Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Победными курсами. Под краснознаменным флагом

27 января 1944 года овровцы, как и все советские люди, с волнением и радостью слушали сообщение о славной победе под Ленинградом.

С окончательным освобождением города-героя от блокады произошли благоприятные изменения в обстановке на Балтийском театре военных действий. Расширение зоны базирования сил КБФ создало условия для усиления боевой деятельности кораблей и соединений флота в последующих наступательных операциях Советской Армии в Прибалтике. В результате разгрома противника под Ленинградом было освобождено южное побережье Финского залива до устья, реки Нарова. Режим обороны наших островов Лавенсари, Пенисари, Сескар стал более устойчивым. Флот начал осваивать освобожденные районы Лужской и Копорской губ. Расширялась зона дозорной службы и траления. На очереди стоял вопрос о дальнейшем передвижении сил флота на запад. Все это обусловливало еще более сложный характер задач, которые предстояло решать кораблям и частям ОВРа.

В середине февраля группа бронированных "малых охотников" ОВРа Островной военно-морской базы под командованием капитана 2 ранга Г. М. Горбачева участвовала в высадке морского десанта на побережье Нарвского залива.

13 февраля отряд высадки, приняв на борт батальон автоматчиков 260-й отдельной бригады морской пехоты, вышел с Лавенсари и направился в Нарвский залив. На Гогландском плесе катера, встретив большое ледяное поле, форсировали его за вышедшими вперед канонерскими лодками группы артиллерийской поддержки. Еще до рассвета 14 февраля первая группа катеров подошла к побережью у деревни Мерикюля и скрытно высадила десант. Вторая же группа встретила сильное противодействие противника. Но высадка прошла успешно. Катерники, как всегда, действовали решительно и смело. Особенно отличился катер "БМО-505" под командованием старшего лейтенанта В. Л. Лозинского. Он первым подошел к берегу, высадил десантников и, маневрируя среди разрывов снарядов, метким огнем автоматической пушки и пулеметов подавлял огневые точки врага. Сняв десантников с поврежденного катера, он снова направился к берегу.

К этому моменту остальные катера уже высадили десант и отошли. Противник весь огонь сосредоточил на "БМО-505". На катере от прямых попаданий снарядов возникли повреждения. Очередным взрывом снаряда убило В. Л. Лозинского. Его место у машинного телеграфа занял раненый комсомолец младший лейтенант Кокин. Удачным маневром он вывел катер из зоны обстрела.

Взрывом снаряда на "БМО-509" повредило рулевое устройство. Рули остались заклиненными на левом борту. Неуправляемый катер представлял собой отличную мишень для противника. По приказанию командира звена старшего лейтенанта И. С. Расина старшина 1-й статьи Ярцев под градом осколков и пуль ползком пробрался в румпельное отделение и вручную поставил рули в диаметральную плоскость. Это позволило катеру, управляемому машинами, отойти от берега и благополучно возвратиться на Лавенсари.

22 февраля 1944 года пополнилась семья гвардейцев-овровцев: в их ряды влился первый дивизион "малых охотников" истребительного отряда (командир капитан-лейтенант В. Б. Карпович, заместитель командира по политчасти капитан 3 ранга Д. С. Подлесный).

Этот дивизион с первого дня войны активно участвовал в боевых действиях на Балтике. С ранней весны и до поздней осени его катера несли дозорную службу на наших фарватерах. Они провели 11 успешных боев с катерами противника, 776 раз подвергались атакам с воздуха, на них было сброшено около двух тысяч авиабомб. Зенитным огнем они сбили 6 фашистских самолетов. Катера дивизиона участвовали в высадке 10 десантов, подавили 16 огневых точек на берегу, совершили 18 выходов на разведку вражеских артиллерийских батарей. Они 69 раз ставили мины на подходах к побережью противника, уничтожили 101 плавающую мину, участвовали в 44 эскортах подводных лодок и в 258 конвоях, в обеспечении переходов 1650 кораблей и судов, при форсировании минных заграждений спасли 1996 человек с тонувших кораблей.

Как большая знаменательная дата вошло в историю ОВРа КМОРа 22 марта 1944 года. В тот день Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками были награждены орденом Красного Знамени: 1-й дивизион базовых тральщиков (командир капитан 3 ранга М. А. Опарин, заместитель командира по политчасти капитан-лейтенант А. И. Коршунов), 1-й дивизион катеров-тральщиков (командир капитан 3 ранга В. К. Кимаев, заместитель командира по политчасти капитан-лейтенант Л. А. Костарев), 4-й дивизион тихоходных тральщиков (командир капитан 3 ранга Н. П. Визиров, заместитель командира по политчасти капитан 3 ранга В. А. Астахов), дивизион сетевых заградителей (командир капитан 3 ранга А. П. Безукладников, заместитель командира по политчасти капитан 3 ранга В. А. Фокин).

Корабли 1-го дивизиона базовых тральщиков первыми

встретились с вражескими минами. Они эскортировали подводные лодки, проводили за тралами надводные корабли и суда, тралили фарватеры, ставили мины, несли дозор, обстреливали вражеское побережье, участвовали в оперативных перевозках. Ко дню награждения дивизион выполнил 159 проводок за тралами, обеспечил переходы 152 подводных лодок, 146 надводных кораблей, 160 транспортов и вспомогательных судов. Базовые тральщики участвовали в 14 минных постановках. Они имели 16 боевых столкновений с кораблями противника, отразили 9 атак подводных лодок и 387 атак с воздуха, сбив и повредив при этом 12 вражеских самолетов.

1-й дивизион катеров-тральщиков в кампаниях 1942- 1943 гг. принял на себя основную тяжесть минной войны. Эти катера первыми вышли на боевое траление и почти всегда производили его при активном противодействии противника. Ими уничтожено более 300 мин и минных защитников, проведено за тралами 88 кораблей и судов. Только при тралении Восточного Гогландского плеса в 1943 году они под ожесточенным огнем с островов и с надводных кораблей противника затралили и уничтожили 101 мину.

Сплоченный, спаянный узами тесной боевой дружбы личный состав дивизиона показал образцы отваги и воинского мастерства. На своих маленьких кораблях - "рыбницах" они бесстрашно шли первыми через минные поля.

Самыми разнообразными были действия 4-го дивизиона тихоходных тральщиков. Траление мин, проводка кораблей и судов за тралами, активное участие в морских перевозках, в том числе в переброске в Ораниенбаум войск и боевой техники 2-й ударной армии в тяжелых ледовых условиях - все это определяло характер его боевой деятельности. Кораблями дивизиона пройдено 62835 миль, проведено за тралами 900 боевых кораблей и судов, уничтожена 151 мина. Они отразили 770 атак с воздуха, сбив 4 самолета, имели 24 боевых столкновения с кораблями противника.

Дивизион сетевых заградителей сравнительно мало использовался по своему назначению - для постановки противолодочных сетей. Но зато эти корабли нашли

широкое применение в качестве военно-транспортных средств. Вместительные трюмы, просторная палуба, неплохая мореходность и небольшая осадка как нельзя лучше отвечали требованиям, предъявляемым к перевозочным средствам в условиях минной опасности и блокады.

Экипажи сетевых заградителей отлично справились с возложенными на них задачами. Ни налеты авиации, ни ожесточенные обстрелы не смогли сорвать выполнение ими заданий командования. Особенно отличился личный состав дивизиона при перевозке войск и техники 2-й ударной армии с Лисьего Носа на ораниенбаумский плацдарм в декабре 1943 - январе 1944 гг. Тогда в сложных ледовых условиях он доставил в Ораниенбаум 10187 человек, 134 танка и САУ, 96 орудий, более 100 тонн боеприпасов и других грузов.

Экипажи кораблей ОВРа, получившие 22 марта 1944 года почетное право поднять Краснознаменный военно-морской флаг, восприняли высокие награды Родины как призыв еще крепче бить заклятого врага.

Наступила весна 1944 года. Овровцев ждали новые боевые задачи. Линии корабельных дозоров выдвигались дальше на запад, охватывая все большую зону наблюдения и охраны. Большая и опасная работа предстояла тралящим кораблям в Нарвском заливе, где противник продолжал усиливать и без того мощное минное заграждение. Требовало новых мер противоминного обеспечения расширение зоны базирования флота. Предусматривалось траление подходов к финскому побережью в связи с подготовкой наступательной операции на выборгском направлении. Все это ставило нас перед необходимостью повышения темпов тральных работ.

Решение вставших перед нами задач в известной мере облегчалось тем, что за зиму увеличились тральные силы ОВРа. Вошел в строй 12-й дивизион катеров-тральщиков типа КМ. Мы должны были вот-вот получить от промышленности дивизион "стотонников". Возросло число магнитных тральщиков. Вступил в строй эскадренный тральщик "Василий Громов". К началу кампании была сформирована 2-я бригада траления (командир капитан 1 ранга М. Ф. Белов, начальник политотдела капитан 2 ранга Б. А. Фролов).

22 апреля мы снова испытали радость и волнение - орденом Красного Знамени был награжден 5-й дивизион катеров "малых охотников" (командир капитан 3 ранга Н. Г. Моргапкий, заместитель командира по политчасти капитан-лейтенант М. С. Перлов). Это событие, совпавшее с началом летней кампании, еще более подняло боевой дух овровцев, с энтузиазмом готовившихся к предстоявшим боям.

Жаркие схватки

В восточной части Финского залива с первых дней кампании завязывались ожесточенные схватки наших дозорных катеров со сторожевыми и торпедными катерами противника, действовавшими группами по 5-8 единиц. Столкновения происходили обычно в ночное время и носили быстротечный характер.

14 мая в 1 час 30 мин. наблюдательный пост Лавенсари обнаружил вспышки орудийных выстрелов северо-западнее острова, в районе нашего дозора. По приказанию оперативного дежурного штаба базы "СКА-122" вышел из бухты Копли-Лахт за боны и находился в готовности оказать помощь дозорным катерам. Когда стрельба усилилась, командир "СКА-122" старший лейтенант М. В. Скубченко решил идти к несшим дозор "МО-401", "МО-413", "МО-213" и "МО-202". Тем временем "малые охотники" своим огнем заставили пять вражеских катеров, появившихся в зоне их наблюдения, отойти в направлении на Соммерс.

Около 2 час. ночи сигнальщик "СКА-122" матрос Поворов обнаружил прямо по курсу три катера. На запрос они не ответили, а после вторичного запроса дали ложные опознавательные. В это время расстояние до них сократилось до 600 метров, и Скубченко приказал открыть огонь. Противник также начал стрельбу. Сразу же был смертельно ранен командир. Тяжело ранило его помощника лейтенанта Берилова и парторга Перминова. Был убит комсорг старшина 1-й статьи Романов. Управление катером умирающий командир передал старшине 1-й статьи Павлову.

В ходе боя с другого направления подошли еще два катера противника. Вражеским огнем на "СКА-122" вывело из строя 37-мм автомат и пулемет, 9 человек было убито. Многие получили ранения. На катере в нескольких местах возник пожар, который потушить не удавалось.

Один из катеров противника подошел к "СКА-122" на расстояние десяти метров и предложил команде сдаться в плен. Со словами "Русские в плен не сдаются" матрос Шувалов и раненый юнга Гумин ответили длинными разящими очередями единственного уцелевшего пулемета. Тогда гитлеровцы стали бросать гранаты. Весь катер был объят пламенем, и с минуты на минуту могли взорваться топливные цистерны. Вражеские катера начали отходить на северо-запад.

Убедившись, что "СКА-122" спасти невозможно, старшина 1-й статьи Павлов приказал покинуть его. Старшина 1-й статьи Троян и матрос Шувалов надели спасательные пояса тяжелораненых помощника командира Берилова и парторга Перминова и спустили их за борт. Сами они оставили охваченный огнем катер последними. В 2 часа 20 мин. "СКА-122" взорвался. Оставшихся в живых членов команды вскоре подобрал подошедший "МО-408".

Ночью 16 мая "МО-101" и "МО-313" несли дозор на Сескарском плесе. Стоял полный штиль. Из-за дымки видимость не превышала 5-6 кабельтовых.

В 0 час. 23 мин. с юго-запада донесся шум, напоминавший работу дизелей. Через пятнадцать минут показались силуэты четырех катеров, шедших малым ходом в кильватерном строю.

"Малые охотники" пошли на сближение и вскоре открыли огонь. Вместо ожидавшейся ответной стрельбы с катеров подали какие-то сигналы. Дозор прекратил обстрел, продолжая сближаться. Когда дистанция уменьшилась до 1 кабельтова, катера противника внезапно открыли шквальный огонь. "МО-101" и "МО-313" тотчас ответили из орудий и пулеметов. Бой шел на параллельных курсах.

Через несколько мину подошли еще два вражеских катера. Несмотря на численное превосходство противника, "малые охотники" продолжали сражаться. Маневрируя на полном ходу, они использовали оружие с максимальной скорострельностью. Трассирующие снаряды и пулеметные очереди непрерывно прорезали ночную мглу.

В самом начале боя был ранен командир "МО-313" капитан-лейтенант И. А. Сафонов. Он истекал кровью, но остался на мостике и продолжал руководить действиями подчиненных. Его примеру последовали тяжелораненый сигнальщик Полозов и рулевой старшина 2-й статьи Ляшенко, раненный в ногу и руку.

Четко несли боевую вахту парторг катера главный старшина Ахметов, мотористы Квашин, Сташков и Давыденко.

На "МО-101" особенно умело действовал орудийный расчет, который возглавлял парторг "охотника" гвардии старшина 1-й статьи Морозов. Этот расчет первым открыл огонь по второй группе катеров противника.

Инициативу, находчивость и высокое мастерство при устранении боевых повреждений проявил механик звена гвардии инженер-старший лейтенант А. И. Яковлев. Он сам заделал пробоины в корпусе и масляных цистернах, восстановил электроосветительную сеть.

Раненый юнга моторист Евстратов потерял много крови, однако продолжал нести боевую вахту.

Воодушевляющее влияние на катерников оказали отвага и тактическое искусство старшего дозора командира "МО-101" гвардии капитан-лейтенанта В. Боголюбского. Под ураганным огнем он трижды выводил катера в атаку против превосходящего по численности противника.

Гитлеровцы, используя преимущество в скорости, пытались отрезать путь отхода нашим "охотникам" и окружить их. Но замысел врага был своевременно разгадан и сорван решительными действиями дозорных катеров.

В 1 час 12 мин. орудийный расчет матроса Трещинского ("МО-313") прямым попаданием снаряда повредил один из вражеских катеров. После этого противник, прекратив огонь, отошел к берегу.

"Малые охотники" направились на линию дозора, но в пути встретили еще три вражеских катера. Завязалась новая схватка. На помощь "охотникам" подоспел "МО-207" с соседней дозорной линии. Не выдержав огня наших катеров, враг вышел из боя.

Тем временем для поддержки дозоров из бухты Батарейная вышли катера "МО-104", "МО-105" и "МО-107" во главе с командиром дивизиона гвардии капитаном 3 ранга В. Б. Карповичем. Не доходя до места боя, они встретили пять вражеских катеров и своим огнем оттеснили их к северному побережью залива.

Таким образом, ночью 16 мая Сескарский плес стал ареной жарких схваток, в которых участвовало 6 "малых охотников" и до 14 катеров противника . В этих боях успех сопутствовал овровцам, отличившимся воинским мастерством, стойкостью и отвагой.

Следующей ночью дозорные катера "МО-124" и "МО-203" (командир звена капитан-лейтенант А. З. Патокин) восточнее острова Сескар атаковали подводную лодку противника, следовавшую в надводном положении. Заметив катера, она быстро погрузилась. Капитан-лейтенант Патокин вывел "охотники" в атаку. Командиры катеров Н. Д. Дежкин и М. Г. Авилкин произвели необходимые расчеты, и на подводную лодку обрушились серии глубинных бомб. После второго захода "малых охотников" произошел сильный подводный взрыв. С рассветом на этом месте были обнаружены большие масляные пятна.

В район атаки из Кронштадта на "МО-302" вышла поисковая партия во главе с командиром дивизиона капитаном 3 ранга И. А. Бочановым. Прибыв на место, она вскоре нашла в воде форменную фланелевую рубаху немецкого образца с нарукавным знаком минера. А 25 мая в этом районе были обнаружены труп и документы матроса германского подводного флота3.

В ночь на 26 мая "МО-302", находившийся в районе поиска подводной лодки, подвергся нападению группы вражеских катеров. Шумы их винтов в 1 час 25 мин. услышал гидроакустик Орлов. Через некоторое время сигнальщик Слепов заметил силуэты пяти катеров, шедших с северо-востока. На запрос опознавательных катера с дистанции 15-20 кабельтовых открыли огонь. "МО-302" отвернул, дал полный ход и начал стрельбу из орудий и пулеметов. Вражеские катера, используя преимущество в скорости, сблизились с ним до 150-200 метров. Следуя параллельным курсом, они вели интенсивный обстрел. В радиорубку "МО-302" попал снаряд, и катер остался без связи. Две минуты спустя взрывом второго снаряда, угодившего в машинное отделение, разбило электрощит, пробило маслопровод и повредило газовыхлопы. Погас свет. Горячим маслом обожгло мотористов. Отсек заполнился дымом и отработанными газами.

В этой критической обстановке пример исключительной выдержки и хладнокровия подал комдив И. А. Бочанов. Проявленное им присутствие духа, его четкие действия и распоряжения вселили в людей спокойствие и уверенность. Экипаж "МО-302", не дрогнув, сделал все возможное, чтобы спасти катер. Получившие тяжелые ожоги моторист Кизима, юнга Лебедев и командир отделения Гаврилов, действуя в едком дыму, устранили повреждения в машинном отделении и обеспечили "охотник" необходимой скоростью хода.

Бой был слишком неравным. От огня противника почти полностью вышли из строя орудийные и пулеметные расчеты. Раненный в обе ноги, минер коммунист Зуйков стрелял из пулемета, повиснув на руках. Парторг катера командир отделения комендоров Фролов, тоже раненный, дважды исправлял поврежденные орудия и продолжал разить врага прямой наводкой. Он отказался от медицинской помощи и не отошел от пушки до конца боя. Не оставил свое место и раненый сигнальщик Слепов.

Когда осколками снаряда перебило штурвал и катер перестал слушаться руля, командир отделения рулевых С. Щур быстро перешел на аварийное управление. В этот момент в рубке разорвались два снаряда. Погибли командир катера старший лейтенант И. Е. Сидоренко, его помощник младший лейтенант П. И. Плюскин и флагманский связист соединения капитан 3 ранга В. А. Романов.

Враг наседал со всех сторон. Чтобы вырваться из кольца окружения, капитан 3 ранга И. А. Бочанов приказал рулевому таранить ближайший катер. Положив руль право на борт, Щур направил "охотник" на врага. Вражеский катер сразу отвернул, и "малый охотник", прикрывшись дымовой завесой, вышел из боя.

В это время на помощь "МО-302" подошли наши катера с соседних дозорных линий. Противник, отстреливаясь, отошел к своему побережью.

"МО-302", весь израненный, но с честью выдержавший неравную схватку, своим ходом прибыл в Кронштадт .

В связи с появлением у противника новых катеров, имевших большие боевые возможности, мы увеличили состав наших дозоров. Были также созданы сильные подвижные группы поддержки. Это явилось своевременной и действенной мерой, позволившей резко снизить эффективность действий вражеских катеров.

Во второй половине июня с началом наступления войск Ленинградского фронта на выборгском направлении основные боевые действия на море переместились в район подходов к Выборгскому заливу. На дозорных линиях, прикрывавших паши морские пути сообщения с островами, наступило относительное затишье.

В Выборгском заливе

Во второй половине мая Ленинградский фронт начал готовиться к наступлению на выборгском направлении. Тогда же были определены задачи Краснознаменного Балтийского флота в этой операции. Прежде всего он должен был перебросить соединения и части 21-й армии из Ораниенбаума на Лисий Нос.

В решении этой задачи активное участие приняли корабли и катера Охраны водного района КМОРа.

12-й дивизион катеров-тральщиков под командованием старшего лейтенанта П. Л. Ярошевского произвел контрольное траление сначала магнитных мин на фарватерах в районе кронштадтских фортов и в направлении на Лисий Нос, а затем якорных мин у мыса Инонниэми и далее на запад.

В качестве транспортных средств от ОВРа были выделены сетевые заградители "Онега" и "Вятка".

Трассу перевозок прикрывали дымовыми завесами катера дивизиона капитана 3 ранга Н. Н. Амелько. Для постановки дымзавес использовались также самолеты.

На морском направлении, на подходах к проливу Бьёркёзунд и западнее были развернуты усиленные дозоры.

Утром 10 июня началось наступление войск Ленинградского фронта, поддержанное авиацией и артиллерией КБФ. Боевые силы флота должны были овладеть островами Бьёркского архипелага и продвигаться в Выборгский залив. Решение этой задачи началось с траления подходов к островам. Как обычно, первыми к нему приступили катера-тральщики 1-го Краснознаменного дивизиона капитан-лейтенанта Г. Я. Оводовского и 2-го дивизиона под командованием капитана 3 ранга Ф. Е. Пахольчука. В последующем в траление включились наши тихоходные и магнитные тральщики.

Противник принимал меры к усилению своих минных заграждений в этом районе и всячески стремился помешать нашим тральным работам. Его береговые батареи и авиация систематически наносили удары по тралящим кораблям. Особенно массированным был налет восемнадцати Ю-88 16 июня. Воспользовавшись отсутствием в воздухе нашей истребительной авиации, они произвели несколько заходов с бомбометанием по катерам-тральщикам. Приданный тральщикам "СКА-132" (командир младший лейтенант П. И. Чалов) сбил один Ю-88. От осколков бомб получили повреждения три наших катера.

В южной части пролива Бьёркёзунд катера-тральщики обнаружили мощное минное заграждение, перекрывшее всю его ширину. Оно оказалось эшелонированным по глубине и состояло из различных видов мин. Тралением было уничтожено 113 мин (из них 105 мин-ловушек) и 88 минных защитников.

К 17 июня катера-тральщики очистили от мин узкие фарватеры у входа в бухту Ололахти. По ним наши корабли перевезли из бухты Батарейная 260-ю отдельную бригаду морской пехоты, высадившуюся на острова Бьёркского архипелага.

Высадка началась на рассвете 21 июня. Сперва был доставлен на остров Пийсари разведывательный десант в составе одной роты. Затем высадилась еще одна рота.

Кроме десантных тендеров и кораблей артиллерийской поддержки в высадке принимали участие катера-дымзавесчики и группа катеров-тральщиков 12-го дивизиона под командованием лейтенанта К. В. Богданова.

Противник отходил на Тиуринсари. С целью воспрепятствовать его эвакуации морем по приказанию начальника штаба флота был сформирован отряд в составе 10 "малых охотников" и 4 морских бронекатеров во главе с командиром Охраны водного района КМОРа капитаном 1 ранга Е. В. Гуськовым1. Дислоцировался он на острове Сескар.

В течение трех ночей отряд, маневрируя западнее Тиуринсари, обстреливал вражеское побережье. 19 июня в 23 часа 10 мин. он обнаружил два силуэта кораблей, шедших контркурсом. Это были немецкие миноносцы типа "Т". Гуськов повел отряд на сближение с противником. Гитлеровцы, видимо, предположили, что это идут в атаку торпедные катера, и отвернули на север, открыв интенсивный огонь из орудий и автоматов. Один снаряд разорвался рядом с флагманским катером "МО-106". Осколками был тяжело ранен командир истребительного отряда Охраны водного района КМОРа капитан 2 ранга М. В. Капралов. Наши корабли отвернули на восток и, ведя ответный огонь, под прикрытием дымовой завесы начали отходить к Сескару.

Вскоре вражеские корабли были атакованы нашими торпедными катерами. Один миноносец пошел ко дну.

К исходу дня 22 июня сопротивление противника на островах было сломлено, пролив Бьёркёсунд стал снова советским.

Среди особо отличившихся в Этих наступательных боях были и катерники-овровпы.

При высадке десанта "КМ-901" и "КМ-905" шли головными, чтобы при необходимости прикрыть тендера дымовыми завесами. Сначала все складывалось хорошо. Но потом, когда часть тендеров уже отходила от берега, появились корабли противника и открыли огонь по десантному отряду. Катера-дымзавссчики тут же начали ставить дымовые завесы, прикрывая основные силы десанта. Возглавляемые старшинами И. Кравченко и Н. Лебедевым, эти маленькие "каэмочки" приняли на себя весь огневой удар врага.

Корабли противника устремились к "КМ-905" и зажигательными пулями подожгли его. Лебедев направил катер на прибрежную отмель и приказал экипажу с личным оружием вплавь добираться до берега. Сам он остался на горящем катере, чтобы прикрыть пулеметным огнем отход товарищей.

Комсомолец Николай Лебедев стрелял по врагу до последнего патрона. В ходе перестрелки он был ранен в грудь, но не оставил пулемета. Матросы буквально из огня вытащили своего смертельно раненного командира. Вскоре старшина скончался. Боевые товарищи похоронили его у самой воды и рядом, на высокой сосне, вырезали надпись: "Здесь геройски погиб в боях за Родину старшина 1-й статьи Лебедев. Год рождения 1922"..

Освободив Бьёркский архипелаг, флот перешел к решению следующей своей задачи по овладению Выборгским заливом. Было решено первым атаковать остров Тейкарсари, являвшийся ключом ко всему заливу. На рассвете 1 июля была предпринята попытка взять его с ходу, без предварительной артиллерийской и авиационной подготовки. Но она окончилась неудачей. Бои приняли упорный характер, и только 5 июля к исходу дня остров перешел в наши руки.

В борьбе за овладение Тейкарсари успешно действовали экипажи катеров-тральщиков, "малых охотников" и дымзавесчиков. Вот несколько эпизодов.

Катера-тральщики 12-го дивизиона (командир старший лейтенант П. Ярошевский, заместитель по политчасти старший лейтенант А. Глотов) получили задание высадить первый бросок десанта. Под ожесточенным огнем противника катера мичмана А. Павлова, главного старшины А. Рыжикова, мичмана Темникова и других отлично справились с этой задачей.

Меткие очереди старшины 2-й статьи Васильева и других пулеметчиков по огневым точкам противника позволили высадить десант без больших потерь. Матрос Дураков с автоматом в руках первым бросился в воду, увлекая за собой десантников. Исключительное мужество и знание своего дела проявил молодой матрос Пихо с "КМ-344". Одна из вражеских мин угодила в этот катер-тральщик. Вышли из строя моторы, из экипажа невредимыми остались лишь двое, в том числе матрос Пихо. Действуя смело и решительно под градом пуль и осколков, он быстро устранил повреждения двигателей. Это позволило вывести катер из-под обстрела.

У дымзавесчиков особенно отличились катера, которыми командовали мичман М. Михалев, главный старшина Ф. Прудников, старшины М. Жуков и И. Кравченко. Интенсивный огонь противника не смог помешать им надежно прикрыть дымовыми завесами наши десантно-высадочные средства.

На подходе к месту высадки подорвался на мине "охотник", с которого бензин разлился по водной поверхности и загорелся. Катера "КМ-910" и "И-51", следуя среди сплошных разрывов снарядов и мин, вывели из зоны горевшего бензина охваченный огнем тендер с боеприпасами.

В боях за остров Тейкарсари пали смертью храбрых штурман 12-го дивизиона катеров-тральщиков лейтенант Е. Мешалкин, командиры катеров А. Павлов и Темников, были ранены командир дивизиона старший лейтенант П. Ярошевский, командир отряда лейтенант Н. Хрымов, химик дивизиона лейтенант А. Жуков.

При высадке десанта подорвались на минах и затонули бронированные "морские охотники" "БМО-503" и "БМО-504". На одном из них погиб бывший начальник штаба бригады траления ОВРа КБФ капитан 2 ранга В. Н. Герасимов.

Овровские корабли и катера в этом районе неоднократно имели боевые столкновения с противником и в последующие дни.

В ночь на 4 июля катера "МО-104" (командир гвардии капитан-лейтенант Н. В. Васильев) и "МО-105" (командир гвардии старший лейтенант Г. А. Швалюк), находившиеся в дозоре севернее острова Пийсари, вели бой с двумя сторожевыми кораблями и четырьмя катерами противника, стремившимися прорваться в Выборгский залив. Несмотря на превосходство в силах, врагу не удалось осуществить своего замысла.

На следующий день утром "СКА-152", несший дозор у северного входа в пролив Бьёркёзунд, обнаружил на западе дымы кораблей. Получив об этом донесение, вышла из Койвисто группа поддержки в составе трех "охотников" во главе с командиром дивизиона капитаном 3 ранга Я. Т. Резниченко. У входа в пролив к "охотникам" присоединился "СКА-152", и группа пошла на сближение с кораблями противника. При подходе к острову Руонти она подверглась обстрелу вражеской батареи с мыса Ристниеми. Прикрывшись дымовой завесой, катера продолжали идти на запад. Вскоре наблюдатели определили силы противника: две канонерские лодки, две быстроходные десантные баржи и шесть сторожевых катеров. Они шли на восток к Выборгскому заливу. Капитан 3 ранга Резниченко немедленно вызвал по радио торпедные катера и авиацию, а "охотникам" приказал имитировать торпедные атаки на вражеские корабли. Под ожесточенным огнем катера МО шесть раз выходили в "атаку". Они сближались с противником до 12-15 кабельтовых и отходили под прикрытием дымовых завес.

Через полчаса наши торпедные катера и авиация совместно нанесли по кораблям противника удар и заставили их отойти в шхеры.

На подходах к Выборгскому заливу противник понес чувствительные потери в надводных кораблях.

В этот период враг активно использовал подводные лодки, применившие новые, электрические (бесследные) торпеды. Первой их жертвой в этом районе стало кабельное судно "Киллектор". Затем от электрических торпед получили серьезные повреждения "МО-107" и "МО-304". 30 июля подводная лодка противника потопила "МО-105", несший дозор на северных подходах к проливу Бьёркёсунд.

В истории войн это были первые случаи применения подводными лодками торпед против катеров. Видимо, уж очень насолили гитлеровцам наши "охотники".

Овровцы беспощадно мстили врагу за гибель своих боевых товарищей.

В тот же день, 30 июля, 12-й дивизион катеров-тральщиков производил траление у северного входа в пролив Бьёркёзунд. Дымзавесчики "КМ-908" и "КМ-910" находились поблизости, готовые прикрыть тральщики от обстрела противника с берега. В 19 час. 06 мин. наблюдатель "КМ-910" матрос Н. Бондарь обнаружил перископ. Дымзавесчик не имел средств для атаки подводного противника. Командир катера главный старшина В. С. Павлов решил на полном ходу маневрировать, описывая циркуляцию над местом появления перископа, и одновременно вызывать ракетами и сиреной находившийся в дозоре у входа в пролив "малый охотник". Вместе с тем он передал семафором на "КМ-908", чтобы тот немедленно шел к дозорному катеру и сообщил о появлении подводной лодки.

Через несколько минут к месту обнаружения лодки прибыл катер "МО-103" (командир гвардии старший лейтенант А. П. Коленко). Сигнальщик катера В. Вяткин, наблюдая за поверхностью воды, обратил внимание командира на "дорожку", которая обычно образуется на воде за идущим кораблем. Коленко повел катер по середине "дорожки", приказав гидроакустику усилить наблюдение.

Вскоре с "охотника" заметили, что на поверхность воды из глубины поднимаются сверкающие пузырьки воздуха. Гидроакустик комсомолец Ю. Певцов доложил, что прямо по носу появился шум винтов подводной лодки.

"МО-103" на полном ходу сбросил серию глубинных бомб. После их взрыва на поверхности воды появился большой воздушный пузырь и образовались масляные пятна. Для уверенности в уничтожении подводной лодки Коленко решил сделать еще два захода, во время которых "охотник" сбросил еще две серии глубинных бомб. В районе атаки из глубины всплыли матрацы, подушки и другие предметы, а затем показались вышедшие из лодки немецкие подводники. Их было шестеро. "МО-103" подобрал гитлеровцев.

Финские батареи открыли по катеру артиллерийский огонь. Снаряды рвались в 100-150 метрах. Однако "МО-103" оставался в этом районе до тех пор, пока тщательно не обследовал его и не поставил веху на месте потопления подводной лодки. Прибыв в Койвисто, "охотник" сдал пленных в штаб старшего морского начальника. Было установлено, что на дно отправлена подводная лодка "U-250", из числа новейших в составе фашистского военно-морского флота .

Эта победа явилась результатом бдительности экипажа "КМ-910", находчивости командира дымзавесчика главного старшины В. С. Павлова, четких и умелых действий личного состава "МО-103", точного расчета на маневрирование и бомбометание командира "охотника" гвардии старшего лейтенанта А. П. Коленко. При потоплении подводной лодки проявилось высокое воинское мастерство минера А. Куприянова и матроса Горского, быстро приготовивших и сбросивших глубинные бомбы, сигнальщика В. Вяткина, обнаружившего лодку по следу на воде, рулевого А. Калинина, обеспечившего точное маневрирование катера при атаке, и многих других овровцев.

2 августа в этом районе появилась еще одна подводная лодка. В 10 час. 45 мин. она была обнаружена дозорным катером "МО-314". "Охотник", выйдя в атаку, сбросил серию глубинных бомб и затем лег в дрейф, чтобы прослушивать район с помощью гидроакустики.

Вскоре сюда по вызову "МО-314" прибыла поисково-ударная группа в составе "МО-108", "МО-203" и рейдового катера "ОВРК-82", оснащенного гидроакустической установкой.

При повторном поиске в 14 час. 10 мин. "ОВРК-82" установил гидроакустический контакт с подводной лодкой и дал сигнал "охотникам". Подоспевший "МО-203" сбросил большую серию глубинных бомб. Через 5-7 минут на месте бомбометания появился соляр, расплывшийся большим ржавым пятном. "МО-203" и "МО-314", построившись строем фронта * с интервалами 60-70 метров между катерами, сбросили еще по большой серии бомб. Последующее прослушивание водной среды никаких признаков присутствия подводной лодки не дало. Масляные пятна стояли на воде в течение 3 и 4 августа. Это место еще дважды бомбили наши "охотники". Лишь после этого поиск лодки был прекращен.

В августе войска Ленинградского фронта вышли на берег Сайменского канала, и бои на Карельском перешейке стали постепенно затихать. Успех нашего наступления заставил финское правительство вскоре прекратить военные действия и выйти из фашистского блока.

В последующее время в Выборгском заливе производились лишь тральные работы силами 12-го дивизиона катеров-тральщиков.

В просторы Балтики

После разгрома немецко-фашистских войск под Ленинградом фронт откатился к реке Нарова. Гитлеровское командование, естественно, ожидало активизации действий сил нашего флота в Финском заливе. Поэтому уже в феврале 1944 года противник начал усиленно подновлять свои минные поля найссар-порккалауддской и гогландской противолодочных позиций и приступил к поста

новке новых линий мин в Нарвском заливе. Эти работы им производились и летом *.

Гитлеровцы стремились создать здесь непреодолимый минный барьер. Линии таких заграждений состояли из нескольких рядов. В первом из них, как правило, стояли мины с ловушками, в последующих - мины различных образцов, предназначавшиеся против малых надводных кораблей. Они имели разные углубления - от 20-30 сантиметров до 1,5-2,0 метра. Интервал между минами составлял 20, 30 и 40 метров.

Для затруднения траления противник прикрыл линии мин множеством минных защитников. Кроме того, на минах вместо обычного минропа из стального троса он использовал цепь длиной 4-6 метров, не поддававшуюся резакам наших подсекающих тралов. Несколько позже на такую цепь стали подвешиваться 2-3 резака против тралящих частей. Некоторые мины были снабжены специальными приспособлениями для пропускания тралов, что резко снижало эффективность траления.

Наш флот, стремясь сковать действия врага, также постоянно подновлял свои минные заграждения. Финский залив буквально кишел минами. Всего к концу кампании 1944 года здесь с обеих сторон было поставлено около 66 500 мин.

Ленинградский фронт готовил новую наступательную операцию с целью полного освобождения Эстонии от гитлеровских захватчиков. В связи с этим важнейшее значение приобрело траление фарватеров к берегам Эстонии и на запад - к Балтийскому морю.

Начатое осенью 1943 года разведывательное траление на подходах к Нарвскому заливу в 1944 году было продолжено в еще более широких масштабах. Летом мы начали уничтожение южного фланга гогландской минной позиции. Перед тральными силами встала задача проложить фарватеры в Нарвский залив, очистить от мин подходы к Усть-Нарве, а также путь вдоль побережья Эстонии.

К выполнению тральных работ были привлечены практически все находившиеся в строю тралящие корабли и катера 1-й бригады траления, ОВРа Островной и Лужской военно-морских баз. Действуя в условиях крайне сложной минной обстановки, при активном противодействии врага, они буквально "прогрызали" проходы в минных полях.

В те дни балтийским минерам удалось изыскать новые способы борьбы с минами. Для поиска и уничтожения мин-ловушек, представлявших опасность даже для катеров-тральщиков, были применены мелко сидящие разъездные катера типа ЗИС. Они первыми высылались на разведку фарватеров, подлежащих тралению. Команды этих катеров и находившиеся на борту минеры внимательно всматривались в воду, чтобы вовремя обнаружить поставленные противником ловушки. Уничтожалась ловушка простыми способами: минеры в одном случае подвязывали конец к ее тросу и дергали его, в другом - подвешивали подрывной патрон на один из колпаков мины и поджигали запальный шнур. Если мина стояла на углублении 1,5-2,0 метра, то один из подрывников нырял с катера и под водой навешивал на нее подрывной патрон.

После разведки, производившейся катерами ЗИС, на фарватер высылались катера-тральщики типа КМ, которые делали 2-3 галса с катерными тралами для разрежения минного поля. Затем фарватер тралили параван-тралами катера типа Р. Траление заканчивалось, если на фарватере встречались лишь одиночные мины. Для окончательной очистки района от мин высылались тихоходные тральщики или "стотонники" с буксирующимися тралами.

Это была кропотливая и очень опасная работа, требовавшая стойкости, отваги, воинского мастерства, огромного напряжения воли. Особое мужество и выдержка нужны были в борьбе с ловушками и мелко поставленными минами. Пионерами в этой борьбе были минеры 1-го Краснознаменного дивизиона катеров-тральщиков, руководимые старшим лейтенантом Д. В. Саранюком. Этот отважный офицер сам неоднократно нырял в воду и подвешивал подрывные патроны к минам. Вскоре опыт

Д. В. Саранюка и его подчиненных переняли минеры 2-го дивизиона, которым командовал капитан 3 ранга Ф. Е. Пахольчук.

2 августа, когда катер ЗИС производил разведку фарватера, старшина 2-й статьи Демидов обнаружил группу мелко поставленных мин. Он взял подрывной патрон и, нырнув под воду, закрепил его на колпаке мины, вывел запальный шнур на поверхность и поджег его. Над морем прогрохотал мощный взрыв. Так Демидов за два часа уничтожил 8 мин, а всего на его счету было 25 мин, подорванных этим способом1. В те дни отлично

действовали также старшины Давиденко, Мухортов, Уманцев, Голубев, Горячев, Котов, Лысенко, матрос Петров и другие овровцы, уничтожившие десятки ловушек и мелко поставленных мин.

Особо хочется сказать о старшине 1-й статьи Григории Митрофановиче Давиденко. Девять лет он проплавал на катерах. Под его командованием катер-тральщик "КМ-97" совершил около 140 боевых выходов в море, уничтожил множество вражеских мин. За отвагу и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 года Г. М. Давиденко удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Все лето продолжалось траление в Нарвском заливе. В результате героических действий экипажей кораблей и катеров ОВРа нарвская минная позиция, которую гитлеровцы считали непреодолимой, была прорвана. При этом овровцы уничтожили 630 мин и 191 минный защитник.

С Восточного Гогландскбго плеса и из Лужской губы пролегли фарватеры в Нарвский залив и далее, вдоль побережья Эстонии, открывая флоту путь на запад - в просторы Балтики.

В тралении этого района участвовали дивизионы, которыми командовали Г. Я. Оводовский, Ф. Е. Пахольчук, А. В. Дудин, В. К. Кимаев, А. М. Савлевич, И. И. Новожилов, Ф. Б. Мудрак, А. Ф. Веселов, С. Д. Буланый, Ф. Р. Жуков, А. В. Халатов. Эти офицеры проявили образцы умелого руководства действиями экипажей кораблей на основе всего накопленного за годы войны опыта боевого траления. Отличными мастерами трального дела зарекомендовали себя офицеры В. Т. Машинский, Н. К. Ратомский, Д. В. Саранюк, Н. П. Степанов, Е. П. Архипов, Н. П. Михайлов, старшины И. Я. Ларин, Д. Я. Воловенко, В. И. Черноносов, И. А. Алексеев, К. И. Молотков, А. Н. Долгополов, И. П. Кошеленков, И. Т. Тимофеев, В. В. Цыбин, И. Р. Гераськин, М. Ф. Писаревский, В. Г. Максимов, И. М. Бобков, матросы И. М. Горб, В. II. Горобец, И. П. Марков, А. С. Самошко и многие другие.

На успешное выполнение этой сложнейшей боевой задачи была целеустремлена непрерывно проводимая партийно-политическая работа. Командир бригады и начальник политотдела, командиры дивизионов и их заместители по политчасти, ставя задачу перед командирами тральщиков и парторгами, перед выходом в море глубоко анализировали обстановку, давали конкретные советы, тщательно инструктировали по вопросам организации партийно-политической работы. Во время подготовки к походу проводились партийные и комсомольские собрания, совещания коммунистов в подразделениях, беседы с личным составом, выпускались боевые листки. В море партийно-

политическая работа сосредоточивалась на боевых постах. Направлялась она на воспитание овровцев в духе животворного советского патриотизма, жгучей ненависти к заклятому врагу, несгибаемой стойкости, высокой боевой активности. Большое внимание коммунисты и комсомольцы уделяли популяризации отличившихся в боях.

В правильной организации и высокой действенности партийно-политической работы в ходе траления большая заслуга политработников соединения Ф. Д. Шаройко, Е. С. Ефременко, Д. М. Грибанова, Н. П. Карнаухова, С. Т. Пигина, Б. С. Варющенко, И. П. Волохова, А. П. Яновского, М. И. Будянского, В. Я. Ларина и других.

Противник упорно стремился сорвать наши тральные действия артиллерийскими обстрелами с кораблей и массированными налетами авиации. Но это ему не удавалось. Обычно корабли противника поспешно отходили под контрударами прикрывавших траление самолетов-штурмовиков полковника Н. В. Челнокова, торпедных катеров капитана 1 ранга Г. Г. Олейника, "малых охотников" Н. Г. Моргацкого, А. А. Сударикова, И. М. Зайдулина,

С. И. Кведло, Г. И. Лежепекова. Самоотверженно прикрывали тральщики от вражеского огня катера-дымзавесчики капитана 3 ранга Н. Н. Амелько.

Массированные налеты авиации отражались летчиками 1-й гвардейской истребительной авиадивизии и 126-м отдельным зенитно-артиллерийским дивизионом КБФ. Их усилиями было сбито около 20 самолетов. От огня тралящих кораблей и катеров противник потерял еще 6 самолетов .

Во время траления мы тоже понесли потери. 2 августа при налете вражеской авиации от прямого попадания двух авиабомб затонул тихоходный тральщик "Т-37". Подорвались на минах и затонули тихоходный тральщик "Т-49", малый базовый тральщик "Т-353", десять катеров-тральщиков и один катер-дымзавесчик2. При выполнении боевого задания погибли десятки замечательных овровцев, не щадивших ни крови, ни самой жизни во имя победы над

врагом. Среди них командир 7-го дивизиона тральщиков В. К. Кимаев, командиры дивизионов "малых охотников" Н. Г. Моргапкий и И. М. Зайдулин, заместитель командира дивизиона катеров-тральщиков по политчасти Е. С. Ефременко, флагманский штурман 1-й бригады траления В. А. Радзеевский, штурманы дивизиона М. А. Смолов, В. А. Колесников, минер Н. К. Ратомский, связисты В. Н. Ершов и В. П. Татауров, командиры тральщиков Д. Ф. Качалов и И. И. Намятов, командиры катеров-тральщиков И. П. Кошеленков, И. Т. Тимофеев, И. М. Бобков, А. М. Широкорад, парторг катера А. А. Эпик, минер старшина 2-й статьи А. И. Тормышев и другие.

Мы очень тяжело переживали гибель своих боевых товарищей, с которыми бок о бок прошли немало огненных миль. Капитан 2 ранга Виктор Кузьмич Кимаев, например, был ветераном балтийских катеров-тральщиков. На флоте его знали как отличного моряка, талантливого организатора, опытного и инициативного командира, пользовавшегося глубокой любовью подчиненных. Под его руководством прошел славный боевой путь 1-й дивизион катеров-тральщиков, награжденный орденом Красного Знамени. Кимаев воспитал десятки замечательных специалистов траления, проявивших беззаветное мужество и стойкость в боях с немецко-фашистскими захватчиками.

Родина высоко оценила ратный труд славных "пахарей моря". Орденом Красного Знамени был награжден 2-й дивизион катеров-тральщиков, а его командир капитан 3 ранга Федор Ефремович Пахольчук удостоился звания Героя Советского Союза. Краснознаменным стал и 4-й дивизион катеров-тральщиков (командир капитан 3 ранга И. И. Новожилов), а 1-й Краснознаменный дивизион ка-

теров-тральщиков (командир капитан-лейтенант Г. Я. Оводовский) был преобразован в гвардейский. Орденом Красного Знамени Советское правительство отметило замечательные боевые дела 10-го дивизиона катеров-дымзавесчиков (командир капитан 3 ранга Н. Н. Амелько). Сотни матросов, старшин и офицеров были награждены орденами и медалями Советского Союза.

Высокие награды Родины вызвали огромный патриотический подъем среди овровцев, воодушевили их на новые боевые подвиги.

Наступление наших войск продолжалось успешно. Одновременно с ними продвигались на запад боевые силы флота. Экипажи кораблей и катеров ОВРа, 1-й и 2-й бригад траления, активно содействуя им, самоотверженно обеспечивали безопасность фарватеров Балтики.

22 сентября войсками 8-й армии Ленинградского фронта был освобожден Таллин. В боях за город вместе с торпедными катерами отличились "малые охотники" под командованием капитан-лейтенанта А. А. Обухова. Они ворвались на Таллинский рейд и высадили десант прямо на стенки гаваней.

Подходы к Таллину, его рейды и гавани были минированы противником. Кораблям 1-й бригады траления пришлось приложить немало усилий, чтобы обезопасить их. Они уничтожили в этом районе 148 мин.

А флот продвигался все дальше на запад. Овровцы приняли активное участие в боях за освобождение островов Моонзундского архипелага. 14 рейсов к острову Хиу-ма с десантниками на борту совершил "СКА-132" под командованием младшего лейтенанта П. И. Чалова.

Под сильным артиллерийско-минометным обстрелом катер высадил 450 бойцов с личным оружием, подавил огонь 37-мм батареи и пяти пулеметных точек, успешно провел бой с четырьмя быстроходными десантными баржами, пытавшимися помешать высадке.

В первом броске "охотники" под руководством капитан-лейтенанта А. А. Обухова, пробившись сквозь ожесточенный огонь противника, высадили на остров 3200 солдат и офицеров с вооружением и боеприпасами.

Катер-тральщик "Р-701" (командир гвардии мичман И. Я. Ларин) под ожесточенным вражеским обстрелом подошел к пирсу острова Хиума, пулеметным огнем подавил его огневые точки и высадил десант. К острову Сарема катер Ларина шел концевым в ордере. По сигналу "Высадить десант" он вырвался вперед и первым выполнил эту команду. При отходе от места высадки Ларин заметил севший на камни наш торпедный катер и подвел свой "Р-701" на помощь ему. Противник открыл сильный огонь из минометов, но тральщик пробился к катеру и снял его с камней.

Всего на острова Хиума и Сарема катера ОВРа высадили 4260 бойцов и отбуксировали 32 понтона с боевой техникой.

В боях за освобождение Моонзундских островов отличились многие овровпы. Высоких правительственных наград удостоились гвардии матрос Борисенко, матросы Васильев, Шаповалов, Маслов, Иванов, старший матрос Шандыба, старшина 2-й статьи Колотагин и другие, а капитан-лейтенанту А. А. Обухову, младшему лейтенанту П. И. Чалову и гвардии мичману И. Я. Ларину было присвоено почетное звание Героя Советского Союза.

Корабли ОВРа активно действовали на фарватерах

Балтики до самого ледостава. Они конвоировали транспорты, несли дозорную службу, осуществляли противолодочную оборону.

27 октября "СКА-82" на подходах к острову Стур-Юссаре атаковал подводную лодку противника и причинил ей повреждения. 26 декабря в том же районе "МО-124" (командир гвардии старший лейтенант Н.Дежкин) потопил фашистскую подводную лодку "U-2342". Еще раньше, 12 декабря, на нашем минном заграждении в Финском заливе подорвалась и пошла ко дну подводная лодка "U-479".

Когда корабли флота вошли в Рижский залив, тральщики получили задание проложить фарватеры через вражеские минные заграждения. Траление в этом районе осуществлялось вновь сформированной 3-й бригадой траления. Некоторое время бригадой командовал капитан 1 ранга И. И. Мешко, а потом был назначен капитан

2 ранга П. Г. Артеменко. Под руководством Артеменко девять дивизионов тральщиков до последнего дня войны и в первые послевоенные годы очищали от вражеских мин Рижский залив и выходы из него в Балтийское море. Это был сложный, изнурительный и длительный труд, потребовавший от "пахарей моря" исключительной выдержки, инициативы, мужества и сноровки. Все люди бригады приложили большие усилия, чтобы с честью выполнить боевое задание. Особой похвалы заслужили командиры дивизионов А. Ф. Веселов, И. И. Новожилов, А. А. Богуславский, А. В. Халатов, А. Н. Лаховский, Ф. Р. Жуков, Б. А. Коковихин, Е. В. Ляльченко, В. И. Савашинский, добившиеся четкой организации тральных работ.

К концу 1944 года на боевом счету балтийских тральщиков числилось 3115 уничтоженных мин и минных защитников.

Доблесть овровцев, их славная боевая деятельность снова были отмечены Советским правительством. Ордена Красного Знамени удостоилась 1-я бригада траления (командир контр-адмирал Ф. Л. Юрковский, начальник политотдела капитан 2 ранга Ф. Д. Шаройко). Высокое звание Героя Советского Союза было присвоено командиру 1-го гвардейского Краснознаменного дивизиона катеров-тральщиков капитан-лейтенанту Григорию Яковлевичу Оводовскому.

Наши Вооруженные Силы, очистив от фашистской нечисти родную землю, громили врага в его собственном логове. Плечом к плечу с Советской Армией на ее приморском фланге доблестно сражался прославленный Краснознаменный Балтийский флот. В его первых рядах курсом на запад по фарватерам Балтики шли корабли Охраны водного района.

Славный подвиг

Давно отгремели огненные годы Великой Отечественной войны. Но чем дальше отдаляет их от нас быстротечное время, тем ярче и величественное вырисовывается славный боевой путь, пройденный в ту суровую годину Краснознаменным Балтийским флотом. Тяжелые испытания 41-го, героическая 900-дневная оборона Ленинграда, участие в разгроме фашистских полчищ на Неве, Карельском перешейке и в Прибалтике, выход на просторы Балтийского моря, успешные боевые действия на завершающем этапе войны - каждый из этих этапов жестокой борьбы с коварным и злобным врагом отмечен замечательными подвигами балтийцев.

Мы, овровцы, гордимся тем, что в славную летопись этой борьбы немало ярких страниц вписано кораблями и частями нашего соединения.

Мы гордимся мужественными и стойкими моряками тральщиков, подлинными героями минной войны. Каждый миг их боевой работы был связан со смертельной опасностью. Это они своими героическими усилиями прорвали многочисленные минные поля, создававшиеся противником в Финском заливе в течение трех лет.

За годы войны тралящие корабли прошли сотни тысяч миль, уничтожили тысячи вражеских мин, провели через минные заграждения сотни боевых кораблей, транспортов и вспомогательных судов.

Дерзостью, решительностью и высокой активностью отличались боевые действия катерников ОВРа. Экипажи "охотников" за подводными лодками были главной силой "малой морской войны" на Балтике, особенно во время обороны Ленинграда. Эти катера играли значительную роль и в завершающий период боевых действий на морском театре, надежно обеспечивая переходы наших подводных лодок и транспортов.

Неувядаемой славой покрыли Советский Военно-морской флаг матросы, старшины и офицеры минных и сетевых заградителей, сторожевых кораблей и катеров-дымзавесчиков. При выполнении боевых заданий командования они проявили массовый героизм и самоотверженность.

В ожесточенных схватках с ненавистным врагом немало овровцев пали смертью храбрых. Вечная им слава! Никогда не забудем их славные имена и дела мы, оставшиеся в живых. Их светлую память глубоко чтит весь советский народ.

Завершилась Великая Отечественная война, но не закончилась боевая работа наших тральщиков. Еще долго в послевоенное время продолжалось траление на Балтике. Уничтожались тысячи донных, якорных и плавающих мин, очищались акватории портов и баз, прокладывались морские дороги для мирного плавания.

Страна наша, перейдя к мирному труду, быстро залечила раны, нанесенные самой тяжелейшей из войн, какие знала история. Под руководством Коммунистической партии, титаническими усилиями советских людей она сделала гигантский шаг по пути в коммунистическое завтра. В то же время мы не забываем, что в мире есть еще агрессивные силы, что империализм вынашивает планы новой мировой войны. Центральный Комитет КПСС и Советское правительство проявляли и проявляют огромную заботу о всемерном укреплении обороноспособности Союза ССР, об оснащении наших Вооруженных Сил новейшей техникой, о дальнейшем повышении боевой готовности Армии и Флота.

Советские военные моряки получили в свои руки новейшие корабли, самые совершенные оружие и технику. Ветераны войны передали своим сыновьям, пришедшим на флот, эстафету боевой славы, лучшие морские традиции и свой богатый опыт вооруженной защиты любимой Советской Родины от посягательств ее врагов. Приумножая эти традиции и опыт патриотическими делами, новые поколения моряков доблестного Военно-Морского Флота, беззаветно верные великому делу партии и народа, неустанно овладевают наукой побеждать сильного противника, бдительно стоят на страже Страны Советов, строящей коммунизм.

Содержание