Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Глава третья.

Кировоградская операция

Кировоградская операция как бы завершала ряд ожесточенных боев и сражений нашего фронта на правом берегу Днепра по расширению плацдармов и создавала условия для перехода в решительное наступление на Правобережной Украине. Она была подготовлена в своеобразных условиях. В декабре 1943 г. войска фронта прорвали укрепленную полосу противника по реке Ингулец, овладели городом Александрия и крупным железнодорожным узлом Знаменка, но, встретив ожесточенное и все возрастающее сопротивление врага, ко второй половине декабря приостановили наступление и закрепились на достигнутых рубежах.

Командование фронта ясно представляло себе, что при дальнейшем развертывании операций в западном направлении г. Кировоград - важнейший узел железных и шоссейных дорог, промышленный центр Правобережной Украины - явится для наших наступающих войск серьезным препятствием. Придавая большое значение его удержанию, противник направил туда значительные пехотные и танковые резервы. А в последних числах декабря даже предпринял попытку нанести от Кировограда удар против центра нашего фронта в направлении на Знаменку, Новгородку. Но эта попытка наступления успеха не имела.

Согласно разведывательным данным, перед центральными армиями 2-го Украинского фронта (53-я армия, 5-я и 7-я гвардейские армии) в полосе Ясиновый, Новгородка действовали: 2-я авиаполевая, 320-я, 286-я, 376-я пехотные, кавалерийская СС, 10-я моторизованная, 3-я, 11-я, 13-я и 14-я танковые дивизии. В ходе операции враг подтянул и ввел в бой танковую дивизию СС "Мертвая голова".

Оборона противника в основном базировалась на системе опорных пунктов с широким применением траншей. Из-за недостатка сил на ряде участков переднего края гитлеровцы имели только стрелковые окопы на три-пять человек, широко применяли проволочные заграждения легкого типа (рогатки, спирали Бруно, "ежи"). На скрытых подступах и в непосредственной близости к первой траншее, а также в глубине устанавливались плотные минные заграждения. [83]

Вторая полоса обороны, находившаяся на удалении 6-8 км от переднего края, была оборудована значительно слабее.

Сам Кировоград как опорный пункт был укреплен очень сильно. Основу укреплений города составляли оборудованные под оборону крупные каменные здания, соединенные между собой; была создана система перекрестного и флангового огня, а подступ к городу и важнейшие объекты внутри него (мосты, большие здания, аэродром) заминированы.

Таким образом, оборона противника, построенная по системе сооружений полевого типа, была недостаточно глубокой и на ряде участков была занята недоукомплектованными, основательно потрепанными в предыдущих боях, но еще боеспособными соединениями врага.

Основу обороны составляли огонь пехотного автоматического оружия, контратаки пехоты и танков, а также массированный огонь артиллерии и минометов, которым немцы маневрировали, отражая наше наступление.

При оценке обстановки и выработке решения командование фронта учитывало тот факт, что местность района боевых действий открытая, бедная растительностью, изрезанная большим количеством глубоких балок, идущих в основном перпендикулярно оси нашего наступления. Все это создавало известные трудности для действий наших войск, особенно танков. К тому же гитлеровцы умело использовали для обороны высоты и населенные пункты, зачастую очень крупные, которые также были оборудованы как узлы сопротивления. Противник имел возможность по долинам и балкам скрытно маневрировать своими резервами, а также укрывать свои артиллерийские и минометные позиции.

Метеорологические условия были благоприятные. Сухая погода, небольшой мороз, незначительный снежный покров, достигавший всего 20 см, отсутствие снежных заносов, хорошие дороги - все это способствовало маневру наших войск и подвозу всех необходимых запасов. Только густая облачность да туманы ограничивали боевые действия авиации и затрудняли работу артиллерии.

При подготовке и планировании операции я доложил в Ставку краткие соображения о замысле, который был вскоре одобрен. Основная задача фронта состояла в том, чтобы разбить кировоградскую группировку противника и отрезать пути ее отхода на запад.

Мне очень не хотелось, чтобы немцы оборонялись с "комфортом", в хороших условиях большого города. Нужно было выгнать их в поле и бить на открытом месте, не разрушая городских построек.

В принятом мною решении главная роль в операции отводилась войскам центра фронта (53-я, 5-я и 7-я гвардейские, 5-я гвардейская танковая армии, 5-й гвардейский и 7-й механизированные корпуса). Их действия должна была поддерживать 5-я воздушная армия.

Общий замысел операции заключался в том, чтобы нанести удар по сходящимся направлениям с целью окружения всей кировоградской группировки. Окружение и уничтожение группировки противника [84] предполагалось осуществить путем охвата ее с севера войсками 5-й гвардейской армии совместно с 7-м механизированным корпусом и 7-й гвардейской с 5-й гвардейской танковой армиями - с юга.

В соответствии с замыслом операции войскам были поставлены следующие задачи.

53-я армия (командующий генерал И. М. Манагаров) с 5-м гвардейским механизированным корпусом (командир генерал Б. М. Скворцов) во взаимодействии с 5-й гвардейской армией (командующий генерал А. С. Жадов) должна была прорвать вражескую оборону на участке Кучеровки, Коханиевки и развивать наступление в западном направлении на Владимировку; выйдя в район Владимировки, перерезать пути отхода противника на запад. Правее наступала 4-я гвардейская армия в общем направлении на Ивангород, Златополь.

5-я гвардейская армия с 7-м механизированным корпусом (командир генерал Ф. Г. Катков) сосредоточивали силы на узком фронте и наносили главный удар пятью стрелковыми дивизиями на участке Коханиевка-Суботицы в общем направлении на Грузное, обходя Кировоград с северо-запада. К исходу второго дня операции она должна была овладеть Кировоградом и выйти на рубеж Обозоновка, разъезд Лелековка, Ново-Павловка.

7-й гвардейской армии (командующий генерал М. С. Шумилов) было приказано нанести главный удар в тесном взаимодействии с 5-й гвардейской танковой армией (командующий генерал П. А. Ротмистров) в общем направлении на Плавни, Покровское, в обход [85] Кировограда с юго-запада. К исходу второго дня операции они должны были овладеть Кировоградом и выйти на рубеж Федоровка, Юрьевка, Ингуло-Каменка.

В этой операции, рассчитанной на стремительность удара, особо важная роль отводилась подвижным войскам: 7-му механизированному корпусу и 5-й гвардейской танковой армии. Они получили следующие задачи: 7-й механизированный корпус к исходу первого дня наступления должен был выйти в район Грузное, разъезд Лелековка, перерезать пути, идущие к городу с запада и северо-запада, и [86] содействовать общевойсковым соединениям в овладении Кировоградом;

5-я гвардейская танковая армия имела задачу наступать во взаимодействии с 7-й гвардейской армией в направлении на Покровское, с ходу форсировать реку Ингул в районе Калиновки и к исходу первого дня наступления выйти в районы Безводной, Федоровки, Юрьевки. Охватом с юга и с юго-запада 5-я гвардейская танковая армия во взаимодействии с 7-м механизированным корпусом должна была окружить Кировоград и разгромить подходящие к городу резервы противника.

5-я воздушная армия получила задачу содействовать войскам 5-й гвардейской, 7-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий в прорыве обороны противника, окружении и уничтожении живой силы и техники, а также в захвате Кировограда. Ее бомбардировочный и штурмовой авиационные корпуса должны были в первый день наступления нанести удар по артиллерийским батареям по скоплению войск и техники противника в полосе главного удара наших армий, а в последующие дни наносить удары по очагам сопротивления и подходящим резервам противника.

В соответствии с этим планом войска начали готовиться к боевым действиям. Большое внимание подготовке этой дерзкой, высокоманевренной операции уделяли в своей работе партийные организации и политорганы фронта. Разумеется, учитывались основополагающие документы о партполитработе при действии войск за Днепром. Перегруппировка войск проводилась с 29 декабря 1943 г. по 2 января 1944 г. с соблюдением строжайшей тайны. Переговоры по техническим средствам связи по вопросам операции были категорически запрещены. Радиостанции работали только на прием. Все распоряжения командующими армиями отдавались устно или через офицеров связи.

Следует подчеркнуть, что хотя мы и не имели сколько-нибудь значительного общего превосходства над противником, но на избранном для наступления участке (80 км), составлявшем примерно треть полосы фронта, была сосредоточена довольно сильная группировка наших войск: 30 стрелковых дивизий из 56 (кроме того, еще 3 дивизии находились во фронтовом резерве), 5 механизированных и танковых корпусов (не считая 2 корпусов, находившихся в резерве фронта на восстановлении). Здесь было собрано 100% танковых и механизированных войск и около 60% артиллерии.

Так, 5-я гвардейская армия в полосе своего наступления имела следующее превосходство над противником: по пехоте 5:1, по орудиям - 2:1, по минометам - 5:1. 7-я гвардейская армия наносила главный удар на своем правом фланге силами шести стрелковых дивизий на фронте протяжением 9 км. Здесь было сосредоточено 1080 орудий и минометов, что обеспечило плотность 120 единиц на 1 км фронта. Превосходство над противником составляло: по пехоте - 3:1, по орудиям - 8:1, по минометам - 7:1.

В период подготовки операции наши инженерные части занимались маскировкой, оборудованием пунктов управления, проделыванием [87] проходов в проволочных заграждениях и минных полях на переднем крае обороны противника.

Начало операции планировалось на 5 января 1944 г. За три дня до ее начала (2 января 1944 г.) войскам ударной группировки была отдана оперативная директива, в которой говорилось:

"1. Исходное положение передовыми батальонами и артиллерией занять в ночь с 3 на 4 января 1944 г. Провести самоокапывание пехоты. Установить связь и организовать наблюдательные пункты. С 4 на 5 января полностью занять исходное положение всем боевым порядкам.

2. День 4 января полностью использовать для отработки вопросов взаимодействия в звене - рота, батарея, батальон, артдивизион. Отработать на местности направления и объекты атаки, взаимодействие с соседями; установить характер обороны противника и его укреплений, чтобы объекты атаки были видны и командирам стрелковых подразделений, особенно рот и батальонов, и командирам батарей, и командирам дивизионов.

3. Провести общую разведку для окончательного уточнения переднего края, системы огня противника и характера инженерных укреплений"{23}.

В ночь на 4 января в полосе 5-й гвардейской армии силами батальонов, рот была проведена разведка боем. В ходе ее все командиры стрелковых дивизий и командующие артиллерией были на наблюдательных пунктах. Данные этой разведки были использованы для уточнения целей артиллерии и для постановки задач частям и подразделениям.

В соответствии с планом 5 января в 8 часов 10 мин. началась 50-минутная артиллерийская и авиационная подготовка. Ее результаты были успешными: в значительной степени была подавлена система огня противника на переднем крае, разрушены ближайшие опорные пункты в глубине.

За время артиллерийской подготовки войска успели проделать проходы в минных полях и в проволочных заграждениях, устранили сооруженные немцами препятствия.

В 9 час. пошла в атаку пехота. 53-я армия генерала И. М. Манагарова совместно с 5-м гвардейским механизированным корпусом генерала Б. М. Скворцова прорвала оборону, но гитлеровцы, оправившись от первого удара, начали контратаковать танками и пехотой из района Федварь.

5-я гвардейская армия генерал-лейтенанта А. С. Жадова успешно прорвала оборону врага, отразила неоднократные контратаки его пехоты и танков. В 11 час. в сражение был введен 7-й механизированный корпус генерала Ф. Г. Каткова. К исходу дня наши подвижные части, а также части 110-й гвардейской стрелковой дивизии полковника М. И. Огородова прорвались к реке Ингул в районе Большая Мамайка. [88]

Таким образом, действия на правом фланге ударной группировки развивались довольно успешно. К исходу первого дня наступления 53-я и 5-я гвардейская армии прорвали оборону противника на фронте в 24 км и продвинулись в глубину от 4 до 24 км. Это означало, что на отдельных направлениях тактическая зона обороны врага была прорвана.

К сожалению, по-другому развернулись события в полосе 7-й гвардейской армии. Здесь наши стрелковые соединения столкнулись с крупными силами танков и к моменту, установленному для ввода в сражение танковой армии, не смогли прорвать оборону противника на достаточную глубину. Поэтому танковые корпуса 5-й гвардейской танковой армии генерала П. А. Ротмистрова были введены в бой с задачей завершения прорыва обороны противника. Естественно, что темп продвижения танковой армии в первый день операции был значительно снижен. Противник, имея в районе Аджамки и Новой Андреевки сильную контрударную группу, неоднократно пытался задержать продвижение войск 7-й гвардейской армии. И это в известной степени ему удалось. На направлении главного удара наши войска к исходу 5 января смогли выйти лишь на рубеж северо-восточная окраина Червоного Яра, Плавни, северная окраина Новой Андреевки. Таким образом, 7-я гвардейская армия в своем наступлении имела лишь частичный успех на правом фланге и в центре. Что касается левого фланга, то его положение по существу осталось без изменений.

5-я гвардейская танковая армия, содействуя частям 7-й гвардейской армии в прорыве обороны противника и ведя бой с контратакующими танками врага, к исходу 5 января своими соединениями вышла на рубеж: восточная часть Червоного Яра, Плавни, северная окраина Новой Андреевки.

Такая обстановка создалась в первый день операции. Разумеется, требовались соответствующие меры по дальнейшему развитию наступления. В создавшихся условиях я решил использовать успех 5-й гвардейской армии и 7-го механизированного корпуса для того, чтобы обойти Кировоград с северо-запада. 5 января в 21 час войскам было отдано боевое распоряжение. "Командующему 5-й гвардейской танковой армией к 8 часам утра 6 января 1944 г. 8-й механизированный корпус сосредоточить в районе Казарна и передать в подчинение командующего 5-й гвардейской армией, а командующему 5-й гвардейской армией развить энергичное наступление 7-м и 8-м механизированными корпусами в обход Кировограда с северо-запада в общем направлении на Грузное, разъезд Лелековка с целью перерезать пути, ведущие из Кировограда на запад и северо-запад, и во взаимодействии с войсками 5-й гвардейской танковой армии овладеть Кировоградом"{24}.

Такое решение диктовалось обстановкой. Перегруппировка из [89] 5-й гвардейской танковой армии 8-го механизированного корпуса в состав 5-й гвардейской армии и выдвижение его в обход Кировограда с северо-запада, несомненно, явилось правильным решением. Именно это в последующем и обеспечило успех всей операции.

6 января войска ударной группировки фронта продолжали наступление. Но гитлеровцы, решив, что главный удар наносится севернее Кировограда, перегруппировали свои силы и оказали серьезное сопротивление, особенно в полосе 53-й и 5-й гвардейской армий. Здесь они начали проводить сильные контратаки пехотой и танками, особенно по левому флангу ударной группировки 5-й гвардейской армии. Танковые атаки осуществлялись группами до 120 танков. Однако войска 5-й и 7-й гвардейских армий, отражая контратаки и преодолевая сопротивление, настойчиво продвигались вперед, к исходу второго дня операции соединились своими флангами и расширили прорыв по фронту уже на 70 км и в глубину - до 30 км{25}.

53-я армия, преодолевая упорное сопротивление немцев, к исходу дня вела бой совместно с 5-м гвардейским механизированным корпусом на рубеже восточная окраина Плешково, Оситняжка. Своим успешным наступлением она прочно обеспечивала правый фланг ударной группировки фронта. Наличие на этом фланге 5-го гвардейского механизированного корпуса и сильной противотанковой артиллерийской группы укрепило положение, и все контратаки танков врага успеха не имели.

В дальнейшем наступлении 5-я гвардейская армия на правом фланге и в центре встреч ила упорное сопротивление фашистских войск. Они предпринимали неоднократные контратаки из районов Большой Мамайки и Обозновки пехотой и танковыми группами по 30-40 танков. Словом, на всем фронте 5-й гвардейской армии противник пытался задержать наступление наших войск танковыми контратаками.

В полосе 7-й гвардейской армии сопротивление противника также возрастало, и в сражение был введен 24-й гвардейский стрелковый корпус (второй эшелон армии). Он получил задачу развить успех и южном и юго-западном направлениях. Этот корпус двумя дивизиями перешел в наступление не на главном направлении, а на вспомогательном для обеспечения наступающей ударной группировки армии слева. Такое решение командарма в сложившейся обстановке было правильным: оно освободило главную ударную группировку от обеспечения своего левого фланга, на котором противник все время проявлял активность. Ударная группировка получила возможность наращивания удара в глубину.

В это же время соединения 5-й гвардейской танковой армии с ходу преодолели второй оборонительный рубеж противника по реке Аджамка и продолжали успешно продвигаться вперед. 29-й танковый корпус в ночь на 7 января вышел к юго-восточной части Кировограда, 18-й танковый корпус овладел Федоровкой и, прикрыв свой [90] южный фланг главными силами, двинулся на Ново-Павловку, т. е. в обход Кировограда с юго-запада.

Вслед за танками в южную часть города вошли передовые подразделения 9-й гвардейской воздушнодесантной дивизии 5-й гвардейской армии. Части 33-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии отбили все контратаки противника, выбили его из населенных пунктов вблизи Кировограда и тоже ворвались в город. Первыми из соединений 7-й гвардейской армии в город вошли части 297-й стрелковой дивизии полковника А. И. Ковтун-Станкевича и завязали уличные бои в его южной части. Вслед за ними в центральную часть города вошли части 50-й стрелковой дивизии (под командованием энергичного генерала Н. Ф. Лебеденко), которая мне была известна еще но боям на Западном фронте.

К утру 7 января приданные 5-й гвардейской армии 7-й и 8-й механизированные корпуса, развивая наступление на Грузное, перерезали железную и шоссейную дороги Кировоград-Ново-Украинка в районе разъезда Лелековка. А передовые части 18-го танкового корпуса к этому времени вышли в район Ново-Павловки и перерезали дорогу Кировоград-Ровное.

Таким образом, нашими танковыми частями были перехвачены все пути отхода противника, действовавшего в районе Кировограда и восточнее его. Гитлеровцы были окружены танковыми подвижными войсками, но, к сожалению, окружение это было недостаточно плотным, потому что не везде стрелковые соединения успевали за танковыми и механизированными корпусами, а фронт действий к этому времени значительно расширился.

7 января войска фронта, отражая контратаки пехоты и танков противника, продолжали продвигаться вперед, заняли ряд крупных населенных пунктов и к исходу дня вели бой за полное освобождение Кировограда. В этот день враг беспрерывными контратаками пехоты и танков стремился приостановить наступление наших войск. Решающую роль в отражении контратак врага сыграли танковые части 5-й гвардейской танковой армии.

После анализа результатов двухдневного наступления, оценки противника и положения своих войск мною 7 января в 17 час. 30 мин. была отдана оперативная директива, уточнявшая задачи армиям по дальнейшему развитию операции. Согласно этой директиве, 53-я армия должна была развивать наступление на Новомиргород; 5-я гвардейская армия, нанося главный удар правым флангом на Большую Виску - овладеть Кировоградом, после чего организовать оборону на высотах западнее и юго-западнее города с задачей прочно прикрыть освобожденный город от возможных контратак противника. 8-й механизированный корпус с утра 8 января должен был продолжать энергичное наступление на Грузное и к исходу дня выйти в район Малой Виски, в дальнейшем обходом с запада и юго-запада овладеть Новомиргородом и Златополем.

Задачей 5-й гвардейской танковой армии было развитие наступления в общем направлении на Ново-Украинку. 7-я гвардейская армия [91] должна была своим правым флангом к исходу 8 января выйти на рубеж Карловка, Федоровка и нанести удар в юго-западном направлении на Ровное.

К утру 8 января войска фронта полностью освободили от противника Кировоград и, продолжая наступление, частями 4-й гвардейской, 53-й, 5-й гвардейской, 5-й гвардейской танковой армий и частью сил 7-й гвардейской армии продвинулись в течение дня еще на 4-12 км.

В Кировоградской операции хорошо проявили себя воины 95-го стрелкового корпуса (командир-генерал И. А. Кузовков).

Между тем сопротивление врага с каждым днем возрастало. Усилив свои части моторизованной дивизией "Великая Германия", противник переходил в неоднократные контратаки, пытался задержать наступление наших войск, особенно в полосах действий 53-й и 5-й гвардейской армий. Тем не менее в районе Грузного разъезда Лелековка наши войска окружили части 10-й мотодивизии, 14-й танковой и частично 376-й пехотной дивизии врага.

В ходе последующих двухдневных боев значительная часть этой группировки была уничтожена. Но мелкие группы ее сумели вырваться из окружения в северо-западном направлении.

После освобождения Кировограда войска 2-го Украинского фронта, отражая контратаки уже свежих сил противника, некоторое время продолжали наступление правым крылом и центром фронта. Но так как поставленная цель уже была достигнута, а войска, ведя упорные бои в течение двух с половиной месяцев после начала [92] наступления от Днепра, сильно устали, мною был отдан армиям приказ о переходе к обороне.

В оперативной сводке за 11 января сообщалось: "По уточненным данным, в районе Кировограда за время боев с 5 по 8 января включительно нашими войсками уничтожено: танков - 293, орудий разных - 296, самоходных орудий - 40, минометов - 121, пулеметов - 445, бронемашин - 94, автомашин - 978.

Противник потерял только убитыми свыше 15 000 солдат и офицеров"{26}.

* * *

Какие же выводы следуют из опыта этой операции?

В замысле операции по овладению Кировоградом была заложена идея удара по сходящимся направлениям с целью окружения группировки противника. Такой удар осуществлялся двумя общевойсковыми армиями во взаимодействии с танковыми и механизированными войсками. Этот маневр оказал существенное влияние на ход боевых действий: гитлеровцы вынуждены были оставить крупный город и спешно перебрасывать сюда подкрепления с других участков фронта. Однако окружить и уничтожить кировоградскую группировку врага нам полностью не удалось, так как успех подвижных войск, вышедших на пути отхода противника, не был своевременно закреплен стрелковыми соединениями.

Войска фронта менее чем за двое суток прорвали оборону противника на фронте 70 км и вклинились более чем на 30 км в глубину. В результате операции немцы понесли значительные потери в живой силе и технике.

Успеху проведения операции и прорыву обороны противника способствовали прежде всего массированное применение бронетанковых и механизированных войск, стремительность их действий по выходу в тыл кировоградской группировки противника и успешные действия авиации фронта.

Важным условием успеха явилось гибкое реагирование нашего командования на изменения обстановки. Решение изъять один корпус (8-й механизированный) из 5-й гвардейской танковой армии и перегруппировать его на другое направление (в полосу армии А. С. Жадова) для развития определившегося успеха, несомненно, способствовало быстрейшему освобождению Кировограда.

Стрелковые соединения первого эшелона 7-й гвардейской армии не смогли прорвать первую полосу обороны противника и не создали необходимых условий для ввода в прорыв подвижных войск. Танкистам 5-й гвардейской танковой армии пришлось самим участвовать в допрорыве обороны. Завершение прорыва вражеской обороны силами танковой армии в данном случае было, безусловно, целесообразным [93] решением, так как система обороны гитлеровцев не была еще сильной и достаточно развитой.

В целом войска нашего фронта поставленную задачу выполнили успешно. Освободив Кировоград и закрепив районы северо-западнее, западнее и южнее Кировограда, советские войска обеспечили себе благоприятные условия для последующего наступления на Правобережной Украине и, в частности, для проведения Корсунь-Шевченковской операции. Одновременно активные действия фронта на этом направлении вынудили немецко-фашистское командование перебросить сюда значительные силы с других направлений, что облегчило решение задач войскам 1-го и 3-го Украинских фронтов. [94]

Дальше