материалов. Страшно извиняюсь, может быть, я хоть сколько-нибудь компенсировал сей грех, что возвращаю вам, предварительно перепечатав на машинке. Александр Ильич передаст вам мой искренний привет...»

Разумеется, я очень обрадовался, что тетрадь нашлась. Александр Ильич прочел мои записи и сказал, что так же, как и Штейн, настоятельно рекомендует продолжать их, что это будет бесценным материалом в будущем, важно записывать интересные факты и особенно не задумываться над литературностью изложения — это придет позже. Об этом же мне раньше говорил и А. А. Крон.

Спасибо этим товарищам за добрые советы, — они мне очень пригодились.

...Ремонт на лодке продолжался. В конце июня работы с аккумуляторными батареями закончили. В первой группе оставили прежние 60 элементов, а вторую группу, где был взрыв, заменили полностью; ее составили из 54 американских и 6 элементов отечественного образца.

Теперь, получив полную энергетическую оснащенность для подводного плавания, мы приступили к отработке боевых задач на ходу.

Накануне Дня Военно-Морского Флота сдали первую учебную боевую задачу с оценкой «отлично».

В это время на Центральном и Воронежском фронтах успешно развернулись наступательные бои Красной Армии. На Ленинградском фронте после прорыва блокады положение оставалось стабильным.

В августе «Лембит» и все лодки, находившиеся в Ленинграде, отрабатывали на Неве задачи подводного плавания.

Эксперимент с переделкой минных шахт не прошел бесследно. После нескольких погружений и всплытий у лодки стал появляться крен на правый борт. Обнаружили, что в нескольких местах сварные [224] швы шахт, проходившие через цистерну главного балласта, пропускают воздух, и цистерна постепенно заполняется водой. Для устранения пропуска воздуха и замены труб минносбрасывающего устройства пришлось снова стать в док. Все работы, за исключением подгонки труб и сварки, выполнил личный состав лодки. Целый месяц ушел на доковые работы.

После повторной отработки учебных задач, к середине ноября, привели лодку в полную боевую готовность. В это время уже наступили морозы. Снова надо было думать, куда поставить лодку на зиму.

Командование бригады подводных лодок составило план рассредоточения лодок и плавбаз у берегов Невы. Нам было отведено место у левого берега, у пристани на территории фабрики имени Ногина. Там поставили плавбазу «Смольный», которой командовал капитан 3 ранга А. Климов, и две подводные лодки: «Лембит» и Л-21 под командованием капитана 2 ранга С. С. Могилевского. Здесь же поставили две плавучие зарядовые станции: Л-55 (механик — инженер-капитан-лейтенант А. Чернышев) и Б-2 (механик — инженер-капитан-лейтенант В. Дорин).

Л-55, бывшая английская подводная лодка, пыталась атаковать наши военные корабли в районе Копорской губы. Во время первой же атаки, 4 июня, 1919 года, она была потоплена эсминцем «Азард». В августе 1928 года лодку подняли, отремонтировали, и она вошла в состав Балтийского флота. История Б-2 примечательнее. Это была «Пантера» — одна из лучших подводных лодок типа «Барс». 31 августа 1919 года подводная лодка «Пантера» под командованием А. Н. Бахтина открыла боевой счет советских подводников, потопив в районе острова Сескар английский эсминец «Виттория». Накануне Великой Отечественной войны лодка была еще в строю, а теперь она оказывала посильную помощь своим собратьям, заряжая их аккумуляторные батареи.

Обе эти ПЗС обслуживали подводные лодки всех дивизионов бригады. Дизели, винты и рули на них [225] были в исправности, и когда надо было обслужить какую-либо подводную лодку, ПЗС направляли к ее борту.

Меня назначили старшим по этой группе кораблей. Личный состав лодок и ПЗС разместили на плавбазе «Смольный». Плавбаза обеспечивала корабли паром, а в ее мастерских можно было выполнять мелкий ремонт механизмов. Со всех судов на берег завели швартовы, и казалось, что группа прочно стала на зимовку.

В первых числах декабря 1943 года происходил чрезвычайно бурный ледостав на Неве. У Финляндского моста образовался затор льда, и сразу же начался быстрый подъем воды. Напор льда был настолько сильным, что толстые стальные швартовы лопались, как нитки. Весь запас тросов с базы выдали на суда. Лед выжимал корабли на берег. Лодки и плавбаза удержалась на месте только благодаря работе своих машин вплоть до полного хода. А обе ПЗС сорвало со швартовов и выжало льдом на береговой откос.

Почти трое суток весь личный состав боролся со стихией. Больше всего доставалось боцманам: не успевали они сращивать тросы, как те снова рвались. Наконец саперам удалось подорвать затор, и вода стремительно пошла на убыль. Нам надо было немедленно отвести на глубину ПЗС, но их окружали огромные глыбы льда, сидящие на мели. Подрывать лед мы не решились из боязни повредить корпуса кораблей. Целую неделю провозились со снятием Л-55 и Б-2 с мели.

Получив такой урок, мы поставили упоры из толстых бревен в береговой откос на случай весеннего ледохода.

Началась размеренная корабельная жизнь. Плавбазу и лодки, имеющие зенитное вооружение, включили в общегородскую систему противовоздушной обороны. Но огонь, даже при налете авиации противника, должны были открывать только по специальному сигналу с командного пункта противовоздушной обороны города. [226]

Ежедневно проводили обычные корабельные учения. На всю зиму составили общий план политзанятий для всех кораблей группы. По плану штаба бригады старшины, командиры боевых частей и командиры лодок направлялись на месячные курсы по изучению новой техники и опыта боевых действий на море.

Салютует Ленинград

День 27 января 1944 года вошел в историю Великой Отечественной войны как одна из важнейших дат. Салют из 324 орудий осветил улицы города и возвестил об окончательной ликвидации блокады Ленинграда. Гитлеровские войска были отброшены на двести с лишним километров. Вместе с армией в разгроме врага на подступах к Ленинграду участвовали корабли Балтийского флота, имеющие мощную дальнобойную артиллерию. Нам, подводникам, не довелось принять участие в этой битве, и мы были в долгу у наших братьев, сражавшихся на сухопутном фронте. Мы продолжали боевые учения и тренировки на приборах, чтобы в море каждая торпеда шла точно в цель.

После снятия блокады казалось, что жизнь в городе стала почти такой, какой была в мирное время. Пошли троллейбусы, увеличилось число трамвайных маршрутов, открылись кинотеатры. Еще в декабре 1943 года командующий КБФ адмирал Трибуц и член Военного совета контр-адмирал Смирнов утвердили «Положение о Ленинградском клубе офицеров КБФ». Избрали совет клуба на 1944 год из семи человек — представителей кораблей и частей КБФ. В первый совет офицерского клуба вошли П. Г. Артеменко, Н. А. Алексеев, В. Л. Быстров, Н. П. Вайдо, Р. И. Маламед, А. М. Матиясевич, П. Н. Ящук; председателем совета избрали инженер-капитана 2 ранга Маламеда, начальником клуба Политуправление флота назначило капитана Ящука. Клуб был открыт ежедневно, кроме понедельника, с семи вечера до часа [227] ночи. По средам, субботам и воскресеньям в клубе проводились открытые вечера, на которые офицеры имели право приглашать гостей — членов семьи, родственников и знакомых. В остальные дни клуб могли посещать только офицеры флота. Такой распорядок был связан с тематикой проводимых в клубе мероприятий. Так, в первые месяцы 1944 года в клубе читались лекции о военном и международном положении СССР, о теории и тактике большевиков в вопросах войны и мира, доклады о действиях флотской артиллерии, плавании в шхерах и многие другие, демонстрировались новые кинофильмы. Всегда были интересными концерты Ленгосэстрады и артистов из Москвы. В клубе работали библиотека, бильярдная, ателье бытового обслуживания, буфет, в котором можно было получить по талонам за наличный расчет маленькую порцию овощного винегрета, 100 граммов водки, а иногда были бутерброды с колбасой или с сыром. Можно было выпить стакан чая с одним кусочком сахара. По тому времени такая добавка к пайку казалась роскошной. Большой популярностью пользовалась бильярдная, там всегда были очереди. В начале клуб размещался в особняке на набережной Красного Флота, а весной его перевели в дом отдыха на Крестовском острове, там было просторнее.

Создание клуба способствовало товарищескому сплочению офицеров корабельного состава и штабов, разумному проведению досуга, повышению культурного уровня, укрепляло чувство воинского долга. Доклады и лекции помогали подготовке офицеров к предстоящим наступательным действиям. Клуб стал любимым местом отдыха офицеров. От места стоянки кораблей у фабрики имени Ногина было далеко до офицерского клуба, но мы, по возможности, не пропускали лекции и доклады, так как проводились они интересно, и на высоком уровне.

План боевой подготовки и ремонта лодки строго выдерживался. К 1 апреля «Лембит» был в полном техническом вооружении. В конце апреля закончили отработку учебно-боевых задач на ходу лодки. 4 мая [228] командование дивизиона проверило действия экипажа при выполнении учебно-боевых задач лодки и разрешило поднять вымпел, означающий вступление лодки в летнюю кампанию.

Как только сошел лед, бригада траления приступила к очистке Морского канала от мин. Кроме того, для большей безопасности мы провели лодку через станцию размагничивания. 17 мая, когда шли из Ленинграда в Кронштадт, только выгоревшие купола собора в Петергофе и остовы каменных зданий напоминали о былом присутствии на этом берегу вражеских батарей.

В Кронштадте лодка вошла в состав 1-го дивизиона подводных лодок, которым командовал капитан 2 ранга А. Е. Орел. На корпусе лодки под руководством опытных мастеров установили специальное оборудование против антенных мин. Затем мы снова начали заниматься боевой подготовкой. Выполняли торпедные и артиллерийские стрельбы, всплытие и погружение и другие задачи.

23 июля, после подъема флага, перед строем зачитали обращение Военного совета КБФ. В нем Военный совет Краснознаменного Балтийского флота горячо поздравлял офицеров, старшин и матросов с Днем Военно-Морского Флота и выражал уверенность, что в предстоящих решающих боях подводники будут достойными участниками полного разгрома врага. Обращение подписали Трибуц, Смирнов, Вербицкий.

Это обращение обязывало нас еще лучше готовиться к выходу в море, привести в отличное состояние материальную часть оружия и механизмы, чтобы в бою они действовали безотказно.

В это время на лодке проводили учебные зенитные стрельбы. При осмотре пушки после стрельбы обнаружили трещину ствола у дульного среза. За время войны мы выпустили 805 снарядов по фашистским самолетам. А теперь, после пятого снаряда по мишени, ствол пушки треснул. Запасных стволов не было. Завод не брался изготовить новый ствол и [229] предложил вместо нашего 40-миллиметрового автомата установить 45-миллиметровую полуавтоматическую пушку. Но для этого требовалась большая переделка всей системы уборки пушки в герметическую шахту. Технический отдел не поддержал это предложение.

Выходить в море без пушки? Нет, во что бы то ни стало надо было ее ремонтировать. Лодочный артрасчет и командир боевой части А. П. Столов предложили отправиться на фронт и поискать подходящий ствол среди трофейного оружия. Флагманский артиллерист бригады капитан 3 ранга Н. В. Дутиков поддержал это предложение. Он видел на Карельском перешейке вполне исправные трофейные автоматы 40-миллиметрового калибра. Обо всем доложили командиру бригады С. Б. Верховскому, и он дал «добро» для поездки на фронт. Через несколько дней старшина комендоров дивизиона подводных лодок мичман Ильин и комендор лодки Чубанов доставили почти новенький ствол, но он был значительно длиннее нашего. Трофейный ствол укоротили, сделали нарезку и перенесли на него пламягаситель с аварийного ствола. Новый ствол ничем не отличался от фирменного, кроме большей толщины у дульного среза, но это лишь увеличивало его прочность. Соблюдая правила безопасности, опробовали автомат на Восточном Кронштадтском рейде. Он работал отлично.

Обещанные нам английские мины наконец доставили в Кронштадт, на борт лодки мы могли принять их в любое время.

15 августа полностью закончили техническое оснащение лодки для выхода в море. Теперь больше времени можно было отвести на боевые учения и тренировки, это было необходимо, так как в личном составе произошли значительные изменения. В помощь С. А. Моисееву прибыл инженер-лейтенант Н. М. Кузнецов. Штурмана Б. П. Харитонова послали в командировку в Англию. Его заменил лейтенант М. М. Митрофанов. Он окончил Бакинский морской техникум [230] и плавал на судах торгового флота, в 1942 году окончил с отличием курсы командного состава ВМФ, и его назначили на лодку, находившуюся в постройке. Он был рад переводу на действующую боевую лодку. Командира минно-торпедной боевой части А. П. Столова направили на курсы усовершенствования. На лодку прибыл после окончания училища имени Фрунзе молодой, полный энергии лейтенант Я. Ш. Ощерович. В помощь командиру отделения М. Д. Николаеву прибыл гидроакустик комсомолец С. К. Гипп.

Еще в августе прошлого года старший электрик В. А. Кондрашев убедительно просил направить его в школу летчиков. Родные Кондрашева остались на оккупированной Украине, и он рвался в бой. Командование удовлетворило его просьбу. Год учебы в летном училище — и Кондрашев стал летчиком-истребителем. Сначала служил в авиаполку на Балтике, а закончил войну на Дальнем Востоке, где громил японских самураев. За мужество в воздушных боях его наградили несколькими орденами и медалями.

На лодке Кондрашева заменил молодой электрик комсомолец Алексей Масленников. Из учебного отряда прибыли матросы комсомольцы Николай Ишков и Виталий Сердюков. Они прошли теоретическую подготовку по системам погружения и всплытия. В группу рулевых-сигнальщиков прибыл матрос комсомолец Михаил Белоглазов. Для вновь прибывших составили план изучения лодки и соответствующего боевого заведования. Сроки установили жесткие. Инженер-механик С. А. Моисеев и старшины группы были хорошими учителями, а ученики — прилежными, и дело шло быстро. Молодые подводники сдали зачеты в назначенный срок.

А события на сухопутных фронтах развивались. Финляндия объявила о выходе из войны.

Мы с интересом изучали опубликованные в газетах условия перемирия, так как в самом ближайшем будущем нам предстояло использовать эти условия на практике: нам предоставлялось право пользоваться территориальными водами, портами, пристанями [231] и якорными стоянками Финляндии. Теперь подводникам не надо было форсировать смертоносные минные поля Финского залива, чтобы выйти в открытое море. Фарватеры финских шхер были свободны от мин.

22 сентября была освобождена от фашистских захватчиков столица Эстонии Таллин. В ее освобождении участвовали и бывшие лембитовцы Т. Б. Сумера, А. М. Аартее и А. Я. Сикемяэ.

В бригаде подводных лодок объявили оперативную готовность.

На лодку приняли мины, доставленные из Англии, и восемь боевых торпед отечественного производства. Оставалось получить продукты и закончить техническое снабжение.

Командир береговой базы подводных лодок Григорий Максимович Пружан, скромный, но очень энергичный и заботливый человек, артиллерист по образованию, волей судеб занимавший интендантскую должность, приходил на лодки в любое время суток. Он стремился, чтобы каждая лодка, готовящаяся к выходу в море, получила все продукты, положенные в автономном плавании. Трудно было обеспечить полный ассортимент продуктов, — многие из них были весьма дефицитными. Г. М. Пружан обращался к начальству, ездил по складам и добивался их получения. Когда лодки заканчивали погрузку продуктов и материально-техническое снабжение, командир базы приходил и спрашивал: «Все ли получили? Есть ли претензии к базе?» — и был очень доволен, когда слышал почти всегда неизменный ответ командира лодки: «Спасибо, товарищ Пружан, все в порядке». И на этот раз Григорий Максимович побывал у нас на «Лембите» и услышал слова благодарности.

Теперь лодка была во всеоружии, и мы с нетерпением ожидали приказа о выходе в море. [232]

В прицеле — форштевень

Наконец получен долгожданный приказ. 1 октября «Лембит» в составе эскорта вышел из Кронштадта. При входе на фарватер финских шхер нас встретил катер с лоцманом. Переночевав на рейде порта Хельсинки, пошли на запад. Весь офицерский состав лодки, готовясь к походу, изучал по картам эти извилистые, идущие среди островов и скал, фарватеры. Наличие лоцмана на борту никогда не снимает ответственности с командира корабля или с капитана транспортного судна. В этом первом плавании по шхерам штурман Митрофанов непрерывно контролировал место лодки. Вахтенные офицеры даже свое свободное время проводили на мостике. Мы хотели освоить плавание шхерными фарватерами, не прибегая к услугам лоцманов. Рулевые, натренированные в плавании по Неве, отлично вели лодку. И вот мы на рейде Утэ, на том самом рейде, куда с большим риском заходили в августе 1942 года. Теперь он стал для нас отправным пунктом для выхода в море.

Высадив лоцмана, спокойно произвели дифферентовку неподалеку от вестовой вехи, у которой два года назад вылезли на отмель. Мимо маяка Утэ и разрушенного маяка Лильхару прошли в крейсерском положении, а затем срочное погружение.

Раньше мы выходили в открытое море после напряженных, изнурительных дней форсирования противолодочных рубежей Финского залива. Сейчас мы не чувствовали усталости, были полны сил и желания сразиться с врагом.

Нам был отведен район боевых действий в южной Балтике, от порта Свинемюнде в Померанской бухте до меридиана маяка Риксхефт. По данным разведки, интенсивное движение судов противника наблюдалось по направлению от портов Свинемюнде и Кольберга к северной границе банки Штольпе.

Находясь в этом районе, обнаружили немецкий миноносец типа «Z» и пристроились за ним. Миноносец [233] шел полным ходом и быстро скрылся, но штурман Митрофанов успел определить курс — 225°, он вел прямо в порт Свинемюнде.

9 октября на путях движения судов к Кольбергу и Свинемюнде мы выставили минное заграждение из 20 мин. Через три часа после минной постановки услышали сильный взрыв. Кто подорвался — установить не могли, так как уже отошли от выставленных мин на расстояние, недоступное для обозрения в перископ.

Наступили сумерки, за день аккумуляторные батареи разрядились чуть ли не до предела. Гидроакустики внимательно прослушали горизонт. Присутствие кораблей не обнаруживалось. Всплыли в крейсерское положение, и я вышел на мостик. Пользуясь ночным биноклем, осмотрел горизонт, море было пустынным. Низкие темные тучи покрывали небо, небольшая волна с юго-востока не мешала плаванию. Включились на винт-зарядку. К месту минной постановки шли под водой целый день, а сейчас скорость хода была в пять раз больше, и лодка быстро приближалась к бую у банки Штольпе. Как только открылся его оранжевый огонь, Митрофанов взял на него пеленг, и мы несколько подправили курс. Вдруг вахтенный сигнальщик Корниенко доложил:

— Товарищ командир, у буя стоит катер.

И сразу же мы увидели яркие вспышки точек-тире, направленные с катера в нашу сторону.

— Стоп винт-зарядка! Оба дизеля полный вперед! Боевая тревога!

— Товарищ командир, что ему отвечать?

— Что надумаешь, то и ответь.

Корниенко схватил ручной сигнальный фонарь и начал «морзить». Катер прекратил сигналить, По-видимому, немцы пытались понять, что передают с лодки. А Корниенко, как истый украинец, перешел на родной язык и быстро строчил: «Уходи к бисовой матери, а то утопим!»

Если идти на Мемель, то от буя надо было на несколько градусов изменить курс вправо, а если идти в Пиллау — лечь на курс 90°. [234]

Когда до буя оставалось два-три кабельтова, катер отдал швартовы и снова стал «морзить». Корниенко отвечал ему знаком «понял», как это принято у нас. Вдруг катер дал ход и пошел на пересечение нашего курса. Еще несколько секунд, и лодка врежется в левый борт катера.

— Право на борт, курс — девяносто!

Катер дал полный ход, лодка начала поворот вправо, и столкновения не произошло. Расстояние между нами быстро увеличивалось. Катер лег на контркурс, дал два длинных тире. Корниенко ответил тем, же сигналом. На этом встреча закончилась. Когда огонь буя стал едва различим, легли на норд и включили винт-зарядку.

За утренним обедом, после ухода под воду, эту интересную встречу шумно обсуждали. «И у фрицев бывает прорушка», — говорил Корниенко.

Думаю, что силуэт советских подводных лодок был хорошо известен личному составу катеров противника. У всех лодок, воевавших на Балтике, на палубе или мостике были пушки. У «Лембита» пушки не было видно, кроме того, вся надстройка резко отличалась от силуэта лодок отечественной постройки. Шли мы, не прячась, курсом от немецких баз, вот и приняли нас немцы за своих. А неувязку со световым разговором на катере могли счесть как неожиданное изменение кода.

Через сутки впервые за все время войны обнаружили большую группу военных кораблей. Не помню, кто из вахтенных офицеров доложил о появлении конвоя, но картина, увиденная мною в перископ, крепко запомнилась. Влево на горизонте удалялись несколько малых тральщиков. Два эскадренных миноносца типа «Z» шли на параллельных курсах; посредине, несколько отступя, шел крупный корабль, похожий на крейсер или даже линкор, а за ним еще два корабля, класс которых я определить не мог. Группа шла на большой скорости.

— Боевая тревога! Приготовить торпедные аппараты! Стрельба залпом из четырех торпед! [235]

Моментально экипаж лодки занял боевые пост. Мой помощник Михайлов с таблицами торпедной стрельбы и тетрадью для записей и штурман Митрофанов с планшетом у карты готовы к расчетам боевого курса. Ошерович и Ченский со всей минно-торпедной группой колдуют у торпедных аппаратов. Инженер-механик Моисеев не спускает глаз с многочисленных приборов, показывающих работу механизмов.

После двух подъемов перископа определили курс и скорость противника, в крупном корабле я опознал крейсер «Нюрнберг». О таком объекте атаки передали по переговорным трубам в отсеки. На боевых постах все удвоили внимание.

Получая от меня данные — пеленг и дистанцию, Михайлов и Митрофанов рассчитали боевой курс. Боцман Дмитриев и рулевые Корниенко и Корешков отлично вели лодку по глубине и курсу.

Последний подъем перископа; по расчетам, до залпа осталась одна минута.

— Аппараты товсь!

Вдруг «Нюрнберг» резко изменил курс. Командую:

— Право руля! Право на борт!

Но крейсер циркулировал быстрее лодки и показал нам корму. Пришлось спокойно и четко скомандовать:

— Отставить товсь! — Необходимо было подчеркнуть слово «отставить», иначе торпедисты, ожидавшие совсем другую команду, сгоряча могли нажать на рычаги, и торпеды пронеслись бы мимо цели.

Я уже писал ранее, что такие срывы атаки больно отражаются на всех. Но приходится смириться и держать нервы в узде.

На другой день снова появился эскорт тех же кораблей. На этот раз обнаружили их на большом расстоянии. Вся группа, придерживаясь генерального курса, шла коротким зигзагом. Началась классическая атака с большой дистанции. Но снова нас постигла неудача. Не успевали мы выйти на угол упреждения, как крейсер отворачивал. В некоторой степени это [236] происходило потому, что маневренные элементы лодки сильно изменились из-за специальных противоминных устройств, имевшихся в этом походе на ее корпусе. Замедлилась циркуляция, и увеличилось время ухода лодки под воду. Возможно, сказалось и отсутствие у меня опыта торпедной стрельбы по быстроходным целям, идущим зигзагом.

Так эта крупная цель только подразнила нас, и я был в очень удрученном состоянии.

Следующая ночь была темная, изредка сквозь тучи проглядывала луна, море спокойное. Со мной на мостике, как и всегда, нес вахту командир отделения рулевых С. М. Корниенко. Он заметил на горизонте светящуюся точку. Сразу же я изменил курс, и мы пошли по направлению к ней. Вскоре вырисовался силуэт транспорта. Он был не больше 5 тысяч тонн водоизмещения.

На транспорте нас заметили, но, по-видимому, приняли за катер, включили ходовые огни и передали сигнальным фонарем какое-то слово. Не получив ответа и опознав в приближающемся корабле подводную лодку, транспорт изменил курс, увеличил скорость хода и выключил все огни.

Я объявил боевую тревогу. Полным ходом под дизелями пошли на сближение. На мостик вынесли ночной прицел. Из первого отсека Ошерович доложил о готовности выполнить двухторпедный залп. Легли на боевой курс. Обычно на дизель-электрических подводных лодках торпедная стрельба в надводном положении производилась на ходу под электромоторами. Когда до залпа оставалось две минуты, я скомандовал:

— Стоп дизеля, перейти на электромоторы! Моторной группе Грачева и группе электриков Тронова надо было действовать четко и быстро. От их работы во многом зависел успех атаки.

Шум работающих дизелей лодки на море слышен далеко. Как только перешли на электромоторы, сразу наступила необычная тишина. В это время из-за туч выглянула луна, стало видно, как на транспорте бегают люди, готовят шлюпки и спасательные плоты. [237]

Форштевень транспорта подошел к нити прицела.

— Залп!

Две торпеды вышли из аппаратов в момент, когда нос лодки приподняло волной. Торпеда из левого аппарата пролетела несколько метров по воздуху и зарылась в воду, а из правого пошла хорошо, было отчетливо видно, как она шла к цели.

По всей вероятности, после того как заглох шум наших дизелей, на транспорте были настороже и он стал быстро поворачивать влево. Мы ясно увидели, как торпеда прошла по его правому борту. Транспорт удалялся на юг, — как нам показалось, с неимоверной быстротой. Запустили дизели, и я попросил Моисеева выжать из них все, что можно, чтобы его догнать.

Через полчаса лодка и транспорт шли параллельными курсами на расстоянии примерно 2 кабельтовых друг от друга со скоростью около 14 узлов. На мостик доложили, что Продан слышал SOS транспорта и принял радиограмму на немецком языке. Капитан передавал, что его преследует подводная лодка.

Вот так мы и шли, приближаясь к вражеским берегам. А как выполнить торпедный залп на параллельных курсах? Послал Михайлова на центральный пост, чтобы он рассказал о сложившейся обстановке и передал Моисееву и Грачеву, что от мотористов зависит исход атаки. Надо выжать из дизелей еще пол-узла хода.

...Молодцы мотористы! Мы начали обгонять транспорт. Вот лодка уже настолько впереди, что можно разворачиваться для залпа.

— Левый дизель полный назад! Правый средний — вперед! Аппараты товсь!

От такой работы дизелей враздрай корпус лодки затрясся так, что, казалось, развалится на части. Такая тряска могла повлиять и на выход торпед из аппаратов. Но раздумывать было некогда. Лодка начала медленно циркулировать влево. Дизели грохотали вовсю. Транспорт продолжал идти прежним курсом. Вскоре его форштевень показался на нити прицела... [238]

— Залп!

Обе торпеды попали в щель.

Транспорт от взрыва переломился надвое. Через две-три минуты на поверхности воды остались только спасательные плотики с командой. С юга: быстро приближались три катера. Они шли по направлению к огням плотиков транспорта. Не дожидаясь, пока катера заметят нас, полным ходом пошли курсом к выбранному мною месту покладки лодки на грунт для перезарядки торпедных аппаратов.

Этот боевой успех несколько улучшил настроение всего экипажа после неудачи с атакой крейсера «Нюрнберг».

До рассвета закончили зарядку аккумуляторных батарей и легли на грунт. Работа предстояла нелегкая. Надо было перенести торпеды со стеллажей в отсеке лодки на центральные направляющие, проверить их зарядку и задвинуть в аппараты. На помощь торпедистам, как и всегда, пришли друзья из других боевых частей — мотористы, электрики, трюмные. Как и прежде, на торпедах писали слова возмездия. А на одной торпеде моторист, лезгин Абдул Садыхов, написал: «Адольфу от Абдула».

У командира минно-торпедной боевой части лейтенанта Якова Ошеровича, впервые после окончания училища участвовавшего в походе на подводной лодке, было праздничное настроение.

Сразу после залпа по транспорту Ошерович попросил разрешения выйти на мостик, но не успел к моменту взрыва торпед, и все же он законно чувствовал себя именинником. Оружие, приготовленное его боевой частью, сработало безотказно. Но надо отдать должное и группе мотористов Грачева — Шеханину, Бакулину, Шестакову, Садыхову. Они выжали из дизелей все возможное и даже невозможное, чтобы догнать транспорт и развернуть лодку для боевого залпа. Их действия решили исход атаки.

Через два дня еще одна ночная атака увенчалась успехом. Торпедой с «дарственной» надписью Садыхова был потоплен фашистский тральщик. [239]

В то время мы не знали названий и водоизмещения судов, потопленных торпедами и подорвавшихся на заминированном нами фарватере. После войны стало известно, что от торпед погибли бывший датский транспорт «Хельма Лоу» и тральщик. На минах, выставленных в этом походе, подорвались и затонули буксир «Пионер-5» и транспорт «Шванеск», подорвалось и получило большие повреждения пассажирское судно «Берлин».

18 октября мы вернулись в Хельсинки. Почти одновременно с нами возвратились с моря подводные лодки Щ-310 под командованием капитана 3 ранга С. Н. Богорада и Щ-407 под командованием капитан-лейтенанта П. И. Бочарова. Они действовали вдоль побережья от Ирбенского пролива до Мемеля и потопили семь фашистских транспортов.

Лодки ошвартовались у причала торгового порта неподалеку одна от другой. Каждую лодку посетил член Военного совета КБФ контр-адмирал Смирнов. Он поздравил экипажи с благополучным возвращением и боевыми успехами. Затем Н. К. Смирнов и командиры лодок собрались на «Лембите». Мы доложили члену Военного совета о своих нуждах, о том, что нужно сделать, чтобы быстрее подготовить лодки к новому выходу в море. Надо было получить боезапас. Также мы считали, что, поскольку Финский залив форсировать не приходится, можно снять устройство против антенных мин: оно ухудшало маневренные качества лодки.

Н. К. Смирнов сказал, что ремонт можно производить и на заводах Финляндии, боезапас доставят в Хельсинки, но снимать противоминное спецустройство лучше дома, и дал «добро» для следования в Кронштадт.

Лоцманы помогли нам пройти шхерными фарватерами на восток. На выходе из шхер встретили эскорт, в составе которого были плавбаза «Иртыш» и несколько лодок. Тральщики, освободившись от своих подопечных, приняли нас для проводки в Кронштадт. [240]

Целый месяц мы пробыли дома. В спокойной обстановке отпраздновали 27-ю годовщину Великого Октября. Личный состав, хотя и был загружен работой, хорошо отдохнул.

В один из ноябрьских вечеров в дверь моей каюты постучали и попросили разрешения войти. Дверь отворилась, и на пороге появился молодой лейтенант — комсомольский работник нашего политотдела Андрей Можеренко. Я с ним однажды встречался на комсомольском собрании, которое проводил секретарь комсомольской организации лодки Алексей Масленников. Теперь познакомились ближе. Оказалось, что лейтенант был уже обстрелянным. В 1938 году по комсомольскому набору его призвали на флот. Он служил на Тихоокеанском флоте торпедистом подводной лодки типа «Малютка». А воевать ему довелось комсоргом батальона морской пехоты Волжской военной флотилии. Затем — на канонерской лодке заместителем командира по политчасти и в отряде катерных, тральщиков на Волге, под Сталинградом.

Потом Можеренко, как коренного подводника, откомандировали в бригаду подводных лодок на Балтику. Он доложил, что по приказу командования бригады ему необходимо идти в боевой поход на подводной лодке, к чему он давно стремился для приобретения опыта работы в боевой обстановке в море и вместе с тем для помощи мне в партийно-комсомольской работе. В то время на лодке было четырнадцать комсомольцев, шестеро из них шли в море впервые. Приход на лодку опытного комсомольского работника оказался очень кстати. С меня и секретаря партийной организации П. Н. Ченского снималась большая нагрузка. Забегая вперед, скажу, что за время похода я не мог уследить, когда лейтенант Можеренко спал. Вахты сменялись, а он постоянно находился с людьми. Он рассказывал о боях на Волге. Комсомольцы под его руководством выпустили несколько «боевых листков» и стенгазету. Рассказы Можеренко и «боевые листки» поддерживали необходимый настрой в экипаже лодки на протяжении всего [241] похода. Думаю, что и Андрей Николаевич получил много полезного для дальнейшей работы с людьми.

Поход лодки в тяжелых зимних условиях завершился большим боевым успехом. Но об этом речь ниже. По возвращении из похода я с удовольствием доложил начальнику политотдела С. С. Жамкочьяну о работе его помощника по комсомолу и ходатайствовал о представлении его к правительственной награде. Вскоре А. Н. Можеренко был награжден орденом Отечественной войны I степени.

В отличном боевом настроении мы 27 ноября вышли из Кронштадта. Снова поход по финским шхерам, знакомый рейд Утэ.

Под напором Советской Армии гитлеровские войска откатывались все дальше и дальше на запад. Фашистские части интенсивно эвакуировались из Прибалтики морским путем. В нашу задачу входило, чтобы эти беглецы и отправляемое на судах добро, награбленное в Советской стране, не достигли портов Германии, а подкрепления для отступавших войск, подбрасываемые морским путем, не попали по назначению.

Опасаясь наших подводных лодок, конвои фашистских судов двигались вдоль берега по мелководью.

В боевом приказе подводной лодке «Лембит» предписывалось разведать пути движения судов противника в районе Мемель — мыс Брюстерорт, заминировать их, а затем уничтожать суда торпедами.

Придя в заданный район, вскоре обнаружили высокие черные и красные буи, которыми был обставлен фарватер, проходивший в полутора милях от берега. Глубины на нем оказались едва доступными для плавания на перископной глубине и предельно малыми для постановки мин из подводного положения лодки.

3 декабря заметили, как в сторону Брюстерорта прошел тральщик. Вошли на фарватер, и вот от буя к бую, от черного к красному, от красного к черному, зигзагом через определенный интервал поставили четыре мины, через значительный промежуток еще [242] четыре... Всего выставили 20 мин и заминировали фарватер на большом протяжении. Штурман Митрофанов точно нанес на карту места постановки мин. Всплывших мин не было, — значит, они находились на заданной глубине.

Через сутки, маневрируя мористее нашего минного заграждения, услышали шумы винтов и затем взрыв, второй, третий... И все стихло. Мины были поставлен не зря!

Прошло несколько дней. Движение судов в это районе прекратилось. Мы обнаружили лишь отряд малых тральщиков, идущих из Данцигской бухты. Получили сообщение от разведывательной авиации Балтийского флота об интенсивном тралении в районе минной постановки, но ни одного конвоя противника летчики не обнаружили. Хорошо оборудованная коммуникации врага была нами нарушена.

Ночами мы всплывали, чтобы зарядить батареи Штормовая погода изматывала, кожаные регланы плащи покрывались коркой льда. Глаза, иссеченные ветром и солеными брызгами, слезились. Все ночи сигнальщики, вахтенные офицеры и я, а частенько и лейтенант Можеренко, помощник начальника политотдела комсомола, напрягали глаза, вслушивались, но море было пустынно, как будто все корабли попрятались в базах. За ночь палуба и надстройки сильно обледеневали. Образовавшийся ледяной панцирь создавал дополнительную плавучесть, и загнать лодку под воду был непросто. Приходилось сразу же после окончания зарядки аккумуляторных батарей погружаться, не дожидаясь рассвета, чтобы лодка успела оттаять и получить после подциферентовки нормальную плавучесть и маневренность при плавании на перископной глубине.

Наконец после штормовой погоды заштилело, наступили дни с плюсовой температурой, и над морем повис густой туман. Целыми сутками, днем и ночью, мы плавали, как в молоке. И вот 11 декабря, когда «Лембит» закончив зарядку аккумуляторных батарей, ушел на глубину, акустик Сергей Гипп доложил, что слышит [243] шум винтов целого каравана судов. В перископ ничего не было видно. Туман. Шумы винтов приближалися. Наиболее сильные из них стали различимы даже без специальной аппаратуры. По гидроакустическому пеленгу пошли на сближение с транспортами. Но из-за множества шумов выйти в торпедную атаку по какому либо одному определенному объекту было невозможно. Акустик не мог добиться четкости пеленга. Идя на определенный риск, решил всплыть.

— Боевая тревога! Торпедные аппараты к выстрелу приготовить!

Из первого отсека командир минно-торпедной боевой части Яков Ошерович доложил, что аппараты готовы. Прошли секунды — и мы на поверхности... Мертвая зыбь спокойно катит свои валы. Ничто не говорит о том, что где-то здесь, поблизости, идут вражеские суда, с которыми возможно прямое столкновение, и нам тогда не поздоровится.

Пройдя несколько минут малым ходом на сближение с караваном по пеленгу данному акустиком, и не обнаружив судов, срочно погрузились. И опять, но на этот раз в непосредственной близости, сплошной шум винтов. Но как в этом хаосе звуков, принимаемых всем корпусом лодки, выбрать объект атаки? Поднимаю перископ. Ничего не видно, хотя уже утро — 8 часов 45 минут. Еще раз всплываем. По-прежнему туман как молоко. Однако на волнах мертвой зыби появилась рябь. Потянул ветерок. Туман стал рваться в клочья. В нем появились просветы с хорошей видимостью. Сигнальщик Корешков и я, находясь на мостике, чувствовали, что противник близко, рядом, но вражеских судов так и не видно.

Однако каждую секунду какое-либо судно могло внезапно вынырнуть из тумана, и мы даже не успеем выпустить торпеды, как столкнемся с ним. Снова срочное погружение. Море вокруг лодки наполнено шумом винтов.

Поднимаю перископ. Идем в полосе тумана. Так недолго попасть под таран. Командую:

— Торпедные аппараты в исходное положение! [244]

Затратить много сил и энергии на поиск и преследование кораблей и отказаться от атаки, когда противник рядом, очень обидно.

Решил поднять перископ в последний раз. Вот неудача! Вижу на большом курсовом угле правого борта удаляющиеся два транспорта, два тральщика и сторожевики. Секунды — перископ влево, и на курсовом угле 45° — транспорт. Он загружен до предела, палуба забита боевой техникой — автомашины, стволы противотанковых и зенитных орудий... Команды следуют одна за другой. Я не могу даже ждать доклада о выполнении.

— Приготовить торпедные аппараты! Ход — три узла!

Рулевому Корниенко, управляющему вертикальным рулем, командую:

— Лево руля! — Перископ не опускаю. На глаз установил угол упреждения.

— Так держать!

Корниенко точно выдерживает курс.

— Торпедные аппараты товсь!

В центральном посту, да и на всех боевых постах лодки, люди стоят как наэлектризованные. Форштевень транспорта подошел к нити прицела...

— Залп!

Лодку встряхнуло.

— Торпеды вышли, — доложил Ошерович из первого отсека. Рулевые умело удержали лодку на перископной глубине.

— Лево на борт!

Залп был произведен с предельно близкой дистанции — около трех кабельтовых. Прошло 35 секунд.

Взрыв, второй. Как будто чем-то тяжелым ударило по корпусу лодки. Что-то трещит в надстройке и в ограждении рубки. Лодка так клюнула носом, что пузырёк дифферентомера уперся до предела. Мы нырнули на порядочную глубину, но рулевые-горизонтальщики боцман Дмитриев и матрос Корешков быстро вывели лодку под перископ. Осматриваю горизонт. Транспорта на поверхности нет. Плавают лишь деревянные [245] обломки и ящики, среди них крутится катер, а по направлению к нам мчится небольшой сторожевик.

— Опустить перископ! Курс — триста двадцать. Боцман, ныряй на глубину тридцать метров!

Мы были уже на безопасной глубине, когда свистящий шум винтов сторожевика пронесся над лодкой. Все ждали, что сейчас раздадутся взрывы глубинных бомб, но их не последовало. В этот момент мы услышали сильный глухой подводный взрыв. Сторожевик помчался по направлению этого взрыва. Но вскоре он развернулся и пошел в нашу сторону.

— Боцман, держать глубину сорок пять метров Сторожевик медленно прошел по правому борту, и мы услышали четкие щелчки гидролокатора. Значит, он решил уточнить наше местоположение, чтобы бомбить наверняка. В лодке все по-прежнему стояли по боевой готовности. Невольно мы с Моисеевым посмотрели на места, где размещен аварийный инструмент. Ведь, может, через какие-то мгновения придется им воспользоваться. Шум винтов сторожевика затих, затем он прошел по левому борту лодки, вновь осыпав нас щелчками гидролокатора. Потом остановился на небольшом расстоянии впереди по курсу лодки.

— Товарищ командир, он «пишет», «пишет»! — доложил акустик Сергей Гипп. — Он передает: «Курс — триста двадцать три!»

В это время мы шли курсом 320° со скоростью 2,5 узла.

Решил курс не подправлять, идти прежними курсом и скоростью. Поведение неприятельского корабля было непонятным, по-видимому, он принял нас за свою лодку. Прошел час, и снова: «Курс — 323, курс — 323!» Оба курса — наш 320 и курс 323 — вели лодку от берегового фарватера у мыса Брюстерорт в открытое море. Сторожевик подпускал лодку на один-два кабельтова, давал ход, уходил вперед и снова поджидал нас. Видно, идти со скоростью 2,5–3 узла ему было неудобно. Сложилась удивительно «мирная» обстановка, [246] как будто мы отрабатывали задачу по выводу лодки в заданную точку.

Время шло. Обычно мы обедали утром, уйдя под воду после ночного плавания. Было уже 12 часов. Пора и пообедать. Отменить боевую готовность? Но может, тут какой-то подвох? Кока Пантелеева, по боевой готовности — санитара, я приказал послать готовить обед. Через час обед был разогрет. Обедали все на боевых постах. Общее напряжение несколько спало. Отпустить людей на отдых, оставив только ходовую вахту? Нет. На это я не мог решиться. Рулевых и людей на посту у электромоторов сменили, оставив на отдых тут же, у боевых постов.

Так мы шли весь день. Очень хотелось подвсплыть под перископ, получше рассмотреть своего «сопровождающего» и выпустить по нему торпеду. Но для торпедного залпа это была слишком малая цель. Вступать в артиллерийский бой? Однако, увидев рубку лодки с красной звездой, сторожевик успеет открыть огонь раньше нас. Наступило время сумерек. И вдруг наш провожающий передал по звукоподводной связи какую-то краткую фразу и пошел полным ходом на удаление. Мы тут же начали всплывать на перископную глубину. Шум винтов сторожевика был уже едва слышен, когда я осматривал горизонт в перископ.

Было почти совсем темно и, кроме белых гребней волн, ничего не видно. Акустик Гипп еще и еще раз внимательно прослушал горизонт, никаких посторонних шумов не было слышно.

— По местам, стоять к всплытию!

Свежий юго-западный ветер срывал с гребней брызги, сквозь густые облака проглядывали звезды. Когда запустили дизели, мы услышали какое-то дребезжание в ограждении рубки. Штурмана Митрофанова я послал осмотреть надстройку. Оказалось, что тонкие листы палубы носовой части лодки и обшивки ограждения рубки вмяты внутрь и в нескольких местах разорваны. Вот что значит торпедный залп с предельно малой дистанции. [247]

После войны по иностранным источникам установили, что потопленный нами транспорт водоизмещение около 5 тысяч тонн назывался «Диршау». На миннозаграждении подорвались и затонули транспорты «Эберхард», «Лютьехорн» и тральщик М-421. Подорвались и получили большие повреждения транспорты «Элие» и «Эйхеберг».

Включили винт-зарядку и полным ходом пошли курсом в базу.

— Товарищ командир, шифровальщик Толочко просит разрешения подняться на мостик, — передали с центрального поста.

— Добро.

Незаметна роль шифровальщика на подводной лодке. Одна-две короткие шифровки в сутки, а то и ни одной несколько дней. И значимость их для боевых действий лодки неодинакова. Редко были шифровки, наводившие на цель. Но некоторые предупреждающие были неоценимы. Старшина 1-й статьи Н. М. Толочко принес шифровку о том, что в районе встречи с нашими катерами обнаружена подводная лодка противника. Мы сообщили о времени подхода к точке встречи. Из предосторожности курс проложили западнее обычного, рассчитывая подойти к опушке шхер, а затем лечь на курс 90 и следовать до фарватера, ведущего в шхеры. Когда перископ была отчетливо видна линия прибоя и до MI мента поворота на курс 90° оставалось 2–3 минуты, эхолот показывал большую глубину под килем, внезапно лодка стукнулась о какой-то подводный предмет. Было такое ощущение, что она на мгновение остановилась, образовался дифферент на корму, под килем заскрежетало, эхолот показал «0», затем дифферент стремительно пошел на нос, и лодка как будто отцепилась от какого-то податливого предмета. Эхолот продолжал непрерывно работать и показывал 30–32 метра под килем.

— Стоп моторы! Продуть среднюю!

Как только рубка показалась из воды, я моментально отдраил рубочный люк и выскочил на мостик. [248]

Вслед за мной вышли на мостик штурман Митрофанов и сигнальщик Корниенко. По корме лодки мы увидели большое масляное пятно и невдалеке две короткие ломаные доски. На курсовом угле 90° правого борта в нескольких кабельтовых лежал в дрейфе военный катер, а вдали, почти на траверзе маяка Утэ, виден был второй такой же катер. Заметив лодку, катера двинулись к нам. Мы дали ход и легли на сближение. Как впоследствии мне говорили сигнальщик и штурман, лицо мое было белым, как бумага. А мне в то время думалось, что, может быть, мы ударили свою подводную лодку, которую катера выводили в море. Сблизившись с первым катером, увидели на нем нашего переводчика лейтенанта Палкина. Митрофанов прокричал:

— Кого выводили?

— Никого не выводили, вас встречаем, — ответил Палкин.

Тут кровь прилила к лицу, и я обрел дар речи. Значит, то была фашистская лодка. Катер послали прослушать и осмотреть место, где произошло столкновение. Вскоре он вернулся. На поверхности воды, кроме масляного пятна, покрывавшего большое пространство и сгладившего гребни волн, и двух обломков досок, похожих на палубный обрешетник немецких подводных лодок, ничего не обнаружили. Акустика на катерах была далека от совершенства, крупная волна, идущая с моря к опушке шхер, создавала такой шум, что никакие посторонние звуки не прослушивались. Вслед за катерами мы пошли на базу. О случае столкновения записали в вахтенный и в навигационный журналы. На мостике собрались лейтенант Можеренко, старпом Михайлов, Ошерович, Митрофанов, все высказывали свое мнение о случившемся.

Мы не сомневались, что столкновение произошло с неприятельской подводной лодкой, о которой получили предупреждение.

Она, по-видимому, ходила вдоль шхер, и наши курсы пересеклись. [249]

Много лет спустя, анализируя опубликование списки потерь гитлеровского подводного флота и сопоставив время, место и указание о причине гибели, установили, что мы потопили подводную лодку U-479. У нашей лодки был крепкий стальной форштевень и литой чугунный киль. Удара столь мощной массы оказалось достаточно, чтобы подводная лодка противника не смогла больше всплыть. У «Лембита» в то время никаких видимых повреждений мы не обнаружили, для этого требовался доковый осмотр.

16 декабря у причала в Хельсинки нас встретил недавно вступивший в должность начальника политотдела капитан 2 ранга Степан Степанович Жамкочьян. До этого он был начальником политотдела ОВРа (охрана водного района) Кронштадта, корабли которого постоянно участвовали в эскортировании подводных лодок. Новый начпо встречал каждую подводную лодку, приходившую с моря.

В то время на лодках было много командиров и личного состава, справивших свое боевое крещение. Командир С-4 капитан-лейтенант А. А. Клюшкин, командир Щ-309 капитан 3 ранга П. П. Ветчинкин, командир Щ-407 капитан 3 ранга П. И. Бочаров прибыли с других флотов. На первых порах им были непривычны условия плавания на Балтике, да и в боевых походах они были новичками, однако к Новому году все вернулись с моря с хорошими боевыми успехами.

Командиры Щ-318 капитан 3 ранга Л. А. Лошкарев, Щ-307 капитан 3 ранга М. С. Калинин, Л-3 гвардии капитан 3 ранга В. К. Коновалов и Щ-310 капитан 3 ранга С. Н. Богорад, в недавнем прошлом помощники командиров лодок нашей бригады, в первых же самостоятельных боевых походах добились отличных результатов, каждый потопил по нескольку судов противника. Экипажи всех подводных лодок бригады были хорошо технически подготовлены, проникнуты боевым духом и желанием нанести фашистскому флоту наибольший урон, чтобы помочь нашим войскам на сухопутном фронте в Прибалтике. [250]

Итог боевых действий к Новому году был неплохим: за 1944 год около 30 разных судов противника потоплено торпедным оружием и артиллерией. Кроме того, на минах, выставленных подводными лодками «Лембит» (40 мин), Л-3 (20 мин), как было установлено после войны, подорвались и затонули девять разных судов, а три транспорта получили повреждения и были выведены из строя{7}.

Есть основания считать, что фактические потери врага от минного оружия лодок были значительно большими. Хорошим подтверждением боевых успехов наших лодок является признание гросс-адмирала немецко-фашистского флота К. Деница: «...появление русских на Балтике и особенно вблизи восточного побережья Швеции, вдоль которого шли транспорты с рудой для Германии, привело к тому, что 26 сентября 1944 года Швеция прекратила поставки железной руды»{8}.

Успех подводников Балтики в 1944 году был несомненен. Правда, некоторые лодки получили повреждения в боях с противником, но все вернулись в базы — Турку и Хельсинки.

После возвращения с моря личному составу давали несколько дней отдыха, проводили необходимый ремонт лодок, принимали новый боезапас и снова в поход. Боевая служба была организована так, что на коммуникациях противника постоянно находились наши лодки. Когда одна покидала свой район действий, ей на смену уже подходила другая. Многим подводникам пришлось встречать Новый год в море... [251]

В доке Свеаборга

...Уже две недели лембитовцы провели в базе, немного познакомились с достопримечательностями столицы Финляндии и хорошо отдохнули. Все, что было в возможностях личного состава, отремонтировали и подготовили лодку к выходу в море. Только с одним дефектом не могли справиться. В последнем походе, во время штормового плавания, в трюм пятого отсека через дейдвудные трубы гребных валов стала поступать вода. После погружения течь увеличивалась. Через два-три часа плавания под водой дифферент лодки на корму возрастал так, что удерживать лодку на заданной глубине, пользуясь только горизонтальными рулями, было невозможно. Приходилось откачивать воду из трюма за борт и поддифферентовывать лодку. Выходить на позицию с таким дефектом недопустимо. Попытки устранить течь своими силами ничего не дали. Оказалось, что и финские мастера не могут выполнить ремонт лодки на плаву.

Договорились с дирекцией судоремонтного завода и лодку поставили в док Свеаборгской крепости (ныне Суоменлинна).

Не думал я, что придется побывать в местах, где в годы первой русской революции произошли известные трагические события. Мы ходили по улицам городка, вдоль необыкновенно толстых, сложенных из дикого камня крепостных стен, около матросских казарм. Здесь в последние дни июля 1906 года пролилась кровь моряков артиллерийских рот и рабочих верфи, восставших против царского самодержавия. Многие пожилые финны — мастера, работавшие на лодке, — довольно хорошо говорили по-русски. Один мастер рассказал, что был мальчиком, когда его отца за участие в выступлении рабочих в 1906 году сослали в Сибирь. Он был старшим сыном, и на его долю выпала тяжелая жизнь.

Со всеми финскими рабочими, мастерами и инженером — руководителем работ у нас установились хорошие, [252] дружеские отношения. К выполняемым работам они относились с исключительной добросовестностью. Как обычно, при стоянке в доке жить на лодке было нельзя. Нам предложили разместиться на плавучем маяке «Хельсинки», который на время войны был снят со штатного места и стоял поблизости от дока. Помещений на нем было достаточно, так как они были рассчитаны для большой группы дежурных лоцманов.

Рабочий день в доке заканчивался в 17 часов, вечернее время проводили по уставному расписанию. На маяке было снято радиооборудование, газеты приходили к нам с опозданием в два-три дня, и отсутствие привычной радиоинформации, позволяющей постоянно быть в курсе дел на фронтах и по всей стране, нервировало. Я обратился к начальнику политотдела С. С. Жамкочьяну с просьбой приобрести радиоприемник. Получил разрешение на покупку приемника за свой счет при условии, что приемник будет стоять в моей каюте и трансляция в кубрики пойдет под моим контролем.

После ухода с «Лембита» П. П. Иванова на лодке не было политработника, и на меня легло много дополнительных забот.

При покупке приемника произошел курьезный случай. В Хельсинки, в универмаге господина Штокмана, мы долго выбирали приемник вместе с переводчиком лейтенантом Палкиным. Нам нужен был аппарат последней модели фирмы «Телефункен», к которому можно подсоединить две-три трансляционные точки, а нам подсовывали всякое старье. На лицах приказчиков было явное неудовольствие, и они вполголоса о чем-то переговаривались. Наконец приемник принесли и опробовали, работал он хорошо. Уплатив 2800 марок, я попросил доставить приемник в Свеаборг на плавмаяк «Хельсинки». Старший продавец заявил, что в пределах города доставят куда угодно, а в крепость надо специальный пропуск, и они не могут выполнить просьбу.

— Где у вас телефон? — спросил я через переводчика. [253]

— Пожалуйста, пройдемте в кабинет.

— Какой номер вам нужно вызвать? — осведомился приказчик.

В то время не было автоматической станции, с нужным номером соединяли «телефонные барышни». На лодке и на плавмаяке был установлен городской телефон. Я снял трубку:

— Олкаа хювя, Суомелинна, нумеро тухат юхдексансан нельякуммента вииси{9}.

— Вальмис{10}.

— Киитос{11}.

— Главный старшина Посвалюк слушает.

— Товарищ Посвалюк, с первым пароходом пришлите на пристань в Хельсинки двух матросов за радиоприемником.

— Есть прислать на пристань двух матросов, будет исполнено.

— Киитос. Хивасти!{12} — бросил я в сторону продавцов и вышел из кабинета.

Когда мы пришли на пристань, там нас уже ожидал очень пожилой человек, привезший на саночках приемник. Я дал ему несколько марок за доставку.

— Киитос! Суурнкиитос! Спасибо! Большое спасибо! — Старик был очень доволен чаевыми.

На пароходике вместе с подводниками прибыл финский майор — комендант крепости. Мы с ним уже не раз встречались по служебным вопросам. Он достаточно хорошо говорил по-русски, был спокойным, приятным человеком. Сейчас майор был чем-то встревожен, особенно тщательно откозырял. Мы поздоровались.

— Что, в город, проветриться? — спросил я.

— Нет, просто решил вас встретить, поздравить с покупкой. [254]

— Да, покупка нужная, и кажется неплохая. Приходите послушать музыку.

— Благодарю, будет время — воспользуюсь.

Матросы понесли приемник на пароход. Наш переводчик отказался поехать в гости: у него было много работы. Мы с майором поднялись в маленький салончик первого класса на спардеке.

— Разрешите курить?

— Пожалуйста.

Майор закурил сигарету, а я задымил трубочкой. Помолчали. Пароход отдал швартовы.

— Господин капитан третьего ранга, я, конечно, понимаю, мы побежденные, вы победители. Поэтому вы и не хотите говорить с нами по-фински. Мне обо всем уже сообщили господа из магазина, они неловко себя чувствуют. Кажется, были не очень вежливы.

— Ну что вы, господин майор. Я не говорю по-фински не из высокомерия, а из боязни ошибиться, так как плохо знаю ваш язык. Прошу на меня не обижаться. Поживу у вас, подучусь — и буду разговаривать смелее.

Так я прослыл знатоком финского языка и еще раз убедился в большом значении знания языка страны, в которой находишься. А все было очень просто: нам поставили аппарат, но без названия номера телефона по-фински при вызове аппарат оказывался бутафорией. Поэтому я с помощью словаря и переводчика составил таблицу названий цифр на финском языке и написал их русскими буквами. Ее выдали дежурным. Теперь можно было соединяться с любым абонентом без помощи переводчика.

Приемник поставили на тумбочку в моей каюте. Радисты Продан и Кулькин быстро восстановили проводку и подключили две трансляционные точки — в кубрике и столовой. Среди скал завывала пурга, а в помещениях маяка было тепло и уютно. Приемник работал весь вечер, сводки Совинформбюро сообщали об успехах Красной Армии на всех фронтах. Наши комсомольцы Гипп и Масленников нанесли на карту линию фронта. Теперь мы всегда были в курсе событий [255] на фронтах, в стране и международной жизни, слушали и музыкальные передачи. Приемник скрасил наше вынужденное «заточение» на плавмаяке у скал Свеаборгской крепости.

Доковым работам мешали частые и обильные снегопады и морозы. Пока продолжались работы с дейдвудными трубами, решили очистить и покрасить корпус лодки. При тщательном осмотре корпуса обнаружили вмятину по правому борту в районе форштевня. Это был единственный след от столкновения с лодкой противника в декабре прошлого года.

Утром 27 января, в годовщину полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады, по радио прозвучал Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Ленинграда орденом Ленина. В Хельсинки готовились отметить эту дату концертом хора Красной Армии под управлением А. В. Александрова. Всем командирам подводных лодок, находившихся в портах Финляндии, политотдел бригады прислал билеты на этот концерт.

Когда я пришел в Финский национальный театр, он уже был переполнен. В правительственной ложе находились член Политбюро ЦК ВКП(б), председатель Союзной контрольной комиссии в Финляндии генерал-полковник Андрей Александрович Жданов и премьер-министр Финляндии Юхо Кусти Паасикиви. На концерт прибыли члены, финского правительства, члены парламента и представители всех слоев общества. На концерте присутствовали офицеры Союзной контрольной комиссии, частей и соединений Красной Армии — представители всех родов войск, базировавшихся в Финляндии. Много было и офицеров финской армии.

Концерт начался исполнением Гимна Советского Союза — он впервые прозвучал на финской земле. Исполнялись старинные русские песни и песни на музыку А. В. Александрова. Солист хора Н. Устинов отлично исполнил английскую застольную песню и шутливую американскую песенку «Китти», звучала музыка Шумана и Гуно, Рубинштейна и Верди. [256]

Наверное, не часто стены зала Финского национального театра сотрясала такая буря аплодисментов, какая выпала на долю хора Красной Армии. При несмолкаемых аплодисментах всего зала на сцену поднялась представительница работников искусств Финляндии. Обращаясь к дирижеру и композитору А. В. Александрову, она произнесла по-русски: «Голубщик, вы вашим песням покорил Финлянд», обняла его, расцеловала и преподнесла букет роз и красивую шкатулку из карельской березы. На следующий день финские газеты много места отвели описанию незабываемого концерта...

Между тем, пока мы стояли в ремонте, одни лодки возвращались с победами, а другие уходили на позицию в холодное штормовое зимнее море. Рейд Хельсинки и фарватеры у Свеаборга были крепко забиты льдом, поэтому базирование лодок переместили на запад, в Турку, где льда не было.

15 февраля из 37-суточного похода возвратилась в Турку подводная лодка С-13 под командованием капитана 3 ранга А. И. Маринеско. Ей устроили торжественную встречу, так же как и другим, возвращавшимся с победой.

О ее длительном походе в то время много говорили и писали. Главным образом, в связи с потоплением обнаруженного на выходе из Данцигской бухты огромного судна. Им оказался фашистский лайнер «Вильгельм Густов», на котором бежали тысячи фашистов разных мастей и около 1300 подводников из школ подводного плавания, находившихся в районе Данцигской бухты. Потеря такого большого количества подводников была для фашисткой Германии, но решающего значения для подводного флота в то время она уже не имела в связи с тем, что запланированного вступления в строй новых подводных лодок XXI и XXIII серий, для которых готовились эти кадры, не произошло. Боевые действия наших подводных лодок на Балтийском море привели к тому, что Швеция в 1944 году прекратила поставлять Германии железную руду. Стремительное продвижение Красной Армии [257] на запад вынудило гитлеровцев посылать на фронт даже судо-строительных рабочих. Усилились воздушные налеты нашей и союзной авиации на германские судостроительные заводы. В результате из 40 больших подводных лодок (1621 тонна водоизмещения), запланированных к вступлению в строй в феврале 1945 года, была введена только одна лодка U-2511, которая вышла в первый боевой поход в апреле из Бергена{13}. Из десятков подводных лодок XXIII серии (232 тонны водоизмещения), предназначенных для действий в прибрежных мелководных районах, в феврале 1945 года вступила в строй только одна лодка{14}. Следовательно, погибшие на лайнере подводники практически могли быть использованы для обороны «великого рейха» преимущественно на суше.

10 февраля, спустя десять дней после потопления лайнера, С-13 встретила еще одно крупное судно — военный транспорт «Генерал фон Штойбен». Он шел из Пиллау на запад с тремя тысячами гитлеровцев на борту. Это судно удалось утопить двухторпедным залпом из кормовых торпедных аппаратов. Атака была выполнена так же, как и в первом случае, — в надводном положении лодки.

Естественно, что названия судов и какой груз на них А. И. Маринеско во время атаки не знал. Это выяснилось позже. Но цели были крупные, и он настойчиво добивался победы.

Потопление «Вильгельма Густлова» и «Генерала фон Штойбена» с большим количеством гитлеровцев на борту в то время уже не могло сказаться и не сказалось на ходе военных действий ни на суше, ни на море, а явилось актом возмездия за многие злодеяния гитлеровцев.

За этот поход А. И. Маринеско наградили вторым орденом Красного Знамени. Орденами и медалями был награжден весь экипаж лодки. Указом Президиума [258] Верховного Совета СССР от 20 апреля 1945 года подводная лодка С-13 была награждена орденом Красного Знамени.

На «Лембите» и других лодках, стоявших на заводе, ремонт продолжался. С любым механизмом, с любой деталью на «Лембите» приходилось долго возиться, потому что это была не стандартная лодка. Например, износилась маленькая деталь — золотник автоматической машинки гидравлического аккумулятора, а запасные давно были израсходованы — пришлось вытачивать новый. Для этой детали требовалась специальная сталь и исключительная точность токарной обработки. Пока добились необходимой точности, испортили больше десяти болванок.

Все работы, которые мог выполнить личный состав, закончили к середине февраля.

Оправданный риск

13 марта нам доставили приказ наркома ВМФ, в котором объявлялось, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 марта 1945 года за выдающиеся успехи в борьбе против немецко-фашистских захватчиков подводная лодка «Лембит» Краснознаменного Балтийского флота награждена орденом Красного Знамени. Эта высокая оценка нашего ратного труда воодушевляла на новые боевые дела. Нам хотелось выйти в море как можно скорее, не дожидаясь, пока в шхерах взломается лед. Командир бригады контр-адмирал С. Б. Верховский рассказал нам о военном положении в прибрежных районах южной Балтики и о задачах подводников в период окончательного разгрома войск фашистской Германии. Комбриг обещал обеспечить вывод лодки в море мощным финским ледоколом. Из дока лодку вывели самостоятельно, а к причалу удалось подойти только с помощью ледокольного буксира. Как только ошвартовались, сразу же начали принимать боезапас, топливо, продукты. Неожиданно наш фельдшер Д. Г. Куличкин, [259] который обычно ведал приемкой продуктов, вынужден был лечь на операцию аппендицита. Выходить в море без медицинского работника не полагалось, но я заявил командованию, что обойдемся и без медика, экипаж здоров и чувствует себя отлично. Однако флагврач Т. А. Кузьмин вызвал из Кронштадта врача береговой базы лодок И. А. Оглы, который еще ни разу не выходил на подводной лодке в боевой поход. «Пусть оморячится и вам поможет», — сказал Кузьмин. Оглы оказался молодым, очень живым человеком, он энергично принялся за дело. Быстро проверив наличие медицинского снабжения, включился в приемку продуктов.

Погрузка шла через люк первого отсека. Вдруг заметили, что на лодку по короткому трапу с пирса шмыгнула большущая крыса и быстро скрылась за ящиками, сложенными на палубе. Кто-то сказал:

— Это к счастью. А если крысы бегут с корабля — быть беде. Есть такая примета. Удивительно, среди бела дня, не боясь шума и людей, прибежала как к себе домой.

Ящики и мешки с продуктами поштучно передавали в люк, и старшина 2-й статьи Федор Поспелов укладывал их в провизионнике. Но крысы больше не видели. Решили, что она вернулась на берег. Все были поглощены подготовкой к выходу в море и о крысе забыли. Закончили принимать продукты одновременно с приемкой боезапаса, точно в срок.

23 марта отошли от причала порта Хельсинки. На рейде лед был взломан, в шхерах толщина гладкого льда была 55 сантиметров, а в местах наторошений достигала полутора-двух метров. Ледокол «Сису» взял лодку на короткий буксир так, что форштевень лодки уперся в кранец кормовой выемки ледокола. Временами подрабатывая своими дизелями, мы безостановочно продвигались по фарватерам. Иногда приходилось отдавать буксир, лодка оставалась на месте, а ледокол с ходу форсировал тяжелые ледовые перемычки. Потом возвращался, подавал буксир, и мы двигались дальше. [260]

Надо отдать должное финским ледокольщикам: работали они умело, уверенно и вместе с тем осторожно, чтобы не повредить проводимый корабль.

По мере нашего продвижения на запад лед становился тоньше, слабее. Почти до Ханко продолжалась буксировка, а дальше пошли своим ходом. На рейде Утэ встали на якорь. Проводка лодки в тяжелом льду дала о себе знать. На легком корпусе появилось много вмятин, тросовое ограждение кормовых горизонтальных рулей было начисто срезано. Вся краска в районе ватерлинии полосой до полутора метров была содрана, и корпус блестел, как серебряный. Через правую дейдвудную трубу в трюм пятого отсека снова стала поступать вода. Лодка пришла в такое состояние, что по правилам технической эксплуатации выходить в море было нельзя. Посоветовавшись с инженером-механиком С. А. Моисеевым и секретарем парторганизации П. Н. Ченским, я пригласил офицерский состав и старшин групп.

— Считаю, что выход в море без тросового ограждения горизонтальных рулей является риском, но в данное время риск возможен, так как не придется форсировать минные поля Финского залива. В море встреча с минными заграждениями противника маловероятна, о своих же мы знаем. Серебряный блеск бортов через два-три дня побуреет и не будет так заметен. Главная неприятность — поступление воды в трюм пятого отсека. Придется поддифферентовывать лодку и периодически откачивать воду за борт. Военная обстановка на сухопутном фронте такова, что гитлеровцы спешно эвакуируют морем военную технику, оборудование заводов, личный состав и вывозят награбленное добро из Кенигсберга, Пиллау из портов Данцигской бухты. Перед подводниками КБФ поставлена задача: открыть фашистским судам только один путь — на дно моря! Главной задачей нашей лодки является минирование прибрежного фарватера на выходе из Данцигской бухты в районе маяка Риксхефт. Думаю, вы согласитесь, что эта задача и при сегодняшнем состоянии лодки выполнима. [261]

Детально обсудив техническое состояние лодки, мы единодушно решили: риск есть, но на войне отступление от правил и канонов допустимо. Боевое задание надо выполнить во что бы то ни стало.

Итак, пренебрегая всеми недостатками в техническом состоянии лодки, мы снова идем к южным берегам Балтики.

Днем 30 марта погода была пасмурная и ветреная, удерживать лодку на перископной глубине при крутой волне было трудно. Мы подошли к прибрежному фарватеру в западной части косы Хела, развернулись и, следуя по глубинам 16–20 метров, пошли вдоль берега в направлении к маяку Риксхефт. На этом фарватере выставили пять минных банок. Определялись по маяку Риксхефт. Штурман Митрофанов точно фиксировал место постановки каждой минной банки.

Не прошло и часа после минной постановки, как акустик Гипп доложил:

— Товарищ командир, шум винтов военного судна в западном направлении.

Через некоторое время я увидел в перископ сторожевой корабль. Он шел в сторону Риксхефта. Место было открытое, волны высокие и крутые, сторожевик зарывался в них, белая пена взлетала у его форштевня, ветер подхватывал ее — создавалось впечатление, будто по воздуху неслись мыльные пузыри. За первым сторожевиком показался второй. Гипп доложил, что со стороны Данцигской бухты приближаются транспорт и миноносец. Смеркалось, и на фоне берега не было видно никаких кораблей.

Вдруг сильный взрыв потряс лодку, за ним второй. В перископ увидел, что первый сторожевик погружается в воду, второго мы не обнаружили.

— Шумы винтов не прослушиваются, — доложил Гипп.

Прошло четыре минуты, снова сильный взрыв. Стали отчетливо слышны медленные обороты винта транспорта, их легко можно было сосчитать. Транспорт шел самым малым ходом. Внезапно возник резкий свистящий шум винтов миноносца. Сначала [262] он приближался к нам, а затем быстро пошел на удаление.

С наступлением темноты всплыли и, оставаясь в этом районе, начали винт-зарядку.

Проанализировав картину дня, я предположил, что сторожевики шли для встречи миноносца и транспорта, выходивших из Данцигской бухты. Но эта встреча окончилась для них неудачно.

Еще через сутки слышали взрыв, а ночью 4 апреля увидели яркую вспышку взрыва на заминированном нами фарватере. Пошли на сближение и увидели, что несколько малых тральщиков шарят прожекторами по воде, что-то разыскивая.

Начиная с 5 апреля, как только мы подходили к прибрежной коммуникации противника, в воздухе появлялся самолет «Фокке-Вульф» и сбрасывал глубинные бомбы. Некоторые рвались очень близко от лодки. От их разрывов течь через действующие трубы гребных валов значительно увеличилась, что приводило к нарушению дифферентовки. Воду из пятого отсека приходилось периодически откачивать за борт. Поэтому на поверхности неизбежно появлялись масляные пятна. На беду, стояла отличная тихая весенняя погода, и масляный след был ясно виден с самолета.

В один из ярких солнечных дней в воздухе почти непрерывно барражировали самолеты. Они сбрасывали бомбы вдоль берега по линии 20-метровой глубины. Вскоре мы обнаружили конвой судов, идущий по глубинам 10–12 метров. Солнце светило прямо в перископ, затрудняло наблюдение. Суда на фоне берега едва просматривались. Мы начали маневрировать для выхода в торпедную атаку. Но из-за малых глубин сблизиться на дистанцию торпедного залпа не представилось возможным. Если бы этот конвой шел ночью, то могли бы атаковать его из надводного положения.

Еще пять суток провели в районе позиции, ежедневно подвергаясь бомбежке с самолетов, но фашистских судов больше не заметили. [263]

О выполнении задания по минированию прибрежной коммуникации противника я донес командованию еще 1 апреля. Теперь сообщил о техническом состоянии лодки о движении судов по глубинам, недоступным для плавания в подводном положении, и о постоянном барражировании фашистской авиации. В ответ на мое донесение последовал приказ возвратиться в базу. Не хотелось уходить с позиции, не применив торпедное оружие однако наша минная постановка имела несомненный успех.

Ночью, когда мы шли в базу в надводном положении, наши радисты Продан и Кулькин постоянно принимали сводки Совинформбюро. По всему было видно, что гитлеровский рейх доживает последние дни. Пользуясь спокойной обстановкой, мы чистили и прибирали отсеки лодки. Врачу Оглы в своем первом боевом походе на подводной лодке не пришлось заниматься врачебной практикой, — весь экипаж был здоров. Но он отлично организовал питание и вместе с коком Пантелеевым изобретал различные блюда, стараясь приготовить еду повкуснее. Теперь, на пути домой, продукты не экономили и к приходу в базу готовились напечь пирогов. На строение у всех было отличное. Наш доктор Оглы, старшина Поспелов и кок Пантелеев постоянно о чем-то шептались, как заговорщики. Накануне прихода в базу Иван Алиевич Оглы вдруг заявил мне:

— Товарищ командир, а вы знаете, мне придется списывать расход продуктов не на тридцать девять, а на сорок едоков.

— Это почему же? — спросил я.

— А у нас пассажир.

— Какой еще пассажир?

— Помните, перед отходом в море к нам прибежала крыса. Она оказалась в провизионке. Мы ее поймали и поместили в оцинкованный ящик из под галет. Одно время она заскучала, — Поспелов кормил ее одним сыром. А когда меню стали разнообразить корейкой, галетами, сгущенкой и вволю давали воды, крыса стала чрезвычайно активной и постоянно норовила [264] выбратьсяиз заточения. Она к нам на счастье прибежала. Ведь ни одна бомба с самолета не попала в лодку.

— Знаете, Иван Алиевич, если верить приметам, может быть, легче живется. Что касается крыс, то на корабле они приносят только вред и являются разносчиками заразы. Недаром на швартовые тросы любого судна при стоянке в портах всегда надевают противокрысиные щиты. Так что лучше и с этой крысой покончить, как с остальными. А впрочем, делайте с ней что хотите.

Потом я не раз задумывался: почему крысу не выбросили в море, когда ее обнаружили в провизионке, и вообще держали в тайне присутствие ее на лодке?

Поспелов был во всех походах лодки с начала войны, кок Пантелеев шел третий раз, а врач Оглы впервые. Нервы каждого человека по-разному воспринимают специфическую жизнь в герметически закупоренном корпусе подводной лодки. А равно и разрывы глубинных бомб. Думаю, что в данном случае играл роль психологический фактор. Присутствие на подводной лодке живого, чисто земного сухопутного существа успокаивающе действовало на нервы.

Мы быстро шли на север.

Во второй половине дня 14 апреля 1945 года «Лембит» пришвартовался к тому же причалу, от которого мы уходили в этот боевой поход. Настроение у экипажа было отличное. Мы не сомневались, что мины, поставленные нами, нанесут противнику немалый урон.

Впоследствии выяснилось, что на этих минных банках подорвались и затонули сторожевые корабли противника VS-301, VS-1014, VS-343, корабль противолодочной обороны UI-1108. Подорвался и получил большие повреждения транспорт «Дрейхдейк».

В конце апреля нам снова пришлось стать в сухой док Свеаборгской крепости; снова большие трудности возникли у нас с герметизацией дейдвудных труб. Не могли найти необходимые пластины из баккаута. На помощь пришел флагманский инженер-механик [265] Е. А. Веселовский. Он предложил заменить деревянные пластины заливкой из особого металлического сплава и поставить новые сальниковые прокладки. На этот раз герметизация дейдвудных труб была выполнена отлично. Жаль, что это не было сделано перед выходом в боевой поход. Война заканчивалась, но оказалось, что нам предстоит еще одно боевое задание, а при любом выходе в море лодка должна быть в полной исправности.

Финские рабочие встретили нас как старых друзей. Поздравляли с благополучным возвращением из похода. «Войне — конец, Гитлер капут», — говорили они. Но в то время еще шли тяжелейшие бои с отдельными, упорно сопротивляющимися группировками противника.

В море находилось несколько наших подводных лодок. Одной из последних, вернувшихся с моря незадолго до Дня Победы, была напарница по минному оружию — гвардейская подводная лодка Л-3 под командованием капитана 3 ранга Владимира Константиновича Коновалова.

Этот подводный минный заградитель с первого дня войны нес боевую службу под командованием капитана 3 ранга Петра Денисовича Грищенко. В боевых походах 1941–1942 годов П. Д. Грищенко выставил четыре активных заграждения на коммуникациях противника в Балтийском море. Эти минные постановки нанесли большой урон врагу. Кроме того, меткие торпедные залпы Л-3 отправили на дно пять фашистских судов.

П. Д. Грищенко наградили орденом Ленина, а подводной лодке Л-3 1 марта 1943 года присвоили звание гвардейской.

П. Д. Грищенко был переведен на береговую службу, а в командование кораблем вступил В. К. Коновалов, который с 1940 года был бессменным помощником командира Л-3 и участвовал во всех походах лодки.

Владимир Константинович по-гвардейски продолжал наращивать успехи подводной лодки. Осенью [266] 1944 года, зимой и весной 1945 года он выставил три минных заграждения на путях фашистских судов. Все его пять торпедных атак увенчались успехом. Особенно следует отметить торпедную атаку 17 апреля 1945 года. Двухторпедным залпом он утопил военный транспорт «Гойя», на борту которого находилось около 7 тысяч гитлеровцев (западногерманский историк Г. Штейнвег считает, что было принято свыше 10 тысяч человек), в том числе 1300 подводников всех рангов. Спаслось около 200 человек.

Ночью 19 апреля Коновалов атаковал небольшой транспорт, шедший под сильным охранением. Колоссальной силы взрыв раздался над морем. Было очевидным, что транспорт загружен боезапасом. Впоследствии установили, что это был военный транспорт «Роберт Мюллер», шедший с грузом военной техники.

Эти меткие залпы завершили боевую службу гвардейской подводной лодки Л-3. Весь личный состав ее вторично наградили орденами, а командиру лодки Владимиру Константиновичу Коновалову было присвоено звание Героя Советского Союза. Боевую рубку Л-3 установили как мемориал в городе Лиепае.

В. К. Коновалов после войны еще двадцать два года жизни отдал Военно-Морскому Флоту. Будучи заместителем начальника Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола, он скоропостижно скончался от инфаркта 28 ноября 1967 года.

Почти сорок лет прошло после победного салюта. Сыновья Владимира Константиновича Марк и Евгений, которые во время войны были подростками, стали командирами новых подводных лодок и избороздили многие моря и океаны. А теперь уже и внук основателя «подводной» династии Володя Коновалов — курсант подводного факультета. [267]

День Победы

1 и 2 мая улицы Хельсинки были запружены народом. Слух об окончании войны распространился по городу, нас — советских офицеров — многие финны поздравляли с победой, дарили цветы. Мы пытались объяснить, что еще не все завершено, что на отдельных участках в Германии продолжаются бои и, как только будут подписаны соответствующие документы, Советское правительство тотчас передаст об этом по радио. Но финны упорно заявляли: Гитлера больше нет, войне — конец, а составление документов лишь формальность.

3 мая мне пришлось выехать в Ленинград по делам службы. В поезде финские железнодорожники поздравляли «майора» (я имел в то время звание капитана 3 ранга) с победным окончанием войны.

В Ленинграде 8 мая я был в Театре оперы и балета После второго действия кто-то передал, что будет сообщение об окончании войны и полной капитуляции гитлеровской Германии. Возбуждение всех присутствующих достигло необыкновенного накала, зал гудел... Спектакль окончился, а ожидаемого сообщения так и не по ступило. Мысленно я был со своими боевыми товарищами, оставшимися на лодке. Под тиканье метронома заснул тревожным сном.

В 6 часов утра я проснулся, когда по радио начали передавать сообщение об окончании войны. В эти минуты голос Левитана, столь знакомый всем нам по сводкам Совинформбюро за долгие годы войны, звучал необычайно сильно и торжественно. С волнением и радостью, охватившими меня, трудно было справиться. Через сорок минут я вошел в вестибюль базы бригады подводных лодок. Обычная команда «Смирно», и тотчас из дежурной комнаты выбежали старший лейтенант двое главстаршин и несколько матросов. Они подхвати ли меня на руки и с криками «ура» начали качать. Я пытался сопротивляться, кричал: «Спокойнее, братцы хватит!» — а они старались [268] подбросить меня все выше и выше. Наконец эти «полеты» закончились, и я со всеми расцеловался.

В маленьком салоне командира базы был уже на крыт стол. Через несколько минут собралось более десятка штабных офицеров и командиров лодок, при встрече все обнимались, целовались. Первый тост был поднят за Победу, за славу советского оружия, за весь наш советский народ.

На другой день я вернулся в Свеаборг. Здесь, на подводной лодке, попал в объятия боевых друзей, с которыми вместе прошел через всю войну. Не верилось что война позади, что мы прошли через все преграды сохранили лодку и дожили до Дня великой Победы.

В тот день на рубке лодки в центре пятиконечной звезды стояла цифра 8 — число потопленных нами судов противника. Сколько судов погибло от нашего минного оружия — мы могли только предполагать. Позже было установлено, что на четырех минных заграждениях, выставленных лодкой на коммуникациях противника в Южной Балтике, и на одном заграждении в Финском заливе подорвалось еще 16 судов противника разных классов, а подводная лодка U-479 погибла от удара форштевня и киля «Лембита».

Следует также учесть, что каждая наша минная постановка нарушала режим движения, вынуждала противника изыскивать новые пути и требовала большого количества тральщиков для очистки фарватера.

Думаю, что экипаж Краснознаменной подводной лодки «Лембит» может гордиться своим боевым вкладом в дело Победы над фашистской Германией.

Все горели желанием как можно лучше выполнить любое боевое задание и нанести врагу максимальный урон. Только такой слаженный и дружный коллектив мог выйти победителем из, казалось бы, безвыходных положений, в каких не раз оказывалась лодка в боевых походах. [269]

Последний боевой поход

В конце мая, сверкая свежей краской, «Лембит» вышел из свеаборгского дока. Нас направили к новому месту базирования — в порт Турку.

Хотя война с фашистской Германией закончилась, оставалось еще много укрывавшихся гитлеровцев, которые, улучив удобный момент, спасались бегством морским путем — на катерах, шлюпках, рыбацких лодках. Поэтому штаб КБФ организовал специальную дозорную службу из небольших надводных кораблей. Для подкрепления дозора решили послать подводную лодку. Выбор пал на «Лембит», и нам пришлось снова выйти в море на боевое задание.

13 июня «Лембит» вышел в дозор в район маяк Рик-схефт — банка Штольпе — восточный берег острова Борнхольм. На этом датском острове во время войны был немецко-фашистский гарнизон. 11 мая 1945 года десанту морской пехоты Краснознаменного Балтийского флота сдалось в плен 12 тысяч гитлеровских оккупантов. В конце мая на остров прибыли представители датского правительства, созданного сразу же после окончания войны, чтобы выразить советским войскам признательность за освобождение острова. Однако никто не мог гарантировать, что в плен сдались все гитлеровцы и нет таких, которые могут попытаться бежать.

Ночью мы несли дозорную службу в крейсерском положении лодки, а днем ходили галсами на перископной глубине, периодически осматривая горизонт. Акустическую вахту несли непрерывно. В поле нашего зрения попадались лишь небольшие суда, занимавшиеся ловлей рыбы, и советские дозорные катера. Погода стояла хорошая, плавание проходило спокойно. Но один день сильно потрепал нам нервы и крепко врезался в память.

Мы шли на перископной глубине в нескольких милях от острова. Вдруг по правому борту услышали [270] шуршание, подобное скольжению минрепа, и вслед сильный удар по корпусу лодки.

— Стоп правый мотор! Руль пять градусов право!

Последовало еще два удара, и все стихло. Решили, что подцепили какую-то шальную мину. Как только легли на прежний курс, удары повторились. Описали полную циркуляцию влево. На циркуляции удары прекращались, но на прямом курсе были прежней силы. Объявили боевую готовность. Неужели мы буксируем мину и она при очередном ударе о корпус лодки рванет? Решили всплыть. Людей расставили по отсекам у входных и спасательных люков и у аварийного инструмента. Застопорили ход. День был ясный, и море спокойное. Стали давать воздух малыми порциями в среднюю цистерну, чтобы всплывать возможно медленнее, спокойнее и на ровном киле. Как только вода скатилась с рубки, я отдраил люк и вышел на мостик. От форштевня до половины правого борта корпус лодки опутывала тонкая, но крепкая рыболовная сеть, а большой деревянный ромбообразный буй, окрашенный белыми и красными полосами, мирно плыл рядом с бортом. Его длинный трос зацепился за носовой руль. Все стало ясно. Когда лодка начинала поворот, буй либо отходил от корпуса, либо прижимался к нему, а на прямом курсе, волочась на буксире, временами ударял по корпусу.

Вслед за мной на мостик вышел штурман Митрофанов. Он быстро спустился на палубу и втащил буй на були. Ему на помощь подоспели рулевые Корешков и Белоглазов. Буй отцепили от сети и перенесли в рубку. Кусок сети с пробковым поплавком я отрезал на память, и он до сих пор хранится у меня.

В сеть запуталось несколько рыбин. Улов был небольшой, но во время ужина мы поели свежей жареной рыбы.

Вскоре нас отозвали в базу. Я хотел показать виновника нервотрепки товарищам, но буй таинственно исчез. Оказалось, что ночью, когда шли в базу, под шум работающих дизелей буй хотели расколоть на части, но он был очень крепким и его, порядочно исковеркав, [271] выбросили в море. Кто был участником этого дела — я так и не дознался. Говорили, что этот буй следовало сжечь на медленном огне, чтобы он почувствовал ту боль, которую он причинил нервам подводников.

Этот поход проходил формально в мирное время, то есть после 9 мая 1945 года. Однако фактическое несение службы было таким же, как и в военное время. Минная опасность сохранялась полностью, так как места минных постановок противника в районе дозора нам не были известны и не исключалась встреча с вооруженными беглецами. Службу несли скрытно, всплывали на поверхность на ограниченное время только для подзарядки аккумуляторных батарей и чтобы провентилировать отсеки лодки. Из записей в навигационном журнале видно, что за двадцать пять суток похода более семнадцати суток дозор несли в подводном положении.

8 июля мы возвратились в Турку.

Вскоре мне сообщили, что лодка включена в состав группы кораблей для участия в праздничном параде. Мы принялись наводить чистоту и готовить парадную форму.

В воскресенье 22 июля 1945 года, в день праздника Военно-Морского Флота, на Таллинском рейде состоялся парад военных кораблей. В почетном строю находилась и украшенная флагами расцвечивания Краснознаменная подводная лодка «Лембит». «Морскому охотнику» под командованием Героя Советского Союза капитан-лейтенанта Обухова выпала почетная миссия. Утром, когда он стоял у причала в Купеческой гавани, на борт прибыли для приветствия военных моряков Председатель Президиума Верховного Совета ЭССР Варес, секретарь ЦК КП(б) Эстонии Каротамм, начальник Политуправления КБФ генерал-майор Торик, Председатель Совета Народных Комиссаров ЭССР Веймер, представители командования Советской Армии, ряд ответственных партийных и советских работников и делегация от трудящихся Эстонской республики. [272]

Катер с гостями и принимавшим парад вице-адмиралом И. Д. Кулешовым обошел все стоявшие на рейде корабли. Моряки, выстроившиеся на верхних палубах кораблей, отвечали на поздравление с праздником громким троекратным «ура».

Отсюда, из Таллинской гавани, 12 августа 1941 года лодка «Лембит» уходила в свой первый боевой поход. 27 августа под обстрелом врага мы уходили с рейда на восток. Мы не сомневались, что вернемся сюда победителями. Так и свершилось.

Праздник моряков в столице Эстонской ССР прошел при ликовании всего народа, шумно и весело.

Вторая встреча с «Нюрнбергом»

После парада перешли в порт своего постоянного базирования. Я очень удивился, когда в конце октября в военную гавань Либавы вошел крейсер «Нюрнберг» и ошвартовался. На его борту находился бывший начальник штаба КБФ вице-адмирал Ю. Ф. Ралль. Я попросил его устроить встречу с командиром крейсера для выяснения некоторых вопросов военного времени. Юрий Федорович, узнав о причине, побудившей меня обратиться с такой просьбой, сказал:

— Хорошо. Приходите через два часа.

Точно через два часа адмирал представил нас друг другу. Командиру крейсера на вид можно было дать лет сорок — сорок пять, вся его подтянутая фигура говорила о том, что это кадровый офицер «великого рейха». Выражение его лица было спокойным, но несколько удивленным. Сели в кресла за маленьким круглым столиком. Адмирал Ралль свободно владел немецким. Другого такого переводчика, к тому же большого флотского специалиста, даже при желании нельзя было найти. Я стал задавать вопросы командиру.

— Скажите, пожалуйста, был ли крейсер в море десятого — тринадцатого октября сорок четвертого года [273] в Померанской бухте и к востоку от острова Борнхольм?

— Да, был, мы производили маневры, и у нас должна была произойти встреча с другими кораблями.

— Во время похода не был ли замечен перископ подводной лодки?

— Один раз сигнальщики докладывали об обнаружении перископа, но мы этому не придали значения, так как наши лодки были предупреждены и в то время в этот район не допускались. Появление неприятельской лодки в этих местах считалось невероятным. Сочли, что сигнальщику померещилось.

Адмирал сказал командиру, что я дважды выходил в атаку по крейсеру и ему просто повезло, что торпеды не были выпущены. На лице командира крейсера появилась улыбка и выражение явного недоверия.

— Скажите, пожалуйста, — спросил он, — каков был ордер наших кораблей?

Я точно рассказал о построения эскорта, каким видел его в перископ.

— Да, правильно! — подтвердил командир. Он заметно оживился, было видно, что мой ответ был неожиданным.

Я задал еще вопрос:

— Известно ли командиру о подрыве судов на коммуникации Кольберг — банка Штольпе осенью сорок четвертого года и в западной части фарватера косы Хелла в районе маяка Риксхефт в конце марта и в апреле сорок пятого года?

— Насколько мне известно, на линии Кольберг — банка Штольпе подорвались транспорт и военный корабль. У Риксхефта в упомянутое вами время подорвался большой транспорт с пассажирами и другие суда. В этих районах обнаружили мины. На несколько дней, пока производили траление, фарватеры были закрыты.

Это сообщение немецкого командира было очень кстати, так как оно подтверждало, что наш ратный труд не пропал даром. Немец предложил пройти в штурманскую рубку и посмотреть карты. На картах на [274] местах наших минных постановок были нанесены большие квадраты с надписью: «Мины» — и показаны места гибели нескольких судов. Я поблагодарил Юрия Федоровича и командира крейсера за встречу и важную информацию.

На другой день рано утром вся немецкая команда во главе с командиром крейсера была переведена на наш военный корабль и отправлена согласно тройственному соглашению в английскую зону оккупации Германии.

Как сообщала в январе 1946 года «Правда», на Берлинской конференции было принято решение, что годные к использованию надводные суда германского флота вместе с тридцатью подводными лодками будут поровну разделены между тремя державами-победительницами, а остаток германского флота должен быть уничтожен. При решении вопроса, как делить корабли, члены комиссии заключили, что самым правильным и объективным будет применение метода жеребьевки. В результате жребия «Нюрнберг» достался Советскому Союзу. Моряки нашего Военно-Морского Флота быстро освоили немецкую технику. Крейсер вошел в состав Краснознаменного Балтийского флота как учебный корабль и под названием «Адмирал Макаров» прослужил после войны более пятнадцати лет.

В конце марта 1946 года я сдал лодку капитан-лейтенанту Юрию Сергеевичу Руссину — старшему помощнику командира крейсерской подводной лодки. Он был опытным подводником, ранее командовал подводной лодкой М-90, в качестве старшего помощника командира подводного минного заградителя Л-21 ходил в боевой поход, и я был рад, что «Лембит» попал в надежные руки. [275]

Лембитовцы в боях на суше

Шел первый послевоенный год. Повсюду, где побывал враг, были видны разрушенные дома, фабрики, заводы. В тысячах деревень и сел торчали лишь печные трубы. Советские люди находились под тяжелым грузом пережитого.

Везде велись восстановительные работы. Во многих городах в числе первоочередных приводились в порядок лечебные учреждения, дома отдыха, санатории. Всем, прошедшим по дорогам войны, были необходимы отдых и лечение.

В октябре 1946 года меня направили в санаторий Балтийского флота, который уже успели привести в порядок после гитлеровской оккупации. Здесь меня неожиданно навестили лембитовцы — Тойво Бернгардович Сумера и Эдуард Михайлович Аартее. Много времени мы провели в разговорах, и я узнал о боевых делах этих неразлучных друзей после ухода их с подводной лодки осенью 1941 года.

В те же дни мы встретились и с Ильей Егоровичем Амурским, тем самым батальонным комиссаром, который осенью 1942 года провожал и встречал «Лембит» на острове Лавенсари. Он пополнил свои военные записи.

Группе моряков-эстонцев с подводных лодок «Лембит» и «Калев», откомандированных в конце сентября 1941 года к новому месту службы, удалось вылететь из Ленинграда лишь в конце ноября и в декабре. В ожидании отправки они не сидели сложа руки, а выполняли важное и опасное боевое задание.

Запасы топлива в осажденном Ленинграде быстро таяли. Главный склад каменного угля был в торговом порту в Угольной гавани, которая находилась под наблюдением противника. Но топливо нужно было добывать любой ценой. Из моряков, снятых с надводных кораблей, и моряков-эстонцев с подводных лодок организовали бригады для погрузки угля на баржи, которые маленькие буксиры выводили в Неву. [276]

Как только возле угля появлялись люди, противник открывал огонь. Но моряки продолжали работать. Лишь когда обстрел шрапнелью становился очень интенсивным, они укрывались в наспех вырытых щелях. Но это не всегда помогало. 13 ноября 1941 года Тойво Сумера, уже много ночей работавший на погрузке угля, был ранен. Товарищи доставили его в госпиталь. Так он отстал от своей группы и только в конце февраля 1942 года еще не совсем поправившимся после ранения был отправлен по льду Ладожского озера на восток. Вскоре он встретился с моряками-подводниками и вместе со всеми был зачислен в эстонскую национальную часть Красной Армии.

Эдуард Аартее стал командиром 45-миллиметровой противотанковой батареи в 917-м стрелковом полку 249-й эстонской стрелковой дивизии, а Тойво Сумера — командиром взвода телефонистов в роте связи 925-го стрелкового полка той же дивизии. В то время связь с остальными лембитовцами прервалась, так. как они оказались в разных воинских частях.

Настало время больших наступательных операций по изгнанию с нашей земли фашистских захватчиков. В этих боях участвовали и эстонские части Красной Армии. Первой крупной боевой операцией, в которой участвовали Аартее и Сумера, явилось сражение за освобождение города Великие Луки, бывшего в то время важным стратегическим объектом немецкой армии. Больше месяца шли бои на подступах к городу. В ходе их осколком снаряда был ранен в ногу Аартее. С тех пор он ходил прихрамывая.

Кто-то из друзей, не зная, в чем дело, сказал:

— Ты что, Эдуард, молодой, а шагаешь как старик?

Никто и не предполагал, что случайно сказанное слово «старик» станет кличкой легендарного командира эстонского партизанского отряда.

В критический момент боя в пригороде Великих Лук 45-миллиметровая противотанковая батарея под командованием Аартее вела огонь прямой наводкой по фашистским дотам. Гитлеровцы огрызались сильно. Аартее запросил подкрепление. На помощь прибыла [277] батарея 76-миллиметровых орудий под командованием бывшего моряка Рудольфа Мульта. Так встретились на поле боя два товарища, ранее служившие вместе на флоте. В разгар боя Мульт был ранен. Санитаров поблизости не оказалось. Аартее перевязал другу рану и на руках понес его навстречу санитарам.

Вскоре и Аартее был ранен. Мелкие раскаленные осколки металла впились ему в грудь, но он продолжал командовать батареей. С наступлением сумерек бой стал стихать. Вдруг шальная пуля попала ему в ногу. Перевязку сделали на месте, и только по приказанию командира полка Аартее направился в санбат.

Через несколько дней началось решительное сражение за Великие Луки. Аартее снова был в строю и командовал своей батареей.

Известно, что победа в бою во многом зависит от четкого управления подразделениями. Во все дни боев моряки-связисты взвода Сумеры обеспечивали непрерывную связь командира с подчиненными.

За героическое участие в боях по освобождению Великих Лук Эдуарда Аартее наградили орденом Отечественной войны II степени, а Тойво Сумеру — медалью «За боевые заслуги».

В пылу боя раны не так чувствуются, как после него. Ранения дали о себе знать, как затихли пушки. Аартее смог добраться до полкового медпункта только опираясь на костыли. Раны заживали медленно. Но отличное здоровье Эдуарда, выросшего в лесах Вирумааского уезда, где отец был лесничим, закалка, полученная в море, да и молодость (ему исполнилось двадцать шесть лет) взяли верх.

После госпиталя Аартее отправили в дом отдыха в маленьком тихом тыловом городке. Неожиданно отсюда его вызвали в Москву. Эдуарда Михайловича Аартее назначили командиром эстонского партизанского отряда. Он как никто другой подходил для этого. Умение ориентироваться в лесу, смелость и решительность, знание русского и немецкого языков были необходимыми качествами для бойца, действовавшего в тылу врага. [278]

Вскоре Аартее вместе с двенадцатью эстонскими партизанами был доставлен на самолете в район расположения партизанской бригады. Все двенадцать человек благополучно приземлились на парашютах и встретились с нашими партизанами.

Эстонский партизанский отряд под командованием Старика действовал в составе бригады ленинградских партизан, которой командовал бывший колхозник из Воронежской области Виктор Павлович Объедков. Комбриг был талантливым организатором, бесстрашным воином, умевшим воодушевить и повести людей в бой. Его партизанская бригада наносила удары по гитлеровским оккупантам, засевшим в Пскове, Гдове, Стругах Красных, на станции Плюсса.

Выполняя задание Объедкова, отряд Старика совершил много дерзких налетов на важные объекты, пускал под откос железнодорожные составы. Он так насолил врагу, что гитлеровские вояки, смертельно боявшиеся партизан, отпечатали на русском и эстонском языках листовку следующего содержания:

«...фамилия командира эстонского партизанского отряда тщательно скрывается. Его кличка «Старик». Он хромает на левую ногу. Кто убьет или доставит этого человека немецкому командованию, тот получит вознаграждение в размере 500 000 рублей или 50 000 марок».

Однако, как ни старались гитлеровцы, Старика захватить им не удалось. С чувством выполненного долга вошел коммунист старший лейтенант Аартее в освобожденный Таллин. На его груди сверкали ордена Ленина, Отечественной войны I и II степени, медали «Партизан Отечественной войны» I степени, «За оборону Ленинграда».

После демобилизации Аартее, будучи отличным спортсменом, стал председателем Таллинского комитета физкультуры и спорта. Затем много лет работал начальником цеха рыбокомбината. В июне 1963 года после тяжелой болезни Э. М. Аартее скончался в Таллине. [279]

После боев за Великие Луки Тойво Бернгардовича Сумера послали учиться. Он окончил курсы усовершенствования комсостава, прошел специальную партизанскую подготовку и был назначен начальником штаба отряда особого назначения, а затем переведен в Эстонский штаб партизанского движения. В феврале 1944 года Сумера стал членом ВКП(б). Военную службу закончил в звании старшего лейтенанта 27 декабря 1944 года в Таллине. На его груди прибавились медали «Партизан Отечественной войны» I степени, «За оборону Ленинграда». Еще до окончания войны Т. Б. Сумера начал работать в военном отделе ЦК КПЭ. Затем до ухода на пенсию работал на руководящих хозяйственных должностях в Таллине.

Во время встречи в Таллине я записал рассказы Аартее и Сумеры, но опубликовать их не смог. А военный корреспондент И. Амурский написал небольшую художественно-документальную повесть «Друзья с «Лембита», в первой части которой рассказал о двух боевых походах лодки, а во второй — о командире партизанского отряда под кличкой Старик.

Шли годы. Мне не довелось узнать о том, как сложилась судьба остальных лембитовцев, сражавшихся в эстонских национальных частях Красной Армии. Но жизнь полна неожиданностей. Рано утром 18 сентября 1979 года в Таллине, когда шел к причалу, у которого был ошвартован наш Краснознаменный «Лембит», я увидел одиноко стоявшего стройного высокого человека в форме моряка торгового флота. Хотя вместе мы служили недолго и время наложило отпечаток на его лицо, я сразу узнал бывшего старшину группы мотористов Альфреда Сикемяэ. Мы оглядели друг друга и молча обнялись. Оказалось, что Сикемяэ, несмотря на свой возраст — в июне ему исполнилось семьдесят девять лет, — продолжает трудиться в рыболовецком колхозе имени С. М. Кирова.

К нам подошел Тойво Сумера, и мы пошли на площадь, где в стройных рядах стояли военные моряки и подходила колонна представителей трудящихся города. После митинга, посвященного возвращению [280] «Лембита» в родной Таллин на вечную стоянку, и торжества по случаю 35-летия освобождения Эстонии от фашистских захватчиков, Альфред Яковлевич поведал мне о своих боевых делах:

— В январе сорок второго года меня направили на Сталинград, в Волжский флотский экипаж командиром взвода. А в конце мая вместе с группой моряков-эстонцев был переведен в двести сорок девятую эстонскую стрелковую дивизию. Получил назначение в противотанковую батарею стрелкового полка.

— Выходит, что вы, — перебил я, — служили в той же дивизии, где были Сумера и Аартее, но в разных полках?

— Да, выходит, что так. Но встретиться в то время с ними не пришлось. В декабре сорок второго года командуя взводом противотанковой батареи, я участвовал в боях по освобождению нескольких населенных пунктов на Калининском фронте, а затем сражался за Великие Луки. Пятого января сорок третьего года получил сильную контузию, и меня отправили в госпиталь. После выздоровления вернулся в свой полк. Снова участвовал в боях против фашистских захватчиков теперь уже на эстонской земле и при ликвидации Курляндской группировки противника. Службу в армии закончил в звании старшего лейтенанта в июле сорок шестого года. За боевые заслуги наградили орденом Красной Звезды и несколькими медалями...

Так спустя тридцать восемь лет я узнал о боевых делах еще одного лембитовца.

Можно смело сказать, что моряки подводной лодки, носящей имя национального героя Эстонии, в тяжелое для Родины время геройски сражались и на море, и на суше. И всюду, где бы они ни находились, честно исполняли свой долг. [281]

Боевые мили «Калева»

У кораблей, как и у людей, у каждого своя судьба, и никто не может предугадать, сколь длинной будет жизнь. О корабле, как и о человеке, прошедшем через все испытания войны и ставшем победителем, помнят, пишут. А если корабль, выполняя боевое задание, погиб в самом начале войны, разве он не герой? Мы не вправе его забывать.

Короткой оказалась боевая жизнь подводной лодки «Калев». Эта лодка была построена в Англии для военно-морского флота буржуазной Эстонии. Военно-морской флаг Советского Союза на «Калеве» подняли 19 августа 1940 года и зачислили его в подводные силы КБФ. На лодке остались служить эстонские подводники: боцман мичман Микуль Адеевич Метсар, старшина минно-торпедной группы главстаршина Хельмуд Юрьевич Адлер и старшина группы трюмных Велло Густавович Ветеля.

3 октября 1940 года в командование лодкой вступил старший лейтенант Б. Ныров. О нем хочется рассказать подробнее.

Борис Ныров родился 6 августа 1911 года в Петербурге, в семье служащего. В детстве несколько лет жил в Иране. Там, в советском торгпредстве, работал его отец Алексей Ныров. В семье было правилом изучение языка страны пребывания и нескольких европейских. С утра до обеда говорили по-персидски и по-немецки, затем по-французски. Позже, когда Борис стал уже военным моряком, он освоил английский.

В 1930 году Борис Ныров окончил школу-девятилетку в Ленинграде и поступил в Кораблестроительный институт. В старших классах школы и в институте увлекался плаванием на спортивных яхтах. Он был отличным спортсменом и в короткое время добился получения диплома командира яхты. В 1927 и 1931 годах участвовал в спортивных походах на яхте «Металлист» из Ленинграда в порты Эстонии, Латвии, Финляндии и Швеции. [282]

В школе Борис вступил в члены ВЛКСМ, а в институте стал кандидатом в члены ВКП(б). После второго курса Кораблестроительного института Нырова призвали в Военно-Морской Флот и направили на курсы ускоренной подготовки командного состава. В конце 1935 года он окончил курсы комсостава и лейтенантом на правился для дальнейшей службы на Краснознаменный Балтийский флот. С 7 марта 1936 года Ныров — штурман подводной лодки М-71, а с ноября того же года — исполняющий обязанности командира лодки. В феврале 1938 года ему присвоили звание старшего лейтенанта и назначили командиром подводной лодки М-91.

В апреле 1938 года у Нырова произошло большое событие: его приняли в члены ВКП(б). За время службы на подводных лодках М-71 и М-91 Бориса не раз поощряли за победу в социалистическом соревновании, в том числе грамотой Военного совета Краснознаменной Балтийского флота. Вскоре после назначения командиром «Калева» Нырову присвоили звание капитан-лейтенанта. Он был уже опытным моряком-подводником. Новая лодка существенно отличалась от подлодок известных ему проектов, и Ныров с рвением принялся ее изучать. В то время командиры подводных лодок, базировавшихся в Таллине, жили на частных квартирах. Ныров не составлял исключения. Чтобы легче объясняться местными жителями, он решил изучить эстонский язык. В этом ему помогали старшины групп эстонцы. Отличной учительницей стала соседка по квартире Шурочка Осипова, с которой Борис познакомился. Изящной и общительной блондинке исполнилось двадцать четыре года, и она была полна сил и энергии. Шурочка составляла Борису задания, и через несколько месяцев он мог объясняться по-эстонски довольно свободно. За зим 1940/41 года они крепко подружились. В начале лет «Калев» перебазировали в Либаву. Зайдя попрощаться, Борис сделал Шурочке предложение. Он рассчитывал июле пойти в отпуск, и они наметили день свадьбы. Но война нарушила все планы... [283]

В день начала Великой Отечественной войны «Калев» и «Лембит» находились в Либаве. По распоряжению командира Либавской военно-морской базы обе лодки 23 июня перешли в Виндаву. В ноль часов 25 июля «Калев» и «Лембит» в сопровождении БТЩ «Фугас» и двух катеров «МО» вышли из Виндавы вместе с подводной лодкой С-7 и в тот же день прибыли в Усть-Двинск. Через несколько дней «Калев» и «Лембит» перебазировались в Кронштадт.

Первое боевое задание командир «Калева» Б. А. Ныров получил 7 августа. Ему поручалось выставить минное заграждение на фарватерах, ведущих к Виндаве и Либаве, а затем нести службу в районе между параллелями от маяков Овизи и Ужава и топить суда противника на правах неограниченной подводной войны на море.

Рано утром 8 августа «Калев» вышел из Таллина с эскортом из пяти тральщиков и двух «морских охотников». Такое обеспечение выхода лодки в море вполне себя оправдало. На переходе в тралах взорвались три мины, а две мины, подсеченные тралом, всплыли. Их тотчас же расстреляли. Тральщики вывели «Калев» до меридиана маяка Ристна на острове Даго (Хийумаа).

Придя в район позиции, командир несколько дней выявлял фарватеры, по которым двигались суда противника. Крупные корабли не появлялись. Наблюдалось движение тральщиков, катеров и небольших судов. Они выходили из Виндавы и Либавы по фарватерам и, дойдя до глубин 15–18 метров, поворачивали и шли вдоль берега в северном или южном направлениях. Очевидно, тральщики проверяли пути для крупных судов.

Около полуночи 12 августа «Калев», следуя по 17-метровым глубинам, выставил минное заграждение из десяти мин с углублением от поверхности воды три метра. Транспортов противника не было видно. Наконец 18 августа появились два транспорта. Они шли с юга под охраной двух тральщиков и торпедного катера. Тотчас была объявлена боевая тревога и началась [284] атака. Когда лодка легла на боевой курс, расстояние до головного транспорта, выбранного командиром для атаки, было 24 кабельтова. При очередном подъеме перископа Ныров увидел торпедный катер, мчавшийся прямо на перископ. Пришлось срочно опустить перископ и увеличить глубину погружения. Катер прошел над лодкой.

Маневрировать на глубинах в 16–18 метров очень сложно. Снова подвсплыли и подняли перископ. Транспорты уже подходили к повороту на Виндавский створ, Ныров увеличил ход до полного и скомандовал: «Курс — тридцать один градус», считая, что можно будет произвести залп, когда транспорт повернет в гавань. Однако эта мера не помогла. Транспорт повернул прежде чем лодка легла на нужный курс. Минуты уклонения от торпедного катера и малые глубины помешали успешному выполнению атаки. По-видимому, сыграла свою роль и недостаточная обученность личного состава лодки. Но минное заграждение сделало свое дело. Как стал впоследствии известно, на минах «Калева» подорвались и затонули плавбаза «Мозель» и транспорт «Франценбург». Кроме того, на мине подорвался и выбросился на отмель транспорт «Эспирайт».

21 августа «Калев» вернулся в Таллин и ошвартовался у плавучей мастерской «Серп и Молот». Первый боевой поход сплотил экипаж и помог лучше освоит технику лодки в обстановке боевой действительности.

Гитлеровские полчища рвались к городу. Зенитная пушка «Калева» все время была в готовности к отражению воздушных налетов фашистской авиации.

Настало время покинуть Таллинскую бухту, и «Калев» 28 августа занял свое место в строю военных кораблей, направлявшихся на восток.

Случилось так, что вначале, следуя в кильватере «Лембиту», «Калев» после гибели подводной лодки С-5 и эскадренного миноносца «Яков Свердлов», подорвавшихся на минах, отстал от основной группы кораблей пошел вместе с транспортами и многочисленными малыми судами. Фашистская авиация непрерывно [285] атаковала. Зенитного огня было мало, и «Калеву» несколько раз пришлось срочно погружаться, уклоняясь от авиации.

Фашистский самолет низко пронесся над лодкой. Ныров был ранен осколками разрывного снаряда, и нашел в себе силы, чтобы спуститься в рубку и задраить люк. Лодка ушла под воду. Преодолевая минные заграждения и отбиваясь от самолетов, «Калев» пришел в Кронштадт. Лодке требовался небольшой ремонт. Личный состав принялся его выполнять под руководством инженера-механика лодки А. И. Напитухин.

В конце сентября по приказу командования бригад с лодки списали несколько моряков, в том числе и старшин-эстонцев, для направления в другие воинские части. Группа моряков-эстонцев с «Калева», так же как лембитовцы, не успела выехать из Ленинграда до его окружения. Позже они были отправлены самолетом в тыл и затем вошли в состав национальной эстонской части Красной Армии, участвовали в боях за освобождение родной Эстонии от фашистских захватчиков.

С доукомплектованием лодки личным составом возникли трудности. На должность боцмана пришлось перевести боцмана с подводной лодки М-94 главного старшину Н. А. Трифонова. После гибели подводной лодки С-5, подорвавшейся на мине во время перехода из Таллина в Кронштадт, одним из немногих спасшихся был старшина 2-й статьи Г. И. Посевкин. Он уже оправился от перенесенной травмы, и теперь его назначили командиром отделения трюмных. На остальные должности определили моряков «Калева»: краснофлотца И. А. Авилова — старшим минером, старшину 1-й статьи К. И. Агеева, бывшего до этого командиром отделения, — старшиной группы трюмных.

Командный состав на лодке остался прежний. Весь сентябрь и несколько дней октября на лодке продолжался ремонт и одновременно проводилась боевая подготовка. [286]

Командир лодки Б. А. Ныров почти поправился после ранения. Военком лодки старший политрук Ф. А. Бондарев, старпом старший лейтенант А. Н. Норд, штурман старший лейтенант А. А. Фомин, инженер-механик инженер-капитан-лейтенант А. Н. Напитухин, командир минно-торпедной боевой части лейтенант Н. В. Белоус — все коммунисты, все четко знали свои обязанности. Коллектив подводной лодки был готов выполнить любое задание Родины.

15 октября командование бригады объявило на «Калеве» оперативную готовность, и лодка перешла из Ленинграда в Кронштадт.

Вскоре командира и комиссара вызвали в штаб. Там они получили специальное задание: кроме обычных запасов лодки на полную автономность плавания требовалось принять все необходимое для обеспечения высадки на берег разведгруппы в составе трех человек со снаряжением и радиостанцией.

Все приготовления к походу держались в строжайшем секрете. В боевом приказе, полученном командиром, указывался район действий «Калева» в Финском заливе. С востока он ограничивался меридианом 25° (примерно у маяка Кери), а с запада — меридианом 24°20' (примерно у маяка Сууруппи), Командиру предлагалось выявить пути, используемые противником для подхода к Таллину, и выставить на них минные заграждения. После этого надлежало топить фашистские суда торпедами на правах неограниченной подводной войны. В задачу первостепенной важности входила высадка разведгруппы. Ориентировочно она намечалась в бухточке Ихасаллунин.

Вечером 27 октября, за несколько часов до выхода лодки из Купеческой гавани Кронштадта, прибыли разведчики. Первой появилась женщина. Раньше она была учительницей в эстонской школе, а в разведку шла радисткой. Затем прибыли двое мужчин. Один из них служил матросом в эстонском флоте и хорошо знал побережье. Имена всех держались в секрете.

Проводить лодку в поход на пирс пришли представители штаба и несколько командиров лодок. Последние [287] рукопожатия, слова доброго напутствия — и командир капитан-лейтенант Ныров шагнул с пирса на лодку.

— Отдать швартовы!

Лодка двинулась в ночную тьму, в неизвестность.

Участок пути до острова Гогланд лодка прошла согласно плановой таблице, разработанной штабом бригады, и легла на грунт. Ночью 29 октября «Калев» благополучно миновал Гогланд и продолжил движение в надводном положении к указанному району действий.

Прошло несколько дней. На радиосвязь лодка не вышла и сигнала о постановке минного заграждения не подала. Впоследствии стало известно, что задачу по высадке разведгруппы «Калев» выполнил и разведчики вышли на связь. Много позже, уже после окончания войны, сопоставив некоторые факты, пришли к выводу, что «Калев» подорвался на минах и затонул западнее острова Найсар, на меридиане Сурупи, предположительно 30 октября — 1 ноября 1941 года.

Вместе с лодкой погиб замечательный коллектив подводников — коммунистов и комсомольцев, беззаветно преданных своей социалистической Родине.

На лодке служили представители пяти союзных и автономных республик. Пять подводников — кавалеры боевых орденов и медалей. Ордена Красной Звезды носили на груди П. М. Кузнецов и Н. Я. Харламов, Красного Знамени — С. Д. Петров, медаль «За отвагу» — К. И. Агеев, медаль «За боевые заслуги» — Н. А. Трифонов. В то время на лодках такое количество орденоносцев было редкостью.

В экипаже было восемь членов партии и семь кандидатов в члены ВКП(б), двадцать один комсомолец. Минер И. Авилов и командир отделения гидроакустиков В. Афанасьев перед боевым походом подали заявления с просьбой принять их в ряды Ленинского комсомола. Поэтому экипаж «Калева» по праву можно считать партийно-комсомольским. Имена всех заслуживают быть высеченными на граните памятника подводной лодке «Калев», который будет установлен [288] в Кадриорге рядом с Краснознаменной подводной лодкой «Лембит».

А что же сталось с Шурочкой?

После опубликования 31 октября 1981 года в газете «Молодежь Эстонии» моего очерка «Последний поход «Калева» в Ленинград приехала группа школьников кружка «Красный следопыт» при Таллинском Дворце пионеров во главе с руководителем — учительницей Ольгой Николаевной Марченко. Более двух лет красные следопыты вели поиск, собирая материал об экипаже «Калева» по адресам мест призыва и жительства, который я им ранее выслал. Они разыскали многих родных погибших калевцев, получили от них фотографии и разные реликвии для своего музея. Дотошные кружковцы нашли невесту командира «Калева» Бориса Нырова Шурочку — Александру Ивановну Осипову.

Таллинцы приехали в Ленинград, чтобы побывать в Центральном военно-морском музее, продолжить поиск и передать отчет о проделанной работе. И вот у меня в руках адрес.

4 ноября 1983 года в пасмурный ветреный день мы с женой пересекли парк Кадриорг и подошли к небольшому красивому, стоящему в глубине садика двухэтажному белокаменному коттеджу на улице Мяэкальда. На звонок, не спрашивая, нам открыла парадную дверь пожилая женщина среднего роста, одетая в темное плюшевое пальто.

— Здравствуйте. Вы Александра Ивановна Осипова?

— Да, это я.

— Простите за беспокойство, я командир подводной лодки «Лембит» Матиясевич. Мы с женой хотели с вами поговорить.

— Пожалуйста. Пройдемте наверх.

По крутой узенькой внутренней лестнице в два марша мы поднялись на второй этаж.

— Нет, нет, не раздевайтесь. У меня холодно. Я вас приму в большой комнате. Я живу сейчас в маленькой — там теплее, но ужасный хаос, ведь я вот-вот [289] должна переехать в государственную квартиру. Дом подлежит сносу, так как здесь проложат теплоцентраль.

В большой светлой комнате окнами в парк по всему было видно, что хозяйка готовится к переезду. Часть мебели была обвязана ветошью, стояли упакованные чемоданы. Мы сели у круглого столика.

— Скажите, пожалуйста, вы были знакомы с командиром подводной лодки «Калев» Борисом Ныровым?

— Да... Это было очень давно. Прошло сорок три года с того дня, как мы в ноябре сорокового познакомились. Но тот день, как, впрочем, и все дни, когда мы были вместе, я хорошо помню. У соседей играл патефон, у них были хорошие пластинки. Мы жили с мамой скромно, и мне захотелось послушать музыку. Когда я вошла в комнату, там был молодой командир в морской форме. Хозяйка квартиры нас познакомила. Как-то сразу мы почувствовали взаимную симпатию. Вот с того дня все свободное время, а его у Бориса было мало — он только что вступил в командование подводной лодкой — мы проводили вместе. Весной сорок первого, перед отходом лодки из Таллина, Борис сделал мне предложение. Мы с мамой всё обсудили и решили сыграть свадьбу там, где будет базироваться лодка. Но больше мы с Борисом так и не виделись. У меня сохранилась только открытка. Сейчас найду. Вот, прочтите.

«Добрый день, Шурочка! Сегодня пришли в Ригу и сегодня же уходим отсюда. Поплавал хорошо, все идет прекрасно. Погода стоит чудная, я изрядно загорел, и ты, наверное, меня теперь сразу и не узнаешь. Скучаю без тебя, из Либавы напишу подробнее. Целую. Борис».

— Письмо из Либавы пришло, но, к сожалению, сберечь его не удалось. — У Александры Ивановны навернулись слезы, и она замолчала.

Несколько часов мы провели в тихой беседе. Рассказывая о пережитом, Александра Ивановна иногда не выдерживала и плакала, уткнувшись в платок. Подчас и мы с женой едва сдерживали слезы. [290]

После оккупации Таллина гитлеровцами Шурочка с матерью жили выменивая продукты на вещи. Потом ей удалось устроиться на частную фабрику. Работала в конвертном цехе. Грузчиками там были советские военнопленные. Один из них — худой, высокий, совсем еще юноша, — привлек ее внимание. С каждым днем силы его таяли. Шура передавала ему тайком то кусок хлеба, то еще что-нибудь съестное. Однажды (Александра Ивановна запомнила тот день — 3 июня 1944 года) пленный взвалил на спину тяжелый тюк, пошатнулся и упал, ударившись головой о цементный пол. Кровь хлынула изо рта. Шура бросилась на помощь с тряпкой, намоченной в холодной воде.

— Как ты смеешь помогать этому паршивому большевику, ведь он наш враг? — заорала тут же появившаяся надсмотрщица.

Шура не сдержалась:

— Фашисты — наши враги, а не советские люди...

Пленный умер на ее руках. На другой день рано утром Шуру увезли в гестапо. К ней уже давно присматривались. Возможно, кто-то донес, что у нее в доме в начале войны видели постороннего мужчину, который потом исчез. Во время оборонительных боев под Таллином в 1941 году был подбит танк. Шуре удалось спрятать у себя дома раненого танкиста Николая Федосюткина. Через некоторое время она переправила его к своей знакомой Маал Хермелине в деревню Витала. В конце года танкист ушел из деревни в надежде перейти через линию фронта. Больше Шура ничего о нем не знала.

— Но вот неожиданно, как и вы сегодня, — продолжала Александра Ивановна, — в шестьдесят девятом году Николай Федосюткин разыскал меня. Ему удалось пробраться к своим, и он снова сражался с врагом. А вовремя визита ко мне он работал лесничим на Урале.

Полтора месяца продержали Александру Ивановну в тюремной одиночке, а потом вместе с другими заключенными отправили на пароходе в Данциг. Александра Ивановна стала узником номер 64 866 концлагеря [291] Штутгоф, находившегося в двадцати шести километрах от Данцига. Ее причислили к политическим заключенным и отметили краевым матерчатым знаком на груди.

— Ежедневно в шесть утра устраивались проверки на открытом плацу, — рассказывала Александра Ивановна, — где врач определял пригодность к работе. Непригодных оставляли в лагере, а когда работавшие возвращались, тех уже успевали отправить в крематорий. Так же поступали и с детьми, которых по прибытии в лагерь отбирали у матерей. Среди заключенных были русские, поляки, эстонцы, латыши. Евреев содержали в отдельном бараке. Однажды рано утром из этого барака стали выбегать женщины и бросаться на проволоку стоком, которой был окружен лагерь. Они узнали, что днем их должны увезти на уничтожение в газовых камерах. Они предпочли мгновенную смерть мучительной.

Не знаю, можно ли считать охранников в лагере нормальными людьми. Особенно выделялся эсэсовец Отто. Он всегда был под хмелем, а когда напивался, устраивал развлечение: натравливал овчарку Буми на очередную жертву и любовался тем, как его любимица загрызала заключенного насмерть.

Весной 1945 года заключенных начали отправлять из лагеря на запад. Последнюю партию в несколько сот человек 26 апреля отправили в порт и загнали в трюм большой баржи. По сильной качке и ударам волн догадались, что баржу вывели в море. Вскоре фашисты бросили баржу на произвол судьбы. Десять дней ее носило по волнам. Без пресной воды и пищи многие не выдерживали и бросались в море.

На баржу случайно наткнулись польские рыбаки и привели ее в немецкий порт Фленцбург, расположенный на берегу узкой бухты, граничащей с Данией. К тому времени в живых осталось менее пятидесяти человек.

— Думаю, я выжила только потому, — продолжала Александра Ивановна, — что от природы была очень здоровой. Потом нас перевезли на шведский остров [292] Мальме и поместили в санаторий Международного Красного Креста. В конце июня бывших узников концлагерей советских граждан отправили пароходом на Родину. Второго июля сорок пятого года мы прибыли в Ленинград. Когда я вернулась в Таллин, меня направили на работу в горсовет на должность секретаря-переводчика к первому заместителю председателя горисполкома товарищу Трейману, где проработала до пятьдесят девятого года.

Замуж Александра так и не вышла. У нее было извещение, в котором говорилось, что Б. А. Ныров «пропал без вести». Но ведь это не значит, что человек погиб. И она жила надеждой.

На наш вопрос Александра Ивановна ответила.

— Когда папа погиб в море, мама поступила на работу в цех по изготовлению рыбных консервов. Нам трудно жилось. Мама была молодая, красивая. Ей делали предложения хорошие, солидные люди. Но в ее сердце был только один любимый, и она осталась ему верна. Я такой же однолюб, как мама.

Александра Ивановна на пенсии. Ее одиночество скрашивают пионеры группы «Поиск» таллинской средней школы № 12. Они заходят к ней, приглашают к себе на встречи. Ленинградские друзья Нырова также не забывают ее. [293]

Дальше