Луцкий Игорь
Море и плен:
трагедия Севастополя, 1940-1945

Сайт 'Милитера' ('Военная литература'): militera.lib.ru и militera.org
Издание: Луцкий И. Море и плен: трагедия Севастополя, 1940-1945. - Нью-Йорк: Всеславянское издательство, 1951.
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
Луцкий И. Море и плен: трагедия Севастополя, 1940-1945. - Нью-Йорк: Всеславянское издательство, 1951. - 166 с. (Lutsky I. More i plen : Tragediya Sevastopolya, 1940-1945. - New York: All Slavic Pub. House, 1951. - 166 p.)
Об издании: Многие пишут свои 'мемуары». Пишут их и иностранцы о русских воинах, использовывая случайные материалы нашего неспокойного времени. Я лично, не принадлежу к таким наблюдателям современных дней. Мне не довелось творить сверхчудеса в истории. Не собираюсь я и кляузничать, бросать в кого либо грязью, что часто встречается в 'мемуарах» наших русских авторов из эмиграции. Я буду касаться только того, что было самим пережито на родных землях России. Я остался одним из немногих, которым довелось по долгу своей службы, видеть и самому шагать по горящим городам и селам Крыма, Украины, Белоруссии. В свою бытность военнослужащим, советского военно-морского флота на Черном море и по воле судьбы уцелевшим, я живой свидетель зверств, не только нацистов гитлеровской Германии, но и палачей сталинского коммунизма, из стен НКВД и НГБ Кремля, при обороне города Севастополя в 1941–42 годах. Это зло и обязало меня, еще и еще раз напомнить уцелевшим защитникам крепости о тех страшных днях, чтобы каждым из них вспомнил и теперь, вдалеке от Родины, черноморских героев без орденов и медалей не как краснофлотцев в советских бушлатах, а как верных патриотов России и вспомнил ту правду пагубных сталинских оборон города, о которых так мало знает наша послевоенная зарубежная молодежь. — (От автора)
Редактор: Хочу предостеречь читателей: книжка эта может вызвать некоторую умственную усталость и отторжение, и вовсе не потому, что идеологически вредна, или вроде того (хотя она состоит из лжи чуть менее, чем полностью, но этого и можно было ожидать от 'выбравшего свободу'). Просто она написана на редкость путано, и читать её утомительно: 'Повторяя за каждым своим словом о необходимости национальной защиты страны, России Александра Невского, Суворова, Кутузова и спасти Родину от нашествий Гитлера, как и в минувшие времена славных русских богатырей, Молотов, словно забыл, что совсем недавно, за одни только портреты, висевшие в квартирах российских граждан, этих прежних полководцев, советская власть карала вплоть до отправки в лагеря дальнего следования'.