Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Глава шестая

Елецкий котел

Помнится, в конце второй декады октября, когда мы только что вышли из окружения, нам удалось расположить командный пункт в сравнительно сносных условиях - в деревеньке, которая пряталась на дне довольно глубокого оврага и лишь потому, видимо, и уцелела.

Мы собрались вечером в небольшом домике сельской школы на первый после многих дней скитаний и боев во вражеских тылах товарищеский ужин. Хотя застолье по тем временам было вполне приличное, даже с трофейным коньяком, лица у всех были довольно понурые. Тогда Авксентий Михайлович Городнянский, предлагая тост, сказал:

- Не унывайте, наступит час, когда мы с вами, товарищи, засадим гитлеровцев в котел, да так, что они оттуда не выберутся.

Александр Васильевич Петрушевский, как бы размышляя вслух, заметил:

- Засадить-то засадим, только когда это будет?

Тем не менее все выпили за грядущие Канны для захватчиков. Я, правда, по своему обыкновению лишь пригубил чарку, поскольку никогда не употреблял спиртного. Откровенно говоря, мало кто из нас надеялся тогда, что такое может случиться с гитлеровцами всего через каких-то полтора месяца после нашего собственного избавления из Брянского котла.

И вот в конце ноября - начале декабря у нас действительно затеплились кое-какие надежды, хотя враг по-прежнему яростно атаковал войска армии. В те дни на южном фланге 13-й, которая вошла в состав Юго-Западного фронта, начали сосредоточиваться соединения, выдвигавшиеся после отдыха и доукомплектования. Нам пришлось их встречать и выводить в назначенные районы вблизи Березовки, Касторного и Погожевки, километрах в 60-80 от Задонска, где располагался штаб армии. Дело было нелегким, так как предстояло в короткий срок незаметно для противника подтянуть войска, удаленные от мест сосредоточения на 150-200 километров. Железнодорожный транспорт был перегружен, поэтому с его помощью можно было перевезти лишь минимум резервов. Войска передвигались походным порядком, исключительно под покровом темноты, чему благоприятствовали долгие зимние ночи. [163] Днем, когда марши категорически запрещались, воины укрывались в рощах и оврагах, принимая самые строгие меры маскировки. Этим мы, как показало дальнейшее развитие событий, ввели фон Вейхса, командовавшего противостоявшей нам 2-й полевой армией врага, в заблуждение относительно наших планов.

Невзирая на трудности передвижения в темные зимние ночи, войска шли быстро, чему способствовала тщательная разработка штабом армии удачных маршрутов. Используя многочисленные грунтовые дороги, части двигались параллельно друг другу. Кавалеристы преодолевали за сутки в среднем 40 километров, мотопехота и танки - до 100-140. Часть пехоты все же удалось перебросить по железной дороге, а остальная двигалась в основном в пешем строю, иногда ее выручал гужевой транспорт.

Помню, как я верхом подъехал к колонне 1-й гвардейской стрелковой дивизии (бывшей 100-й). С пригорка на пригорок при лунном свете змеилась темная лента, двигавшаяся в полном безмолвии. Пригляделся. Вот молоденький боец ткнулся лбом в алюминиевый котелок шедшего впереди высоченного товарища. Протирая глаза, он почти беззвучно чертыхнулся. Оказалось, что боец спал на ходу, да и не только он один. Невольно подумалось, как тяжело нашим воинам. Весь день они находились где-то на лесной поляне, не разжигая костров, а ночью начался марш. Какой же заботы заслуживал личный состав, и наш Военный совет требовал от всех командиров и политработников постоянно держать в центре внимания вопросы снабжения и отдыха подчиненных.

Я поехал в голову колонны и нагнал также ехавшего верхом генерала И. Н. Руссиянова. Иван Никитич в белом полушубке с пушистым воротником и в такой же ушанке был трудноузнаваем. Ведь я видел его последний раз в боях под Минском, в прокопченной пороховым дымом, в жухлой от пыли и пота гимнастерке.

После взаимных теплых приветствий я предложил дать отдохнуть людям, сделать привал. Он посмотрел на часы и сказал:

- Да, время.

По колонне шепотом передавали команду на привал. Люди ничком ложились на рыхлый снег и тут же засыпали...

Дружески беседовали мы с комдивом и комиссаром дивизии К. И. Филяшкиным. Пользуясь доверительными отношениями, сложившимися между нами, я спросил Руссиянова, для какой цели, по его мнению, предназначается сейчас дивизия.

- Ничего не ведаю,- отшутился комдив,- радуюсь лишь тому, что опять попал в 13-ю армию. Хотел у тебя, Семен Павлович, узнать, в какое пекло вы нас двинете.

Я дипломатично умолчал о том, что мы сами знаем об этом не больше, чем он. Из дальнейшей беседы с Иваном Никитичем убедился, что его дивизия является едва ли не лучшим соединением фронта. В состав 1 -и гвардейской входило четыре полнокровных стрелковых полка (85, 331, 355 и 1098-й), в ней насчитывалось почти 9 тысяч человек, 37 минометов, 26 орудий, 12 станковых, 55 ручных [164] пулеметов, она была усилена дивизионом гвардейских минометов ("катюш"), пушечным артиллерийским полком и танковой ротой{88}.

Отдохнули люди минут 10-15, и снова марш...

Вскоре же состоялось мое знакомство и с командиром 5-го кавалерийского корпуса генералом В. Д. Крюченкиным. Это соединение я выводил к селу Орехово. Василий Дмитриевич выглядел так, будто шла гражданская, а не Великая Отечественная война: лицо его было отмечено глубоким шрамом, как видно, от сабельного удара, на голове - лихо заломленная кубанка, на плечах косматая бурка, из-под которой выглядывал серебряный эфес казачьей шашки. Василий Дмитриевич родился в нищенской крестьянской семье близ Бугуруслана. В первую мировую войну сражался в гусарском полку, поэтому кавалерийская выправка у него была отменная. В гражданскую войну воевал в 1-й Конной армии. Это был одаренный военачальник - и не только кавалерийский. В дальнейшем он небезуспешно командовал общевойсковыми, а также танковой армиями.

Генерал Крюченкин уверенно выразил предположение, что его корпус предназначается для наступательной операции.

- Как же может быть иначе?! - сказал он.- В октябре - ноябре 1919 года я громил под Касторным деникинцев, а теперь на том же месте буду громить гитлеровцев!

И действительно, конники Крюченкина бились здесь умело, самоотверженно, и 5-й кавкорпус был преобразован в 3-й гвардейский.

Другие работники нашего штаба вывели на левый фланг армии также 32-ю кавалерийскую дивизию, 34-ю мотострелковую и 129-ю танковую бригады, 4-й гвардейский минометный и 642-й пушечный артиллерийский полки. Правда, большинство из этих соединений и частей были укомплектованы довольно скупо. Так, в 129-й танковой бригаде было всего 16 легких машин устаревших конструкций{89}.

Сосредоточение резервов было в полном разгаре, когда Авксентия Михайловича 20 ноября вызвали в штаб фронта. Я тоже участвовал в поездке. По прибытии в Воронеж мы надеялись встретиться с маршалом Тимошенко, но его на месте не оказалось, он находился под Ростовом, где шли ожесточенные бои за возвращение в наши руки жемчужины Дона, как несколько высокопарно выразился принявший нас без промедления начальник штаба Юго-Западного фронта П. И. Бодин. Это был сухощавый, собранный генерал. Правда, с его подтянутой фигурой и несколько хмурым лицом контрастировали по-детски любопытные голубые глаза. Он внимательно, не прерывая, выслушал Городнянского, сообщившего о ходе боевых действий и прибытии резервов, затем задал несколько уточняющих вопросов, а после этого сказал: [165]

- Не исключено, что в ближайшее время будет нанесен мощный контрудар по врагу, рвущемуся к столице. Как подсказывает логика, главную роль в нем сыграют Западный и Калининский фронты, а на флангах им должны будут, надо полагать, содействовать Северо-Западный и наш, Юго-Западный, фронты{90}.

- Сил у нас,- продолжал Павел Иванович,- мало, всего три армии: 3, 13 и 40-я. Судьба распорядилась так, что именно вашей многострадальной 13-й армии доведется, видимо, сыграть существенную роль в этом деле... Вы изучаете войска, прибывающие в район Касторного? Как будете использовать их, когда они перейдут в ваше подчинение и вы получите активную задачу?

Здесь Авксентий Михайлович допустил ошибку. Он ответил, что небольшую часть новых войск употребит для упрочения обороны под Ельцом, а остальные будет готовить к контрудару в тыл 34-му армейскому корпусу генерала Метца, наседающего сейчас на армию. Как оказалось, в последующем смысл этой неосторожно брошенной командармом фразы был доложен главкому. И Тимошенко{91}, опасаясь, что с таким трудом сколачиваемая ударная группировка может оказаться раздерганной для внутренних нужд армии, принял не очень-то приятное для нас решение сохранить сосредоточиваемые в районе Касторное, Тербуны войска в своих руках.

Но тогда, при беседе в Воронеже, из слов Бодина явствовало, что касторненская группировка переходит в наше подчинение. Более того, Бодин передал распоряжение С. К. Тимошенко нашему штабу в срочном порядке разработать план наступательной операции. Он подчеркнул, что и правый фланг 13-й будет усилен.

- Севернее Ельца главком поможет вам создать еще одну ударную группировку. Обдумайте кандидатуру ее командующего,- закончил Павел Иванович вводную часть беседы. Затем он поднялся, дал знак следовать за ним и провел нас в кабинет главкома, где на одной из стен висела большая оперативная карта полосы действий войск всего Юго-Западного направления.

Обращаясь ко мне, Бодин попросил высказать мнение о наиболее эффективном использовании сосредоточиваемых на флангах армии войск. На карте четко была видна вмятина, образовавшаяся в линии нашего фронта между Ефремовом и Касторным. Центр ее приходился примерно на подступы к Ельцу. Напрашивался концентрический удар на Ливны, отстоявшие на запад от Ельца по прямой на 70 километров, двумя фланговыми ударными группировками, которым предстояло пройти до этого города примерно равные расстояния. Одновременно в центре своего оперативного построения [166] армия должна была оказать сильное фронтальное давление на противника, чтобы приковать его внимание к Ельцу. Бодин вопросительно взглянул на Городнянского.

- Что же,- отозвался командарм,- такой замысел вполне логичен в сложившейся обстановке. Но при этом правофлаговая группировка должна быть сильнее левофланговой, ибо на севере враг имеет больше войск.

- Мыслим мы все, что называется, в унисон,- подытожил Павел Иванович.- Я придерживаюсь того же мнения. Уверен, что главком также поддержит этот замысел.

- Разрешите один вопрос, товарищ генерал? - спросил я у Бодина.

- Догадываюсь, о чем вы хотите узнать,- с доброй усмешкой сказал Павел Иванович.- Срок вас, конечно, интересует. К сожалению, я сам не знаю его, но, думаю, надо спешить изо всех сил.

Очертив на карте почти правильный квадрат в районе Ефремова, Ельца, Касторного и Ливен, который в натуре имел площадь примерно 5000 квадратных километров, Бодин попросил нас подробно проинформировать его о местности, на которой предстояло действовать.

Я доложил, что район предполагаемой операции степной, безлесный, среднепересеченный, допускающий применение всех родов войск; реки Кшень и Любовша могут быть использованы для обороны обеими сторонами. Обратил также внимание на реку Сосна, приток Дона, протекавшую с запада на восток и рассекавшую район боевых действий:

- Река и находящиеся неподалеку глубокие балки, овраги представят известное препятствие для взаимодействия двух наступающих группировок. Вместе с тем они могут быть использованы и для маскировки сосредоточения войск...

Доклад мой вежливо прервал Бодин, сказав, что этот район имеет большое оперативное значение, так как через него проходят железные дороги Москва - Донбасс и Москва - Ростов-на-Дону, которые питают не только фронт, но и центр страны нефтью, углем и хлебом.

- Имеются здесь железные дороги, ведущие и с востока на запад: Елец - Орел и Воронеж - Курск. Немало также шоссейных и грунтовых дорог. Удержание всех этих транспортных коммуникаций имеет важное оперативное значение,- заключил Павел Иванович.

Генерал Городнянский, со своей стороны, обратил внимание на густонаселенность района, наличие большого количества населенных пунктов, в том числе городов - небольших, но с многочисленными каменными зданиями.

- Ведь города-то здесь,- заметил Авксентий Михайлович,- все больше древние: Елец, Ливны и наш Задонск были крепостями чуть ли не со времен Батыя, а немцы умеют быстро модернизировать старые укрепления. [167] Возвращались мы в Задонск окрыленные. Авксентий Михайлович шутил:

- Ну, что я говорил тогда октябрьским вечером? Загоним врага в котел - пока, правда, в не очень-то вместительный, но корпус, а то и два в нем уместятся.- А потом произнес задумчиво: - Два армейских корпуса - это то, что имеет сейчас наш основной противник, фон Вейхс, в его 2-й полевой армии как раз два армейских корпуса: 34-й и 35-й. Жаль, что Бодин не сказал, какие же силы и когда поступят на наш северный фланг.

Когда мы приехали на КП, обычно очень сдержанный Александр Васильевич Петрушевский, как только мы зашли в помещение, торопливо спросил:

- Что нового?

Городнянский попросил карту и, вызвав разведчика полковника Волокитина, подробно рассказал обо всем, что мы узнали в Воронеже. Начальник штаба армии долго смотрел на карту, затем, измерив расстояние по дорогам курвиметром, поинтересовался:

- А когда примерно мы должны начать?

- Бодин не назвал конкретного срока,- ответил Городнянский,- но можно было понять, что скоро. Наверное, недели через две-три.

- Придется разработать два варианта,- сказал Александр Васильевич,- один - с учетом существенных пополнений войск нашего северного фланга, а другой - без таковых. План-максимум пошлем Бодину, а план-минимум оставим себе. Потому что срок, как видно, очень жесткий, а подойдут эти силы или нет, еще не известно.

- Я согласен,- сразу же откликнулся Городнянский.- При первом варианте - удар на Ливны, при втором,- он пристально посмотрел на карту,- на Никитское, так, что левая группировка пойдет почти строго на север, а правая - на северо-запад. Это сократит расстояние примерно вдвое, хотя появится опасность, что враг начнет быстрый отход и ускользнет из котла.

- Не думаю,- уверенно сказал Волокитин.- Не приучены еще немцы к отходам. Как показывают пленные, фашистское командование считает, что мы полностью выдохлись.

Работа в штабе закипела. С большой радостью и энтузиазмом мы трудились над этой нашей первой настоящей наступательной операцией. Дело осложнялось тем, что мы одновременно готовили не один, а два варианта. При этом если один документ выполнялся по всем правилам оперативной графики, так как его, по словам Бодина, должны были послать в Генштаб, то другой делался как бы вчерне, но вместе с тем не менее основательно, поскольку ударным группам предстояло действовать на довольно значительном удалении друг от друга и согласовать их усилия нужно было до деталей.

Может быть, иному читателю покажется, что такие штабные занятия напоминали подобие шахматной игры, в которой наши фронтовые соратники - бойцы и командиры, эти непосредственные [168] исполнители всех замыслов военачальников,- представлялись нам некими бессловесными фигурками на клетчатой доске. Это было бы большой ошибкой. Штабы, и наш в частности, очень тесно соприкасались с воинами передовой линии. Все наши наметки, как правило, исходили из стремления добиться успеха малой кровью и малым потом, но, к сожалению, в тех условиях это удавалось далеко не всегда. Если говорить о себе, то, занимаясь штабной работой, я всегда помнил, что мой старший брат сражается рядовым, а два других - боевые летчики, и уже поэтому как-то абстрагироваться от воинской массы было невозможно. Однако штабной командир при работе над планами операций конечно же не может давать волю эмоциям. "Настоящий солдат умеет держать сердце зажатым в кулаке",- сказал кто-то из моих учителей. Тем не менее все же наступала минута, когда кулак разжимался и сдерживавшиеся чувства выплескивались наружу. Но это бывало почти всегда наедине с собой, и об этом мы, участники войны, по большей части молчим.

...Много времени отняла у нас организация вспомогательного пункта управления. Направили на него оперативных работников штаба с таким расчетом, чтобы ВПУ обеспечивал действия южной группы войск, создавал условия для гибкого руководства операцией на решающем для нашей армии направлении. Нам удалось хорошо оснастить его средствами связи, в том числе автомашинами и самолетами У-2. Был продуман и план материального обеспечения. Основные силы армии должны были снабжаться через базу в За-донске, а для южной подвижной группы следовало организовать базу около станции Касторной. Доставка грузов с первой базы проводилась бы по шоссейной дороге Воронеж - Елец, а со второй - по железной дороге Воронеж - Касторная. К началу операции все части, в первую очередь кавалерию, нужно было снабдить зимним обмундированием, продовольствием, фуражом и, естественно, боеприпасами, а танковые и механизированные - еще и горюче-смазочными материалами.

Весьма тщательно продумывались вопросы взаимодействия с учетом разобщенности районов наступления двух ударных групп, которая усугублялась наличием глубокой долины реки Сосны. Всесторонне рассматривался вопрос о командующих группами. Южную решил возглавить сам Городнянский, имея заместителем В. Д. Крюченкина. В этой группе, по наметке командарма, следовало находиться также А. В. Петрушевскому с несколькими операторами и начальнику политотдела армии бригадному комиссару П. И. Крайневу с рядом политработников. За правый фланг группы должна была отвечать 121-я стрелковая дивизия генерала П. М. Зыкова.

В северную группу вошли: 307-я стрелковая и 55-я кавалерийская дивизии, 150-я танковая бригада, которыми, соответственно, командовали полковники Г. С. Лазько, К. В. Фиксель и Б. С. Бахаров. Все эти соединения понесли потери в предыдущих боях. Например, в бригаде Бахарова насчитывалось всего 12 исправных танков: девять Т-26 и три Т-34. [169] В отношении кандидатуры командующего северной группой мнения разделились. Городнянский склонен был назначить туда командира 307-й стрелковой дивизии полковника Г. С. Лазько, а Петрушевский - полковника Я. К. Кулиева. Григория Семеновича Лазько командарм знал хорошо, ибо сам назначил его командиром дивизии вместо раненого полковника В. Г. Терентьева. Лазько был до этого дивизионным разведчиком и принял на себя в тяжелые сентябрьские дни руководство соединением, когда после выбытия из строя В. Г. Терентьева управление войсками было потеряно. В ноябре Григория Семеновича утвердили в должности комдива.

Остановились все же на кандидатуре Я. К. Кулиева, фактически исполнявшего роль заместителя командарма, поскольку у него был опыт руководства подобным же временным объединением - сводной кавгруппой в составе 21, 52 и 55-й кавдивизий. Якуб Кулиевич, ветеран 13-й армии, был очень колоритной фигурой. Смуглое лицо этого темпераментного кавказца одушевляли живые и умные угольно-черные глаза. И вся его жизнь была, можно сказать, темпераментной, боевой. Выходец из бедной крестьянской семьи, он за свои сорок с небольшим лет многое повидал и испытал. С весны 1918 года Кулиев навсегда сроднился с Красной Армией. Он отважно сражался на Закаспийском фронте против белогвардейцев и английских интервентов, а потом участвовал в борьбе с басмачами в Каракумах. За доблесть и мужество был награжден орденом. В предвоенные годы успешно окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе и курсы усовершенствования высшего комсостава при Военной академии Генерального штаба.

В начале Великой Отечественной войны он командовал 21-й горнокавалерийской дивизией 13-й армии. Его конники наносили дерзкие и стремительные удары по врагу. В честь геройски погибших воинов 21-й кавдивизий у станции Понятовка сооружен памятник.

Еще не раз отличался в боях Якуб Кулиев. В последующем он был удостоен ордена Красного Знамени, звания генерал-майора и назначен заместителем командира 4-го кавалерийского корпуса. С дерзновенной храбростью дрались с гитлеровцами воины его соединения, состоявшего в основном из посланцев среднеазиатских республик. В одном из боев под Сталинградом, находясь в авангардном полку 61-й кавалерийской дивизии, генерал Я. К. Кулиев был смертельно ранен. Посмертно он награжден орденом Ленина.

А тогда, в конце ноября 1941 года, Кулиев сразу же с присущим ему азартом принялся за сколачивание своей оперативной группы.

Правый фланг этой группы должна была обеспечить 132-я стрелковая дивизия, которой после ранения генерала С. С. Бирюзова командовал полковник М. М. Мищенко.

Действия центра оперативного построения армии - 148-й и 143-й стрелковых дивизий и 38-го мотоциклетного полка - поручалось координировать мне, но, как увидит читатель, в дальнейшем все произошло по-другому. Центральная группировка получила [170] задачу фронтальными атаками приковать к себе основные силы врага и наступать строго на запад.

6-я стрелковая дивизия оставалась в обороне на рубеже Слепухи.

Свое решение о конкретных действиях трех этих группировок мы нанесли на карту, которую со всей документацией, включая и проект приказа войскам армии на наступление, мой заместитель отвез П. И. Бодину. Работы для нашего штаба оставалось, однако, еще немало: предстояло конкретизировать взаимодействие по рубежам, довести до войск планы материального и технического обеспечения, подготовить таблицы радиосигналов, закончить кодирование карт для штабов соединений.

В самый разгар этой работы обстановка в полосе северного соседа - 3-й армии резко обострилась. Нам позвонил генерал А. С. Жидов и сообщил, что противник, занявший еще 26 ноября Ливны и Ефремов, по-прежнему отчаянно наседает и, видимо, вот-вот предпримет удар и против нашей, 13-й, армии.

Гитлеровцы, как нам стало ясно, продолжали остервенело рваться к Москве с юга, через Тулу. Фон Вейхс, в задачу 2-й полевой армии которого входило обеспечить южный фланг 2-й танковой армии Гудериана, совершавшей последнюю отчаянную попытку достичь советской столицы, до предела усилил свои удары. Образовался разрыв между Западным и Юго-Западным фронтами. К 27 ноября его ширина достигла уже полусотни километров. Ряд участков совершенно не был прикрыт войсками, поэтому враг без особых помех двигался на Михайлов, Скопин и Ефремов. Противнику удалось создать серьезную угрозу правому флангу и тылу 3-й армии Я. Г. Крейзера и обеспечить себе, по существу, оперативную свободу действий против левого крыла Западного фронта, особенно после захвата городов Ефремов и Ливны. Правда, Крейзер, обнаружив переброску немецкой 25-й моторизованной дивизии в полосу Запрдного фронта, 1 декабря нанес внезапный контрудар двумя стрелковыми и одной кавалерийской дивизиями, которые прорвались на рубеж Шаховское, Софьино, Куркино.

Взбешенный фон Вейхс решил тогда окончательно расправиться и с 3-й, и с 13-й армиями или хотя бы отбросить их далеко на восток. Это мы почувствовали на другой же день после контрудара Крейзера. Не считаясь с потерями, 134-я пехотная дивизия врага 2 декабря ворвалась в Становую, Казаки и вскоре вышла к подступам Ельца. Одновременно к южным окраинам города прорвалась 45-я пехотная дивизия, 262-я захватила Грунин Варгол. Все внимание пришлось сосредоточить на контрмерах. Главным было вывести 148-ю стрелковую дивизию, 38-й мотоциклетный полк и 132-ю стрелковую дивизию из-под возможного флангового удара с севера, что угрожало бы им окружением. Организуя сильными арьергардами бои за Елец, мы в то же время выводили основную массу войск в Ольшанец и Архангельское.

В 21 час 4 декабря генерал Городнянский приказал оставить Елец, но ни в коем случае не допустить продвижения противника [171] на север, чтобы не лишиться удобного исходного района для будущего контрудара. Вот тогда-то и проявились отличные бойцовские качества Я. К. Кулиева. Чтобы предотвратить прорыв гитлеровцев на север, командарм приказал Якубу Кулиевичу нанести удар в общем направлении на Тросну, и он подготовил его буквально в несколько часов. Соединения группы вклинились в боевые порядки врага довольно глубоко. Правда, к вечеру им пришлось отойти, но командир немецкого 34-го армейского корпуса был напуган и не решился на фланговый удар из-под Ельца. Кроме того, кулиевцы выявили опорные пункты, районы сосредоточения танков, раскрыли систему огня противника, что помогло им успешно действовать в последующем.

В эти дни, как и раньше, наши воины проявляли стойкость и мужество, искусно строили оборону на основных и промежуточных рубежах. На атаки гитлеровцев бойцы отвечали контратаками, на огонь - огнем. Так, 148-я стрелковая дивизия выбила врага из населенного пункта Казаки. Фашисты бежали, оставив более 100 человек убитыми, 3 орудия и 10 автомашин.

Еще 21 ноября противник овладел Щиграми и Тимом, где оборонялись части 160-й стрелковой и 2-й гвардейской стрелковой дивизий полковников М. Б. Анашкина и А. 3. Акименко. Создалась опасность дальнейшего прорыва немцев и охвата войск армии с ее левого фланга. Полковник А. 3. Акименко собрал все резервы в сворный полк под командованием подполковника А. X. Бабаджаняна (военком полка - батальонный комиссар М. П. Скирдо). Решительной контратакой сводный полк отбросил гитлеровцев к Тиму и удержал занятый рубеж до перегруппировки наших войск.

Нельзя не отметить подвиг башенного стрелка 150-й танковой бригады М. М. Крохмаля. Прикрывая отход пехоты, боевая машина получила 8 пробоин. Механик-водитель и командир танка были убиты, а Крохмаль тяжело ранен. Жители села Озерки оказали ему помощь, но гитлеровцам удалось захватить танкиста. Они учинили ему жестокий допрос. Воин молчал. Начались пытки. М. М. Крохмаль скончался, не произнеся ни слова. Он был посмертно награжден орденом Ленина.

Глубокое чувство восхищения вызывали беспримерные подвиги воинов всех родов войск. Например, 27 ноября самолет лейтенанта В. Н. Челпанова штурмовал вражеские колонны на подходе к Ливнам. Машина была подбита огнем зенитной артиллерии. Тогда летчик направил ее на колонну противника. Вместе с Челпановым погибли штурман лейтенант П. И. Ковальков и стрелок-радист комсорг эскадрильи старший сержант Н. Г. Кувшинов. Уже после освобождения города Ливны останки героического экипажа были найдены в разбитом самолете среди обломков вражеской техники. Посмертно Василию Николаевичу Челпанову присвоено звание Героя Советского Союза, а П. И. Ковальков и Н. Г. Кувшинов награждены орденом Красного Знамени.

...Поздно ночью 5 декабря к нам на КП позвонил Бодин.

Заслушав доклад об обстановке и выразив Городнянскому неудовольствие [172] маршала С. К. Тимошенко в связи с оставлением Ельца, он сообщил, что главком в целом одобрил наш замысел контрудара, но некоторые наметки не принял. Южная ударная группировка была подчинена непосредственно фронту, ее командующим стал заместитель Тимошенко генерал Ф. Я. Костенко. Северная группа осталась в нашем подчинении, но ее командующим был назначен находившийся в распоряжении главкома после выхода из окружения генерал К. С. Москаленко, который немедленно из района действий 3-й армии направлялся на КП Кулиева в поселок Колодезские. Затем Павел Иванович проинформировал о других решениях, принятых главкомом, и приказал А. В. Петрушевскому немедленно прибыть в Касторное, где уже находился Ф. Я. Костенко.

- О подкреплениях для северной группировки не было сказано ни слова,- с ноткой разочарования в голосе оповестил нас Городнянский.

- Как же не сказано? - мрачно сострил Волокитин.- Она получает пополнение в составе одного человека - генерала Кирилла Семеновича Москаленко.

- Значит, это достойное пополнение,- серьезно сказал Петрушевский, не очень-то жаловавший подобные шутки подчиненных при начальстве.

Указания главкома не могли не вызывать у всех нас двойственного чувства. Мы испытывали удовлетворение в связи с тем, что наш план одобрен, но к этому примешивались крупицы досады из-за того, что нам не доверили руководство всей операцией, хотя, между прочим, Бодин сказал, что за выполнение задачи по окружению врага ответственность в целом будет нести командование 13-й армии. Начало операции было назначено на 6 декабря. Генерал Городнянский, не давая прорваться нашим эмоциям, тотчас же наделил всех конкретными поручениями. Мне он сказал, чтобы я связался с Кулиевым и передал ему приказание завтра, с рассветом, возобновить наступление на Тросну.

Я тут же приказал связистам соединить меня с поселком Колодезские, где находились Я. К. Кулиев и его начальник штаба полковник К. Н. Ильинский. Это удалось не сразу, но наконец связь установилась. К своему удивлению, однако, вместо по-восточному гортанного голоса и характерного акцента Якуба Кулиевича я услышал совершенно другой голос с украинским акцентом, правда, не менее темпераментный. Оказалось, что К. С. Москаленко уже прибыл и вступил в свои обязанности. Кулиев стал его надежным заместителем. Так я познакомился со своим будущим командармом Кириллом Семеновичем Москаленко. Это был генерал, отнюдь не отличавшийся плотным телосложением, но сколько было энергии в его худощавой фигуре, порывистых движениях, пристальном взгляде!

Я передал К. С. Москаленко приказ Городнянского, на что он ответил, что они с Кулиевым и Ильинским сейчас как раз занимались планированием и организацией завтрашнего удара, и выразил надежду, что удастся добиться больших успехов, чем вчера. [173] И действительно, К. Н. Ильинский на следующий день докладывал мне, что врагу нанесен урон и заняты населенные пункты Подхорошее и Малый Белевец. Из поступившей затем сводки мы узнали, что дивизия полковника Г. С. Лазько (307-я) нанесла удар на Хмеленец в 7 часов утра. Отряд спешенных кавалеристов полковника К. В. Фикселя (55-я кавдивизия) одновременно двинулся на Тросну. Другой отряд в конном строю во взаимодействии с танкистами Б. С. Бахарова наступал по маршруту Хрипуновка, Подхорошее, Хмеленец, Александровка. Один кавполк прикрывал правый фланг наступающих.

Эти действия носили предварительный и отвлекающий характер.

Начало наступления планировалось на 6 декабря, но нам пока не было известно, какой из двух вариантов нашего замысла станет реализовываться. А. В. Петрушевский, уезжая к Костенко, сказал, что будет настоятельно рекомендовать ему действовать по плану-минимуму, то есть наступать не на Ливны, а на Никитское. Это обусловливалось тем, что теперь в пользу такого варианта кроме недостатка сил у северной группы появился новый, весьма основательный аргумент: враг захватил Елец и для его окружения достаточно было выйти именно в район Никитского. К большому удовлетворению, Александр Васильевич сумел убедить генерала Костенко. Наша задача несколько облегчалась, но все же была весьма трудной. Ведь перед фронтом 13-й армии действовала наиболее сильная группировка противника в составе трех полнокровных пехотных дивизий: 262-й (на участке Бродки, Хрипуновка), 134-й (Троена, Елец) и 45-й (от Ельца до Климентьева). Командование немецкой группы армий "Центр" рассматривало только что захваченный Елец в качестве трамплина для броска к Воронежу и Липецку, поэтому делало все для упрочения обороны как самого Ельца, так и флангов. Непосредственно для обороны города были выделены два усиленных артиллерией и танками пехотных полка (446-й из 134-й дивизии и 134-й - из 45-й). Они быстро создали прочный заслон, опираясь на многочисленные капитальные каменные строения. Надежно прикрывался и северный фланг, где действовала оперативная группа К. С. Москаленко.

Посмотрим, каково было общее соотношение сил сторон перед Елецкой, или Елецко-Ливенской, как ее иногда называют, операцией. Правому флангу 3-й армии генерала Крейзера, нашей 13-й армии и группе генерала Костенко противостояла 2-я полевая армия фон Вейхса, состоявшая из двух армейских корпусов: 35-го (262-я, 293-я пехотные и 18-я танковая дивизии) и 34-го (45, 95 и 134-я пехотные дивизии). Мы уступали врагу в танках в 2,4 раза, в артиллерии - почти в 2 раза и имели небольшое превосходство в личном составе - всего в 1,3 раза{92}. При таком соотношении сил наступать с точки зрения канонов военного искусства было бесцельно, но мы надеялись на успех, ибо знали, что советские воины умеют творить невозможное. [174] На следующий день, 6 декабря, мы получили радостное сообщение об успехе начавшегося вчера контрнаступления Западного фронта под Москвой. Это совпало с включением в контрнаступление главных сил армии. Им надлежало к исходу дня перерезать шоссе Ефремов - Елец и выйти на рубеж Воронец, Долгоруково. Группа К. С. Москаленко должна была прорваться к реке Варгол и лишить гитлеровцев возможности ухода из Ельца на запад. К нашему большому огорчению, за несколько часов до рассвета мы получили шифротелеграмму о том, что группа Костенко и армия Крейзера не готовы к наступлению и нанесут удар позднее: группа Костенко - лишь спустя сутки, а 3-я армия - даже двое. Так что нам предстояло действовать в одиночестве, давая фон Вейхсу полную свободу маневра силами и средствами. Правда, маршал Тимошенко выделял в наше распоряжение авиационную дивизию.

Светает в декабре поздно, поэтому авиационную и артиллерийскую подготовку мы смогли начать лишь после 10 часов утра. 61-я авиадивизия полковника В. П. Ухова нанесла точный бомбовый удар по сосредоточению артиллерии и танков противника. Наши батарейцы также не подвели, и атака пехоты увенчалась успехом.

Всю первую половину дня соединения продвигались вперед, хотя и встречали ожесточенное сопротивление гитлеровцев. Танкистам Бахарова даже удалось ворваться в Елец и выйти на окраины села Пищулино. Во второй половине дня наши войска почти повсеместно были контратакованы подвижными частями врага. Особенно яростно они действовали против группы Москаленко. В результате к вечеру пришлось оставить часть освобожденной территории и вывести танки из Ельца.

Не прекращались бои и ночью. Наоборот, в темноте они достигли еще большего накала: такие пункты, как Троена, Пищулино, Телегино, Рогатово, по нескольку раз переходили из рук в руки.

Невеселой выдалась для нас та бессонная ночь. Однако Городнянского скромные итоги действий не обескураживали. Он говорил, потирая руки:

- Посмотрим, что запоет Метц после того, как Костенко врежется в его южный фланг!

Александр Васильевич, находившийся на КП Костенко, днем в 11.30 позвонил оттуда и сообщил:

- Фронтовая группа перешла в наступление на рассвете и продвигается на северо-запад в направлении Гатищево, Успенское. Сейчас вводятся в прорыв конники Крюченкина.

Значит, "врезался" Костенко! Наступлению его группы сопутствовал успех. Главной причиной была полная внезапность, а также то, что внимание фон Вейхса и командира 35-го армейского корпуса Метца было приковано к Ельцу, в район которого днем 6 и в ночь на 7 декабря перебрасывались крупные силы, в то время как перед фронтом Костенко оставлялось слабое прикрытие. Кроме того, еще раньше одна из группировок 2-й полевой армии, наступавшая на Касторное, была остановлена на реке Тим контратаками [175] правофланговых дивизий 40-й армии. Тем не менее бесспорный успех нашего южного соседа - группы Костенко не сразу изменил поведение врага. Он по-прежнему изо всех сил цеплялся за Елец. Пришлось нам в штабе помозговать, как сломить упорное сопротивление гитлеровцев. Решено было охватить город с двух сторон: частями Ф. М. Черокманова (148-я дивизия) - с севера и частями Г. А. Курносова (143-я дивизия) - с юго-запада. При этом Черокманов перерезал дороги из города на запад и северо-запад. Другие полки этих дивизий наносили фронтальный удар с востока.

В течение 7 декабря бои шли на северной и восточной окраинах Ельца. Филипп Михайлович Черокманов, недавно вернувшийся в родную дивизию, доложил, что его передовые подразделения вышли к железнодорожной станции Елец и завязали бои на окраине города.

На следующий день, 8 декабря, полк 148-й дивизии, наступавший с севера, овладел Хмеленцем и достиг шоссе Елец - Ефремов, а части Курносова, действовавшие с юга, заняли район близ села Лавы и повели наступление на Пажень. Полки центра боевого порядка ворвались на восточную окраину Ельца, где закипели ожесточенные уличные схватки. Два наших полка, уничтожая засевших в домах гитлеровцев, овладели Красными казармами и кожевенным заводом, третий прорвался в центр города и завязал бой около собора. К исходу дня елецкий гарнизон был уже полуокружен.

Так что 8 декабря стало переломным днем. Телефоны и аппараты Бодо не умолкали. Первым позвонил К. Н. Ильинский. Он радостно сообщил, что шоссе Елец - Ефремов окончательно перерезано. Занята не только Троена, но и Климентьево. Затем К. В. Фиксель доложил, что его части совместно с танкистами Бахарова ведут неравный бой за село Казаки. Это был пункт, откуда нам предстояло поворачивать либо на Ливны, либо на Никитское для соединения с войсками Костенко. Полковник Мищенко (132-я стрелковая дивизия) известил, что находится в Плотах.

Особенно отрадными были сообщения полковника Черокманова о том, что его дивизия освобождает квартал за кварталом в центре Ельца.

Озаботило командарма отставание дивизии Курносова. Городнянский позвонил Георгию Алексеевичу, но, не застав его, стал говорить с находившимся на командном пункте старшим батальонным комиссаром В. В. Петровым.

- Почему замешкались? - довольно резко спросил Авксентии Михайлович.- Подводите Черокманова, который один вынужден брать Елец!

Политработник ответил, что комдив выехал в войска, которые выходят к северо-восточной окраине города.

Таким образом, Елец оказался в полуокружении. Поздно вечером оттуда вернулся член Военного совета М. А. Козлов. Он рассказал, что самое яростное сопротивление гитлеровцы оказали в районе Красных казарм, а также близ почтамта и собора, превращенных [176] в прочные опорные пункты. Там наступали воины 496-го стрелкового полка подполковника П. В. Дергунова. Марк Александрович увлеченно говорил о боевой активности, инициативе наших командиров и бойцов. Чтобы овладеть укрепленными зданиями, они сковывали врага лобовыми атаками и одновременно незаметно обтекали объекты атаки, заходили противнику в тыл и оттуда внезапным ударом расправлялись с гарнизонами домов. Особо выделял М. А. Козлов взвод лейтенанта В. Н. Мартынова, который таким методом уничтожил несколько десятков фашистов, два станковых пулемета, захватил много оружия и боеприпасов, нарушил связь одного из наиболее опасных очагов сопротивления с командованием. Добрые слова были сказаны и в адрес лейтенанта В. М. Морозова. Бронепоезд под его командованием, умело маневрируя на пристанционных путях и поддерживая связь с пехотой, метким огнем сокрушал огневые точки врага.

Но самое интересное Марк Александрович припас к концу своего рассказа. Он достал из полевой сумки представление к награждению орденом Красной Звезды Алексея Сотникова. В графе "Возраст" значилось "12 лет", а в графе "Звание и должность" - "Пионер города Елец, разведчик-доброволец". Алеша бесстрашно разведывал огневые точки гитлеровцев, доносил о расположении фашистских орудий и танков, проводил наших бойцов в тыл дотов одному ему лишь ведомыми путями - через дворы, пустыри и подвалы.

- Завтра Елец будет полностью очищен,- уверенно сказал в заключение член Военного совета. И оказался прав - так оно и получилось.

8 декабря стало для нас радостным и потому, что, используя наш успех, в этот день перешли в наступление левофланговые соединения северного соседа - 3-й армии генерала Я. Г. Крейзера. Его 52-я кавалерийская и 283-я стрелковая дивизии ударили по флангу 45-й пехотной дивизии немцев, которая, видимо, шла на помощь тем, кто отражал удары группы генерала Москаленко. Обрадовал нас и звонок генерала Бодина, который сообщил, что в 13-ю армию передается 57-я бригада войск НКВД, состоящая из пограничников и полностью укомплектованная всеми видами вооружения и боеприпасами. По вопросу, где ее лучше использовать, разногласий не было - решили передать бригаду К. С. Москаленко, но пока ничего ему об этом не говорить.

Вечером 8 декабря, поняв, что дальнейшее сопротивление бесполезно, и опасаясь полного окружения, комендант Елецкого гарнизона решил в ночь на 9 декабря вывести свои войска, прикрываясь арьергардами. Днем 9 декабря город был полностью освобожден от оккупантов. Основную роль при этом сыграла 148-я дивизия, но большую помощь ей оказали 307-я дивизия полковника Григория Семеновича Лазько из группы генерала К. С. Москаленко, зашедшая в тыл врагу с севера, и 143-я стрелковая дивизия полковника Георгия Алексеевича Курносова, охватившая город с юга, а также 61-я авиадивизия полковника В. П. Ухова. [177] В боях за Елец враг потерял более 12 тысяч человек убитыми и ранеными{93}.

Пошли дела на лад и в группе генерала К. С. Москаленко.

Помню, сколько радости было в голосе полковника К. Н. Ильинского, когда он 9 декабря сообщил, что в действиях группы наступил перелом, враг сломлен, освобождены Телегино, Хмеленец, Садыкино, Александровка, продвижение на Казаки идет полным ходом.

- В наши руки,- продолжал он,- попали богатые трофеи. Среди них много автомашин, мотоциклов, пулеметов, боеприпасов. Мы взяли немало пленных, в том числе несколько офицеров. Направляем их к вам.

- К каким частям принадлежат пленные? - спросил я.

- Они из 445-го и 486-го полков,- ответил Ильинский. Когда пленных привезли к нам, я вместе с начальником разведотдела полковником П. М. Волокитиным допросил их подробно. Оказалось, что их полки принадлежали не только к разным дивизиям - 134-й и 262-й, но и к разным корпусам - 35-му и 34-му армейским. Следовательно, удар Москаленко пришелся по стыку двух корпусов армии фон Вейхса. Отчасти этим объяснялся и успех северной группы, но главным, несомненно, явился переход в наступление войск центра нашей армии и особенно группы генерала Ф. Я. Костенко, которая состояла из свежих сил. Подводя итоги, генерал Городнянский сказал:

- В сражении за Елец противник, особенно его 134-й и 446-й полки, понес большие потери. Жаль, что все же часть фрицев ускользнула от нас. Курносов мог бы действовать более целеустремленно. Правда, у него нет ни одного танка, да и артиллерия слабовата. Как свидетельствуют факты, освобождением Ельца мы нанесли удар, нарушивший оперативную устойчивость 2-й полевой армии. Ведь еще 7 декабря враг, парируя наши атаки, продолжал двигаться на Задонск. 8 декабря он частыми контратаками пытался остановить наше наступление, но 9 декабря фон Вейхс вынужден был начать отвод своих войск на целом ряде участков. А действия войск Костенко становились все напористее и стремительнее. Получилось так, что вначале мы помогали соседу, приковав внимание Вейхса и Метца к Ельцу, а теперь он помогает нам, и мы быстрее движемся вперед.

В это время адъютант генерала Городнянского известил, что прибыли командир и военком 57-й бригады - полковник М. Г. Соколов и полковой комиссар П. А. Бабкин.

В комнату вошли два ладно сбитых, в белых полушубках, офицера. Они, как видно, настолько хорошо сработались, что даже чем-то походили один на другого. Соколов доложил, что его бригада выгружается близ Задонска, и сообщил о ее составе. Познакомившись с прибывшими, Авксентий Михаилович сказал:

- Ну, вот и долгожданные пограничники прибыли. Направим их к Москаленко, как решили, но надо сразу определить, куда именно, [178] фронт его группы растянут. Семен Павлович,- обратился командарм ко мне,- дайте карту с последними данными обстановки.

Когда взглянули на карту, стало ясно, что бригаду нужно направить на стык группы К. С. Москаленко со 132-й дивизией, поскольку в ходе наступления между ними образовался разрыв. К тому же появление свежих сил на крайнем правом, заходящем фланге делало более реальным окружение врага. Это мнение горячо поддержал и член Военного совета Марк Александрович Козлов.

Потерев по своей привычке высокий, с залысинами, лоб, командарм приказал полковнику И. Ф. Ахременко соединить его с генералом Москаленко. Как это ни удивительно, на сей раз Кирилл Семенович, проводивший большую часть времени в войсках, оказался на КП в Колодезских.

- По вашей жалобе приняты меры,- шутливо сказал Городнянский.- Вам высылается недостающее имущество, принимайте его и соединяйтесь с Мищенко, которого также подчиняю вам. Высылайте автомашины и санный транспорт в Задонск.

После этого все мы тепло распрощались с Соколовым и Бабкиным, пожелав им боевых успехов.

Надо отдать должное К. С. Москаленко - он оперативно принял и перебросил бригаду полковника М. Г. Соколова на стык со 132-й дивизией.

Стоит, полагаю, подробнее ознакомить читателя с действиями группы генерала Ф. Я. Костенко, о которых немного выше было приведено буквально несколько строк. Войска группы нанесли свой внезапный удар на рассвете 7 декабря и быстро преодолели очаговую оборону врага. В прорыв был введен кавалерийский корпус генерала В. Д. Крюченкина. К исходу 9 декабря он отбросил части немецкой 95-й пехотной дивизии за рубеж Вязовое, Круглое. Успеху конников содействовала наша испытанная 6-я стрелковая дивизия полковника М. Д. Гришина, овладевшая несколькими населенными пунктами.

После этого удара обстановка в полосе 13-й армии в целом и группы К. С. Москаленко в частности стала меняться, ибо, опасаясь окружения, фон Вейхс, как я уже говорил, разрешил своим 95-й и 134-й дивизиям отход на северо-запад. Части же Москаленко наступали на юго-запад. Создалась опасность, .что противник выскользнет из подготовляемого нами котла, если своевременно не изменить направление главного удара группы Москаленко,- так сказать, с крутого юго-западного на более пологое.

А. М. Городнянский приказал мне срочно выехать в штаб Москаленко. Моя задача сводилась к тому, чтобы посвятить Кирилла Семеновича в разгаданные нами намерения гитлеровцев, помочь ему и полковнику Ильинскому перенацелить войска, наносившие главный удар, примерно на Измалково, а также проследить за вводом в бой 57-й бригады пограничников.

Кирилл Семенович сразу понял, в чем дело. Полковник же Ильинский, попросив разрешения изложить свое мнение, сказал:

- Наступая на юго-запад, мы быстрее встретимся с генералом [179] Костенко и тем самым завершим в срок операцию, а перенацеливание на запад затянет ее.

К. С. Москаленко резонно разъяснил ему, что цель отнюдь заключается не просто в быстрейшей встрече с частями Костенко, а прежде всего в том, чтобы окружить возможно более крупные силы врага.

Взяв карту, я графически изобразил задуманный нами вариант плана. Тогда Ильинский признал, что недодумал все до конца и согласился с нами.

После этого я принялся за выполнение второй части своей задачи и направился на стык бригады Соколова со 132-й дивизией. Здесь сложилась острая ситуация: 712-й стрелковый полк этого соединения наступал на деревню Васильевку. Рота старшего лейтенанта Н. Г. Севастьянова ринулась в штыковую атаку. Противник открыл шквальный огонь и бросил в бой полнокровный батальон, поддержанный бронемашинами. Отразив контратаку, рота Севастьянова заняла круговую оборону около деревни Васильевки, чем приковала к себе новые подразделения фашистов. Своим самопожертвованием она обеспечила продвижение не только 712-го полка, но и ввод в сражение 57-й бригады. Старший лейтенант Севастьянов пал в этом бою смертью храбрых, погибло и большинство из шести десятков героических воинов его роты.

Мы вместе с Мищенко и Соколовым организовали новую атаку, в которой отлично показали себя пограничники. В результате удалось вернуть Васильевку. Здесь мы с воинскими почестями похоронили павших героев.

Этот эпизод был умело использован политорганами для усиления наступательного порыва личного состава. Пехотинцы Мищенко и пограничники Соколова прочно сомкнули фланги и пошли в наступление на запад, перерезая коммуникации отходящих войск фон Вейхса. Моя миссия была закончена. Мы с Кириллом Семеновичем тепло попрощались, не скрывая взаимной симпатии, сразу же возникшей между нами.

Я вернулся в штаб армии, где ознакомился с последними данными обстановки. Они говорили о том, что, продолжая наступление, войска армии к исходу 10 декабря вышли на линию Сергеевка, Стегаловка, продвинувшись за пять дней от 6 до 26 километров.

Группа Костенко силами 1-й гвардейской дивизии нанесла поражение 278-му пехотному полку фашистов и прошла с боями в северном направлении 15 километров. Кавалеристы Крюченкина, разгромив 280-й полк гитлеровцев, преодолели примерно такое же расстояние. Части 45-й и 95-й пехотных дивизий немцев оказались отброшенными к северу на рубеж Никитское, Стрелецкое, Прилепы.

К этому моменту создалась неблагополучная ситуация на стыке нашей армии с группой Костенко, где действовала входившая ранее в нашу армию 121-я стрелковая дивизия генерала П. М. Зыкова. Случился, можно сказать, казус, подобного которому я ни раньше, ни позже не встречал: перед началом операции по указанию П. И. Бодина 121-я вошла в состав фронтовой подвижной группы, [180] но это обстоятельство... выпало из поля зрения малочисленного импровизированного штаба группы. Последнее приказание, которое я передал Зыкову в письменной и устной форме, было: перейти в подчинение генерала Костенко и до получения распоряжений от него прочно обороняться северо-восточнее Волово. Комдив неукоснительно выполнял эту задачу. Но когда главные силы подвижной группы ушли вперед, враг начал опасные атаки из Волово на Захаровку, угрожая флангу и тылу корпуса В. Д. Крюченкина. Раздался звонок из штаба фронта, куда пожаловался Василий Дмитриевич. Бодин спрашивал, почему мы не обеспечиваем стык. Городнянский резонно ответил, что 121-я дивизия нам более не подчиняется.

- Это так,- подтвердил Павел Иванович.-Но положение надо поправить, у вас есть связь с Зыковым?

- Да, конечно,- ответил командарм.

- Тогда передайте ему от имени Тимошенко указание, чтобы он организовал атаку на Волово совместно с 32-й кавалерийской дивизией.

По распоряжению командарма я связался с П. М. Зыковым, который несказанно обрадовался.

- Понимаете, Семен Павлович,- возбужденно говорил он,- я сижу здесь как в забытой деревне, никто мною не интересуется, а враг под носом. Я все подготовил к атаке на Волово, был момент, когда этот опорный пункт сам шел в наши руки, так как гарнизон его сильно сократился, а сейчас занять Волово будет труднее.

И действительно, пришлось затратить три дня на овладение этим опасным для нас опорным пунктом врага.

Но основное наше внимание сосредоточивалось после взятия Ельца, конечно, на ускорении продвижения группы генерала Москаленко. Тем более что ей предстояло теперь взаимодействовать не только с войсками Костенко, но и с северным соседом, 3-й армией, которая перешла в наступление левофланговыми соединениями. Штаб нашей армии получил личное указание маршала Тимошенко оказать содействие войскам генерала Крейзера правофланговыми частями группы Москаленко. Поэтому мы вынуждены были в какой-то мере рассредоточить усилия группы на два направления. В частности, в боевом приказе от 10 декабря 1941 года указывалось: "Группе генерала Москаленко решительно и энергично преследовать противника, обходя его опорные, пункты и выходя на пункты его отхода: 132-й стрелковой дивизией и 57-й стрелковой бригадой наносить удар в направлении Грунин Варгол, Ключики по флангу и тылу 262-й пехотной дивизии немцев, отбрасывая ее под удары частей 3-й армии. 55-й кавалерийской, 307-й стрелковой дивизиями и 150-й танковой бригадой наступать в направлении Сергеевка, Измалково и к исходу дня 11 декабря овладеть рубежом Мокрые Семенки, Измалково, встав на пути отхода противника"{94}. [181] Принятие этого решения не было для нас легким, и мы докладывали П. И. Бодину, что приходится распылять силы группы Москаленко на два расходящихся направления, и просили у него подкреплений. В резерве армии находилась одна лишь крайне ослабленная в предыдущих боях 143-я дивизия, пополнявшаяся в Ельце. Подкрепления были обещаны, но, как видно, у самого С. К. Тимошенко свободных соединений не имелось. Павел Иванович успокаивал нас тем, что Костенко очень силен и непременно разгромит врага, наша же задача, по его словам,- не упустить гитлеровцев при их отходе.

Так или иначе фронтовая конно-механизированная группа к вечеру 12 декабря вышла к железной дороге Елец - Орел в районе станции Верховье. Это ставило под угрозу главные коммуникации немецкой 2-й полевой армии, и она ускорила отход.

Основные силы группы генерала Москаленко 11 и 12 декабря успешно преследовали противника. Обойдя Измалково с севера, они форсировали реку Варгол и вышли на реку Семенек. Теперь стала реальной одна из главных задач операции - выход 55-й кавалерийской дивизии и 57-й бригады НКВД на рубеж Хомутово, Верховье, с тем чтобы во взаимодействии с кавкорпусом Крюченкина и гвардейцами Руссиянова окружить и уничтожить вражескую группировку. Остальные соединения нашей армии создавали внешний фронт окружения.

34-й корпус генерала Метца и часть войск 35-го корпуса оказались зажатыми в треугольнике Измалково, Успенское, Россошное. Их маневр был до крайности стеснен.

13 декабря Москаленко радостно доложил, что кольцо окружения замкнулось, его части соединились с кавалеристами Крюченкина и гвардейцами Руссиянова.

Городнянский с Петрушевским занялись конкретизацией плана разгрома окруженных, а в это время позвонил И. X. Баграмян и сообщил, что 3-я и 32-я кавалерийские дивизии оказались в тяжелом положении: под неожиданным ударом гитлеровцев они отошли на рубеж Верхняя Любовша, Горки, где самоотверженно отбивали наскоки противника, ощущая острую нехватку в боеприпасах.

- Я говорил с главкомом, он обещал помочь авиацией, но генерал Фалалеев{95} ссылается на нелетную погоду,- сказал Иван Христофорович.- Подумайте, пожалуйста, как выручить из беды кавалеристов, иначе враг может уйти.

Я связался с полковником Ильинским, так как Кирилл Семенович уже уехал в передовые части, и попросил начальника штаба группы оказать всю возможную помощь конникам Крюченкина. Ильинский заверил, что организует удар на Россошное и Шатилово.

А произошло вот что. Когда около Измалково было окружено до четырех немецких полков, они, теснимые с востока частями [182] нашей армии, сосредоточились в районе Шатилово, Россошное и контратаковали части Крюченкина. Кавалеристы, уставшие после длительных напряженных боев в условиях ограниченного снабжения, не смогли остановить напор более многочисленной и лучше оснащенной пехоты противника. Оставив оба населенных пункта, конники вынуждены были отойти на юго-запад. Они заняли оборону на рубеже Верхняя Любовша, Зыбино, Горки, ведя бой с перевернутым фронтом - в сторону северо-востока. На следующее утро гитлеровцы продолжали упорными контратаками пробивать себе путь, стремясь обойти фланги кавалеристов с севера и юга. Им удалось выйти на коммуникации частей наших конников и совершенно прервать и без того скудное снабжение боеприпасами.

Кавалеристы оказались в самый ответственный момент операции в крайне опасном положении. Непрерывные восьмидневные зимние бои измотали и людей, и лошадей. Боеприпасы, продовольствие и фураж были на исходе, а возможность их пополнения свелась к нулю. Но, невзирая на это, славные конники упорно сопротивлялись. Они понимали, что от их стойкости зависит конечный результат всей операции, проводившейся с таким трудом.

Генерал Костенко бросил на выручку кавалеристам 34-ю мотострелковую бригаду полковника А. А. Шамшина и стрелковую часть. Они помогли конникам удержаться и не допустили дальнейшего прорыва врага на запад, но вернуть Шатилово и Россошное не удалось. Вот тогда-то И. X. Баграмян и попросил Городнянского помочь Крюченкину.

Бригада Соколова, дивизия Фикселя, другие наши части усилили темп наступления, который достиг 18 километров в сутки. Ускорила продвижение и центральная группа. Взаимодействуя с гвардейцами Руссиянова, она погнала арьергардный полк противника вдоль железной дороги на северо-запад и вновь овладела Шатиловом, Россошным, Рахманиновом.

Тяжелая ситуация со снабжением в некоторых соединениях группы Костенко сложилась по следующей причине. Первоначально оно было возложено на нашу армию, конкретно - на начальника тыла генерал-майора Г. А. Халюзина. Он неплохо выполнял это поручение, иной раз и в ущерб дивизиям самой армии. В дальнейшем, когда коммуникации группы Костенко более или менее приблизились к полосе действий 3-й армии, эта функция была передана ей. Такая задача для тыла 3-й армии оказалась неожиданной, и он не сразу справился с ней.

А теперь интересно посмотреть, что делалось у врага. Командование группы армий "Центр", обеспокоенное создавшимся положением под Ливнами, приступило к переброске в угрожаемый район довольно крупных наличных резервов и, кроме того, запросило дополнительную помощь у главного командования сухопутных сил. Это свидетельствовало о том, что наступление Юго-Западного фронта в районе Ельца имело исключительно важное значение{96}. [183] Если же обратиться к атмосфере внутри окруженной группировки гитлеровцев, то мы увидим, что там царила растерянность, а порой и паника. Думаю, можно сказать, что это была своего рода модель в миниатюре той обстановки, которая сложилась потом в Сталинградском котле. Узнать подробности нам позволили два обстоятельства: во-первых, захват бригадой Соколова штаба 134-й немецкой дивизии и, во-вторых, отчаянный поступок командира 445-го пехотного полка этой дивизии генерал-майора Вильгельма Кунце. Видимо понимая, что ситуация безвыходная, и желая оправдаться перед начальством, он отправил фон Вейхсу открытым текстом подробнейший отчет о событиях, разыгравшихся в котле. Копия его донесения стала трофеем наших разведчиков, и мы получили возможность увидеть то, что творилось в котле, как бы изнутри. Вот отрывки из этого донесения.

"14 декабря 134-я пехотная дивизия двинулась тремя полковыми колоннами на запад в район Россошное, где генерал Метц отдал приказ на выход из окружения в районе Верх. Любовша...

446-й и 445-й пехотные полки должны были прорываться в районе Верх. Любовша, а 439-й пехотный полк - в 6 км севернее. В 18 часов в полной темноте при двадцатиградусном морозе и снежном покрове в 40 см начался прорыв.

Несмотря на двукратную атаку, прорваться через р. Любовща не смогли, и командир 134-й пехотной дивизии приказал прекратить бой, а на следующее утро повторить атаку... В ночь на 15 декабря в своей машине на дороге застрелился командир дивизии генерал-лейтенант фон Кохенгаузен. Командир 445-го пехотного полка принял временное командование дивизией и приказал тремя батальонами 446-го пехотного полка начать на узком фронте атаку, чтобы прорвать кольцо хотя бы в одном месте.

При первых проблесках зари советские пулеметы открыли огонь по немецким батальонам, предназначенным для прорыва. Моральное впечатление от разрывов мин нового оружия ("катюши" - реактивные минометы, которые также открыли огонь по голодным, замерзшим и переутомленным немецким частям) было очень велико в результате шума, воя и сплошных попаданий...

Обрывистая, глубоко прорезанная долина р. Любовша стала роковой для многочисленных автомашин и повозок дивизии. Голодные и истощенные лошади просто не могли больше вытянуть орудия и остальную технику, которые были оставлены. Материальные потери были очень тяжелые: дивизия потеряла почти все машины, противотанковые орудия и аппаратуру связи...

Положение с подвозом ежедневно ухудшалось... Сбрасываемое с отдельных самолетов количество продуктов питания и бензина было незначительно. Вследствие этого 445-й пехотный полк при отступлении из Измалково вынужден был бросить 10 моторизованных противотанковых орудий и большое количество грузовых машин. С каждым днем ухудшалась связь и затруднялось руководство войсками... 13 декабря моторизованная часть Советов напала [184] на штаб 134-й пехотной дивизии в Шатилово и разгромила его"{97}.

Далеко не с лучшей стороны проявил себя командир 34-го армейского корпуса генерал Метц: бросив свои войска, он "упорхнул" из котла на самолете. Это, конечно, усугубило разброд, воцарившийся среди окруженных, и сопротивление приобрело лишь очаговый характер. Благодаря этому потребовалось всего четверо суток для полного разгрома в районе Россошное, Верхняя Любовша, Зыбино основных сил 45-й и 134-й пехотных дивизий. Лишь небольшим группам, в общей сложности до полка, удалось прорваться под Верхней Любовшей.

В итоге этого этапа Елецкой операции враг потерял только убитыми 8700 солдат и офицеров. Было взято в плен 557 человек, захвачено в качестве трофеев свыше 100 орудий, около 200 пулеметов, 700 автомашин, 500 лошадей, 325 повозок, а также много другого вооружения, боеприпасов и различного имущества, в том числе и награбленного фашистами у местного населения. Все это отмечалось в оперативной сводке, направленной 16 декабря нашим штабом главкому Юго-Западного направления{98}.

В целом в результате наступления на правом крыле Юго-Западного фронта было нанесено серьезное поражение 2-й немецкой армии в районе Ельца. Наши соединения с 6 по 16 декабря продвинулись здесь на запад на 80-100 километров, освободили от захватчиков большое число населенных пунктов, сорвали планы противника прорваться к Дону и отвлекли на себя часть сил 2-й танковой армии врага. Все это способствовало выполнению общего плана контрнаступления советских войск под Москвой.

С завершением Елецкой операции наступательные действия наших войск отнюдь не прекратились. Группа Ф. Я. Костенко, усиленная за счет частей нашей армии, развила удар на северо-запад, на Верховье. Нам же поручили наступать на Ливны, хотя сопротивление противника тут возросло. Разведка установила, что на этом направлении действовали 221-я охранная, 168-я и 299-я пехотные дивизии и 1-я пехотная бригада СС. Состав же 13-й армии значительно уменьшился. В ней остались только 6, 121, 132, 143, 148 и 307-я малочисленные стрелковые дивизии. Активных штыков насчитывалось у нас тогда всего 10 340 при 34 пулеметах и 29 минометах{99}.

Тем не менее 19 декабря к Ливнам прорвалась 148-я стрелковая дивизия полковника Ф. М. Черокманова и завязала бои с частями 299-й пехотной дивизии. В этих боях смертью храбрых пал командир 496-го стрелкового полка подполковник П. В. Дергунов. К 25 декабря город был освобожден.

В дальнейшем соединения армии с боями вышли на рубеж Скородное, Колпны и закрепились. Противник многократно пытался [185] отбросить наши войска, но безуспешно. Фронт на этом участке стабилизировался, стороны перешли к обороне.

Если говорить об итогах Елецкой операции в более общем плане, то следует подчеркнуть, что в результате ее проведения положение на правом фланге Юго-Западного фронта было восстановлено, а намерение врага выйти на Дон сорвано. Наши войска, с учетом действий армии Я. Г. Крейзера, очистили от гитлеровцев территорию площадью около 8000 квадратных километров, освободили более 400 населенных пунктов, в том числе города Елец, Ефремов, Ливны, и заняли выгодный оперативно-тактический рубеж. Он был использован в январе 1943 года при нанесении удара на Касторную, Курск.

Противник понес значительный урон. Только убитыми он потерял около 16 тысяч солдат и офицеров. Основные силы 45, 95, 134 и 262-й немецких пехотных дивизий были разгромлены, а некоторые полки, как 278-й и 280-й, почти полностью уничтожены. Для восстановления своего фронта на участке Верховье, Ливны фашистскому командованию пришлось бросить в бой из оперативных резервов 55-ю пехотную дивизию, полк 168-й пехотной дивизии, 1-ю бригаду СС и несколько армейских саперных батальонов. Таким образом, оттягивая на себя резервы врага, наши соединения, участвовавшие в Елецкой операции, содействовали разгрому войсками Западного фронта армии Гудериана под Тулой.

Успешно завершенная операция еще более повысила боевой дух наших воинов, их уверенность в окончательной победе над захватчиками. Личный состав на деле убедился, что даже при равенстве сил он может решительно громить противника, что главное в бою - умение воевать.

Если говорить о выводах по Елецкой операции, то они таковы.

Успех операции объяснялся прежде всего тем, что она была проведена внезапно для врага. Подготовка контрудара осуществлялась скрытно и очень тщательно. Гитлеровцы просто не могли себе представить, что мы способны организовать наступление, и поэтому не приняли заблаговременно контрмер. Скрытный выход в исходное положение подвижной группы генерала Костенко и ее удар по наиболее слабому месту противника в сочетании с действиями войск нашей и 3-й армий в значительной степени нарушили устойчивость вражеской елецкой группировки и обеспечили успех операции в целом. Повторяю, что достижение внезапности во многом определилось полной неожиданностью перехода наших войск от обороны к наступлению; немецкое командование, привыкшее к своим успехам, не допускало такой возможности. В дальнейшем подобные случаи были крайне редки. В подготовке операции, организации взаимодействия войск и управлении ими имелось немало недочетов, о них говорилось выше, но в целом командование и штабы справились с задачей.

Другим важным фактором явилась стремительность действий. Она была достигнута правильным использованием подвижных сил, особенно на флангах. Стремительность наступления и мощь удара [186] подвижных войск не дали врагу возможности перегруппироваться, чтобы парировать наш натиск и восстановить свое нарушенное управление. Необходимо также сказать, что советские воины были более привычны, а техника более приспособлена к суровым зимним условиям, чем немцы и их техника.

Елецкая операция подтвердила исходный принцип организации наступления: сосредоточивать основные силы там, где наносится главный удар. Имея лишь незначительное численное превосходство в людях и уступая противнику в технике, наше командование сумело создать на решающих направлениях две мощные ударные группы. Это обеспечило перевес сил в нашу пользу на данных направлениях и в конечном итоге обусловило общий успех операции. С началом наступления обе группы действовали компактными массами, что способствовало непрерывному наращиванию мощи удара и повышению темпа продвижения.

Командование удачно выбрало направления ударов и правильно использовало войска. На более трудном участке, там, где группировка противника была плотнее, где имелось больше населенных пунктов и враг мог оказать сильное сопротивление, задача прорыва возлагалась главным образом на пехоту, а конница применялась в ограниченной мере. Соответственно и задачи ей были поставлены меньшие. На направлении главного удара, нацеленного во фланг немецкой группировке, действовали подвижные войска. Пехота же, входившая в состав подвижной группы, использовалась на внутреннем фланге подвижной группы, где ей тоже были поставлены меньшие задачи. Пехоте предстояло прочно запереть кольцо окружения, создаваемое подвижной группой, и отвести от конницы удары противника, стремившегося вырваться из окружения. Главная задача подвижной группы состояла в дезорганизации управления, разгроме тыла, деморализации живой силы врага, перехвате путей отхода его войск. Группа должна была создать заслон в тылу у гитлеровцев, чтобы они не могли пробиться из кольца до подхода нашей пехоты, на которую возлагалось уничтожение окруженного противника. С этими задачами подвижные войска справились. Опыт Елецкой операции подтвердил их решающее значение в операциях на окружение.

Вместе с тем надо сказать, что в то время из опыта Елецкой операции был сделан и ошибочный вывод, будто конница остается перспективным родом войск. Дальнейшее развитие событий не подтвердило этого.

...Закончилась Елецкая операция, и у нас произошли, как принято говорить, кадровые перемещения. Первым убыл Кирилл Семенович Москаленко. Его назначили заместителем командующего 6-й армией. Затем, 30 декабря, уехал я - на должность начальника штаба 38-й армии. А через несколько дней отправился в путь и А. М. Городнянский, ставший командармом 6-й вместо Р. Я. Малиновского, который был выдвинут на пост командующего Южным фронтом. Каждого из нас ожидали новые события, новые заботы, но со ставшей для нас родной 13-й армией расставались мы с грустью. [187]

Дальше