Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Отход с Северского Донца до предгорий Кавказа

6 июля начался отход правого крыла Южного фронта. Перед истребителями стояла задача с рассвета 7 июля активными действиями в воздухе воспрепятствовать противнику в ведении воздушной разведки в полосе отходящих войск Южного фронта и способствовать штурмовой и бомбардировочной авиации в нанесении ударов по передовым частям гитлеровских войск.

9 июля противник начал наступление на Лисичанском направлении, и с этого дня все силы бомбардировочной авиации (в основном 219-я БАД) были переброшены именно сюда. В период с 9 по 12 июля по наступающим группировкам противника на Лисичанском направлении было произведено 280 бомбардировочно-штурмовых ударов, бомбардировочные авиаполки действовали с максимальным напряжением по три-четыре вылета в день. Упорные бои продолжались до 11 июля — до выхода противника на западный берег реки Северский Донец на Лисичанском направлении и овладения гитлеровскими войсками городом Лисичанском. Наступление противника из района Кантемировки развивалось довольно быстро и угрожало тылам и коммуникациям Южного фронта.

11 июля части 216-й дивизии вынуждены были перебазироваться на новые аэродромы к югу и юго-востоку [401] от Ворошиловграда; 16-й гвардейский и 149-й авиаполки перелетели на аэродром Шмидт, 88-й ИАП — на аэродром Краснодон.

12 июля в связи с незначительным количеством материальной части в авиаполках дивизии для ведения интенсивной боевой работы на расширенном участке фронта в состав 216-й дивизии было включено два новых авиаполка — 103-й штурмовой с 20 самолетами Ил-2 и 247-й истребительный с 18 самолетами Як-1. Оба новых полка базировались на аэродроме Буденновка. Теперь дивизия с четырьмя истребительными и одним штурмовым авиаполком прикрывала отход войск Южного фронта, ведя воздушную разведку и нанося штурмовые удары по наступающим колоннам вражеских войск.

В связи с общим отходом частей и соединений Южного фронта значительно расширился фронт боевых действий 216-й, теперь уже не истребительной, а смешанной дивизии, в ее сферу были включены районы боевых действий Старобельск, Миллерово, Кошары, Морозовский, Криворожье. Однако дивизия по-прежнему вела боевые действия и в районах Дебальцева, Константиновки, Барвенкова, Изюма, Славянска, Краматорской.

В период с 12 по 17 июля боевые действия авиации были направлены по Кантемировской группировке противника, которая, выйдя на оперативный простор, быстро продвигалась на юг в направлении Миллерово — Каменск.

Основными целями для действий нашей авиации были крупные колонны мехчастей противника и автотранспорт, перевозивший живую силу и боеприпасы. Боевая деятельность авиации проходила в сложной воздушной и наземной обстановке. 216-я САД, сохраняя по радио непрерывную связь со штабом [402] воздушной армии, несла всю тяжесть воздушной разведки на всем фронте отходящих войск Южного фронта. Приходилось вести разведку не только войск противника, но и систематически устанавливать нахождение своих войск, которые поспешно отходили на юг страны. Причем для точного определения принадлежности войск разведку приходилось вести на бреющем полете, а в отдельных случаях самолеты производили посадку и летчики личным опросом устанавливали принадлежность частей.

Так, 18 июля командир эскадрильи 88-го ИАП капитан Петр Середа в составе звена получил задание произвести разведку на самолетах И-16 в тылу врага с целью установить связь с окруженными войсками 37-й армии и разрозненными отходящими частями 9-й армии, а также разведать войска противника в районе Белая Калитва — Каменск-Шахтинский. В результате этой разведки, проведенной на малой высоте, Середа получил исключительно важные данные о противнике, о направлениях движения вражеских войск и особенно его танков. Продолжая полет, звено Середы обнаружило в тылу противника колонну пехоты в советской военной форме. Капитан Середа дал команду ведомым возвращаться на свой аэродром и доложить данные разведки, а сам произвел посадку в поле рядом с дорогой, по которой двигалась колонна. Не выключая двигателя, вылез из кабины и направился к дороге, но вскоре услышал, как из колонны ему кричат: «Товарищ летчик! Мы пленные, нас конвоируют немцы, улетайте!» — и одновременно затрещали автоматные очереди.

Середа развернулся и побежал к самолету, немецкие конвоиры открыли по нему огонь из автоматов. [403]

Летчик получил два ранения, а когда садился в самолет, третья пуля пронзила ему грудь навылет. Напрягая все силы, мужественный летчик дал газ для взлета, затем, резко развернув машину, сбил крылом подбегающих немцев и беспрепятственно взлетел. За проявленные героизм и мужество, а также за предыдущую успешную боевую работу капитан Середа был удостоен звания Героя Советского Союза и после лечения в госпитале был назначен командиром 84-го истребительного авиаполка.

Выполнив за четыре дня 353 боевых вылета на авиаразведку и штурмовку вражеских войск в районах Миллерова, Кошар, Криворожья и Антоновки, нанеся противнику ряд сильных ударов, 16 июля полки 216-й дивизии вместе с наземными частями отошли на юг и стали базироваться на Новочеркасском и ростовском аэродромных узлах.

16-й гвардейский истребительный авиаполк произвел посадку в Нахичевани, на заводском аэродроме «Ростсельмаша». После ужина летчики разместились на отдыхе в отведенном для них домике. Уже поздно вечером вдруг включились зенитные прожектора, заговорила зенитная артиллерия, охраняющая Ростов. Вражеские самолеты предприняли ночной налет. В это время Иван Зибин из любопытства вышел из домика во двор, чтобы посмотреть картину ночного боя зенитной артиллерии с вражескими бомбардировщиками в свете прожекторов. В этот момент падающий осколок своего зенитного снаряда угодил Зибину прямо в голову, летчик погиб. Какой нелепый случай!

Гвардии старший лейтенант Зибин Иван Михайлович родился в 1913 году в деревне Дядьковичи Трубачевского района Орловской области. В Красной [404] Армии с 1938 года, в том же году окончил военное авиационное училище. В полк прибыл в июне 1940 года на должность младшего летчика. В боях принял участие с первого дня Великой Отечественной войны, летал на всех типах самолетов, имеющихся в то время в полку. За успешное выполнение боевых заданий в боях против вражеских войск и проявленные при этом мужество и отвагу был награжден орденом Красного Знамени и назначен заместителем командира эскадрильи с присвоением воинского звания старший лейтенант.

16 июля в состав 216-й дивизии вошел еще и 136-й штурмовой авиаполк, который имел 14 самолетов Ил-2 и базировался на аэродроме Персиановка северо-восточнее Новочеркасска. Вместе с 16-м гвардейским на аэродроме Нахичевань базировался 149-й ИАП, 88-й ИАП сел на аэродром Должик, 103-й ШАП и 247-й ИАП — на аэродром Новочеркасск.

С этих аэродромов авиаполки дивизии продолжали вести боевые действия. Несмотря на сильное противодействие истребительной авиации противника, авиаразведка велась систематически и непрерывно, ибо при потере штабом Южного фронта связи с отдельными частями и соединениями, при ежечасном изменении наземной обстановки воздушная разведка играла колоссальную роль.

Характерным примером могут служить дни 18–19 июля, когда воздушные разведчики гвардии капитаны Крюков и Фигичев из 16-го гвардейского ИАП, капитан Середа и старший лейтенант Максименко из 88-го ИАП, старший лейтенант Макаров и лейтенант Руссков из 149-го ИАП, капитан Попов из 103-го ШАП обследовали площадь свыше 6000 квадратных [405] километров, охватив полосу шириной до 150 км и глубиной до 100–110 км.

Штурмовые авиаполки на самолетах Ил-2, а также летчики-истребители на «мигах», «яках» и «лаггах» непрерывно воздействовали на колонны вражеских войск, нанося по ним бомбовые и штурмовые удары, уничтожая живую силу и боевую технику на путях движения, задерживая его наступление. За шесть дней базирования на аэродромах новочеркасского и ростовского аэроузлов дивизия произвела свыше 570 боевых самолетовылетов, из которых только на штурмовые действия пришлось 392 самолетовылета. Штурмовики за этот период уничтожили шесть переправ, до 200 автомашин и более 30 танков. В воздушных боях было сбито пять самолетов противника.

Однако, несмотря на все усилия, остановить фашистские колонны не удавалось, фронт под давлением превосходящих сил противника неумолимо откатывался на юг. По этой причине 21 июля полки дивизии вынуждены были оставить свои аэродромы и перебазироваться за реку Дон. Штаб дивизии развернул свою работу в населенном пункте Койсуг. На этом же аэродроме стал базироваться 88-й ИАП, 149-й и 247-й истребительные и 103-й штурмовой авиаполк — на аэродроме Кулешовка, что западнее Койсуга, 16-й гвардейский истребительный и 136-й штурмовой авиаполки — на аэродроме Батайск.

С этих аэродромов в связи с приближением фронта пришлось вести боевую работу всего три дня, действуя штурмовыми ударами по войскам противника на подступах к Новочеркасску и Ростову, уничтожая переправы противника на Дону в районах Константиновской, Николаевской и Раздорской.

К 22 июля противник сосредоточил до трехсот [406] танков в районе Персиановки и Новочеркасска для дальнейшего наступления на Ростов. На рубеже реки Дон противник накапливался у трех основных переправ: Константиновская, Николаевская, Цимлянская. Одновременно 21 июля противник начал наступление на Ростов с Таганрогского направления и 22 июля достиг Чалтырь, — бои шли в районах Султан-Салы, Больших Скал, Щепкина, — а также передовыми частями подошел вплотную к Дону на участке Константиновская — Цимлянская и пытался переправиться на южный берег Дона. Все силы авиации были брошены на разрушение переправ и уничтожение противника на переправах через Дон. Боевые действия на этом участке велись даже за счет резкого сокращения количества вылетов в район Ростова, хотя обстановка в районе Ростова требовала также самых активных действий авиации.

Для нанесения бомбовых и штурмовых ударов по переправам с 19 июля была привлечена 5-я воздушная армия, которая с 23 июля вошла в оперативное подчинение командующего 4-й ВА, и даже части ВВС Черноморского флота. Это дало возможность увеличить силу ударов нашей авиации по переправам через Дон в целях их разрушения и уничтожения войск противника. Но в условиях одновременного выхода противника к Дону на фронте свыше 100 км от Константиновской до Цимлянской, а несколько позже от Ростова до Цимлянской уже по фронту свыше 200 км полностью воспрепятствовать переправе войск противника через Дон не было возможности.

К этому следует еще добавить, что немецкие войска были хорошо оснащены инженерными средствами, нередко переправы наводились под поверхностью [407] воды, так, что их трудно было обнаружить, или даже разводились на день, а ночью вновь наводились. Поврежденные и разбитые переправы противник быстро восстанавливал. Кроме того, основные переправы прикрывались большим количеством средств зенитной артиллерии всех калибров и истребительной авиацией, в связи с чем наша авиация, бомбившая переправы, встречала сильное противодействие.

С 22 июля основное внимание было уделено действиям штурмовиков и бомбардировщиков по переправам у населенных пунктов Константиновская и Николаевская, где противник, сосредоточив крупные силы, начал предпринимать попытку переправиться на южный берег Дона. В дальнейшем, кроме этих основных переправ, наша авиация разрушала переправы в населенных пунктах Мелиховская, Раздорская, Каргалоский, Цимлянская, а также целый ряд небольших переправ.

Штурмовики Ил-2 действовали по переправам группами из 6–8 самолетов, бомбардировщики Су-2 по 5–7 самолетов, Пе-2 — по 3–5 самолетов. В связи с недостатком истребителей большинство полетов ударной авиации производилось без прикрытия, поэтому бомбардировщики несли большие потери от истребителей противника, прикрывающих район переправ. С 20 по 28 июля, в период наиболее интенсивных действий по переправам противника, в воздушных боях был сбит 31 самолет противника. Наши потери составили 8 самолетов, сбитых в воздушном бою (два Ил-2, два ЛаГГ-3, три Пе-2 и один И-16), зенитной артиллерией было сбито два самолета (по одному Пе-2 и Су-2). Не вернулось с [408] боевого задания 36 самолетов (четыре Як-1, 11 ЛаГГ-3, 15 Ил-2, три И-15бис, один И-153 и два Пе-2).

Боевая работа значительно усложнилась, когда немцы предприняли массовые налеты силами своей бомбардировочной авиации по аэродромам базирования наших авиаполков, в связи с чем значительное количество истребителей приходилось выделять для непосредственного прикрытия аэродромов. Кроме того, в связи с нарушением работы тылов, начиная с новочеркасского аэродромного узла авиаполки все время ощущали острый недостаток в горюче-смазочных материалах и боеприпасах. Были дни, когда полки дивизии по этой причине делали по одному боевому вылету в день, оставляя одну заправку горючим в баках самолетов на случай вывода материальной части из-под удара, так как базирование было непосредственно вблизи линии фронта, менявшейся почти с каждым часом.

23 июля, в период базирования 16-го гвардейского авиаполка на аэродроме Батайск, при налете вражеской авиации от осколков разорвавшихся бомб погиб авиатехник звена гвардии старший техник-лейтенант Лайков.

Лайков Дмитрий Ефремович родился в 1913 году в селе Орлинка Сергиевского района Куйбышевской области. В полк прибыл в 1939 году, в первые дни его формирования, и был назначен техником авиационного звена. Участник Великой Отечественной войны с первого ее дня. Дмитрий Ефремович был исключительно энергичным и грамотным специалистом.

К 23 июля стало очевидным, что на рубеже Дона фронт не сможет удержаться продолжительное время. Противник, захватив основные переправы через [409] Дон, начал форсировать переход своих войск на южный берег. Кроме того, 23 и 24 июля истребительная авиация противника блокировала аэродромы Кулешовка, Койсуг и Батайск, а дальнобойная артиллерия противника начала усиленный обстрел аэродрома Батайск и населенного пункта Койсуг, где размещался штаб авиадивизии. В результате блокирования, бомбардировки с воздуха и артобстрела в течение 23 июля в Кулешовке и Батайске было сожжено два самолета и три повреждено. За сравнительно, небольшой промежуток времени, с 15 по 24 июля, в ожесточенных боях на подступах к Ростову и Новочеркасску, в боях за переправы через Дон дивизия понесла немалые потери в материальной части и летном составе. В воздушных боях, от огня зенитной артиллерии, от бомбардировок и артобстрела аэродромов авиаполки дивизии потеряли 24 самолета и 14 летчиков. Значительное количество самолетов по тем же причинам было выведено из строя и требовало среднего и капитального ремонта. Однако выполнить ремонтные работы силами ПАРМ и полкового техсостава в полевых условиях было невозможно, отсутствовала и возможность своевременно отправить эти самолеты в тыл для ремонта в стационарных мастерских — как в частях, так и обслуживающих БАО не было необходимого автотранспорта.

Инженерно-технический состав, восстанавливая материальную часть, работал круглосуточно, но был не в состоянии справиться с создавшимся положением, тем более находясь под постоянными артобстрелами и ударами с воздуха. Следует отметить, что значительные боевые потери частей дивизии в этот период обуславливаются еще и тем, что на Новочеркасском [410] и Ростовском направлениях противник сосредоточил основные силы своей авиации, противодействовала которым практически одна только 216-я САД. Остальные силы 4-й воздушной армии вели боевые действия на других участках Южного фронта.

22 июля при перелете из Ростова на аэродром Койсут из-за отказа мотора самолета в воздухе погиб лучший ас дивизии штурман 88-го ИАП Герой Советского Союза капитан Москальчук.

К этому времени в боевых полках дивизии оставалось до 35 неисправных истребителей и штурмовиков, а пополнение боевой техникой в авиаполки не поступало.

К 24 июля немецкие войска почти полностью захватили Ростов-на-Дону. Расстояние от линии фронта до аэродромов базирования частей 216-й САД сократилось до 10–12 км. Чтобы избежать дальнейших потерь материальной части и личного состава от массированных налетов вражеской авиации и артиллерийского огня, дивизия вынуждена была с отходом сухопутных войск перебазироваться на новые аэродромы. Штаб дивизии разместился в станице Шкуринская. а все полки, в том числе и 16-й гвардейский, 24 июля перелетели на аэродром станицы Кущевская. К этому времени 88-й ИАП почти все неисправные истребители отправил на запасной аэродром Терновская, где в основном проходил восстановительный ремонт самолетов дивизии.

27 июля старший инженер дивизии военинженер 2 ранга Я. Г. Красных вылетел с летчиком 149-го ИАП лейтенантом Иваном Руссковым для организации ускоренного ремонта самолетов в реморганах [411] на аэродроме Терновская и пропал без вести. Есть основания предполагать, что их самолет был сбит истребителями противника, которые усиленно бороздили небо в этих районах, охотясь за одиночными самолетами.

В связи с тем, что в полках оставалось малое количество самолетов, 26 июля вышестоящее авиационное командование приняло решение о реорганизации авиачастей. Из убывающих на переформирование авиаполков материальная часть была передана в части, остающиеся на фронте. В результате этих мероприятий в 216-й САД осталось три полка — 16-й гвардейский истребительный с 19 самолетами Як-1, 247-й истребительный с десятью самолетами Як-1 и 103-й штурмовой с восьмью самолетами Ил-2. Следует отметить, что почти половина переданных самолетов оказалась неисправной и. требовала ремонта.

Несмотря на явно недостаточное количество боевых самолетов, интенсивность боевых вылетов не снижалась за счет увеличения нагрузки на летный состав. За пять дней нахождения на аэродроме Кущевская полки дивизии произвели 229 боевых самолетовылетов, нанеся противнику значительные потери. В воздушных боях было сбито четыре самолета противника, уничтожено значительное количество другой боевой техники. В свою очередь, противник все время наращивал свои воздушные силы и путем блокировки и ударов по аэродромам сковывал действия нашей авиации.

Для захвата Кавказа немцы сосредоточили группу армий «А» в составе 1-й, 4-й танковых и 17-й армий. Всего на рубеже нижнего течения Дона гитлеровское командование имело 13 пехотных, пять [412] танковых; четыре моторизованные, три кавалерийские дивизии и более тысячи самолетов 4-го воздушного флота. Противник превосходил войска Южного фронта по пехоте в 1,4 раза, по артиллерии и минометам — почти в два раза, по танкам — в 9,3 раза, по авиации — почти в восемь раз.

По левому берегу Дона, прикрывая Кавказское направление, оборонялась 51-я армия Северо-Кавказского фронта и отошедшие туда войска 37-й, 12-й и 18-й армий Южного фронта, в общей сложности не более 20 тысяч человек. Фронт поддерживала 4-я воздушная армия, в которой имелось всего 126 самолетов, из них 42 ночных бомбардировщика По-2.

25 июля немецко-фашистские войска, переправившись основными танковыми и моторизованными силами на захваченные на левом берегу Дона плацдармы, перешли в наступление из районов Ростова, Константиновской, Николаевской, Цимлянской, нанося главный удар 1-й и 4-й танковыми армиями через Сальск и Тихорецк на Ворошиловск (Ставрополь). 17-я немецкая армия наступала из района Ростова на Кущевскую, Тимашевскую, Краснодар. Войскам Приморской группы, оборонявшимся на этом направлении, пришлось отойти на водный рубеж рек Ея и Куго-Ея. Соединения 18-й армии с двумя кубанскими дивизиями 17-го казачьего кавалерийского корпуса на этом рубеже организовали оборону и в контратаках нанесли противнику значительные потери, уничтожив до 1800 вражеских солдат и офицеров, захватив 18 орудий и 25 минометов.

В этих условиях 16-й гвардейский истребительный авиаполк после одного дня пребывания в Кущевской 25 июля перебазировался на аэродром [413] Шкуринская, где пробыл четыре дня, а 30 июля приземлился на аэродроме Незамаевская. В конце июля действия нашей авиации по поддержанию наземных войск были слишком ограниченны из-за отсутствия самолетов. Из 216-й САД временно убыл 103-й штурмовой авиаполк, отправившийся за новыми самолетами. Дивизия в составе 16-го гвардейского и 247-го полков 1 августа перелетела на аэродром Геймановская. С этого времени боевая работа дивизии сократилась до минимума как из-за отсутствия материальной части, так и из-за быстрого отхода на юг.

Рано утром 2 августа две группы вражеских бомбардировщиков следовали через аэродром Геймановская в направлении на Кропоткин для нанесения удара по железнодорожному узлу. С аэродрома Геймановская поднялась пятерка «яков» — все, чем располагал гвардейский полк. Звено «яков» возглавил Александр Покрышкин, с ним в качестве ведомых шли Андрей Труд и Владимир Бережной. Пару «яков» возглавил Аркадий Федоров со своим ведомым Степаном Вербицким. Как оказалось, в первой группе шло до 15 «юнкерсов» Ю-88, ее атаковал Покрышкин с ведомыми. Вторая группа насчитывала до 18 «мессершмиттов» Ме-110, с ними завязала бой пара Федорова. В результате воздушного боя звено Покрышкина сбило двух «юнкерсов», а Федоров уничтожил одного «мессершмитта».

Смена аэродромов продолжалась в течение 3 и 4 августа. Гвардейцы базировались на аэродроме Ворошиловск (Ставрополь), а с 5 по 10 августа на аэродроме Архангельская.

8 августа в авиационной катастрофе на аэродроме Тулатово Бесланского района на самолете МиГ-3 погиб гвардии лейтенант Супрун, один из молодых [414] прекрасных пилотов, обладавший исключительным спокойствием и выдержкой, зарекомендовавший себя великолепным воздушным бойцом.

Степан Яковлевич родился в 1921 году в селе Корнеевка Веселовского района Запорожской области. В полк на должность пилота прибыл 20 июля 1941 года после окончания военного училища. После непродолжительных тренировок вошел в строй и принял активное участие в боях против немецко-фашистских захватчиков. Летал на самолетах И-16, МиГ-3 и Як-1, совершил свыше 150 боевых вылетов на выполнение различных боевых заданий, в воздушных боях сбил три вражеских самолета. За успешное выполнение заданий командования на фронте борьбы с гитлеровскими войсками и проявленные при этом смелость и отвагу Степан Супрун был награжден орденом Красной Звезды.

Менял место базирования и штаб дивизии — 31 июля он перебрался на аэродром Геймановская, а через два дня в связи с приближением фронта перебазировался на аэродром Петровское.

В этот период произошли некоторые изменения в составе дивизии и ее руководстве. Начальник штаба подполковник Ильченко Александр Никитович получил назначение в 229-ю ИАД, руководство штабом 216-й САД принял начальник оперативно-разведывательного отдела подполковник Абрамович Борис Абрамович.

Убыл на лечение командир 16-го гвардейского ИАП подполковник Иванов Виктор Петрович, повредивший правую руку при запуске мотора самолета По-2. Командование принял батальонный комиссар Исаев Николай Васильевич.

Несмотря на подвижность линии фронта, частую [415] смену наземной обстановки и смену аэродромной сети, летные части дивизии не прекращали своей боевой деятельности. В ее состав к этому времени возвратились 88-й истребительный и 103-й штурмовой авиаполки, пополнившиеся самолетами и летчиками.

4 августа штаб дивизии перебазировался на аэродром Благородное, 6 августа — в Архангельское, а 9 августа — в Советское.

8 августа 247-й ИАП, а 9 августа и 16-й гвардейский ИАП вышли из состава 216-й дивизии, передали свою материальную часть и убыли на переформирование. Их сменил 45-й истребительный авиаполк в составе 12 самолетов Як-1 под командованием подполковника Дзусова Ибрагима Магометовича. Таким образом, дивизия располагала девятью самолетами И-16 88-го ИАП, 21 самолетом Як-1 (из которых 9 самолетов было передано из 16-го гвардейского ИАП) 45-го ИАП и тремя Ил-2 103-го ШАП.

11 августа 1942 года 216-я авиадивизия в полном составе перебазировалась за реку Терек на аэродром Тулатово. 12 августа в ее состав на этом аэродроме вошел 84-й «а» истребительный авиаполк майора Антонова с 21 самолетом И-153 «чайка». 88-й ИАП в этот день базировался на аэродроме Орджоникидзевская, 103-й штурмовой и 45-й истребительный полки — на аэродроме Нестеровская. Однако с 13 августа дислокация снова изменилась. Штаб дивизии, 88-й и 84-й «а» истребительные полки обосновались в Тулатово, 103-й штурмовой и 45-й истребительные полки обживали аэродром Орджоникидзевская.

На рубеже реки Терек противник был остановлен [416] и сухопутные войска перешли к активной обороне и подготовке к наступлению.

16-й гвардейский истребительный авиаполк за период боевых действий на Южном фронте с 22 июня 1941 года по 10 августа 1942 года в составе 20-й смешанной и 216-й истребительной авиадивизий произвел 5201 боевой самолетовылет, провел 738 воздушных боев, всего уничтожил 122 вражеских самолета, из них 96 — в воздушных боях. Штурмовыми и бомбовыми ударами было уничтожено и выведено из строя: танков — 40, автомашин с пехотой и боеприпасами — 842, цистерн с горючим — 9, паровозов — 9, вагонов — 36, складов с боеприпасами — 2, разрушено железнодорожных депо — 1, орудий разного калибра — 92, убито и ранено солдат и офицеров 4661, рассеяно до двух полков конницы противника. Израсходовано: патронов к пулеметам ШКАС и БС — 840561, авиабомб разного калибра — 20372, PC — 527.

Немецко-фашистские войска, развивая наступление с рубежа Дона силами 1-й и 4-й танковых армий на Ворошиловском направлении, к исходу 30 июля продвинулись на глубину до 120 км. Однако 4-я немецкая танковая армия 31 июля изменила свой путь движения с Кавказского на Сталинградское направление. 1-я немецкая танковая армия, продолжая теснить войска нашей 37-й армии, 5 августа захватила Ворошиловск (Ставрополь), 6 августа овладела Армавиром и основными силами в полосе Армавир — Кропоткин устремилась в направлении Майкопа. 28 июля Северо-Кавказский фронт был объединен с Южным фронтом в единый Северо-Кавказский фронт.

К концу августа 1-я немецкая танковая армия, преодолев сопротивление передовых отрядов Северной [417] группы войск, вышла к рекам Терек и Баксан, где, получив должный отпор со стороны главных сил Северной группы войск, была остановлена на этом рубеже. Наши войска перешли к активной обороне. 17-я немецкая армия, возобновив наступление с рубежа реки Ея в районе Кущевской, 6 августа вышла к реке Челбас, 11 августа овладела Краснодаром и предприняла дальнейшее продвижение на Новороссийск. К 31 августа гитлеровские войска вышли на Черноморское побережье в районе Анапы.

8–10 сентября наши войска вели упорные и ожесточенные уличные бои в Новороссийске, где противнику удалось занять большую часть города. Однако в результате предпринятого силами 47-й армии с участием морских пехотинцев контрудара, наступающая румынская дивизия была почти полностью разгромлена, и противник отказался от дальнейших действий на этом направлении.

Следует отметить, что вражеским войскам не удалось использовать Новороссийский морской порт в качестве базы для своего военно-морского флота, так как восточный берег Цемесской бухты остался в руках советских войск, а сама бухта насквозь простреливалась как артиллерийско-минометным огнем, так и стрелковым оружием.

До конца 1942 года войска Черноморской и Северной групп войск Закавказского фронта вели активную оборону и подготовку к наступательным действиям, непрерывно накапливая свежие силы и военную технику, проводя необходимую перегруппировку и активными действиями изматывая войска противника.

В оборонительных боях между Доном и предгорьем Кавказского хребта войска Северо-Кавказского [418] фронта действовали в тяжелых условиях, проявили исключительную стойкость. Особенно отличились 17-й казачий кавалерийский корпус под командованием генерал-лейтенанта Кириченко и отдельные батальоны морской пехоты Черноморского флота. 17-й казачий кавкорпус был преобразован в 4-й гвардейский казачий кавкорпус.

Оборонительные бои на Северном Кавказе имели большое значение для обороны Кавказа. Это позволило сковать все силы немцев на этом фронте, выиграть время для того, чтобы усилить Закавказский фронт резервами и создать сплошной фронт борьбы на рубеже рек Терек и Баксан, по перевалам Кавказского хребта. [419]

Дальше