Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

На Яке-третьем

Остановив 26 января рвущиеся на выручку окруженной будапештской группировке фашистские войска, армии 3-го Украинского фронта без подготовки перешли в контрнаступление, отбросили гитлеровцев на 25-35 километров к западу от Дуная.

В период контрнаступления чрезвычайное значение приобрела разведка, ею по-прежнему занималась эскадрилья Батарова, а эскадрильи Волкова и Чурилина непрерывно прикрывали наземные войска и сопровождали штурмовики 189-й ШАД. При случае наши истребители сами включались в штурмовку. Так, вылетев на разведку противника и обнаружив северо-западнее поселка Перката большой склад боеприпасов, я приказал всем шести экипажам группы нанести по нему удар. Получился фейерверк колоссальной высоты и силы. В том же вылете мы подожгли четыре автомашины.

Нужно сказать, что погода с 1 по 22 февраля стояла отвратительная. Дожди, мокрый снег, туман. Вороны и воробьи - и те не рисковали летать. Мы же, появись хоть малейшая возможность, обязательно вылетали на разведку и на перехват транспортных самолетов, которыми гитлеровцы пытались перебрасывать в окруженный Будапешт боеприпасы. В первых числах февраля старший лейтенант Королев сбил Ю-52, который взорвался, даже не долетев до земли, так начинен был боеприпасами.

Два события той поры помнятся ясно, словно произошли лишь вчера. Первое-прибытие в полк на должность заместителя командира полка по политчасти капитана Александра Максимовича Палкина, второе - начало перевооружения полка, "пересадки" наших летчиков на истребитель Як-3.

Александр Максимович Палкин прибыл в полк в последних числах января. Действительную службу он отслужил в морском флоте, в довоенное время, но после увольнения в запас все время работал начальником аэроклуба в городе Кирове, имел огромный налет на По-2.

Новый замполит оказался открытым, прямым человеком, мечтавшим драться с гитлеровцами в воздухе.

Мы радовались истребителям Як-3 потому, что эта машина Яковлева могла летать намного быстрее Ме-109 любых модификаций. По всем тактико-техническим данным, по мощности вооружения Як-3 был лучшим истребителем в мире. Мы с большим нетерпением ждали этот самолет, но пока знали его лишь теоретически.

Пришло в полк пополнение. Семеро выпускников авиашкол, младших лейтенантов, которых предстояло вводить в строй боевых летчиков, и два опытных воздушных бойца - лейтенант П. К. Рочагов и старший лейтенант И. И. Сошников. Рочагов прибыл на должность заместителя командира 2-й эскадрильи, Сошников - на должность заместителя командира 3-й эскадрильи. Оба они имели на своем счету сбитые вражеские самолеты. Сошникова я помнил по боям за Украину. Он отличился в боях, командующий 8-й воздушной армией написал матери Сошникова благодарственное письмо, ответ матери Сошникова был опубликован в армейской газете "Сталинский воин".

Буквально на следующий день после появления в 611-м.ИАП самолетов Як-3 радио и газеты сообщили о завершении Крымской конференции глав правительств Великобритании, США и СССР. На митинге, организованном капитаном Палкиным, я впервые слушал своего замполита, поразился не только глубине и содержательности его речи, но и тем, что капитан произнес ее без "бумажки". Пример замполита расшевелил людей. Они так же стали выступать, не заглядывая в записки, да так зажигательно, как не выступали никогда прежде.

Возможно, люди выступали столь страстно, потому что сообщение о решениях конференции вдруг и совершенно отчетливо дало ощутить близость полной победы. Ведь Крымская конференция определяла военные планы союзных держав по окончательному разгрому общего врага, говорила о будущем мире. Думаю, не последнюю роль в создании у личного состава хорошего настроения сыграл и замполит. К тому же, Палкин сказал на митинге, что будапештская группировка врага ликвидирована, и зачитал текст благодарности Верховного Главнокомандования, объявленной полку за участие в овладении Будапештом.

...Войска 3-го Украинского фронта готовились к проведению Венской наступательной операции. Разведка, в том числе и воздушная, установила: в районе озера. Балатон гитлеровцы снова концентрируют значительные силы, главным образом танки и мотопехоту.

Стало очевидным, что фашистское командование намеревается снова нанести удар между озерами Балатон и Веленце.

Своевременно разгадав замысел противника, войска 3-го Украинского фронта подготовились к отражению фашистского удара между Балатоном и Веленце. Подготовилась и 17-я воздушная армия. В частности, наш полк полностью "пересел" на самолеты Як-3. Правда, это далось нелегко. Поскольку погода оставалась нелетной, перегнать новые истребители по воздуху не представлялось возможным, и командующий 17-й ВА генерал-полковник Судец приказал перевезти- эти самолеты в Венгрию по узкоколейной железной дороге в разобранном виде. На каждой платформе эшелона находился фюзеляж самолета с мотором без винта. Винт, плоскости самолета и все детали - в отдельных упаковках. Это означало, что придется в полевых условиях, под открытым небом навешивать плоскости машин, монтировать бензомаслопроводы, винты, хвостовое оперение, а главное и самое ответственное - регулировать самолеты.

Инженер-майор Перминов тяжело вздыхал. Тем не менее, все полученные полком истребители были собраны и в срок поднялись в воздух.

Позже генерал-майор Смирнов спрашивал, не боялись ли мы при сборке самолетов допущения ошибок. Не опасаясь показаться самонадеянным и перехвалить людей, я ответил, что не боялись, поскольку все трудились во имя грядущей Победы.

Монтируя новые истребители, производя переучивание молодых летчиков, полк по-прежнему выполнял боевые задания. Главным образом, по разведке, хотя разведка при отсутствии в воздухе противника неизменно сопрягалась со штурмовкой наземных целей. Так, 3 марта группа Чурилина обнаружила на станции Лепшень скопление железнодорожных составов, вывела из строя паровоз и несколько вагонов одного эшелона, а на остальные составы навела штурмовики 136-й ШАД. На следующий день Батаров штурмовал колонну бронетранспортеров в районе Замоль, его летчики вывели из строя три бронетранспортера и до 75 солдат и офицеров врага.

К 5 марта войска фронта находились в состоянии полной боевой готовности для отражения фашистского наступления. В полк поступило обращение Военного совета 3-го Украинского фронта к воинам. Замполит зачитал это обращение на общем построении личного состава. Нас призывали сорвать очередную авантюру гитлеровцев, противопоставить их бешеным атакам несгибаемую стойкость и упорство.

Хорошо помню последние фразы этого обращения: "Родина ждет от нас победы, и мы завоюем ее! Смерть фашистским бандитам!"

Для наступления между озерами Балатон и Веленце гитлеровцы, как известно, сосредоточили свыше 430 тысяч солдат и офицеров, до 6 тысяч орудий и минометов, 877 танков и самоходных орудий, свыше 900 бронетранспортеров и около 800 самолетов.

Сначала враг нанес два вспомогательных, отвлекающих удара на южном участке фронта, которые никого не обманули, а в 8 часов 40 минут 6 марта после мощной артподготовки бросил в бой на центральном участке фронта, между Балатоном и Веленце, главную ударную силу - эсэсовскую танковую армию.

Развернувшееся сражение с первых же минут приняло ожесточенный характер. Погода стояла совершенно нелетная, активное участие авиации в бою исключалось, но мы сделали несколько вылетов на разведку со штурмовкой, и я своими глазами наблюдал с небольшой высоты чудовищное танковое побоище около Балатона.

С утра 8 марта гитлеровцы усилили удары, введя в бой на главном направлении дополнительно более 200 танков и свежую пехоту на бронетранспортерах. Врагу удалось вклиниться в нашу оборону на некоторых участках до пяти километров. Но и мы, наконец, смогли прийти на помощь своим наземным войскам! К полудню погода начала стремительно улучшаться: расходились облака, исчезала дымка, в огромные "окна" хлынуло солнце. Надо ли говорить, что всю округу тотчас же заполнил возбужденный рев авиационных моторов?

Первыми вылетели разведчики - майор Батаров и лейтенант Шувалов. Они обнаружили скопления танков врага в районе Шерегейеша, Шапоньи и Лепшеня, нанесли по противнику штурмовой удар, вывели из строя два бронетранспортера и уничтожили до 25 гитлеровцев. По разведанным танкам был произведен разгромный удар сначала 14 экипажами 306-й штурмовой авиадивизии, а затем 36 экипажами 244-й бомбардировочной авиадивизии.

Прикрывая во главе восьмерки Як-3 бомбардировщики 244-й БАД, которые нанесли мощнейший удар по 80 танкам и самоходным орудиям врага, а также по колонне бронетранспортеров в районе Шерегейеша, я зафиксировал семь гигантских очагов пожара, видел раскиданную, развороченную, расплавленную фашистскую технику.

При отходе бомбардировщиков от цели вдали показались два Ме-109, но приблизиться к нам не осмелились.

- Стесняются! - смеясь, крикнул Оськин.

Во второй половине дня предстояло прикрыть наземные войска в районе пункта Шапонья. Разведать погоду в этот район я направил пару лейтенанта Н. Трусова и младшего лейтенанта А. Фадеева. Вылетели они на самолетах Як-3. Новый истребитель оба знали отлично, хорошо чувствовали его великолепные боевые качества. На подходе к Шапонье Трусов увидел ниже себя группу из восьми ФВ-190 и тотчас же бросился в атаку. Но одновременно и Фадеев заметил врага: пару Ме-109, находящуюся выше и занявшую удобное положение для атаки наших самолетов. Медлить Фадееву не приходилось. Сделав боевой разворот влево, младший лейтенант сам пошел на "мессеров". Как потом рассказывали Трусов и Фадеев, и тот и другой кричали о своих действиях, но не слышали друг друга. К счастью, все обошлось: Фадеев загнал "мессеры" в облака, а Трусов сбил один "фоккер". Однако могло быть иначе. Я резко выговорил Трусову за потерю ведомого. Отчитал и Фадеева. К сожалению, после того, как полк пересел на Як-3, у многих летчиков полка стала появляться самоуверенность. Пришлось проводить с людьми разъяснительную работу, а кое-кого и наказывать...

Со второй половины 8 марта, после улучшения погоды, стала вести боевые действия и авиация врага. Самолеты противника летали большими группами, причем гитлеровцы применяли в начавшейся операции только самолеты ФВ-190 и Ме-109 последних модификаций.

Первая встреча с большой группой Ме-109 Г-12 произошла у эскадрильи Чурилина. Майор Чурилин во главе группы из восьми "яков" прикрывал наземные войска в районе Калоз-Ильиг. Здесь и столкнулся он на встречных курсах с шестью Ме-109 Г-12. Чурилин резко развернул четверку Як-3, чтобы зайти в хвост противнику, но и "мессеры" начали разворот. Начался бой на виражах. Еще в начале первого витка лейтенант Куценко сбил первый Ме-109 Г-12, а майор Чурилин на втором витке с креном в 60 градусов, при резком уменьшении радиуса, сбил второй. Уцелевшая четверка истребителей врага поспешно скрылась в облаках:

На следующий день, 9 марта, фашистское командование ввело в бой еще одну танковую дивизию. Упорно наращивали гитлеровцы силы и в последующие дни, вплоть до 14 марта. Летчикам полка пришлось работать очень большим напряжением, выполняя самые разнообразные задачи.

Разведчики 2-й эскадрильи практически держали под непрерывным и неусыпным наблюдением всю местность в районах Секешфехервара, Варполота, Веспрема, Шерегейеша, Абы и Калоза, где противник собирал Г тактические резервы. Сведения Батарова, Мордовского, Логвиненко и других разведчиков отличались исключительной точностью.

Помню, 9 марта лейтенант С. А. Мазухин обнаружил северо-западнее Секешфехервара колонну вражеских автомашин с пехотой. Колонна спешила к городу, где могла замаскироваться. Командир дивизии генерал-майор Смирнов разрешил нанести удар по колонне имевшимися в полку самолетами Як-9 с пушкой калибра 37 миллиметров. Удар мы наносили двумя группами по шесть истребителей в каждой. Первую группу возглавил заместитель командира эскадрильи лейтенант П. К, Рочагов, вторую - заместитель командира эскадрильи старший лейтенант И. И. Сошников. Группа П. К. Рочагова, используя облачность, зашла на вражескую колонну с тыла и нанесла удар по ходу ее движения, разгромив голову колонны и создав на дороге перед Секешфехерваром "пробку". Едва завершил работу Рочагов, обрушился на врага Сошников. В итоге наши летчики уничтожили два бронетранспортера, 16 автомашин, батарею зенитных орудий и до 50 солдат и офицеров врага.

Начавшийся 10 марта снегопад не позволил авиации подниматься в воздух. Мы не смогли оказать помощь наземным войскам северо-восточнее Балатона, где противнику ценой огромных потерь удалось вклиниться в нашу оборону. Но со второй половины 11 марта полк работал с полной нагрузкой. При этом довелось и мне испробовать силу Як-3 на "новинке" гитлеровцев.

Я возглавлял группу из четырех Як-3. Моим ведомым на этот раз летел майор П. М. Мошин. Ведущим второй пары был майор Чурилин, ведомым у него летел 1 старший лейтенант Сошников. Появившиеся на встречном курсе шесть фашистских истребителей Ме-109 Г-12 напоролись на достаточно опытных летчиков.

Четыре "мессера" из шести шли на одной высота с нами в боевом порядке "фронт". Пара "мессеров" прикрывала эту четверку, находясь метров на 300 выше Для нас встреча была неожиданной, наша позиция -менее выгодной.

Я скомандовал разворот влево на 180 градусов "все Д вдруг", чтобы атаковать четверку "мессеров" с хвоста, но противник одновременно начал разворот вправо с набором высоты, чтобы встретить нас на вираже. Мы это поняли, тотчас прекратили разворот, повернули на прежний курс, увеличили скорость до максимальной и перевели "яки" в набор высоты. Так мы оказались в хвосте у закончивших разворот гитлеровцев, на крутой восходящей, "змейкой", настигли их и почти одновременно с дистанции 50-60 метров сбили три вражеских самолета из четырех.

Атакованный мною Ме-109 Г-12 взорвался: его крылья, мотор и фюзеляж разлетелись в разные стороны; сбитый Чурилиным - загорелся, завертелся в дымном штопоре и врезался в землю; сбитый Сошниковым - снижался с дымным шлейфом, но. взорвался, не долетев до земли.

Верхняя пара "мессеров" попыталась левым разворотом зайти в хвост нашей четверке. Мошин находился к врагу ближе остальных. Он развернулся сам и на вираже сбил ведомого верхней пары. Видя такое, оставшийся "мессер" попытался спастись бегством. За ним спикировал Чурилин, настиг, расстрелял в упор, и гитлеровец, не выходя из пике, врезался в землю.

Пять новейших "мессеров" были уничтожены за каких-нибудь две с половиной минуты! Наш Як-3 в наборе высоты "мессера" настигал, на вираже - настигал, на пикировании - настигал, а бил везде со страшной силой и. наверняка!

Об одном только я пожалел в тот день,- о том, что не было у нас этой машины на Кубани...

Оборонительные бои с противником войска 3-го Украинского фронта вели до 15 марта. Наиболее жестокие бои по нашим наблюдениям наземные войска вели в районах Ерш, Фанч и Деч. Приходилось постоянно вести бой и нам, нередко с численно превосходящим противником. Так группа из шести Як-3, ведомая Чурилиным, в районе западнее Шерегейеша, прикрывая бомбардировщики, не только не подпустила к ним истребители врага, которых было в два раза больше, но и уничтожила один Ме-109 Г-12. Несколькими очередями майор Чурилин на вираже разбил хвостовое оперение, а затем отбил половину крыла ведущему группы.

К общему нашему горю, полк потерял в один из тех дней лейтенанта Семена Афанасьевича Мазухина. Над Секешфехерваром отважный истребитель попал под сильный зенитный огонь и погиб.

Утром 15 марта Батаров с Шуваловым вылетели в очередную разведку. Возвратясь, Батаров сообщил, чти гитлеровцы по всей линии фронта роют окопы. Спустя час-другой в штаб полка поступило официальное сообщение о том, что обескровленный противник прекратил атаки и перешел к обороне. А еще через час войска 3-го Украинского фронта получили приказ на общее наступление. Не хватает слов описать тогдашние наши радость и гордость за свою великую страну, за нашу могучую партию, своей огромной организаторской и политической работой обеспечившую победу, за родную Красную Армию, за весь наш замечательный народ! Кто, когда подвергался столь страшному нашествию, какому подверглась Страна Советов, кто, когда нес такие тяжкие потери и утраты в битве, как наш народ, и кто, е когда выходил из кровавых битв во сто крат более сильным, чем в начале этих битв, кроме нашего государства? Я был счастлив и горд тем, что я, украинец,- один из сыновей великого советского народа, что я- коммунист и офицер самой справедливой армии на земле!

...В начавшейся наступательной операции 611-му Перемышльскому ордена Суворова истребительному авиационному полку 16 марта 1945 года поставили задачу прикрыть войска 4-й гвардейской армии в районе Замоль - Патка - Секешфехервар. Первым во главе шестерки Як-3 поднялся с аэродрома Батаров.

За Секешфехерваром встретили пять групп ФВ-190, летящих в направлении на Замоль, по восемь самолетов в каждой группе, и прикрывающие "фоккеров" два Ме-109. По команде Батарова пара Трусов - Рымарь сбила ведущий "мессер", а Батаров одновременно сбил ведущий "фоккер". Выпрыгнувший с парашютом пилот "фоккера" спускался на землю между двух падающих чадных факелов. Видя эту картину, гитлеровские летчики кинулись кто куда, побросав бомбы на собственные войска.

На смену Батарову вылетел с восьмью экипажами Чурилин. Четверка Як-9 на высоте 3000 метров, четверка Як-3 - на 600 метров выше. Первая пара "мессеров", обнаруженная и атакованная Сошниковым и Алешкиным, успела скрыться в направлении на Варполото, но вторая пара удрать не сумела: Чурилин с младшим лейтенантом В. А. Щелкуновым настигли врага на пикировании, майор Чурилин подбил ведущего фашистской пары, а Щелкунов сбил ведомого, который упал восточнее населенного пункта Мох.

Так начались бои нашего полка в период окончательного изгнания гитлеровцев с территории Венгрии. 17 марта войска 3-го Украинского фронта прорвали линию, обороны противника западнее Будапешта. В первый же день участок прорыва достиг 30 километров по фронту и 10 километров в глубину. 19 марта 27-я армия подошла к Варполото. К 21 марта, отражая контратаки фашистов, наши войска охватили с флангов 6-ю танковую армию СС, а 22 марта заняли города Секешфехервар и Веспрем - осиное гнездо фашистской авиации. И вражеское отступление стало превращаться в бегство. Гитлеровцы пытались прикрыться авиацией. 17-я воздушная армия беспощадно расправлялась с воздушным противником, помогала наземным войскам громить врага.

21 марта полк по приказу комдива перебазировался на грунтовой аэродром Чаквар, догнал удалившиеся почти на сто километров наземные войска. В этот день мы провели 66 боевых вылетов на прикрытие наземных войск и, при отсутствии воздушного противника в районе прикрытия, наносили штурмовые удары по наземному врагу.

Фашистская авиация появлялась редко, а если появлялась, то большими группами. Но и численное превосходство не спасало врага.

23 марта войска 6-й гвардейской танковой армии вышли на оперативный простор в районе Зирез - Веспрем - Мама. Прикрывали их мы, совершили в этот день 44, а 24 марта - 63 боевых вылета. За два дня полк разгромил пять автоколонн противника, уничтожил 67 автомашин, вывел из строя до 300 солдат и офицеров врага, сбил 13 вражеских самолетов.

25 марта погода стояла нелетная, горючего не подвезли, до целей было очень далеко, поэтому боевых вылетов полк не совершал. Обучали молодых летчиков, приводили в порядок материальную часть, провели в эскадрильях партийные и комсомольские собрания, где подвели итоги Будапештской операции и обсудили задачи полка в будущих боях.

Передовая команда полка отправилась на аэродром Веспрем. А 26 марта войска 3-го Украинского фронта достигли реки Марчаль. Добивать гитлеровцев нам предстояло теперь на территорий Австрии.

Дальше