Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Глава 6.

Прорыв Голубой линии

(Схемы 17, 18)

К лету 1943 г. Красная Армия окончательно захватила инициативу в свои руки и уже не выпускала ее до конца войны. Соотношение сил в это время было уже в нашу пользу. Советские воины горели желанием как можно скорее разгромить врага, изгнать немецко-фашистских оккупантов с территории нашей страны. Решающие победы советских войск воодушевляли и тружеников тыла на еще более самоотверженную работу. Каждый советский человек отдавал все силы, чтобы ускорить окончательный разгром немецко-фашистских захватчиков.

В короткий срок труженики тыла создали невиданный по своей мощи боевой арсенал страны. В 1943 г. Урал увеличил выпуск военной продукции по сравнению с довоенным 1940 г. в 6 раз, Западная Сибирь - в 34, Поволжье - в 11 раз. Наша военная промышленность в 1943 г. выпустила около 35 тыс. самолетов, 24 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, 130 тыс. орудий всех видов{277}. Советские рабочие, инженеры и техники неустанно трудились над созданием наиболее совершенных образцов боевой техники и вооружения. Наши знаменитые танки Т-34 во многом превосходили вражеские. На вооружение армии начали поступать новые самоходные установки. Если в начале войны советские самолеты по своим качествам значительно уступали немецким, то теперь наша авиация получила новые истребители Як-3, Як-9 и Ла-7, значительно улучшилось качество пикирующих бомбардировщиков Пе-2, скоростных бомбардировщиков Ту-2, а штурмовик Ил-2, прозванный гитлеровцами «черная смерть», по своим тактико-техническим данным не имел равных. Это огромное и все возрастающее количество техники надо было доставлять фронту. Перед железнодорожниками встала нелегкая задача. Враг, отступая, разрушал железнодорожные линии, взрывал мосты. Однако труженики транспорта успешно справлялись с задачами. На фронт непрерывным потоком [350] шло все необходимое для успешного наступления Советской Армии. Возросшая техническая оснащенность Советских Вооруженных Сил дала возможность советскому командованию в 1943 г. осуществить реорганизацию объединений, соединений и частей. Стрелковые войска Красной Армии к лету 1943 г. в основном перешли на корпусную систему, были созданы артиллерийские пушечные дивизии и артиллерийские корпуса прорыва, сформированы новые танковые соединения и армии, которые в отличие от прежних танковых армий смешанного состава имели только танковые и механизированные корпуса. Это значительно повысило наступательные возможности бронетанковых и механизированных войск. С учетом новых задач организационно изменились авиация, тыл, войска ПВО. Все это, вместе взятое, в корне изменило соотношение сил на всем советско-германском фронте в пользу Красной Армии.

Говоря о военно-политической обстановке к лету 1943 г., следует отметить, что победы Красной Армии в зимней кампании, возросшая военная мощь наших Вооруженных Сил еще выше подняли международный авторитет Советского Союза, воодушевляли народы оккупированных стран Европы на борьбу против фашизма. Активизировалось движение Сопротивления во Франции, партизанская борьба в Югославии и Греции. Героически сражался против немецко-фашистских захватчиков польский народ, все ярче разгоралась антифашистская борьба в Чехословакии, возрастало сопротивление оккупантам в Норвегии, Бельгии, Дании, Голландии. Победы Красной Армии в 1943 г. подняли на борьбу не только народы оккупированных стран. Коммунистическая партия Германии возглавила борьбу немецких патриотов. Летом 1943 г. был образован немецкий Национальный комитет «Свободная Германия». Все более разгоралась борьба с фашизмом в Италии, усиливалось антифашистское движение в Болгарии, Венгрии, Румынии.

Что же представляла собой к лету 1943 г. армия гитлеровской Германии? Несмотря на то что с начала войны до июня 1943 г. Германия потеряла убитыми, пропавшими без вести, ранеными и больными более 4 млн. человек, тотальная мобилизация, проведенная в январе 1943 г., дала около 2 млн. человек. Германия получила возможность пополнить до некоторой степени ряды своих действующих частей и даже сформировать несколько новых пехотных и танковых дивизий. А отсутствие второго фронта в Европе позволило Германии почти без всякого риска за свой западный фронт собрать все свои резервы и перебросить их на Восток против Красной Армии. К лету 1943 г. в действующей немецко-фашистской армии было 6682 тыс, человек, из них около 5 млн, на советска-гермайском [351] фронте. Здесь же находилось 525 тыс. человек армии гитлеровских союзников. На советско-германском фронте действовало 232 расчетные дивизии немецкой армии и армий стран сателлитов. У нас в действующей армии было 6 442 тыс. солдат и офицеров{278}.

Перед началом летне-осенней кампании линия советско-германского фронта проходила от Баренцева моря к Ладожскому озеру, далее по р. Свирь к Ленинграду и на юг. У Великих Лук она поворачивала на юго-восток, образуя в районе Курска огромный выступ в сторону противника. От Белгорода линия шла восточнее Харькова, затем по Северному Донцу и Миусу и спускалась к побережью Азовского моря и далее от Темрюка к Новороссийску. Несмотря на серьезное поражение немецко-фашистских войск в зимней кампании, германский генеральный штаб стремился любой ценой восстановить престиж своей армии, вернуть утраченную инициативу и изменить ход войны в свою пользу.

Для этой цели гитлеровское верховное командование решило провести на советско-германском фронте большое летнее наступление. Наиболее подходящим в стратегическом отношении участком для наступления оно считало Курский выступ. Уже в апреле 1943 г. план наступательной операции, которая получила наименование «Цитадель», был готов. Осуществление операции «Цитадель» должно было, по мнению немецкого командования, привести к разгрому наших войск Центрального и Воронежского фронтов, находящихся на Курском выступе. На эту операцию гитлеровское командование возлагало большие надежды. «...Операция «Цитадель», - пишет в своих воспоминаниях бывший гитлеровский генерал Манштейн, - является решающим, поворотным пунктом войны на восточном фронте». Успешным проведением операции гитлеровское командование надеялось использовать благоприятные условия для наступления на других участках фронта. Однако советское Верховное Главнокомандование своевременно разгадало замыслы противника и приняло необходимые меры для срыва гитлеровского плана. В качестве этих мер Ставка разработала план разгрома немецко-фашистских войск на Курской дуге. По этому плану наши войска должны были преднамеренной обороной измотать ударную силу немецко-фашистских войск и затем, используя крупные стратегические резервы, перейти в наступление и разгромить главную группировку врага. 5 июля из районов южнее Орла и Белгорода немецко-фашистские войска перешли в наступление. Однако противник не смог прорвать глубоко эшелонированную оборону советских [352] войск. В многочисленных, но бесплодных атаках гитлеровцы истощили свои силы и под ударами наших войск отступили.

Советские войска развернули мощное наступление и 5 августа освободили Орел и Белгород, а 23 августа штурмом овладели Харьковом и устремились к Днепру. Так закончилась одна из самых крупных битв Великой Отечественной войны - Курская битва. В этой битве советские войска не только сорвали немецкий план летнего наступления, но и нанесли гитлеровской армии сокрушительный удар. В 50-дневном сражении на Курской дуге было разгромлено до 30 вражеских дивизий, в том числе 7 танковых, уничтожено свыше 3500 самолетов. После такого поражения немецко-фашистская армия уже не могла оправиться до самого конца войны. Разгромом немецко-фашистских войск под Орлом, Белгородом и Харьковом были созданы нашим войскам условия для общего наступления. Советские войска сломили немецкую оборону на реках Днепр, Миус и Молочная. В ходе летних боев Красная Армия продвинулась на запад от 300 км в центральной части фронта до 600 км на юге. Эти успехи советских войск создали благоприятные условия для перехода в наступление войск Северо-Кавказского фронта. Продвижение советских войск к нижнему течению Днепра ставило таманскую группировку противника в исключительно тяжелое положение. Хотя таманский плацдарм в некоторой степени уже терял для немцев прежнее значение как исходный район для наступления, противник все же продолжал укреплять его оборону, стремясь как можно дольше удержать за собой Таманский полуостров. Это стремление врага обусловливалось тем, что, удерживая порты на Таманском полуострове, он обеспечивал себе свободу действий на морских коммуникациях и в то же время ограничивал действия нашего Черноморского флота. Кроме того, таманский плацдарм прикрывал подступы к Крыму, который являлся авиационной базой противника.

В этих условиях Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед войсками Северо-Кавказского фронта задачу ликвидировать таманскую группировку противника и не допустить ее эвакуации в Крым. Главным препятствием перед войсками Северо-Кавказского фронта в успешном выполнении этой задачи являлся мощный оборонительный рубеж противника - Голубая линия. Прежде чем давать характеристику Голубой линии, следует хотя бы коротко рассказать, что представляет собой местность, на которой прщплось. действовать войскам Северо-Кавказского фронта. [353] Местность эта весьма разнообразна. На северо-востоке района боевых действий у побережья Азовского моря и долины р. Кубань преобладают болотистые низменности с большим количеством плавней, лиманов, рек и ручьев. Юго-восточный участок - горно-лесистый. В глубине Таманского полуострова, от линии Варениковская, Анапа, местность становится более равнинной, степной, слегка песчаной. От линии Темрюк, Благовещенское, в западной части полуострова, действия войск возможны были только по узким дефиле между лиманами. Такой рельеф местности способствовал противнику в организации прочной обороны, давал возможность превратить командные высоты и населенные пункты в узлы сопротивления. Немецко-фашистское командование решило в полную меру использовать эти выгодные для себя условия местности, чтобы удержать за собой Таманский полуостров.

Что же представляла собой Голубая линия? Еще в январе 1943 г., опасаясь, что стремительным наступлением советских войск кубанская группировка может быть прижата и опрокинута в море, немецкое командование приступило к строительству оборонительных рубежей в низовьях р. Кубань, на подступах к Таманскому полуострову. На строительство этих рубежей гитлеровцы силой оружия согнали все местное население. Тысячи жителей из станиц и хуторов под конвоем немецких автоматчиков рыли траншеи, противотанковые рвы, окопы. Саперные и специальные строительные части и полевые войска противника создавали прочные опорные пункты и узлы сопротивления. За четыре с лишним месяца было построено несколько оборонительных рубежей с промежутками между ними от 5 до 25 км. Основная оборонительная полоса, непосредственно Голубая линия, имела глубину до 6 км, но следом за ней на глубину 30-40 км простирались хорошо укрепленные рубежи. Левый фланг Голубой линии начинался у Косы Вербяной, проходил через множество приазовских лиманов, затем по р. Курка. Вдоль берега этой реки протяженностью 56 км противник использовал высокие земляные валы. Далее Голубая линия шла на восток по болотистой местности вдоль р. Адагум до станицы Киевская. С фронта этот участок прикрывался широкой полосой прикубанских плавней. Затем передний край обороны поворачивал на юг. На центральном участке Голубой линии протяженностью 32 км могли действовать все рода войск. Поэтому гитлеровцы уделили особое внимание укреплению этого участка. Здесь имелись две позиции с большим количеством узлов обороны и опорных пунктов, расположенных в станицах, хуторах и на господствующих высотах. Промежутки между опорными пунктами были заполнены железобетонными огневыми точками с броневыми колпаками. [354] Главные узлы обороны первой позиции находились в станице Киевская и на высоте с отметкой 195.5. Первый узел прикрывал дорогу на Тамань через станицу Варениковская, а второй - шоссейную и железную дороги на Новороссийск через станицы Нижне-Баканская и Верхне-Баканская. В центре холмистого плато находилась станица Молдаванское. Здесь противник создал мощный узел обороны второй позиции. Этот узел обороны был подготовлен для того, чтобы преградить советским войскам путь к центру Таманского полуострова в случае прорыва ими первой позиции.

Узлы обороны и опорные пункты готовились с учетом круговой обороны и имели две-три линии сплошных траншей. От первой линии траншеи на расстоянии 20-60 м были выдвинуты вперед дерево-земляные или железобетонные огневые сооружения. Они располагались главным образом на скатах высот или на окраинах населенных пунктов, одно от другого на расстоянии 50-75 м и предназначались для прикрытия флангов переднего края обороны и подступов к заграждениям. Вторая линия огневых сооружений располагалась уступом сзади и прикрывала фронтальным огнем промежутки между сооружениями первой линии. К траншеям примыкали многочисленные стрелковые ячейки. В глубине каждого опорного пункта находились артиллерийские и минометные позиции, а также землянки и блиндажи для личного состава. Все сооружения опорных пунктов соединялись ходами сообщения с траншеями. Передний край центрального участка Голубой линии прикрывался густой сетью проволочных заграждений, завалов и минных полей общей глубиной до 500 м. Плотность минных полей на отдельных участках достигала 2500 мин на 1 км фронта. Особая плотность минных полей создавалась на танкодоступных направлениях. Кроме того, для борьбы с танками в каждом сооружении имелся запас противотанковых мин. Для защиты от пехоты в большом количестве были установлены мины-сюрпризы натяжного действия. Южный фас Голубой линии протяженностью 25 км проходил по труднодоступной горно-лесистой местности от станицы Неберджаевская до Новороссийска. Здесь оборона строилась с учетом создания многоярусного огня в сочетании с лесными завалами и целой системой противопехотных минно-взрывных заграждений. Захваченную часть Новороссийска гитлеровцы превратили в один из наиболее укрепленных районов Голубой линии. В течение года днем и ночью велись работы по созданию фортификационных сооружений в Новороссийске. В городе противник оборудовал главную полосу обороны, состоявшую из трех позиций. Глубина этой полосы составляла 5-7 км. В 10 км от переднего края главной полосы проходила вторая полоса [355] обороны. В районе между портом и горами был узкий проход длиной около 3 км и шириной до 1 км. Через этот проход можно было проникнуть в восточную часть города к поселку Мефодиевский. Гитлеровцы заполнили этот проход густой сетью оборонительных сооружений, минных полей и проволочных заграждений. Кроме этих сооружений восточную часть города прикрывали три линии траншей с многочисленными дотами. Дома и целые кварталы были превращены в опорные пункты, улицы перекрыты баррикадами с амбразурами и ходами сообщения. Стены и перекрытия многих зданий противник усилил бетонной и кирпичной кладкой, подвалы приспособил для убежищ. Все крупные здания, не занятые для обороны, гитлеровцы минировали и потом, когда завязались уличные бои, взрывали их и этим создавали дополнительные преграды наступавшим советским войскам. Всего в городе и его окрестностях гитлеровцы возвели больше 500 оборонительных сооружений. Все эти сооружения были густо прикрыты проволочными и минными заграждениями. Достаточно сказать, что уже в первые дни после освобождения Новороссийска саперами было обнаружено и снято 29 тыс. мин{279}.

В районе Новороссийска противник опасался высадки наших десантов, поэтому здесь он подготовил мощную противодесантную оборону. Все побережье вплоть до Анапы было сильно укреплено. Подходы к городу со стороны моря прикрывались плотной системой дотов и дзотов, которые располагались в западной части порта. Все причалы, молы, портовые постройки были заминированы. Мины устанавливались не только на береговой черте, но и на воде и под водой. Между западным и восточным молами гитлеровцы установили боносетевые заграждения, соединив их с минами и фугасами. На высотах за городом противник оборудовал артиллерийские наблюдательные пункты, которые позволяли ему корректировать огонь по любому участку бухты. Кроме того, на этих высотах он разместил многочисленные артиллерийские и минометные батареи, державшие под огнем все районы города. Сама местность в районе Новороссийска позволяла противнику даже при ограниченных силах прочно удерживать свои позиции. В то же время для наступавших войск она создавала дополнительные трудности. Большая гряда гор севернее Новороссийска покрыта лесами, дорог и проходов почти нет. Наступление можно было вести лишь на отдельных направлениях.

Такова характеристика Голубой линии. Успешный прорыв такой мощной обороны зависел от тщательной и всесторонней подготовки операции. В подготовительный период проводилась большая работа по [356] вскрытию системы вражеской обороны. Наши летчики произвели аэрофотосъемку Голубой линии на всю ее глубину. Фотопланшеты размножались и рассылались во все штабы общевойсковых армий и стрелковых корпусов, а также в авиационные части. В мае 1943 г. в общевойсковые штабы было отправлено 54 фотосхемы, а в авиационные - 96 фотосхем. Кроме того, результаты дешифрирования фотоснимков передавались в вышестоящие штабы. По данным аэрофотосъемки штаб Северо-Кавказского фронта изготовил специальные топографические карты, которые во многом помогли наземным войскам в прорыве Голубой линии. Общевойсковая и инженерная разведка начиная с мая непрерывно вела наблюдение за обороной противника. В тыл врага засылались специальные поисковые группы для вскрытия системы заграждений в глубине Голубой линии. Важные сведения добывали партизаны.

Какова же была группировка и соотношение сил к началу боевых действий по ликвидации таманского плацдарма? К сентябрю 1943 г. против войск Северо-Кавказского фронта продолжала обороняться 17-я армия противника. В ее составе было 17 пехотных дивизий, 4 отдельных полка и 7 отдельных команд{280}. В первой линии на 100-километровом фронте оборонялись 12 дивизий, а во второй - 5. С нашей стороны действовали три армии: 18-я (командующий генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе, член Военного совета генерал-майор С. Е. Колонин, [357] начальник штаба генерал-майор Н. О. Павловский), 56-я (командующий генерал-лейтенант А. А. Гречко, член Военного совета полковник Е. Е. Мальцев, начальник штаба генерал-майор А. А. Харитонов), 9-я (командующий генерал-майор А. А. Гречкин, член Военного совета полковник В, Н. Емельянов, начальник штаба генерал-майор М. С. Филипповский). 18-я армия действовала на левом крыле фронта от станицы Неберджаевская до Черного моря. 56-я армия находилась в центре от Неберджаевской до Киевское. 9-я армия располагалась на правом крыле фронта от Киевское до побережья Азовского моря. Всего в составе войск Северо-Кавказского фронта было 21 стрелковая и горнострелковая дивизия, 5 стрелковых бригад, несколько танковых бригад, отдельных танковых полков и артиллерия усиления. Таким образом, войска фронта почти в полтора раза превосходили противника. С воздуха наземные войска поддерживала 4-я воздушная армия и авиация Черноморского флота.

В результате крупных потерь в воздушных сражениях на Кубани и битве под Курском численность немецкой авиации на советско-германском фронте значительно сократилась. На юго-западном направлении в начале сентября противник имел 1275 самолетов{281}, из них до 300 базировалось на Таманском полуострове и в Крыму. На 10 сентября в 4-й воздушной армии имелось 599 боевых самолетов{282}, а в ВВС Черноморского флота до 450. Наличие большого количественного и качественного превосходства создавало наиболее благоприятную обстановку для успешного выполнения задач советской авиацией в предстоящей операции.

Следует сказать, что против наших армий противник распределил свои силы неравномерно. Так, перед 56-й армией на фронте в 30 км оборонялось 5 вражеских дивизий, против 18-й на фронте в 29 км находилось до 5 дивизий, а перед 9-й армией на фронте до 40 км всего до 3 дивизий. Такое распределение сил противника объяснялось значением операционных направлений на Таманском полуострове и своеобразием местности. Дело в том, что на левом фланге своей обороны противник использовал труднодоступные приазовские плавни, на правом - господствующие высоты и сильно укрепленный город Новороссийск. Таким образом, противник надеялся на свои фланги. Беспокоились гитлеровцы за центральный участок своей обороны, где допускали возможность ее прорыва. Вот почему центральный участок Голубой линии враг постоянно укреплял и сосредоточил на нем большее число дивизий. [358] Советскому командованию было ясно, что прорвать Голубую линию в центре будет очень трудно. Из-за сильно заболоченной местности нельзя было ожидать успешного прорыва Голубой линии и на левом ее крыле. Для прорыва оставался правый фланг обороны врага, т. е. новороссийское направление, хотя и здесь горно-лесистая местность препятствовала действиям крупных сил танков и артиллерии. И все же командующий фронтом принял решение нанести главный удар в районе Новороссийска. Овладение Новороссийском, перевалами Неберджаевский и Волчьи Ворота лишало противника его южной фланговой опоры, ослабляло всю систему обороны на Голубой линии. Удар на Новороссийск позволял нашим войскам тесно взаимодействовать с Черноморским флотом. Кроме того, при выборе главного удара учитывался фактор внезапности. Противник настолько укрепил Новороссийск и подступы к нему, что был уверен в неприступности своих позиций и меньше всего ждал удара на этом направлении.

Замысел фронтовой операции состоял в том, чтобы ударами 9-й армии во взаимодействии с Азовской флотилией{283} на Темрюк и Варениковскую, 56-й армии на Гладковскую и Гостагаевскую, 18-й армии и сил Черноморского флота освободить Новороссийск и наступать на Верхне-Баканский и Анапу. Такими действиями предполагалось рассечь группировку противника, выйти на переправы через р. Старая Кубань и отрезать пути отхода врага к Керченскому проливу. Подготовка наступления должна была закончиться к 7 сентября. Начало наступления 56-й и 9-й армий зависело от хода операции на новороссийском направлении. Еще в период подготовки начиная с 5 сентября войска 9-й и 56-й армий должны были частными операциями небольших отрядов отвлечь внимание противника от готовящегося удара по Новороссийску. Таким образом, первоначальные задачи 9-й и 56-й армий сводились к обеспечению Новороссийской операции, осуществление которой возлагалось на войска 18-й армии. Операция по освобождению Новороссийска представляет значительный интерес для изучения опыта Великой Отечественной войны и заслуживает более детального разбора.

Освобождение Новороссийска

Новороссийская наступательная операция явилась важнейшей составной частью всей наступательной операции Северо-Кавказского фронта. 30 августа 1943 г. командующий фронтом поставил 18-й армии задачу: во взаимодействии с легкими силами и десантом [359] Черноморского флота овладеть городом и портом Новороссийск, воссоединив разобщенные Цемесской бухтой части армии, и выйти на рубеж Мефодиевский, Цемдо-лина, Восьмая Щель, высота 283.6. При успехе - всеми силами армии развивать наступление в направлении Верхые-Баканского.

Для выполнения этой задачи армии в составе 89, 176 и 318-й стрелковых дивизий, 83-й морской стрелковой бригады и 255-й бригады морской пехоты, 8-й гвардейской и 107-й стрелковых бригад и 290-го стрелкового полка НКВД приказывалось во взаимодействии с десантами Черноморского флота, высаживаемыми на флангах фронта в тылу вражеской обороны, прорвать ее, нанести сходящиеся удары с востока и юга (с плацдарма Мысхако) по Новороссийску и при поддержке морского десанта, высаживаемого в Новороссийском порту, освободить Новороссийск. Черноморский флот, которым командовал вице-адмирал Л. А. Владимирский, получил задачу подготовить и высадить десант в Цемесскую бухту и во взаимодействии с войсками 18-й армии освободить порт и город Новороссийск. Согласно решению командующего фронтом для осуществления Новороссийской операции было создано три группы - две сухопутные и одна для действий в морском десанте. Восточная сухопутная группа в составе 318-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник В. А. Вруцкий (без 1339-го стрелкового полка), усиленной штурмовым отрядом 55-й гвардейской стрелковой дивизии и восемью танками, должна была при помощи десанта прорвать оборону противника в районе цементного завода «Октябрь» и во взаимодействии со своим 1339-м полком, который составил десантный отряд ? 3 и высаживался в Цемесской бухте в районе электростанции, пристаней Цементная и Импортная, очистить от противника район цементного завода «Пролетарий», овладеть поселком Адамовича Балка и в дальнейшем наступать на предместье Мефодиевский и перевал Маркотх. Начальником этой группы был назначен полковник В. А. Вруцкий. Западная сухопутная группа действовала с плацдарма [360] Мысхако. Ей предстояло силами 83-й морской и 8-й гвардейской стрелковых бригад атаковать противника в направлении высоты 307.2 (в западной части города) и во взаимодействии с 255-й бригадой морской пехоты (морской десант ? 1), которая высаживалась на юго-западном берегу Цемесской бухты, овладеть западной частью Новороссийска. В дальнейшем западная сухопутная группа и морской десант, взаимодействовавшие с другими группами, должны были полностью очистить Новороссийск. Начальником западной сухопутной группы был назначен генерал-майор Н. А. Шварев.

Морская десантная группа состояла из 255-й бригады морской пехоты 393-го отдельного батальона морской пехоты, 290-го полка НКВД и 1339-го стрелкового полка 318-й стрелковой дивизии. Всего в десантную группу входило 6480 бойцов и офицеров, из них более 4 тыс. морских пехотинцев. На вооружении десантной группы находилось 41 орудие, 147 минометов и 53 станковых пулемета. Десантники имели на каждую винтовку - 300, на каждый автомат - 1000, на противотанковое ружье - 80, на ручной пулемет - 600, на станковый пулемет - 2500 патронов, на каждый миномет - 30 мин; у каждого бойца были ручные и противотанковые гранаты. Десантники имели на руках запас продовольствия на трое суток. Командовать высадкой десанта поручалось командиру Новороссийской военно-морской базы контр-адмиралу Г. Н. Холостякову. Весь морской десант делился на три самостоятельных отряда, каждому из которых ставилась конкретная задача. Первому отряду в составе 255-й бригады морской пехоты под командованием полковника А. С. Потапова приказывалось овладеть западным берегом на участке от Холодильника до мыса Любви; в дальнейшем во взаимодействии с западной сухопутной группой наступать через центр города и захватить высоту 307.2. Второй десантный отряд (командир отряда - командир 393-го обмп капитан-лейтенант В. А. Ботылев) в составе 393-го отдельного батальона морской пехоты и 290-го стрелкового полка НКВД должен был высадиться в порту, овладеть северным берегом порта от пристани Старо-Пассажирская до Лесной, затем, заняв район железнодорожного вокзала, выйти на северо-западную окраину предместья Мефодиевский и установить связь с первым десантным отрядом. Третий десантный отряд в составе 1339-го стрелкового полка 318-й стрелковой дивизии под командованием подполковника С. Н. Каданчика имел задачу захватить плацдарм на восточном берегу порта от Восточного мола до пристани Старо-Пассажирская и ударом с тыла помочь восточной сухопутной группе прорвать фронт и во взаимодействии с нею уничтожить противника [361] в районе цементного завода «Пролетарий», поселок Адамовича Балка и предместье Мефодиевский. Для высадки этих трех отрядов Черноморский флот выделил 120 боевых и вспомогательных катеров, 28 моторных и гребных баркасов. Все эти плавучие средства были объединены в три отряда десантных кораблей соответственно тактическому делению десанта. Причем первый и третий отряды в свою очередь делились на группы в соответствии с боевым составом высаживаемого десанта и задачами по обеспечению высадки его тактических групп. Так, для переброски и высадки первого отряда десанта первый отряд десантных кораблей, которым командовал капитан-лейтенант П. И. Державин, имел 59 единиц и делился на три группы; второй (командир капитан-лейтенант Д. А. Глухов) включал 18 катеров, а третий отряд под командованием капитана 3 ранга Н. Ф. Масалкина имел 26 единиц плавсредств (состоял из двух групп).

Был создан также отряд обеспечения высадки десанта под командованием капитана 2 ранга В. Т. Проценко. Отряд обеспечения высадки имел 37 катеров, из них 32 торпедных катера, и состоял из четырех групп: прорыва, атаки берега, атаки порта и группы прикрытия операции с моря. Группа прорыва имела задачу уничтожить боносетевые заграждения во входе в порт и торпедированием молов в местах старых пробоин проделать проходы для катеров с десантом в Восточном и Западном молах. Группа атаки берега должна была торпедировать место высадки первого отряда десанта от мыса Любви до Западного мола. Группе атаки порта приказывалось ворваться в порт и торпедировать место высадки второго и третьего отрядов десанта. Группа прикрытия имела задачу не допустить прорыва кораблей противника в Цемесскую бухту и прикрыть десантную операцию с моря. Кроме того, выделялся отряд огневого содействия в составе трех эскадренных миноносцев. Этот отряд получил задачу в момент высадки десанта подавить артиллерию противника в районе Южная Озерейка, Глебовка, Васильевка и Борисовка{284}.Три бронекатера и четыре торпедных катера прикрывали вход в Цемесскую бухту. Пять катеров-тральщиков выделялись в отряд санитарных катеров для перевозки раненых.

Для обеспечения высадки морского десанта в Новороссийском порту и прорыва вражеской обороны в районе города кроме имевшихся в 18-й армии орудий и минометов выделялось 8 артиллерийских полков, 1 артиллерийская бригада 203-мм орудий, 1 минометный полк, 6 гвардейских минометных полков, 1 тяжелая гвардейская бригада реактивной артиллерии [362] и 47 орудий Черноморского флота на берегу. Всего в распоряжении командующего 18-й армией имелось свыше 800 орудий и минометов. Кроме того, на участке прорыва было сосредоточено 227 установок гвардейских минометов (реактивная артиллерия). Для лучшего управления вся артиллерия была сведена в одну армейскую артиллерийскую группу. Для непосредственного обеспечения высадки и действий десанта выделялось 208 орудий, собранных в три подгруппы. Каждая подгруппа как бы закреплялась за одним десантным отрядом и своим огнем содействовала выполнению его задачи. Вся артиллерия подчинялась командующему 18-й армией. В течение 15 суток до начала операции группа артиллерии, состоявшая из 50 орудий калибра 152 мм и 203 мм, методическим огнем разрушала оборонительные сооружения противника. Общая артиллерийская подготовка должна была начаться за 16 минут до высадки десанта. За минуту до высадки огонь переносился в глубину обороны противника. Корректирование огня должно было осуществляться специальными постами, которые высаживались вместе с десантом. Эти посты снабжались радиостанциями. Для авиационного обеспечения Новороссийской наступательной операции Черноморский флот выделил 88 самолетов и 4-я воздушная армия - 60. Всего было 148 самолетов, из них - 58 истребителей, 36 штурмовиков и 54 бомбардировщика. На авиацию возлагалась задача обеспечить с воздуха высадку десантов, а в ходе операции еще и снабжать наступавшие части боеприпасами и продовольствием.

План десантной операции предусматривал в целях маскировки выход отрядов кораблей из Геленджика в море и их построение при лунном освещении, а после захода луны совершить переход к местам высадки. В это время наши самолеты должны были барражировать над бухтой, чтобы гулом моторов заглушить шумы двигателей десантных катеров. Переброску и высадку десанта предполагалось произвести двумя эшелонами. Первый эшелон в составе 255-й бригады морской пехоты, 393-го отдельного батальона морской пехоты и 1339-го стрелкового полка было решено посадить на суда в Геленджикской бухте; второй эшелон - 290-й полк НКВД - у пристани на 9-м километре Новороссийского шоссе и остатки 255-й бригады морской пехоты, входившие также во второй эшелон, - у Кабардинки. Посадку планировалось закончить к 21 часу, так как на переход десанта из Геленджика отводилось пять часов. Этого времени должно было хватить на то, чтобы высадку обоих эшелонов закончить до рассвета первой же ночи. [363] Вдоль побережья от мыса Дооб до линии фронта на берегу Цемесской бухты устанавливались створные знаки - огни для навигационного обеспечения движения кораблей. Планировалась следующая очередность высадки десанта. Одновременно с началом артиллерийской подготовки торпедные катера, группы прорыва вырываются вперед и в течение 9 минут уничтожают боносетевые заграждения у входа в порт и огнем торпед расширяют старые пробоины мола. Затем катера высаживают на молы штурмовые группы, и те выставляют на концах мола сигнальные огни: «Путь свободен». За 13 минут до начала высадки катера группы атаки берега торпедируют побережье от мыса Любви до основания Западного мола. За 7 минут катера группы атаки порта врываются в бухту и за 4 минуты до начала высадки торпедируют берег и пристань в местах высадки десанта. В это время корабли десантных отрядов врываются в бухту и полным ходом идут к местам высадки. Одновременно с высадкой десанта в наступление должны перейти обе сухопутные группы 18-й армии.

Выполнение плана операции требовало исключительно четкого взаимодействия на море, суше и в воздухе, четкого управления. Руководство операцией возглавил командующий Северо-Кавказским фронтом генерал-полковник И. Е. Петров. Наши войска тщательно готовились к штурму Новороссийска. Еще задолго до начала операции все катера и мелкие плавучие средства оборудовались и приспосабливались для десантных действий. А в двадцатых числах августа началась подготовка сухопутных войск и флота. В подготовительный период развернулась интенсивная работа всех видов разведки. Действуя с суши, моря и воздуха, разведчики установили численность вражеской группировки, систему его огня на участках прорыва и высадки десантов. Перед началом операции командиры десантных отрядов с горы Маркотх лично просмотрели порт, места высадки, подходы к ним и ориентиры. [364] Особое внимание уделялось специальной тактико-стрелковой и морской подготовке войск. В районе Геленджика были специально оборудованы по типу вражеской обороны укрепления. Полторы недели десантные части готовились к прорыву сильно укрепленных позиций. Подразделения, которым предстояло участвовать в десанте, тренировались вместе с кораблями Черноморского флота. Каждую ночь, часто в бурную штормовую погоду, морские пехотинцы отрабатывали четкие и быстрые действия при посадке на суда и высадке на берег. Командиры торпедных катеров тренировались в быстром уничтожении боносетевых дений. Большое внимание уделялось инженерной подготовке войск. Во всех соединениях имелись отряды разграждения и отряды закрепления захваченных рубежей, в частях и подразделениях прорыва - штурмовые группы. Во всех стрелковых подразделениях отрабатывались вопросы саперного дела: обнаружение и обезвреживание мин, преодоление заграждений. Все десантные отряды были обеспечены инженерным имуществом. Каждая десантная группа имела штурмовые мостики, «кошки», специальные легкие мостики для быстрого преодоления береговых укреплений и минных полей. В каждой группе были небольшие радиостанции для поддержания постоянной и устойчивой связи между группами. В связи с тем что начало операции намечалось на ночное время, все участники десанта получили специальные нарукавные опознавательные знаки.

Особое внимание в ходе подготовки уделялось дезинформации противника, сохранению скрытности операции. Командование категорически запретило всякую переписку о десантной операции. Все вопросы, касающиеся предстоящей операции, решались только личным общением соответствующих командиров и работников штабов. Вся документация велась только от руки, и исполнители знакомились лишь с тем, что их непосредственно касалось. Подготовка к операции велась под видом подготовки к высадке десанта в районе Южной Озерейки. С этой целью штаб Северо-Кавказского фронта издал специальную [365] (ложную) директиву о проведении десантной операции в районе Южной Озерейки. В период подготовки усилилась разведка побережья Южной Озерейки. Черноморский флот высаживал в этом районе разведывательные группы. В августе командование операции провело на кораблях Черноморского флота военную игру, где отрабатывались вопросы высадки оперативного десанта на побережье Крыма. Всякие перегруппировки, сосредоточение войск и плавучих средств, как и сама тренировка, проводились только ночью. Днем войска и корабли тщательно маскировались, а район Геленджикской бухты был надежно прикрыт от воздушной разведки противника. Но самым важным мероприятием, которое дезориентировало противника и отвлекло его внимание, явились частные операции 56-й и 9-й армий, которые проводились для улучшения своего тактического положения. Эти частные операции приковали внимание противника к центральному и северному участкам Голубой линии.

Исключительно большое внимание в период подготовки уделялось партийно-политической работе среди личного состава. Учитывая то, что в десантной операции будут участвовать войска 18-й армии и моряки Черноморского флота, политуправление Черноморского флота, политотделы армии и Новороссийской военно-морской базы всю партийно-политическую работу проводили совместно. Политуправление Черноморского флота и политотдел 18-й армии издали специальную директиву о партийно-политической работе по этапам операции: подготовка к десанту, посадка личного состава на корабли и переход морем, бой за высадку, бой на плацдарме. Исходя из конкретных условий обстановки, применялись разнообразные формы и методы партийно-политической работы. При этом широко использовалась устная, печатная и наглядная агитация, проводились собрания, лекции, групповые и индивидуальные беседы, воинам показывались патриотические кинофильмы, выпускались армейские и флотские газеты, специальные брошюры и боевые листки. Агитаторы широко пропагандировали успехи Красной Армии на других фронтах. Военный совет 18-й армии выступил с обращением, в котором говорилось: «Боевые товарищи! Приближается время освобождения Тамани от вражеских банд. Ваша роль в этом огромна, за вашими боевыми действиями с напряжением и надеждой будет следить весь народ»{285}.

Военный совет подчеркивал, что наступление Красной Армии распространяется все шире и шире. Он выражал уверенность, что «левый фланг советско-гермайского фронта, верный своим боевым традициям, будет идти в ногу со всей Красной Армией к полной победе над врагом, к торжеству нашего правого дела». В десантных соединениях и частях вместе с командирами и офицерами штабов находились политработники армии и Черноморского флота. Начальник политотдела 18-й армии полковник Л. И. Брежнев, находясь у десантников, проверял подготовку к операции, интересовался, в чем нуждаются войска. Л. И. Брежнев беседовал с воинами, проводил совещания с командирами и политработниками, бывал на партийных и комсомольских собраниях, вручал партийные билеты принятым в ряды ВКП(б). Большую партийно-политическую работу в войсках в этот период провели политработники А. Я. Фоминых, М. К. Видов, Н. В. Старшинов, А. И. Рыжов, И. А. Дорофеев, Ф. В. Монастырский, М. X. Калашник, Е. Е. Мальцев, С. Е. Колонии и многие другие. При подготовке штурма Новороссийска большую помощь армейским и флотским партийным организациям оказывали писатели и журналисты Сергей Борзенко, Евгений Петров, Павел Коган, Анатолий Луначарский{286}.

Особое внимание в политической работе этого периода уделялось беседам с новым пополнением. В рядах десантников находилось немало воинов, прибывших из освобожденных районов Кавказа. Политработники разъясняли им патриотическое значение присяги и их воинского долга перед Родиной, рассказывали о боевых традициях соединений, частей и кораблей, в которые они прибыли. Ведь десантная операция поручалась морским пехотинцам - бесстрашным участникам грозных сражений за Одессу, Севастополь, Керчь и Новороссийск. Эти [367] воины-черноморцы вынесли из огня боев неукротимую ненависть к врагу, мужество и отвагу, обогатились боевым мастерством. И этот богатый опыт моряки передавали своим друзьям пехотинцам, с которыми им предстояло штурмовать Новороссийск. Так, моряки 393-го отдельного батальона морской пехоты проводили беседы в частях 18-й армии. В этих беседах бывалые моряки-десантники рассказывали пехотинцам, что представляет собой морской десант, как нужно к нему готовиться; как подогнать снаряжение, как вести себя во время перехода на катерах, как прыгать в воду и устремляться к берегу, как преодолевать заграждения на берегу. Большую помощь бойцам в подготовке к десанту оказала выпущенная политуправлением Черноморского флота и политотделом 18-й армии Памятка бойцу десанта. Такую памятку имел каждый солдат и матрос. Особой заботой командиров и политработников в период подготовки операции была правильная расстановка партийных сил. Политорганы помогли командирам сформировать десантные отряды из лучших людей, создать в отрядах крепкое партийное и комсомольское ядро. В десантных отрядах было около 70 процентов коммунистов и комсомольцев, 60 процентов участников предыдущих десантных операций, из них около половины были награждены орденами и медалями. Коммунисты и комсомольцы высказывали свое желание первыми высаживаться на берег, личным примером воодушевлять бойцов. В период подготовки к операции в войсках и на кораблях значительно возрос морально-политический дух солдат и матросов. Многие воины хотели идти в бой коммунистами. Ежедневно от моряков и солдат поступало много заявлений с просьбой принять в партию. Всего за 10 дней подготовки некоторые партийные организации подразделений выросли на 40- 50 процентов. К началу операции в каждой роте было от 7 до 15 коммунистов.

Так в результате большой работы командиров, политорганов, партийных и комсомольских организаций в войсках и на кораблях был создан высокий наступательный порыв, значительно укрепилась дисциплина и организованность. Солдаты и матросы хорошо подготовились к штурму Новороссийска и с нетерпением ждали назначенного часа. Вместе с регулярными войсками готовились к штурму Новороссийска и партизаны. Они обратились к жителям Новороссийска с воззванием: «Дорогие товарищи! Кавказ и Кубань уже освобождены от гитлеровских мерзавцев. Близок час освобождения Красной Армией и Военно-Морским Флотом нашего родного города Новороссийска. Знайте, [368] мы рядом с вами, мы вместе с бойцами Красной Армии и Флота уже вступили на окраины города и продвигаемся вперед. Новороссийск будет наш, над городом снова будет реять Красное знамя! Смерть немецким оккупантам! Смерть подлым изменникам и предателям! Убивайте палачей и фашистских наемников! Всеми мерами старайтесь помешать врагу грабить, разрушать, наносить ущерб хозяйству города! Ждите, мы придем, мы близко, мы с боями пробиваемся вместе с Красной Армией и Военно-Морским Флотом! Мы придем! Новороссийск будет нашим, советским городом. Новороссийские партизаны»{287}.

И этот час наступил. 9 сентября, когда над Геленджикской бухтой сгустились сумерки, началась посадка на десантные суда. К 21 часу первый и второй десантные отряды закончили посадку и через 15 минут вышли в море. Третий десантный отряд задержался с посадкой на один час и должен был догонять отряды первого эшелона. Штаб высадки десанта установил, что отряды высадки опаздывают на 45 минут. Командование флота вынуждено было перенести начало высадки с 2 часов 15 минут на 3 часа 10 минут, о чем тут же было сообщено всем исполнителям. В 2 часа 44 минуты все десантные отряды заняли свои места на исходной линии. К этому времени артиллерия противника прекратила огонь. Все стихло. Лишь изредка издалека доносились одиночные выстрелы или автоматные очереди. Время от времени над Цемесской бухтой взлетали ракеты, озаряя бледным светом темную воду и разрушенные строения на набережной. По сигналу командующего артиллерией настороженную тишину разорвал мощный грохот артиллерийской канонады. 800 орудий обрушили свой огонь на оборонительные позиции противника к востоку и югу от Новороссийска, по порту, городу и побережью. Над бухтой пронеслись огненные залпы «катюш». Одновременно с воздуха нанесла мощный бомбовый удар наша авиация. Гитлеровцы были захвачены врасплох, но вскоре, опомнившись, открыли ответный огонь из 40 артиллерийских батарей и шестиствольных минометов. В городе начались пожары. Дымом заволокло молы и порт. Это маскировало десант, но в то же время затрудняло ориентировку десантных судов. Вслед за ударами артиллерии и авиации к молам порта прорвались торпедные катера группы прорыва. Одновременно катера группы атаки берега атаковали побережье в местах высадки [369] вне порта. Раздались взрывы страшной силы. Это торпедные, катера нанесли удары по молам и укреплениям врага, разрушив при этом около 30 дотов и дзотов у береговой черты. Торпедировав молы, катера группы прорыва стремительно ринулись к бонам, высадили десантные группы на Западный и Восточный молы, быстро подорвали боносетевые заграждения и выставили сигнал: «Проход в порт открыт». Приняв сигнал, торпедные катера группы атаки порта в 2 часа 56 минут на полном ходу ворвались в порт и атаковали огневые точки врага на причалах и на берегу в местах высадки внутри порта. В это время артиллерия противника перенесла свой огонь на входные ворота в гавань и на корабли десанта. На узкие ворота шириной всего не больше 80 м обрушился ураганный огонь вражеской артиллерии всех видов, И вот в эти ворота первыми ворвался второй отряд десантных кораблей с моряками 393-го отдельного батальона морской пехоты под командованием капитан-лейтенанта Ботылева. За 20 минут отряд высадил на северном берегу гавани у пристаней Элеваторная и Нефтеналивная около 800 человек. Под непрерывным огнем врага моряки выгрузили на берег 10 минометов, 19 станковых пулеметов и 40 противотанковых ружей. Моряки с ходу вступали в бой. За короткое время они заняли шесть пристаней в северо-западной части порта.

Следом за вторым отрядом начали высадку первый и третий десантные отряды. Третий отряд (1339-й стрелковый полк) начал высадку у Восточного мола. За 30 минут отряд высадил у пристани Импортная и у электростанции 1083 человека, выгрузил несколько 45-мм орудий, 20 минометов и 10 станковых пулеметов. Первый эшелон первого десантного отряда в составе 255-й бригады морской пехоты высаживался у пристани Каботажная и на побережье от мыса Любви до корня Западного мола. Морские пехотинцы попали под шквальный огонь артиллерии и минометов врага. Успеху десанта мешала малая глубина у места высадки. Корабли не могли подойти близко к берегу. Людей приходилось пересаживать на мотоботы и мотобаркасы. Высадка первого эшелона десанта затянулась до 4 часов 25 минут. Кроме того, при его высадке была потоплена часть плавсредств, а многие вернувшиеся в Геленджикскую бухту суда нуждались в ремонте. Одновременно с высадкой морского десанта перешли в наступление восточная и западная сухопутные группы 18-й армии. Наступая со стороны цементного завода «Октябрь» и с плацдарма Мысхако, они вели в течение дня 10 сентября ожесточенные бои, но прорвать оборону врага не смогли. Оправившись от первого удара, противник при поддержке [370] танков стал оказывать упорное сопротивление. Начались тяжелые уличные бои. Особенно трудно пришлось первому десантному отряду. 255-я бригада морской пехоты действовала побатальонно и разрозненно. Израсходовав все боеприпасы, поредевшие подразделения бригады в ночь на 11 сентября пробились к войскам западной сухопутной группы, наступавшей из Станички. Упорно продвигался вперед второй десантный отряд, в который входил 393-й отдельный батальон морской пехоты, сформированный из бойцов прославленного отряда майора Ц. Л. Куникова, высадившегося в феврале на вражеский берег в районе Станички. Подавляющее большинство морских пехотинцев этого батальона и всех других десантных частей явились участниками героического сражения за одну из крупнейших военно-морских баз Черноморского флота - Новороссийск, длившегося больше года. Моряки в защитных гимнастерках, никогда не расстававшиеся с устрашавшей врага тельняшкой, шли в решительный бой за любимый, ставший родным город. Для достижения скорейшей победы над гитлеровцами они проявляли величайшую решительность, смелость, мужество, пренебрегали смертью. Били фашистов не щадя своих сил, крови и самой жизни. Дважды орденоносец старшина 1-й статьи Колот из 393-го отдельного батальона морской пехоты, которым командовал капитан-лейтенант В. А. Ботылев, как только сошел с катера на берег, по пути на набережную внезапно обнаружил трех немцев с пулеметом. Он бросил в них гранату, от взрыва которой один фашист упал замертво, а двух других, пытавшихся спастись бегством, Колот сразил очередью из их же пулемета, ставшего первым трофеем десантников. Вскоре десантный отряд вышел на набережную и захватил сразу же два здания: Дом моряков и клуб. Эти дома, как и все другие, бойцам пришлось брать штурмом, во время которого был ранен старшина 1-й статьи Колот. Но, несмотря на ранение, бесстрашный воин продолжал активно участвовать в боях, за что был удостоен ордена Красного Знамени. В одном из зданий разместился штаб батальона с радиостанцией. Рота автоматчиков второго десантного отряда под командованием капитан-лейтенанта А. В. Райкунова в это время продвигалась к вокзалу. На рассвете моряки овладели им, на здании которого командир отделения Сморжевский водрузил советский Военно-морской флаг.

Бессмертный подвиг совершил в бою за электростанцию старшина 1-й статьи Иван Прохоров. Взвод, в котором находился Прохоров, после высадки в районе электростанции под ураганным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем пошел в атаку. В этой атаке Иван Прохоров уничтожил [371] гранатами вражеский пулеметный расчет, в рукопашной атаке убил трех гитлеровцев. Метр за метром продвигались десантники, пробивая себе путь гранатами и штыками. Сильный огонь прижал их к земле. Кто-то крикнул «Вперед!», и моряки дружно рванулись навстречу огненному шквалу. Но тут же остановились: перед ними было минированное проволочное заграждение. Секунды замешательства стоили дорого. Слева били две вражеские пушки, справа и в упор стреляли гитлеровские автоматчики. И тогда от десантников отделился Иван Прохоров. Он повернулся к товарищам и сказал: «Я, наверно, погибну, ребята. Считайте меня коммунистом». Крепко сжимая автомат, он бросился к заграждению. Прохоров пробежал всего несколько метров, как взорвалась одна мина. Моряк упал. Но тут же поднялся и, пошатываясь и опираясь на автомат, зашагал дальше. Грянул страшный взрыв. Моряки устремились в проход, проделанный ценою жизни героя.

В районе электростанции геройски сражались воины 1339-го стрелкового полка. В одном из батальонов пал командир. Тогда батальон возглавил замполит полка майор Гасиев. Он повел бойцов в атаку на электростанцию. Из района электростанции просматривалась и обстреливалась почти треть города. Противник сильно укрепил здание электростанции. Полуподвальные помещения были превращены в доты, откуда гитлеровцы вели огонь из орудий и пулеметов. Первой на электростанцию ворвалась рота капитана М. Н. Кириченко. Рядовой Фирсов с красным флагом стал пробиваться к верхнему этажу здания. Но вражеская пуля сразила отважного бойца. Тогда знамя подхватил комсорг батальона сержант Алексеев. Под ливнем вражеских пуль он взобрался на крышу электростанции и водрузил красный стяг. Видимое издалека, красное знамя воодушевляло бойцов. Ведя тяжелые бои, 1339-й полк расширял захваченные позиции. Противник понимал, какую опасность представляет десант в тылу его обороны и в центре города. Поэтому враг бросил сюда почти все свои резервы. С каждым часом бои [372] становились все ожесточеннее. К концу дня 10 сентября врагу удалось, используя свежие резервы, прижать наши подразделения к морю. Пользуясь тем, что основное внимание противника было приковано к полку С. Н. Каданчика, два других полка 318-й дивизии под командованием подполковника Г. Д. Булъбуляна и подполковника Ширяева блокировали опорный пункт врага на горе Сахарная Голова и завязали уличные бои. А тем временем 1339-й полк вел тяжелые бои почти в полном окружении. Командующий 18-й армией генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе, внимательно наблюдавший за ходом сражения, решил бросить на помощь 1337-й полк подполковника Г. Д. Бульбуляна. Погрузившись на катера и мотоботы, подразделения полка в ночь на 11 сентября вышли в море. Вместе с десантом вышел и командир 318-й дивизии полковник В. А. Вруцкий. К тому времени связь с подполковником Каданчиком прервалась, и командир дивизии не знал обстановку, которая сложилась в 1339-м полку. А обстановка там сложилась крайне тяжелая. Мол и причалы вновь были захвачены противником. Опасаясь нового десанта, гитлеровцы спешно заминировали берег, установили новые боносетевые заграждения. Таким образом, 1337-му полку предстояла нелегкая задача - высадиться на сильно укрепленный берег и соединиться с окруженным 1339-м полком.

В 2 часа 40 минут десантные суда подошли к исходной позиции. Наша артиллерия открыла огонь. Через 10 минут огонь был перенесен в глубину обороны врага, и началась высадка десанта. Бойцы с боем продвигались вперед. Перед этой операцией бойцы поклялись: «Пока стучит в нашей груди сердце, пока течет в наших жилах кровь, мы будем идти сквозь любой огонь, через любые преграды, чтобы вырвать из фашистских лап наш Новороссийск. Мы снова вернем Родине наш любимый город». Сквозь шквальный огонь шли подразделения полка, отвоевывая дом за домом. Вскоре десантники 1-го батальона соединились с отрядом морской пехоты капитан-лейтенанта Ботылева в районе клуба портовиков. Противник бросал в бой все новые и новые резервы. Для командования фронта стало ясно, что сил одной дивизии для завершения прорыва всей главной полосы обороны противника недостаточно. Командующий фронтом решил усилить 18-ю армию. За счет своих резервов он приказал срочно перебросить в полосу действий восточной сухопутной группы 55-ю гвардейскую Иркутскую дивизию под командованием генерал-майора Б. Н. Аршинцева и 5-ю гвардейскую танковую бригаду полковника П. К. Шуренкова. [373] Последнее обстоятельство диктовалось тем, что уже с первых часов уличных боев стала ощущаться острая потребность в танковой поддержке. Каменные здания были неуязвимы для стрелкового оружия, попытки выкатывать орудия для стрельбы прямой наводкой приводили к большим потерям. Все улицы густо простреливались пулеметным и минометным огнем. По ним могли пройти только танки. Однако, для того чтобы ввести в бой танки, надо было преодолеть Камышовскую балку глубиной свыше 6 м. Мост через балку был взорван. Попытки восстановить его оказались безуспешными из-за сильного огня, который противник вел с горы Сахарная Голова. Тогда на помощь пришли саперы 383-го инженерного батальона. Под непрерывным огнем противника они на руках подносили тяжелые камни и строили перемычку. В течение дня перемычка была готова, и путь для танков в город был открыт. Постепенно сопротивление противника начало ослабевать. Это произошло потому, что вражеское командование уже израсходовало тактические резервы, оперативных резервов почти не было, а активные действия войск 56-й и 9-й армий не позволяли врагу осуществлять маневр за счет других участков фронта. К тому же гитлеровцы в Новороссийске несли большие потери. Так, 186-й полк 73-й пехотной дивизии из-за потерь был сведен в один батальон, 170-й полк этой же дивизии потерял около 20 процентов своего состава, 228-й полк 101-й легкопехотной дивизии более 40 процентов, а две портовые команды были почти полностью уничтожены{288}.

В то же время войска 18-й армии были значительно пополнены, В течение 12-13 сентября в бой были введены вторые эшелоны десантов, а с утра 13 сентября из-за левого фланга 318-й стрелковой дивизии была введена в бой 55-я гвардейская стрелковая дивизия. Наиболее упорные бои 13 сентября разгорелись на участке восточной сухопутной группы. Противник здесь часто переходил в контратаки. Темпу наступления наших войск на этом участке мешало и то, что наступавшие части, втянувшись в предместье Адамовича Балка, вынуждены были вести бои в узкой 3-километровой полосе, ограниченной горами и морем. Противник на этом участке еще прочно удерживал гору Сахарная Голова. В этом районе он накапливал силы для удара в направлении цементного завода «Октябрь». Этим ударом враг надеялся закрыть прорыв и отрезать наступавшие части 318-й стрелковой и 55-й гвардейской дивизий. Разгадав этот замысел, командующий фронтом решил упредить противника. Он приказал повернуть основные силы 318-й стрелковой дивизии на северо-запад в направлении перевалов [374] Маркотх и Неберджаевский, выйти глубоко в тыл противника, оборонявшегося на горе Сахарная Голова, и отрезать ему пути отхода на запад. Этот маневр предохранил от флангового удара восточную сухопутную группу и позволил отрезать противника в районе горы Сахарная Голова.

В то же время для развития успеха восточной сухопутной группы в районе цементного завода «Октябрь» была сосредоточена группа в составе 5-й гвардейской танковой бригады, одного самоходно-артиллерийского полка, одного истребительно-противотанкового артиллерийского полка, одного стрелкового и одного инженерного батальонов{289}. На эту группу возлагалась задача стремительными действиями развить успех 55-й гвардейской стрелковой дивизии и поддержать действия 318-й стрелковой дивизии, которая прикрывала фланг ударной группы армии. В это же время из резерва командующего фронтом в восточную сухопутную группу перебрасывалась 414-я стрелковая дивизия генерал-майора Г. Г. Курашвили. 14 сентября в 7 часов утра после 40-минутной артподготовки перешла в наступление 56-я армия, нанося удар на Киевское и Молдаванское и Нижне-Баканский. Это поставило новороссийскую группировку врага в еще более тяжелое положение. Почти одновременно с 56-й армией возобновили наступление части восточной сухопутной группы 18-й армии и к исходу дня вышли к перевалу Маркотх. 55-я гвардейская стрелковая дивизия во взаимодействии с танковой группой сломила сопротивление врага в районе вокзала и начала развивать наступление в направлении Цемдолины. Противник продолжал упорно сопротивляться. Утром 15 сентября он обрушил особенно сильный артиллерийский огонь на подразделения 1339-го стрелкового полка. Подразделения противника сосредоточились для контратаки. Однако наши войска, отразив все вражеские контратаки, повели успешное наступление. 15 сентября 318-я стрелковая дивизия почти полностью очистила предместье Стандарт. Успеху дивизии во многом [375] способствовали танки и самоходные пушки. Они содействовали штурмовыми группами, как орудия сопровождения. Тем временем 55-я гвардейская стрелковая дивизия вышла в район элеватора, вокзала, нефтеналивных баков, пристани ? 5, соединилась с подразделениями 393-го отдельного батальона морской пехоты и этим рассекла на части вражескую группировку. В тот же день западная сухопутная группа, действовавшая с плацдарма Мысхако, продвинулась на 1,5-2 км.

Так, 15 сентября система обороны противника в районе Новороссийска оказалась нарушенной. Над его 4-й горнострелковой дивизией нависла угроза окружения. В 17 часов наша разведка установила отход противника мелкими группами в западном и северо-западном направлениях, а в 9 часов вечера начался отход его главных сил. К 10 часам 16 сентября порт и город Новороссийск были полностью очищены от противника. В этот день вся страна слушала приказ Верховного Главнокомандования войскам Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота:

«Войска Северо-Кавказского фронта, во взаимодействии с кораблями и частями Черноморского флота, в результате смелой операции- ударом с суши и высадкой десанта с моря,- после пятидневных ожесточенных боев... сегодня, 16 сентября, штурмом овладели важным портом Черного моря и городом Новороссийск. В боях за Новороссийск отличились войска генерал-лейтенанта Леселидзе, моряки контр-адмирала Холостякова, летчики генерал-лейтенанта авиации Вершинина и генерал-лейтенанта авиации Ермаченкова. Особенно отличились: 318 стрелковая дивизия полковника Вруцкого, 55 гвардейская Иркутская ордена Ленина и трижды Краснознаменная стрелковая дивизия имени Верховного Совета РСФСР генерал-майора Аршинцева, 83 Краснознаменная отдельная морская стрелковая бригада подполковника Козлова, 5 гвардейская танковая бригада полковника Шуренкова, 290 отдельный стрелковый полк войск НКВД подполковника Пискарева, 393 отдельный батальон морской пехоты капитан-лейтенанта Ботылева, 11 штурмовая авиационная дивизия военно-воздушных сил Черноморского флота подполковника Губрий, 88 гвардейский истребительный авиационный полк майора Максименко, 889 ночной легкобомбардировочный авиационный полк майора Бочарова, 2 бригада торпедных катеров капитана 2 ранга Проценко, 1 Краснознаменный дивизион сторожевых катеров капитан-лейтенанта Глухова, 4 дивизион сторожевых катеров капитан-лейтенанта Сипягина, 81 гаубичный артиллерийский полк подполковника Ахтырченко, 69 гвардейский артиллерийский полк подполковника Петруня, 1169 пушечный артиллерийский полк полковника Тарасова, 108 гвардейский истребительный противотанковый артиллерийский полк майора [376] Багныч, 195 горновьючный минометный полк подполковника Иванян, 1 гвардейский отдельный артиллерийский дивизион майора Матушенко, 251 отдельный подвижной артиллерийский дивизион капитана Солуянова, 8 гвардейский минометный полк подполковника Макарян. В ознаменование одержанной победы отличившимся в боях за освобождение города Новороссийск 318 стрелковой дивизии, 83 Краснознаменной отдельной морской стрелковой бригаде, 5 гвардейской танковой бригаде, 290 отдельному стрелковому полку войск НКВД, 393 отдельному батальону морской пехоты, 11 штурмовой авиационной дивизии, 88 гвардейскому истребительному авиационному полку, 889 ночному легкобомбардировочному авиационному полку, 2 бригаде торпедных катеров, 1 Краснознаменному дивизиону сторожевых катеров, 4 дивизиону сторожевых катеров, 81 гаубичному артиллерийскому полку, 69 гвардейскому артиллерийскому полку, 1169 пушечному артиллерийскому полку, 108 гвардейскому истребительному противотанковому артиллерийскому полку, 195 горновьючному минометному полку, 1 гвардейскому отдельному артиллерийскому дивизиону, 251 отдельному подвижному артиллерийскому дивизиону и 8 гвардейскому минометному полку присвоить наименование Новороссийских и впредь эти соединения и части именовать:

318-я Новороссийская стрелковая дивизия;

83-я Краснознаменная Новороссийская отдельная морская стрелковая бригада;

5-я гвардейская Новороссийская танковая бригада;

290-й Новороссийский отдельный стрелковый полк войск НКВД;

393-й Новороссийский отдельный батальон морской пехоты;

11-я Новороссийская штурмовая авиационная дивизия;

88-й гвардейский Новороссийский истребительный авиационный полк;

889-й Новороссийский ночной легкобомбардировочный авиационный полк;

2-я Новороссийская бригада торпедных катеров;

1-й Краснознаменный Новороссийский дивизион сторожевых катеров;

4-й Новороссийский дивизион сторожевых катеров;

81-й Новороссийский гаубичный артиллерийский полк;

69-й гвардейский Новороссийский артиллерийский полк;

1169-й Новороссийский пушечный артиллерийский полк;

108-й гвардейский Новороссийский истребительный противотанковый артиллерийский полк;

195-й Новороссийский горновьючыый минометный полк;

1-й гвардейский Новороссийский отдельный артиллерийский дивизион; [377]

251-й Новороссийский отдельный подвижной артиллерийский дивизион;

8-й гвардейский Новороссийский минометный полк;

55-ю гвардейскую Иркутскую ордена Ленина и трижды Краснознаменную стрелковую дивизию имени Верховного Совета РСФСР, неоднократно уже отличавшуюся в боях с врагами нашей Родины, представить к награждению орденом Суворова 2-й степени.

Сегодня, 16 сентября, в 20 часов столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует нашим доблестным войскам, освободившим город Новороссийск, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий. Кораблям Черноморского флота в это же время произвести салют двенадцатью залпами войскам и кораблям, освободившим от немецко-фашистского ига вторую базу Черноморского военно-морского флота - Новороссийск. За отличные боевые действия объявляю благодарность всем руководимым вами войскам, участвовавшим в боях за освобождение города Новороссийск. Вечная слава героям, павшим в борьбе за свободу и независимость нашей Родины»{290}.

Новороссийск вновь стал свободным. Преследование врага продолжалось. Войска 18-й армии быстро продвигались в направлении Верхне-Баканский, Анапа и к исходу 16 сентября вышли на рубеж Кирилловка, Восьмая Щель, Васильевка, Глебовка, Глубокая Балка. Передовые отряды 5-й гвардейской танковой бригады подошли к поселку Гайдук и создали угрозу выхода в тыл вражеской группировки, оборонявшейся на Голубой линии. В это время партизанские отряды Новороссийского куста наносили удары по тылам врага в районах Васильевки, Глебовки, Борисовки, Абрау-Дюрсо, Волчьих Ворот. Диверсионные группы партизан, высланные в эти районы, всеми мерами задерживали эвакуацию живой силы и техники врага, вносили в его ряды панику. Народные мстители минировали дороги, организовывали засады. Эти группы действовали в тесной связи с частями Красной Армии и помогали ей срывать планомерное отступление противника на Таманский полуостров. Многие бойцы и командиры, участники этой операции, были награждены орденами и медалями. Достаточно сказать, что только в 393-м отдельном батальоне морской пехоты 431 человек был награжден орденами и медалями. Командиру этого батальона В. А. Ботылеву было присвоено звание Героя Советского Союза. Этого же высокого звания были удостоены подполковники С. Н, Каданчик, И. В. Пискарев, капитан-лейтенант А. В. Райкунов, капитан-лейтенант Н. И. Сипягин и другие отважные офицеры, солдаты и матросы. [378] Новороссийская наступательная операция явилась комбинированной операцией сухопутных войск и флота. Характерной особенностью ее следует отметить правильный выбор направления главного удара. Гитлеровское командование, укрепив свою Голубую линию, никак не ожидало нашего наступления на наиболее сильный опорный пункт - Новороссийск. Поэтому удар войск 18-й армии по правому флангу обороны врага был для него неожиданным. Оперативную и тактическую внезапность операции обеспечили хорошая оперативная маскировка и скрытность подготовки.

Успех операции был обеспечен умелыми и решительными действиями войск 18-й армии, высадкой и настойчивыми ударами десантных частей, наступлением 56-й армии в центре фронта. Успеху высадки десанта способствовали сильная артиллерийская и авиационная поддержка, твердое знание исполнителями своих задач, отличное навигационное оборудование района перехода, одновременная высадка десанта на широком фронте. Благодаря точной стрельбе артиллерии удалось разрушить инженерные укрепления противника. Мощные артиллерийские удары дали возможность быстро и без больших потерь высадить десантные части в Новороссийском порту. Умелое сочетание элементов внезапности (по сроку, месту и протяженности фронта высадки десантных частей) с применением нового для того времени способа массированного использования торпедного оружия по береговым объектам и укреплениям ошеломило врага, распылило его силы и не позволило быстро организовать повсеместно серьезного противодействия. Новороссийская наступательная операция имела ряд существенных особенностей. Так, разобщенность войск 18-й армии Цемесской бухтой, ограниченность доступных путей и направлений, малые площади исходных районов диктовали выбор направлений главных и вспомогательных ударов. Эти же обстоятельства влияли на состав сил и средств, необходимых для осуществления операции. В этой обстановке правильным оказалось проведение совместной операции войск 18-й армии с частью сил Черноморского флота и нанесение комбинированного удара с суши и моря. После того как из-за сложных условий местности не удалось осуществить принцип массирования сил и средств на участках прорыва ударных групп, командующий фронтом правильно и своевременно использовал успех 318-й дивизии и ввел в ее полосе дополнительные силы из своего резерва. Это во многом решило исход операции. Новороссийская операция подтвердила тот факт, что в условиях средних гор и крупного города могут быть использованы все рода войск. Однако боевое применение каждого рода [379] требует тщательного учета характера района боевых действий и особой подготовки. Успех операции обеспечивался правильной организацией командования и тем, что управление осуществлялось с командных пунктов командующих фронтом, Черноморским флотом и 18-й армией, которые были выбраны в местах, позволявших лично наблюдать и общаться с подчиненными войсками и частями. Управление в Новороссийской операции характеризовалось строгой централизацией. Командующий фронтом и его штаб согласовывали все усилия в рамках одной операции. Причем взаимодействие осуществлялось в интересах 18-й армии, так как от ее действий зависел успех всей фронтовой операции. И наконец, успеху операции во многом способствовало четко налаженное взаимодействие и объединение усилий полевой артиллерии с действиями артиллерии береговой обороны флота.

Победа, достигнутая советскими войсками под Новороссийском, имела большое значение в общем ходе борьбы на советско-германском фронте. Была полностью освобождена важная военно-морская база Черноморского флота. Наш Черноморский флот получил возможность более эффективно действовать по морским коммуникациям таманской и крымской группировок противника. Продвижение наших сухопутных войск в направлении Анапы и высадка морских десантов во фланги противника стали угрожать всей таманской группировке врага.

Освобождение Таманского полуострова

Укрепляя Голубую линию, немецко-фашистское командование всерьез надеялось сдержать наступление наших войск и сохранить за собой большую часть Новороссийска и Таманского полуострова. Конечно, гитлеровские генералы уже не мечтали о новом наступлении с кубанского плацдарма. Эта местность им нужна была для прикрытия подступов к Крыму со стороны Керченского пролива. Кроме того, владея портами на Таманском полуострове, противник в сильной степени сковывал действия нашего Черноморского флота.

По этим причинам ставка Гитлера затягивала эвакуацию своих войск с Таманского полуострова. Немецко-фашистское командование рассчитывало планомерно и без потерь перебросить часть сил с Таманского полуострова на усиление своей крымской группировки. С этой целью оно разработало операцию «Кримгильда» - планомерная эвакуация. Однако события, которые вскоре развернулись на Таманском полуострове, заставили немецко-фашистское командование изменить свои планы. Уже 11 сентября, т. е. на следующий день после начала Новороссийской операции, начальник штаба группы армий «А» доносил начальнику оперативного отдела [380] сухопутных сил: «...вряд ли удастся полностью выбить русских из Новороссийска»{291}. В этой обстановке гитлеровское командование взамен операции «Кримгильда» спешно предприняло операцию «Брунгильда» - ускоренная эвакуация. Так, оказавшись перед непосредственной угрозой разгрома своей группировки, немецко-фашистское командование спешно начало отвод своих войск.

Перед командованием Северо-Кавказского фронта встала задача не допустить отхода фашистских захватчиков с Таманского полуострова. Поэтому еще в ходе боев за Новороссийск 11 сентября командующий фронтом приказал 9-й и 56-й армиям перейти в наступление. С утра 12 сентября 9-я армия силами 11-го стрелкового корпуса начала наступление на Кеслерово. Гитлеровцы занимали в этом районе сильные позиции на высотах. Четыре дня продолжались бои на подступах к этому важному населенному пункту. И все же, несмотря на ожесточенное сопротивление врага, части 389-й стрелковой дивизии под командованием полковника Л. А. Колобова, совершив искусный маневр, 16 сентября ворвались в станицу Кеслерово. В этот день, возобновив наступление, войска 56-й армии прорвали центральный участок Голубой линии и овладели основными узлами сопротивления противника - Киевское, Молдаванское и Неберджаевская - и к исходу суток вышли на рубеж Мельничный, Трудовой, Прохладный, Нижые-Греческий, Аманат. 17 сентября гитлеровцы, предприняв сильную контратаку против частей 389-й стрелковой дивизии, оттеснили ее из Кеслерово. Однако попытка противника восстановить свое положение успеха не имела, так как соседняя станица Киевское была уже занята частями 22-го стрелкового корпуса 56-й армии. На следующий день мощными согласованными ударами противник был окончательно выбит из Кеслерово. В это же время соединения 18-й армии, наступавшие северо-западнее Новороссийска, заняли населенные пункты Гайдук, [381] Владимировка, Глебовка, Южная Озерейка, совхоз Абрау-Дюрсо и продвинулись на 15 - 16 км. За два дня ожесточенных боев наши войска уничтожили свыше 1500 гитлеровцев, много танков и самоходных орудий, захватили несколько складов с военным имуществом, взяли в плен большое количество вражеских солдат и офицеров.

Потеряв опору в центре и опасаясь быть отрезанными от переправ в Крым, немецкие части начали отходить на Таманский полуостров. Стремясь выиграть время и оторваться от наших войск, противник сильными арьергардами оказывал сопротивление на промежуточных позициях. На этих выгодных естественных рубежах, расположенных между многочисленными лиманами и озерами, противник разрушал все дороги и мосты, минировал местность. Гитлеровцы минировали не только дороги, но и развалины домов, колодцы, виноградники, ореховые рощи. Враг оставлял разного рода «сюрпризы», минные «приманки». Советские войска, преследуя противника, вынуждены были с боем брать каждый оборонительный рубеж. В этот период большую помощь наступавшим войскам оказали инженерные части и подразделения. Двигаясь в боевых порядках, саперы с исключительной ловкостью и мастерством разгадывали всевозможные минные «секреты» врага, очищали проходы войскам. Советские воины ни днем ни ночью не прекращали своего наступления. Однако боевые действия в первые дни наступления показали, что при преследовании части идут в нарезанных полосах, с равномерным распределением сил по фронту, мало применяют обходный маневр, не всегда используют отсутствие сплошного фронта у противника. Все это приводило к тому, что отходившие части врага не окружались и не уничтожались порознь, а лишь выталкивались.

Такие недостатки ведения боя отмечались, в частности, в 242-й горнострелковой дивизии 56-й армии. Для того чтобы [382] исправить положение, командующий армией 17 сентября приказал войскам, преследуя отходящего противника, создавать ударные группы на основных направлениях. В их задачу входило: пробивать оборону врага на его промежуточных рубежах и последующим вклинением в тыл отрезать противнику пути отхода и уничтожать его по частям. Командующий армией потребовал, используя отсутствие сплошного фронта у противника, смело выбрасывать в его тыл подвижные отряды и группы автоматчиков с задачей, создавая панику в обороне врага, прокладывать пути для ввода ударных групп на основных направлениях. 19 сентября в результате решительных действий и умелого маневра соединения правого фланга 56-й армии овладели населенными пунктами Кубанская, Колонна, Сиротский, Воронцовка и форсировали р. Псебепс. На левом фланге части армии выбили противника из селений Красный Псебепс, Николаевский, Бедняцкий, Харлампиевский и захватили ряд важных высот. Особенно ожесточенные бои разгорелись на подступах к станице Варениковская, где действовал 22-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора В. Ф. Сергацкова. Противник, прикрывая отход своих войск частями 9, 79 и 98-й пехотных и 97-й легкопехотной дивизий, стремился обеспечить за собой узкие перешейки между широкими лиманами, которые соединяют низовье Кубани с Таманским полуостровом. Враг решил задержать продвижение наших частей на выгодном для себя рубеже, который проходил по линии населенных пунктов Курчанская, Варениковская, Натухаевская, Раевская. Этот промежуточный рубеж был заранее подготовлен. Гитлеровцы опоясали станицу Варениковская проволочными заграждениями, сплошными минными полями и сосредоточили в ней на высотах южнее ее и в лесу на западном берегу реки много огневых средств. Противник использовал для обороны не только станицу, но и мелкие водные преграды на подступах к ней. Значительные силы гитлеровцы сосредоточили по обеим сторонам шоссе, проходящего через Варениковскую.

Первая попытка частей 22-го стрелкового корпуса атаковать станицу с фронта успеха не принесла. Сильным заградительным огнем враг остановил движение наших войск. Тогда командиру корпуса была поставлена задача сосредоточить силы на правом фланге корпуса и нанести удар в направлении Варениковской, обходя ее с юга{292}. Части корпуса быстро произвели перегруппировку. Тем временем саперы проделали проходы в минных полях и заграждениях противника, разведывательные группы уточнили его передний край и расположение огневых средств. [383] В 24 часа 21 сентября после часовой артиллерийской подготовки корпус перешел в наступление. Преодолев водные преграды в стороне от шоссе, части 351-й стрелковой дивизии под командованием полковника А. В. Ворожищева нанесли фланговый удар и на плечах противника ворвались в Варениковскую. Завязались упорные уличные бои. Враг пытался расчленить боевые порядки наших подразделений, но контратакующая группа противника сама оказалась охвачена с флангов и была полностью истреблена. К 7 часам утра станица Варениковская была освобождена. Противник потерял здесь свыше 800 солдат и офицеров, много оружия. В это же время севернее Варениковской ударная группировка 9-й армии в составе 316-й, 304-й стрелковых дивизий и двух полков 276-й стрелковой дивизии нанесла внезапный удар по станице Курчанская. В ночь на 19 сентября она форсировала плавни р. Курка. Советские воины незаметно переправились по заранее наведенным саперами штурмовым мостикам, а кое-где вплавь и с ходу стремительно атаковали противника. Внезапным ударом наши воины взломали вражескую оборону и стали продвигаться вперед. К исходу дня эти части овладели опорными пунктами Калабатка, Красный Октябрь и подошли к Курчанской с юга. На следующий день 227-я стрелковая дивизия полковника И. В. Терехина ударом с севера и 316-я стрелковая дивизия полковника Ф. И. Пекарева ударом с юга освободили станицу Курчанская, а наступавшая южнее 276-я стрелковая дивизия генерал-майора И. А. Севастьянова овладела Курчанским хутором. В то время когда войска 56-й армии теснили противника в центре, а войска 9-й армии на правом фланге Голубой линии, не менее напряженная борьба проходила на юге Таманского полуострова в полосе действий 18-й армии.

Особенно напряженные бои разгорелись на подступах к Анапе. Дело в том, что на протяжении долгого времени гитлеровцы использовали Анапу как морскую базу для связи всей таманской группировки с Крымом. Перед Анапой враг минировал большие участки местности. К началу боев за Анапу плотность минирования на ее подступах достигла 2500 мин на 1 км фронта. Особенно ожесточенно гитлеровцы сопротивлялись на подступах к Анапе в горных районах у станицы Верхые-Баканская и на перевале Волчьи Ворота. Большое оперативное значение имели Волчьи Ворота, где пересекаются почти все проходящие здесь узкие горные дороги. На подступах к этому ггеревалу и на прилегающих высотах противник заранее подготовил сильный оборонительный рубеж. Крутые подъемы, густые заросли деревьев, оползни и обвалы враг усилил искусственными [384] заграждениями. Но советские воины быстрыми и инициативными действиями сломили и здесь вражескую оборону. Бои в этом районе продолжались двое суток. В эти дни большую помощь наземным войскам оказали летчики 11-й Новороссийской штурмовой авиационной дивизии, которой командовал Герой Советского Союза подполковник А. А. Губрий. Мощные удары по укреплениям врага наносила и артиллерия. Преодолев Волчьи Ворота, советские войска подошли к станице Раевская. Отсюда открывалась дорога на Анапу. Не дав опомниться врагу, танковые подразделения 5-й гвардейской танковой бригады под командованием полковника П. К. Шуренкова ворвались в Гаевскую. В это время стрелковые подразделения на автомашинах обошли станицу с фланга и ворвались в нее. Завязался жестокий, часто переходивший врукопашную бой. Противник был разбит, Остатки его гарнизона начали поспешно отступать к Анапе. Освободив Раевскую, наши танковые подразделения преодолели наиболее труднодоступный горный район и, вырвавшись на Кубанскую равнину, получили более широкую свободу маневра. Танкисты, не давая противнику закрепиться на промежуточных рубежах, продолжали неотступно его преследовать. Между Раевской и Анапой гитлеровцы сильно заминировали местность. Они. пытались задержать здесь продвижение наших войск, чтобы успеть вывезти из Анапы награбленные богатства. Но уже ничто не могло остановить советских воинов. На помощь танкистам пришли саперы. Они быстро проделали проходы, установили границы минных заграждений. Обойдя минные поля, танки 21 сентября подошли к Анапе. В это же время корабли Черноморского флота совершили налет на Анапский порт. Огнем корабельной артиллерии был уничтожен ряд дзотов и огневых точек противника на причале. Прикрывшись дымовой завесой, наши корабли отошли в море, а с наступлением темноты снова ворвались в порт, обстреляли берег и высадили небольшой десант морских пехотинцев. Танки и морская пехота одновременно ворвались в город. Зажатый с моря и суши, враг заметался по улицам. Этот совместный удар танкистов и моряков был настолько стремительным и неожиданным, что гитлеровцы не успели воспользоваться 16 судами для бегства. 21 сентября город и порт Анапа был полностью освобожден от противника. Наши части захватили в Анапе 49 орудий, 180 пулеметов, 77 минометов, 4 тыс. винтовок и автоматов, 40 складов с военным имуществом и много других трофеев.

В это время в центре развивала наступление 56-я армия. К 24 сентября ее войска подошли к станице Гостагаевская. В 6 часов утра 24 сентября части 242-й горнострелковой дивизии полковника В. Б. Лисинова ворвались в Гостагаевскую. [385] Разгромив в ожесточенном бою немецкий гарнизон и истребив при этом более батальона противника, наши части вышли на рубеж западнее населенных пунктов Чекон, Гостагаевская, Ольховка, Благовещенское, достигнув своим левым флангом лимана Витязевский. Стремясь любой ценой остановить продвижение наших частей, противник упорно сопротивлялся. Наши войска внезапными атаками с флангов наносили ему большие потери. Гитлеровцы взрывали свои пушки, бросали вооружение, склады с боеприпасами и продовольствием. Где уж тут было до планомерной эвакуации, если сам начальник штаба 17-й армии доносил в ставку Гитлера: «...придется восточнее Кубани уничтожить около 40 тысяч тонн имущества»{293}. Среди гитлеровских вояк и их союзников царили отчаяние и паника. Пленный 420-го пехотного полка 125-й пехотной дивизии заявлял в своих показаниях: «...для нас, находящихся на Тамани, Крым не будет спасением. Все это похоже на Сталинград». Другие гитлеровские военнопленные называли таманский плацдарм котлом ведьм, сущим адом, фронтом всех фронтов, пеклом, мясорубкой{294}.

Преодолевая вражеское сопротивление, 56-я армия отбросила противника за р. Старая Кубань. Части 22, 16 и 11-го гвардейского стрелковых корпусов вышли к новому оборонительному рубежу противника, оборудованному между Ахтани-зовским, Старотитаровским и Кизилташским лиманами. 18-я армия тем временем подходила к станице Благовещенская. Чтобы не дать противнику привести себя в порядок и закрепиться на узком перешейке между морем и Витязевским лиманом, 89-я стрелковая дивизия под командованием полковника Н. Г, Сафаряна начала обходить лиман с севера, а южнее станицы по косе быстро продвигалась 55-я гвардейская Иркутская дивизия генерала Б. Н, Аршинцева. В это время командующий Северо-Кавказским фронтом приказал Черноморскому флоту высадить тактический десант [386] в районе Благовещенской. Задача десанта состояла в том, чтобы во взаимодействии с частями 18-й армии занять станицу Благовещенская и Суворовско-Черкесский и не допустить отхода противника по дорогам Анапа - озеро Соленое и Анапа - Джигинское. Основной десант было решено высадить в районе озера Соленое с задачей овладеть г. Таманью и отрезать пути отхода противника. Весь состав десанта, включавший 8421 человека, 38 орудий 45-мм калибра, 54 миномета, 60 пулеметов и 20 противотанковых ружей , разбивался на две группы. В первую группу десанта для высадки западнее Благовещенской вошел 166-й гвардейский стрелковый полк 55-й гвардейской стрелковой дивизии и 143-й батальон морской пехоты, а во вторую - для высадки в районе озера Соленое - 83-я морская стрелковая бригада. Для выполнения этой задачи командующий Черноморским флотом выделил сторожевой корабль, 3 тральщика, 17 сторожевых катеров, 30 десантных ботов и 12 торпедных катеров. Все корабли, предназначенные для десанта, разбивались на три отряда. Два отряда должны были высадить основной десант в районе озера Соленое, а третий отряд обеспечивал высадку вспомогательного десанта в районе Благовещенской.

23 сентября все десантные отряды погрузились на корабли в Геленджикской бухте. Однако из-за сильного шторма высадку десантов пришлось отложить на сутки. На следующий день в 16 часов десант вышел в море. Но и на этот раз из-за штормовой погоды основной десант вынужден был зайти в Анапу. Тем временем вспомогательный десант вышел в район западнее Благовещенской и начал высадку. Обнаружив десант, противник открыл по нему сильный огонь. Однако гвардейцы 166-го полка и морские пехотинцы стремительно высадились на Бугазскую косу и в упорном бою сломили сопротивление гитлеровцев. Всего на берег к вечеру 25 сентября было высажено 820 солдат и офицеров 166-го полка, доставлено 6 45-мм пушек, 15 82-мм минометов и боеприпасы. Во время высадки сторожевые катера маневрировали вдоль берега и огнем своей артиллерии подавляли огневые точки противника. Со стороны моря десант прикрыли дозорные торпедные катера. Высадившись на берег, гвардейцы стремительными действиями выбили противника с косы Кизилташского лимана и заняли оборону западнее Благовещенской, отрезав ему пути отхода к озеру Соленое, где в ночь на 26 сентября был высажен основной десант первым и вторым отрядами кораблей. Высаженные в районе озера Соленое моряки весь день 26 сентября вели ожесточенные бои с превосходящими силами противника, но прорваться к Тамани не смогли. Тогда командующий [387] фронтом приказал бросить в этот район дополнительно 103-ю и 8-ю гвардейскую стрелковые бригады. К 14 часам 27 сентября переброска дополнительного десанта была закончена, и усиленные части десанта при поддержке 8-го гвардейского и 47-го штурмового авиаполков Черноморского флота повели наступление на Тамань. К тому времени вспомогательный десант во взаимодействии с частями своей 55-й дивизии и 5-й гвардейской танковой бригадой комбинированным ударом с трех сторон 26 сентября освободил станицу Благовещенская и создал новую угрозу выхода во фланг и тыл немецко-фашистским частям.

В это время в северной части Таманского полуострова войска 9-й армии, овладев Курчанской, вели наступление вдоль Курчанского лимана на Темрюк. Расположенный в самом устье реки Кубани, Темрюк являлся крупным узлом сопротивления противника и замыкал левый фланг Голубой линии. Этот узел обороны должен был прикрывать таманскую группировку врага со стороны Азовского моря. Кроме того, Темрюк был ключом коммуникаций, связывавших морем Таманский полуостров с Керченским. Вот почему противник придавал большое значение обороне этого пункта. Подступы к Темрюку с востока и юга были почти сплошь прикрыты лиманами и плавнями. Но и эти естественные препятствия противник усилил минными полями, проволочными заграждениями, а в камышах укрыл большое количество огневых точек. Местность не позволяла действовать большим войсковым соединениям с использованием тяжелой техники и оружия. Поэтому боевые действия велись здесь небольшими группами. Были созданы специальные отряды. Каждый отряд получал самостоятельные задачи. Эта тактика требовала от бойцов большой физической выносливости и инициативы. Противник охранял все водные тропы. Надо было ввести врага в заблуждение, остаться самому незамеченным и внезапно атаковать. Так и действовали советские воины. К 26 сентября войска 9-й армии полностью овладели пространством между низовьем Кубани и Курчанским лиманом и подошли к Темрюку.

Корабли и авиация Азовской флотилии наносили систематические удары по судам и обороне противника, нарушая вражеские морские коммуникации. Авиация Черноморского флота бомбила конвои врага в северо-западной части Азовского моря. В это время по указанию командующего фронтом Азовская флотилия (командующий контр-адмирал С. Г. Горшков) готовила тактический десант. Высадка десанта предусматривалась одновременно в трех пунктах: основной - в районе восточнее Голубицкой, вспомогательный - в районе Чайкино и демонстративный - восточное Чайкино. Управление высадкой производилось с командного пункта Приморско-Ахтарская. [388] В основной десант выделялся 545-й стрелковый полк 389-й стрелковой дивизии численностью 1420 человек. Вспомогательный десант состоял из 220 человек 369-го отдельного батальона морской пехоты. Для высадки десанта были организованы три отряда высадки в составе 2 сторожевых катеров, 9 бронекатеров, 10 катеров-тральщиков, 6 полуглиссеров, 2 торпедных катеров и 15 сейнеров. С воздуха десант поддерживался истребительной авиацией 4-й воздушной армии и 20 самолетами Ил-2 из состава Азовской военной флотилии. Основной десант выполнял задачу дезорганизации обороны противника и воспрещение его отхода из Темрюка к Керченскому проливу. Вспомогательный десант должен был нарушить вражескую оборону на косе Перекопская, в порту и на восточной окраине Темрюка. Командовал десантом подполковник А. Е. Попович. На отряд прикрытия возлагалось обеспечение высадки десанта от атак вражеских кораблей с запада - торпедными катерами, вооруженными реактивными артиллерийскими установками, и с востока - бронекатерами. Кроме того, Азовская флотилия должна была действиями кораблей и авиации пресечь попытки противника эвакуировать войска и технику из района Чайкино и порта Темрюк.

25 сентября в 3 часа 25 минут корабли отряда высадки первого эшелона основного десанта, которыми командовал капитан-лейтенант С. В. Милюков, подошли к берегу восточнее Голубицкой и начали высадку. Враг открыл по десанту сильный огонь, однако огнем артиллерии катеров большинство огневых точек врага было подавлено. Высадившись на берег, десантники сразу же вступили в бой и обеспечили высадку второго эшелона десанта. Прорвав оборону противника, части десанта заняли северовосточную часть Голубицкой и перерезали дорогу Темрюк-Пересыпь, [389] лишив противника возможности отступать по прибрежной дороге из Темрюка. С утра 26 сентября противник предпринял сильные контратаки из района Пересыпи и оттеснил десантников от берега на северо-восточную окраину Голубицкой. Заняв круговую оборону восточнее Голубицкой, подразделения десанта несколько дней отражали ожесточенные контратаки противника, не допуская его отхода из Темрюка. Эту важную задачу десант решил благодаря героическим действиям его личного состава и эффективной поддержке штурмовой авиации. Вспомогательный десант - 369-й отдельный батальон морской пехоты под командованием майора М. А. Рудь - высадился 25 сентября около 4 часов утра в районе Чайкино. Несмотря на большие потери, морские пехотинцы вели ожесточенные бои и содействовали частям 9-й армии в освобождении Темрюка. Противник вынужден был бросить против наших десантных частей крупные силы. А тем временем части 304-й и 316-й стрелковых дивизий 11-го стрелкового корпуса после мощной авиационной и артиллерийской подготовки атаковали неприятельские позиции на Темрюкских высотах и в ночь на 27 сентября ворвались на восточную окраину города, а частью сил пересекли на лодках Курчанский лиман и атаковали очаги сопротивления с запада. В городе разгорелись ожесточенные бои. Теснимый с двух сторон, противник с большими потерями отступил к Голубицкой, но там его встретил огонь десантников. Гитлеровцы в панике бросились к станице Старотитаровская. К утру 27 сентября Темрюк был освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Продолжая наступление, войска 9-й армии на подручных средствах форсировали Кубань и вышли к укрепленному рубежу противника восточнее Голубицкой.

В освобождении Темрюка большую помощь войскам оказали летчики 4-й воздушной армии. В интересах десанта они систематически вели воздушную разведку, прикрывали район его погрузки. В течение трех часов до высадки десанта ночные бомбардировщики непрерывными ударами подавляли огневые средства противника в районе Темрюк, Голубицкая и шумом моторов обеспечили внезапный подход судов к месту высадки. Благодаря активному содействию ночной бомбардировочной авиации была осуществлена высадка десанта в намеченное время. С рассветом и в течение всего дня группы штурмовиков наносили эффективные удары по живой силе и артиллерии противника, а истребители в это время надежно прикрывали десант с воздуха. Действия авиации помогли десанту продвинуться и перерезать единственную коммуникацию Темрюк- Голубицкая. Во время выполнения боевых заданий летный состав проявлял образцы мужества и находчивости. Летчик 502-го штурмового [390] авиационного полка кандидат партии младший лейтенант Золотухин прилетел на заданную цель, но она была закрыта туманом. Не желая впустую расходовать боеприпасы, он, пролетая на низкой высоте, обнаружил замаскированные танки немцев. Несмотря на ураганный огонь зениток, летчик произвел пять метких атак по вражеским танкам. По его данным был нанесен ряд ударов. В результате больших потерь была сорвана одна из контратак противника против наших наступавших войск{295}. При выполнении боевого задания группа штурмовиков 103-го штурмового авиационного полка попала в зону сильного зенитного огня. Умело маневрируя, летчики наносили меткие удары по врагу. В это время самолет комсомольца Лебедева был подожжен, но герой Родины не оставил его. Он направил свой самолет на зенитную батарею врага и, жертвуя собой, заставил ее замолчать{296}.

Положение немецко-фашистских войск на Таманском полуострове становилось все более и более критическим. Войска Северо-Кавказского фронта мощными ударами на суше, с моря и воздуха продолжали гнать врага, прижимая его к морю. Но чем ближе подходил противник к Керченскому проливу, тем ожесточеннее становилось его сопротивление. Враг пытался всеми силами задержать наше наступление и дать возможность своим войскам эвакуироваться в Крым. Используя значительное сокращение фронта, враг оставил для обороны рубежа Голубицкая, Красная Стрела, Старотитаровская 370, 79 и 98-ю пехотные дивизии. Силами 50-й немецкой пехотной, 19-й румынской пехотной и 4-й горнострелковой дивизий занял рубеж Ахтанизовская, Вышестеблиевская, Веселовка. Организацию вражеской обороны облегчали узкие перешейки между лиманами с расположенными на них высотами. Такая местность позволяла врагу сдерживать наступавшие части даже небольшими силами. Наши войска вынуждены были брать укрепления противника фронтальными ударами. Кроме того, не имея возможности эвакуировать большие запасы боеприпасов, враг вел чрезвычайно интенсивный огонь из всех видов оружия и сплошь минировал все дороги и дефиле. Сдерживая наступление наших войск, противник спешно перебрасывал основные части 17-й армии в Крым. Однако все его попытки наладить плановую эвакуацию войск и техники через Керченский пролив срывались нашей авиацией.

Авиации 4-й воздушной армии и Черноморского флота была поставлена задача нарушить эвакуацию противника с Таманского полуострова. Завоевав господство в воздухе, она бомбила [391] скопления вражеской пехоты и техники в местах погрузки на суда и во время переправы через Керченский пролив, В эти дни 4-я воздушная армия произвела до 1800 самолето-вылетов, потопила около 150 судов противника и более 60 сильно повредила. Особенно сильные удары по коммуникациям врага наносили летчики Черноморского флота. Днем и ночью они совершалрт налеты на порты Таманского полуострова. Только с 20 по 28 сентября авиация Черноморского флота потопила 50 барж и 3 сторожевых катера, несколько транспортов и сбила 56 вражеских самолетов. В это время наземные части продолжали наносить противнику удар за ударом. Враг решил во что бы то ни стало задержать наступление наших войск на узких перешейках, соединяющих низовье Кубани с Таманским полуостровом. Достаточно сказать, что па рубеже обороны, проходившем по линии станиц Голубицкая, Старотитаровская, Кизилташский лиман, противник сосредоточил на участке в 25 км до пяти пехотных дивизий с танками и артиллерией. Войска 56-й армии форсировали Старую Кубань, преодолели плавни и 2 октября прорвали вражескую оборону между Ахтанизовским и Кизилташским лиманами и вышли к Старотита-ровской. Противник яростными атаками при поддержке танков и сильного минометного и артиллерийского огня пытался восстановить положение. Однако бойцы с помощью самоходной артиллерии, двигавшейся в боевых порядках пехоты, отбили все контратаки и, сами перейдя в наступление, овладели сильно укрепленным узлом сопротивления - станицей Старотитаровская. В бою за эту станицу наши части уничтожили до 500 гитлеровцев и многих взяли в плен.

Преодолев промежуточный оборонительный рубеж противника между лиманами Ахтанизовский и Кизилташский, войска армии 4 октября ворвались в станицу Вышестеблиевская и затем повернули на север в тыл вражеским частям, оборонявшимся на северном побережье Таманского полуострова против войск 9-й армии.Этим ударом таманская группировка противника была, по существу, расколота на две части. Враг вынужден был поспешно оставить Ахтанизовскую и отойти в район Кучугур. После этого 9-я армия была выведена в резерв. Преследуя врага и не давая ему задержаться на промежуточных рубежах, войска 56-й армии гнали врага с Таманского полуострова. Одновременно с прорывом войск 56-й армии у станицы Старотитаровская части 18-й армии вели наступление по южному берегу Таманского полуострова. 89-я стрелковая дивизия форсировала Кизилташский лиман и завязала бой за укрепленные горы Макотра и Поливадина, 55-я гвардейская стрелковая дивизия вела бой за Веселовку и высоту 36(?) [392]

Большую помощь частям 55-й гвардейской дивизии оказал высадившийся в районе Веселовки морской десант. В ночь на 3 октября, когда войска 56-й армии прорывались к Вышестеб-лиевской, противник бросил против этих частей большие силы: и ослабил сопротивление против 18-й армии. Воспользовавшись этим, войска армии сбили гитлеровцев с укрепленного рубежа у Веселовки и силами 55-й гвардейской и 89-й стрелковых дивизий устремились на Приморский, а подразделениями 107-й стрелковой бригады, посаженными на танки 5-й гвардейской танковой бригады,- на Тамань. Тем временем войска 56-й армии ночным штурмом прорвали вражескую оборону в районе опорного пункта Семешок и овладели станицами Сенная и Ахтанизовская. Окончательно прижатый к морю, противник с яростью цеплялся за каждый населенный пункт, каждую высоту. Особенно ожесточенные бои развернулись 8 октября за овладение последними опорными пунктами гитлеровцев - Кучугуры, Фонталовская и Татарский. На этом участке враг сосредоточил последние свои силы, способные к сопротивлению. Но войска 56-й армии стремительным маневром разрезали силы противника на две части и к концу дня 8 октября вышли западнее Кучу-гур и Запорожской, во фланг и тыл основных опорных пунктов врага. Почуяв опасность окружения, гитлеровцы в панике начали отходить к западному берегу на косу Чушка. Части армии вечером 8 октября после 30-минутной артиллерийской подготовки перешли в решительное наступление. К рассвету 9 октября они прорвали последний рубеж, прикрывавший подступы к косе Чушка, заняли кордон Ильич и вышли к берегам Керченского пролива. Разгромленные части противника были прижаты к морю и уничтожены. В ночь на 8 октября катера Черноморского флота высадили части морской пехоты на косу Тузла и к утру очистили ее от врага.

Таким образом, в результате непрерывного наступления армий Северо-Кавказского фронта, кораблей, морской пехоты и авиации Черноморского флота и Азовской флотилии Таманский полуостров был освобожден от противника. В 8 часов утра 9 октября командующий 56-й армией доложил Военному совету Северо-Кавказского фронта: «...Таманский полуостров частями 56-й армии к 7.00 9 октября 1943 года полностью очищен от немецких оккупантов»{297}. За 30 суток ожесточенных боев противник потерял убитыми 36 тыс. и около 22 тыс. ранеными солдат и офицеров, не считая потопленных и уничтоженных на переправах{298}. Наши войска захватили 32 танка, 337 орудий, 229 минометов, 540 тяжелых метательных [393] аппаратов, 83 паровоза, 2073 вагона, 184 склада и много другого военного имущества{299}.

9 октября командующий Северо-Кавказским фронтом издал приказ, в котором говорилось: «Сегодня, 9 октября 1943 г., войска 56 армии стремительной атакой сломили последнее сопротивление врага и к 7.00 утра вышли на берег Керченского пролива. Разрозненные остатки врага были отрезаны от переправы и истреблены. На Кубани и Таманском полуострове не осталось ни одного живого немца, кроме пленных. Последний этап битвы за Кавказ, начавшийся осенью прошлого года на Тереке, под Новороссийском, Туапсе, на перевалах Главного Кавказского хребта,- окончен. Ворота на Кавказ наглухо закрылись для врагов нашей Родины. Бойцы и офицеры Северо-Кавказского фронта честно сдержали свою клятву - биться с врагом насмерть, уничтожать врага и полностью освободить Тамань от вражеских полчищ. Тяжелый, но славный боевой путь прошли войска Северо-Кавказского фронта. С берегов Терека, с перевалов Клухор, Санчаро, горы Семашхо, под Туапсе - до берегов Крымского полуострова - таков боевой путь наших войск за истекший год. В зимнюю стужу, в снежную пургу и метель, в степях Ставропольщины, в горах Кавказа, в сырой изнурительной духоте таманских плавней, под палящим солнцем, в едкой и душной пыли разрывов вражеских бомб и снарядов, под смертоносным пулеметным огнем скромно и просто шли бойцы и офицеры, горя желанием разбить и уничтожить врага, освободить землю от вражеской нечисти. Солдаты и офицеры Северо-Кавказского фронта проявили беспримерный героизм, мужество и боевую доблесть. Славен и знаменит боевой путь войск 18 армии. Героическими боями на Малой земле, Мысхако, в горах под Новороссийском, смелым и дерзким штурмом города и порта Новороссийск проложен путь славы 18 армии. Войска 18 армии, овладев городами Анапа, Тамань, первыми выполнили боевую задачу по разгрому врага на Тамани.

56 армия в тяжелых боях под Туапсе нанесла первый удар по врагу. В тяжелых условиях горной зимы, по ущельям и перевалам пробили себе путь на Кубанскую равнину войска 56 армии. С той поры в непрерывных боях весной и летом войска 56 армии громили главные силы врага. В этих боях враг был надломлен, терпел большие поражения, и наконец 16 сентября войска 56 армии прорвали Голубую линию вражеской обороны, 56 армия погнала врага на запад. Стремительными атаками, искусным маневром наносились врагу удар за ударом, и 9 октября армия завершила славный Таманский поход Северо-Кавказского фронта, уничтожая силы врага и сбросив остатки в море. [394] Войска 9 армии прошли наиболее длинный боевой путь. Боевая слава 9 армии зародилась на Тереке в упорных боях на подступах к Грозному. Под Гизелью и Владикавказом, где впервые врагу был нанесен сокрушительный удар. С той поры армия прошла тысячеверстовый путь упорных боев с врагом и вышла к Азовскому побережью, в кубанские плавни. В мучительно трудных условиях войска 9 армии дрались с врагом. Все трудности были преодолены. Враг узнал силу ударов 9 А, и ее войска, выполняя свои долг, преследовали врага наряду с войсками 56 армии до Керченского пролива. Отмечая славный боевой путь войск Северо-Кавказского фронта, поздравляю весь личный состав: солдат, сержантов, офицеров и генералов с одержанной победой».

Так закончилась Новороссийско-Таманская наступательная операция войск Северо-Кавказского фронта, которая продолжалась с 9 сентября по 9 октября. За этот месяц враг потерял на кубанском плацдарме только убитыми и ранеными около 60 тыс. человек. В результате разгрома таманской группировки Красная Армия и Военно-Морской Флот достигли победы, имевшей исключительно важное значение в общем ходе борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. В ходе этой операции был окончательно ликвидирован оперативно важный плацдарм противника на Кубани, который обеспечивал ему оборону Крыма и возможность наступательных действий в сторону Кавказа. В этой операции войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом, Азовской флотилией и 4-й воздушной армией нанесли тяжелое поражение 73, 79, 98, 125, 370-й немецким пехотным и 101-й легкопехотной дивизиям, 4-й горнострелковой, 19-й и 10-й румынским пехотным дивизиям, 560-му и 994-му отдельным батальонам. Тяжелые потери понесли 9-я и 50-я немецкие пехотные дивизии и 9-я румынская кавалерийская дивизия. В приказе Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина от 9 октября 1943 г. говорилось: «Войска Северо-Кавказского фронта ударами с суши и высадкой десантов с моря, в результате многодневных упорных боев, завершили разгром таманской группировки противника и сегодня, 9 октября, полностью очистили от немецких захватчиков Таманский полуостров. В боях за освобождение Таманского полуострова отличились войска генерал-лейтенанта Леселидзе, генерал-лейтенанта Гречко, генерал-майора Гречкипа, генерал-майора Хижняк, генерал-майора Провалова, генерал-майора Сергацкова, генерал-майора Лучинского, летчики генерал-лейтенанта авиации Вершинина, моряки вице-адмирала Владимирского и контр-адмирала Горшкова. Сегодня, 9 октября, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует нашим доблестным войскам [395] и соединениям флота, освободившим Таманский полуостров, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий. За отличные боевые действия объявляю благодарность всем руководимым вами войскам, участвовавшим в боях за освобождение Таманского полуострова. Вечная слава героям, павшим в борьбе за свободу и независимость нашей Родины!»{300}

Многие части и соединения Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота получили наименование Новороссийских, Анапских, Кубанских, Темрюкских. Немало геройских подвигов совершили в боях за освобождение Таманского полуострова кубанские партизаны. Народные мстители осуществили около 500 боевых и диверсионных операций, уничтожили более 100 мостов и переправ в тылу врага, до 500 вагонов и 20 паровозов, взорвали 14 складов, разгромили 15 штабов, 27 гарнизонов врага и 15 полицейских отрядов, совершили более 100 налетов на обозы и транспорты, уничтожили 250 вражеских автомашин, захватили в плен до 400 солдат и офицеров противника, провели более 300 разведывательных операций{301}. Особенно отличились в этих боях партизанские отряды Новороссийска и его районов, которыми командовал секретарь Новороссийского горкома партии П. И. Васев. Далеко за пределами Краснодарского края прославились самоотверженными делами партизанские отряды «Норд-Ост», «Гроза», «За Родину», «Новый», «Ястребок», партизаны и подпольщики С. Г. Островерхов, М. Н. Ланговой, Ф. А. Никитин, Л, Д. Бойчук и многие другие. И все же следует сказать, что, хотя немецко-фашистским войскам и были нанесены тяжелые потери, окружить их войскам Северо-Кавказского фронта не удалось. Противник отходил под прикрытием сильных арьергардов от рубежа к рубежу, бросал большое количество техники и вооружения, но часть своих сил все же сумел эвакуировать через Керченский пролив в Крым. Изгнав противника с Таманского полуострова, наши войска ликвидировали оперативно важный плацдарм, который обеспечивал немецко-фашистским войскам оборону Крыма, и создали благоприятные условия для дальнейшего развертывания наступления на Крым. 9 октября 1943 г. освобождением Таманского полуострова закончилась битва за Кавказ. Огромная территория между Черным и Каспийским морями была полностью освобождена от немецко-фашистских захватчиков. [396]

Итоги наступательного периода

Наступление советских войск на Северном Кавказе началось в первых числах января и продолжалось по 9 октября 1943 г. С 1 января по 4 февраля войска Закавказского и Северо-Кавказского фронтов вели наступательные действия на крас-нодарско-тихорецком направлении и преследовали врага на ставропольском направлении. С 5 февраля по 9 сентября войска Северо-Кавказского фронта проводили наступательные операции по ликвидации вражеской группировки в низовьях Кубани, а с 10 сентября по 9 октября войска Северо-Кавказского фронта в тесном взаимодействии с Черноморским флотом, Азовской военной флотилией и авиацией 4-й воздушной армии освободили Новороссийск и окончательно очистили от немецко-фашистских захватчиков Таманский полуостров.

За период наступления на Северном Кавказе советские войска прошли с боями около 800 км, освободили от немецко-фашистских захватчиков территорию площадью около 200 тыс. кв. км и нанесли большие потери вражеской группе армий «А». Советские войска за этот период уничтожили около 275 тыс. и захватили в плен свыше 6 тыс. солдат и офицеров противника, уничтожили и подбили 890 танков, свыше 2 тыс. самолетов, 2127 орудий, 1394 миномета, около 500 пулеметов, свыше 7 тыс. автомашин; авиация и корабли Черноморского флота потопили более 600 различных судов противника. За это же время наши войска захватили 458 танков, 1392 орудия, 1533 миномета, 35 414 винтовок и автоматов, свыше 15 тыс. автомашин, большое количество паровозов и вагонов и много другого военного имущества. В ходе наступления опасность, нависшая над советским Кавказом, была окончательно ликвидирована. Успешное завершение битвы за Кавказ дало возможность высвободить крупные силы Красной Армии и использовать их на других участках советско-германского фронта. Наступательные операции советских войск на Кавказе проходили в условиях коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. Успехи советских войск в 1943 г. обусловливались их возросшей мощью. Самоотверженная работа тыла обеспечила количественный и качественный рост вооружения нашей армии, увеличила ее боевую мощь. Красная Армия закалилась в предшествующих боях, ее командные кадры и штабы научились умелому управлению войсками в различных сложных условиях боевой обстановки. В то же время поражение немецко-фашистских войск под Сталинградом, Курском, в Донбассе и на других участках советско-германского фронта коренным образом ухудшило хозяйственное и военно-политическое положение фашистской Германии, поставило ее перед глубочайшим кризисом. [397] Войска Закавказского и Северо-Кавказского фронтов своевременно использовали эту благоприятную обстановку.

Успехи в наступательных операциях были достигнуты также благодаря героическим действиям советских войск. Генералы и адмиралы, офицеры, солдаты, матросы выдержали огромное напряжение тяжелых оборонительных боев и нашли в себе невиданные силы для мощного наступательного порыва. Важнейшее значение в период наступления советских войск на Северном Кавказе имели мероприятия Ставки Верховного Главнокомандования, Подготовив в период оборонительных боев на юго-западном направлении мощные резервы, советское Верховное Главнокомандование обеспечило войскам Закавказского и Северо-Кавказского фронтов возможность своевременно перейти к наступательным действиям. Но следует признать, что войска Закавказского и Северо-Кавказского фронтов не смогли полностью окружить и уничтожить северокавказскую группировку противника. Немецко-фашистские войска, невзирая на большие потери, избегли полного разгрома и отвели часть войск на Таманский полуостров, а затем в Крым. Это произошло в силу целого ряда обстоятельств. Во-первых, на Кавказе находилась сильная группировка вражеских войск, в том числе танковых, поддерживаемая мощной авиацией. Во-вторых, в ходе наступления войска наших фронтов испытывали большой недостаток в подвижных соединениях, особенно в танковых, ощущали нехватку боеприпасов. Кроме того, следует сказать и о просчетах наших штабов. После разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом следовало бы более оперативно перенести основные усилия войск Закавказского фронта в Черноморскую группу для развития наступления на Тихорецк. Однако командование фронта все еще опасалось нового наступления противника на Грозный и Баку. Фронт не сумел своевременно усилить Черноморскую группу войск и до января держал основные силы в Северной группе, которой предстояло действовать не на главном направлении, как Черноморской, а на второстепенном. Когда же в конце декабря 1942 г. началась перегруппировка, то время было упущено. Войска, посланные в Черноморскую группу, запоздали и в начале операции участия в наступательных действиях Черноморской группы почти не принимали.

Другим просчетом фронта было решение нанести главный удар силами правого крыла Черноморской группы на Майкоп. А по замыслу Ставки главный удар Черноморская группа должна была нанести из района южнее Краснодара на Тихорецк и далее на Батайск и Ростов. Только после решительного вмешательства Ставки фронт изменил направление главного удара. Но теперь это потребовало дополнительной перегруппировки войск, на что ушло много времени. Войска не успели [398] своевременно сосредоточиться на новом направлении и вводились в бой по частям. Все это привело к тому, что войска Черноморской группы, наступавшие на краснодарско-тихорецком направлении, не смогли своевременно выдвинуться в район Тихорецка и во взаимодействии с войсками Южного фронта закрыть пути отхода 1-й немецкой танковой армии на Ростов. Со стороны штаба фронта не было также уделено должного внимания Новороссийской операции. Войска Черноморской группы в январе 1943 г. не сумели закрыть противнику пути отхода на Таманский полуостров. Это произошло потому, что они не были своевременно сосредоточены к началу наступления на новороссийском направлении. Отрицательное влияние имел неуспех высадки десанта в Южной Озерейке как следствие плохой организации управления силами командованием и штабом флота. Серьезный вред действиям войск Северо-Кавказского фронта нанесла деятельность Берии, который вторично прибыл на Кавказ в марте 1943 г. во время наступления наших войск в низовьях Кубани. Берия, как и в августе 1942 г., своими распоряжениями нарушал управление войсками, самолично и необоснованно снимал с ответственных командных и штабных должностей заслуженных, опытных генералов и офицеров. Все это крайне отрицательно влияло на успех наступательных действий войск фронта.

За период с февраля по август продолжалось наступление Северо-Кавказского фронта. За это время наши войска в исключительно тяжелых условиях местности провели ряд наступательных операций в низовьях Кубани и вышли к сильно укрепленному оборонительному рубежу противника - Голубой линии. Благодаря исключительному упорству и доблести войска Северо-Кавказского фронта добились крупных успехов и нанесли противнику большие потери на суше и море, но окружить 17-ю армию врага не смогли. С 9 сентября по 9 октября войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской флотилией провели наступательную операцию по очищению от противника Таманского полуострова. В результате этой операции Таманский полуостров был полностью освобожден и войска 56-й армии вышли к Керченскому проливу. Успех Новороссийско-Таманской операции был обусловлен хорошей ее подготовкой, правильным выбором направления главного удара и четким руководством войсками в ходе наступления. Силы Черноморского флота сыграли важную роль во всех решающих наступательных сражениях. В феврале 1943 г. с участием многих кораблей эскадры вплоть до крейсеров флотом была проведена десантная операция в районе Южная Озерейка, [399] Станичка, окончившаяся созданием важного плацдарма на фланге гитлеровских войск у Станички. В течение последующих семи месяцев корабли и суда Черноморского флота, преодолевая ожесточенное противодействие корабельных, артиллерийских и авиационных частей врага, обеспечивали войска, оборонявшиеся на Малой земле. В сентябре десант, высаженный флотом непосредственно в порт Новороссийск, существенно помог войскам Северо-Кавказского фронта прорвать глубоко эшелонированную оборону в Новороссийске. Десантные операции, проведенные за девять месяцев наступательного периода, явились составными частями операций наших сухопутных войск. Эти операции сыграли важную роль в изгнании врага из городов северного побережья А.зовского моря и с Таманского полуострова. Черноморцы и азовцы, используя свои разнородные силы, активно действовали на вражеских коммуникациях, создавали помехи в переправе его различных грузов и эвакуации войск противника с Таманского полуострова в Крым. Наибольший урон врагу в его портах и на сообщениях нанесла авиация Черноморского флота. Азовская флотилия, прикрывая фланг Северо-Кавказского фронта и Южного фронта и воспрещая эвакуацию войск противника из Таганрога, Мариуполя и Темрюка, провела 15 боев с кораблями противника. От ударов авиации и кораблей враг потерял на Азовском море 120 судов и кораблей, 17 судов гитлеровцы потеряли на минах, выставленных азовцами. Морские перевозки Черноморского флота, Каспийской и Азовской военных флотилий сыграли большую роль в подготовке и проведении наступательных операций нашими сухопутными частями.

Воздушная обстановка к началу и в ходе наступательных операций советских войск на Кавказе находилась в прямой связи с обстановкой на всем советско-германском фронте, и особенно на юге нашей страны. При проведении зимнего наступления на Кавказе воздушная обстановка была для нас благоприятной, так как противник основные силы своей авиации вынужден был сосредоточить против нашего развивающегося контрнаступления под Сталинградом и последующего общего наступления на юго-западном направлении. Весной 1943 г. воздушная обстановка на Кубани стала весьма сложной и острой, так как противник, воспользовавшись приостановкой нашего наступления на юго-западном направлении, перебросил значительные силы своей авиации в район боевых действий Северо-Кавказского фронта. Наконец, осенью 1943 г. в завершающих наступательных операциях Северо-Кавказского фронта на Таманском полуострове воздушная обстановка вновь для нас улучшилась в связи с успешным наступлением советских войск после битвы под Курском. [400] Наше зимнее наступление на Кавказе проводилось при ограниченном составе авиации обеих сторон с небольшим нашим количественным превосходством в самолетах. Подавляющий состав 4-й и 5-й воздушных армий был представлен самолетами ближнего действия с небольшой бомбовой нагрузкой, что не полностью соответствовало главным задачам, стоявшим в это время перед обеими воздушными армиями. В ходе наступательных операций значительное место в числе основных задач, поставленных перед фронтовой авиацией, занимали удары по кораблям и транспортным самолетам противника. Опыт боевых действий показал целесообразность действий по плавсредствам на переходе морем небольшими группами штурмовиков и бомбардировщиков, а по плавсредствам в портах сосредоточенными ударами крупных сил. Борьба с транспортными самолетами противника осуществлялась ударами по их аэродромам и высылкой патрулирующих истребителей на территорию противника на перехват. На Кубани весной 1943 г. произошло крупнейшее воздушное сражение между двумя наиболее подготовленными авиационными группировками. Воздушные бои стали основным способом борьбы за господство в воздухе, где главным ее средством была истребительная авиация. Во многом по этой причине наибольшее совершенствование способов боевых действий коснулось именно этого рода авиации. Значительную помощь в борьбе за господство в воздухе на Кубани сыграли проведенные по указанию Ставки в течение 6-8 мая авиационные удары по 17 аэродромам противника в 1200-километровой полосе советско-германского фронта. Воздушное сражение на Кубани было выиграно нашей авиацией, и эта победа во многом способствовала нанесению решающего удара по немецкой авиации под Курском.

При прорыве Голубой линии, промежуточных оборонительных рубежей, а также при штурме Новороссийска было достигнуто наиболее тесное взаимодействие между флотом, авиацией и наступавшими войсками. Таким образом, в длительных и напряженных наступательных боях войска Северо-Кавказского фронта в тесном взаимодействии с флотом и авиацией очистили Северный Кавказ от немецко-фашистских захватчиков.

Общие итоги и выводы битвы ва Кавказ

Усилиями Коммунистической партии и всего советского народа наши войска выиграли битву за Кавказ. Победа в сражении между Черным и Каспийским морями имела большое политическое и военно-стратегическое значение. Советские войска в этой борьбе показали свое превосходство над войсками фашистской Германии и ее сателлитов, продемонстрировали способность в трудной обстановке не только сдержать наступление сильного врага, но и нанести ему поражение. Временные неудачи на фронте не сломили волю советских воинов к победе, а еще более закалили их. Поражением немецко-фашистских войск на Северном Кавказе был окончательно сорван далеко идущий авантюристический план гитлеровского командования по захвату Кавказа и дальнейшему проникновению в страны Ближнего и Среднего Востока. Выиграв битву за Кавказ, Красная Армия сохранила для Родины не только территорию Кавказа с его огромными экономическими ресурсами, но и связи со странами Ближнего Востока - важную коммуникацию, идущую через Каспийское море в Иран к Персидскому заливу, и через нее связь с нашими союзниками. Победа в битве за Кавказ оказала решительное воздействие на позицию правящих кругов Турции, заставила их отказаться от планов нападения на нашу страну.

В результате этой победы еще более возрос и окреп международный авторитет Советской страны. Победа под Сталинградом, Курском, на Дону и Кавказе значительно укрепила позиции наших союзников на Ближнем Востоке и в бассейне Средиземного моря, облегчила одержать победу в Северной Африке над армией генерала Гоммеля. Гитлеровское командование так и не смогло перебросить с Кавказа специальный корпус «Ф», предназначенный для действий на Ближнем Востоке. Больше того, оно вынуждено было перебросить из Северной Африки на советско-германский фронт часть своей авиации. [402] Битва за Кавказ - великое испытание прочности и нерушимости дружбы народов СССР. В этой битве потерпели полный крах надежды гитлеровского командования противопоставить народы Кавказа русскому народу. Народы Кавказа, сплоченные вокруг Коммунистической партии и Советского правительства, вместе с великим русским народом и другими народами нашей многонациональной страны грудью встали на защиту своей социалистической Родины. Достаточно сказать, что среди войск Закавказского фронта сражались до 12 национальных соединений, сформированных из кавказских национальностей. Среди них 223, 216 и 402-я азербайджанские дивизии, 408, 409 и 89-я армянские, несколько грузинских и несколько смешанных соединений и частей. Многие добровольцы - казаки Дона и Кубани - вступили в кавалерийские части, влились в многочисленные партизанские отряды.

Народы Кавказа, сплотившись в едином патриотическом порыве, создали все необходимые материальные предпосылки для достижения победы над врагом. На Кавказе производились пулеметы, автоматы, боеприпасы, пушки и даже самолеты. Огромный вклад внесли народы Кавказа в снабжение Советской Армии продовольствием и обмундированием. Битва за Кавказ с предельной ясностью обнаружила авантюристичность гитлеровской военной стратегии. Это сказалось прежде всего в стремлении гитлеровского командования добиться успеха одновременно на сталинградском направлении и на Кавказе. Крушение этого плана еще раз доказало, что стратегия без учета реальных возможностей - авантюристическая стратегия. Сражение за Кавказ нельзя рассматривать изолированно от Сталинградской битвы, которая на протяжении всей борьбы оказывала исключительное влияние на ход борьбы на Кавказе. В свою очередь события на Кавказе также весьма благотворно влияли на действия наших войск под Сталинградом. Эти взаимно связанные действия большого стратегического значения умело направлялись Ставкой Верховного Главнокомандования и имели решающее значение в разгроме врага. Битва за Кавказ по своему значению занимает важное место наряду с другими выдающимися стратегическими операциями Советской Армии в Великой Отечественной войне. В результате умелого стратегического и оперативного руководства Верховного Главнокомандования войска Закавказского и Северо-Кавказского фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом измотали врага в ходе оборонительных боев, а во время наступления уничтожали его. Битва за Кавказ проходила в различных условиях местности - на равнинах, в предгорьях и в горах. Советские войска вели боевые действия на крупных и малых водных рубежах, на морском побережье, в узких дефиле, в горных лесах и на высокогорных [403] перевалах, тесно взаимодействовали с воздушными и морскими силами, с партизанами. Все это обогатило войска, авиацию, и флот разносторонним боевым опытом. Этот большой практический опыт борьбы в условиях горного и приморского театров военных действий, полученный в битве за Кавказ, был использован нашей армией и флотом в боях за Крым, Карпаты и при освобождении северного и западного побережья Черного моря в 1944 г.

В сражениях между Черным и Каспийским морями приняли участие все рода войск. В период оборонительных и наступательных операций велись бои на переправах, равнинах, в горах и лесах, на море и в воздухе. В этой связи битва за Кавказ представляет интерес с точки зрения новых моментов в использовании родов войск и некоторых оперативно-тактических выводов, относящихся к периоду июль 1942 г. - октябрь 1943 г. Боевые действия на Кавказе подтвердили важность создания специально подготовленных и вооруженных высокогорных отрядов для действия в высокогорной зоне. Поэтому в ходе боев в горно-лесистой местности серьезное внимание уделялось смелым и дерзким действиям мелких подразделений. Важную роль играли небольшие диверсионно-истребительные отряды, которые засылались в тыл противника. В то же время опыт вооруженной борьбы на Кавказе показал не только возможность, но и совершенную необходимость использования- на таком театре военных действий крупных масс войск. Обычные полевые части даже после кратковременной специальной подготовки успешно действовали не только в предгорьях, но и на высокогорных перевалах Главного Кавказского хребта. Наличие имевшейся в то время техники в условиях труднодоступной местности вынуждало развивать наступление в основном вдоль дорог. Пехота захватывала господствующие высоты, оборона противника в долинах прорывалась танками, и затем в прорыв по долинам для развития успеха выбрасывались мотомеханизированные части. В боях за высоты и перевалы фронтальный удар в местах, где невозможно было полностью использовать мощь техники, успеха не имел. В таких случаях практиковался охват и обход обычно с двух флангов с засылкой групп автоматчиков для перехвата в тылу противника путей его отхода. Темп наступления в горной местности в значительной степени зависел от наличия дорог, от оперативности восстановления разрушенных дорог и прокладки новых. Оборона противника в горах в первый период была прерывчатой и носила явно очаговый характер (как, например, в районе горы Семашхо). Но с переходом наших войск в наступление оборона противника стала усиливаться траншеями между опорными пунктами и узлами сопротивления. Наибольшее развитие траншейная оборона противника получила на Голубой линии. Наша оборона отличалась глубиной и активностью. Так, на туапсинском направлении важную роль сыграли особые гарнизоны в глубине обороны, которые закреплялись на высотах тылового рубежа, как, например, было на высотах Два Брата, Лесная, Индюк. Эти гарнизоны препятствовали продвижению противника, который пытался просачиваться группами через основной рубеж нашей обороны. При обороне горной местности сказывалась необходимость кроме частных резервов в ротах и батальонах иметь сильные подвижные полковые и дивизионные резервы в глубине обороны, особенно в узлах дорог. На труднодоступной местности боевые порядки в обороне были глубокими, а во время наступления из-за трудности передвижения вторые эшелоны и резервы держались ближе к первому эшелону.

Управление войсками в горных условиях было чрезвычайно затруднено. Широкое применение в такой обстановке получили радио, подвижные средства, а также самолеты связи. Подготовке штабов и службе офицеров связи в оборонительный период в горах уделялось большое внимание. Говоря об использовании родов войск в битве за Кавказ, и особенно в горных условиях, следует отметить следующие характерные особенности. Использование артиллерии в предгорьях Главного Кавказского хребта в Северной группе войск было иным, чем в Черноморской группе. В связи со сравнительно равнинным характером местности предгорий в полосе действий Северной группы войск артиллерия применялась в полной мере. Причем на танкодоступных направлениях большую роль играли истребительные противотанковые артиллерийские полки. В Черноморской же группе войск, где были наиболее сложные условия горно-лесистой местности, действия артиллерии были ограничены из-за трудности ее передвижения. Больше использовались минометы и горновыочные пушки. Однако затем стало ясно, что делать ставку главным образом на одни минометы, как это делал противник, нельзя. С возрастанием мощи оборонительных сооружений противника без артиллерии (в том числе и тяжелой) и в горных условиях воевать трудно. Большой огневой эффект достигался применением в лесистых горах гвардейских минометов. Танки на подступах к Грозному и Орджоникидзе применялись в составе танковых частей и соединений. На этом направлении противник имел большие силы своих танковых войск. Они использовались массированно (до трех танковых дивизий- 3, 13 и 23-й - вместе с мотодивизией СС «Викинг»). [405] В узких местах сила нашей противотанковой обороны значительно возрастала, и успех часто был на ее стороне. В полосе действий Северной группы войск впервые появились противотанковые опорные пункты и противотанковые узлы сопротивления. В 1942 г. на северо-восточных скатах предгорий Главного Кавказского хребта танки использовались мелкими группами. Через перевалы противник провести танки не смог. Когда же части 56-й армии пошли в наступление, мы сумели провести через перевалы целые танковые полки. Наши танки использовались более широко, часто выходя из задач только лишь непосредственной поддержки пехоты мелкими группами.

Наибольшее применение в условиях горного театра военных действий получила авиация. В битве за Кавказ советская авиация принимала самое активное участие. В условиях горного театра роль авиации возрастала, так как она в меньшей степени зависела от рельефа местности, чем артиллерия и танки, маневр которых в горах был значительно затруднен. Авиации часто приходилось усиливать огонь артиллерии в оборонительных операциях и обеспечивать продвижение пехоты по труднопроходимой местности во время наступления. Авиация привлекалась для переброски боеприпасов, вооружения, продовольствия войскам фронта, действовавшим в горах, и партизанам. В период битвы за Кавказ только фронтовой авиацией было переброшено -1325 т различных грузов и эвакуировано до 2 тыс. тяжело раненных воинов. Советская авиация на Кавказе вела активные действия в весьма сложных географических и климатических условиях. Несмотря на сравнительно небольшую численность самолетного парка, 4-я и 5-я воздушные армии в период с 22 июля 1942 г. по 9 октября 1943 г. произвели более 130 тыс. боевых вылетов. На войска и объекты тыла противника было сброшено свыше 13 тыс. т бомб, выпущено более 610 тыс. реактивных снарядов. Наша авиация нанесла огромные потери противнику в живой силе и боевой технике. Только 4-я воздушная армия в период с июня 1942 г. по июль 1943 г. в воздушных боях и на вражеских аэродромах уничтожила 2220 самолетов{302}.

Советское правительство высоко оценило заслуги авиаторов 4-й и 5-й воздушных армий перед Родиной. За успешное выполнение боевых задач и массовый героизм 19 авиационных частей и соединений получили звание гвардейских, три авиачасти были награждены орденом Красного Знамени, шесть получили наименования Новороссийских, Таманских, Кубанских. Тысячи авиаторов были награждены орденами и медалями СССР. За выдающиеся подвиги в битве за Кавказ 73 летчика 4-й и 5-й воздушных армий были удостоены звания Героя Советского [406] Союза, а А. И. Покрышкин и Д. Б. Глинка стали дважды Героями Советского Союза.

Битва за Кавказ является поучительным примером оперативно-тактического взаимодействия сухопутных, воздушных и военно-морских сил. Участвуя в этой битве, Черноморский флот решал следующие основные задачи:

- содействие сухопутным войскам в обороне побережья и прикрытие с моря флангов войск Северо-Кавказского и Закавказского фронтов путем организации противодесантной обороны побережья и активных действий морской пехоты, авиации и артиллерии на приморских направлениях;

- осуществление воинских перевозок, доставка резервов и всех видов боевого снабжения морем;

- нарушение морских коммуникаций противника.

Выполнение этих задач потребовало привлечения к участию в обороне Кавказа всех сил Черноморского флота и Азовской военной флотилии. Кроме того, в битве за Кавказ принимала участие и Каспийская военная флотилия, решавшая задачу обеспечения стратегических и оперативных перевозок (нефть, войсковые перевозки) по коммуникациям Каспийского моря. В оборонительный период битвы за Кавказ из девяти оборонительных операций, проведенных советскими войсками с июля по декабрь 1942 г., Черноморский флот и Азовская флотилия непосредственно участвовали в шести. В этих операциях сухопутным войскам оказывали содействие корабли, части морской пехоты, береговая артиллерия и авиация флота. Моряки, сражавшиеся на сухопутных направлениях, проявляли массовый героизм и непреклонную волю к победе над врагом. Черноморский флот и Азовская военная флотилия, тесно взаимодействуя с сухопутными войсками, оказывали им большую помощь в обороне и разгроме гитлеровцев на Кавказе. Особенно значительна была роль частей морской пехоты, кораблей, береговой артиллерии и авиации при обороне военно-морских баз.

Опыт обороны Новороссийска показал, что опоздание в создании сильных инженерных оборонительных сооружений, малая глубина обороны, слабое обеспечение защитников города боеприпасами для борьбы с танками привели к значительным потерям в живой силе и технике и оставлению большей части порта и города. Своевременное же создание Туапсинского оборонительного района позволило организовать глубокую, прочную оборону базы с суши и не допустить противника в обороняемый район. Черноморский флот и Азовская флотилия оказывали существенную поддержку сухопутным войскам и в наступательный [407] период. Высадкой десантов военно-морские силы способствовали войскам в прорыве мощной долговременной обороны противника. Они оттягивали на себя часть вражеских сил, тем самым создавали благоприятную обстановку для наших сухопутных войск. Морская пехота, береговая и корабельная артиллерия активно участвовали в освобождении приморских городов и военно-морских баз, в разгроме противника на северном побережье Азовского моря и на Таманском полуострове. Боевые действия флота на морских сообщениях врага, нарушение его войсковых перевозок между портами Азовского моря, между Крымом и Таманским полуостровом на Черном и Азовском морях, набеги и артиллерийские удары кораблей по вражеским портам, атаки судов и конвоев противника нашими кораблями и самолетами, активные минные постановки сыграли важную роль в обеспечении успеха наступления наших войск и разгроме врага на Северном Кавказе. В период битвы за Кавказ боевые корабли флота перевозили войска, технику и другие грузы. Тем самым подтвердилась эффективность использования для воинских перевозок быстроходных боевых кораблей. Из портов Батуми, Поти, Сухуми и Туапсе на кораблях и судах флота перевозились войска, боезапас, военная техника, продовольствие, топливо и другие грузы. Перевозки для армии составляли 70 процентов от всех перевозок флота. Важнейшая задача, поставленная Черноморскому флоту в период битвы за Кавказ, - надежное обеспечение наших морских сообщений вдоль Кавказского побережья - была успешно решена. Наши морские перевозки не прекращались ни на один день, несмотря на сильное противодействие торпедных катеров и особенно авиации врага. Каспийская военная флотилия в период битвы за Кавказ обеспечила защиту исключительно важных для всей страны морских путей, по которым для Красной Армии, флота и нашего народного хозяйства поступали нефть и горюче-смазочные материалы из районов, где добывалось тогда две трети всей советской нефти. Эта задача стратегической важности наряду с перевозками в Закавказье оперативных пополнений войск, а также всех средств снабжения, необходимых для организации отпора врагу, была выполнена успешно героическими усилиями и самоотверженным трудом моряков флотилии и гражданских пароходств. Армии и флоту было доставлено все необходимое для разгрома врага на Кавказе. Черноморский флот, Азовская и Каспийская военные флотилии с честью выполнили задачи, поставленные перед ними в битве за Кавказ.

В ходе оборонительных и наступательных боев на Кавказе вся партийно-политическая работа проводилась в соответствии с конкретными боевыми задачами, стоявшими перед частями [408] и подразделениями. Руководствуясь указаниями Центрального Комитета партии, армейские и местные партийные организации строили свою работу на основе единых принципов и методов, выработанных партией в трудных условиях войны. Однако деятельность политорганов и партийных организаций на кавказском участке советско-германского фронта имела ряд специфических особенностей, которые диктовались отличительными чертами этого театра военных действий. Как уже отмечалось, битва за Кавказ проходила в сложных условиях горной местности, климата. Это наложило отпечаток на характер партийно-политической работы. Надо было добиться, чтобы войска в короткий срок овладели искусством ведения войны в непривычных условиях труднопроходимой местности горных районов. Часто отдельным подразделениям и даже небольшим группам воинов приходилось действовать самостоятельно. В этой обстановке значительно повышалась роль каждого коммуниста. Он должен был личным примером и повседневной воспитательной работой влиять на каждого бойца, обеспечить его высокий боевой дух. Большую роль в идейной закалке воинов-фронтовиков, мобилизации их на успешное выполнение боевых задач сыграла военная печать. Армейские и флотские газеты разъясняли политику партии и правительства, справедливые цели Великой Отечественной войны, широко пропагандировали боевой опыт, прославляли героев битвы за Кавказ, воспитывали у наших воинов любовь к Родине и ненависть к фашистским захватчикам. Широкой популярностью в войсках действующей армии и среди военных моряков пользовались газеты «Боец РККА», «Красный кавалерист», «Вперед, за Родину», «Красный черноморец», «Защитник Родины», «Знамя Родины», «За Отечество», «На страже», «Красный каспиец» и другие. В период битвы за Кавказ войска Северо-Кавказского и Закавказского фронтов оказались в известной степени изолированными от других участков советско-германского фронта. В этих условиях неизмеримо возросло значение тесного единства действий армейских политорганов с партийными организациями республик Северного Кавказа и Закавказья. И надо сказать, что партийные и советские органы, все население республик, областей и краев Северного Кавказа и Закавказья оказали неоценимую моральную и материальную поддержку войскам Красной Армии. На месте оперативно решались многие вопросы, связанные со снабжением войск вооружением, боеприпасами, продовольствием, с пополнением войск людскими резервами. В ходе оборонительных и наступательных боев на Кавказе в войсках была проведена большая работа по укреплению братской дружбы народов Советского Союза. [409] Победа советских войск в битве за Кавказ явилась неоспоримым доказательством торжества ленинской национальной политики идей дружбы народов Советского Союза.

В заключение следует сказать, что в современной войне, если ее развяжут империалисты, боевые действия будут в корне отличаться от тех, что были в минувшей войне. Но, как указывал В. И. Ленин, «нельзя научиться решать свои задачи новыми приемами сегодня, если нам вчерашний опыт не открыл глаза...»{303}. Вот почему опыт Великой Отечественной войны, и в частности битва за Кавказ, не утратил своего значения и сейчас. Борьба Советских Вооруженных Сил на Кавказе была высоко оценена Коммунистической партией и Советским правительством. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 января 1943 г. была учреждена медаль «За оборону Кавказа». Этой медалью были награждены все участники битвы за Кавказ и многие трудящиеся национальных республик Кавказа. Всего медалью «За оборону Кавказа» награждено 583 045 человек. Войска Закавказского и Северо-Кавказского фронтов, части Черноморского флота и Азовской флотилии в битве за Кавказ покрыли свои боевые знамена неувядаемой славой. Благодарный советский народ навсегда сохранит память о героических защитниках Кавказа. Минуло свыше двух десятилетий со дня окончания Великой Отечественной войны. Победа Советского Союза и его Вооруженных Сил в этой войне имеет неизгладимое, всемирно-историческое значение. Разгром ударных отрядов международного империализма - гитлеровской Германии и милитаристской Японии - привел к резкому изменению соотношения сил на мировой арене в пользу социализма. Позиции империализма, его влияние на судьбы народов, на весь ход мировых событий оказались подорванными и ослабленными. Образование мировой системы социализма, огромный размах международного коммунистического и рабочего движения, успехи национально-освободительной борьбы народов против колониализма - продолжение революционного обновления мира, начало которому положил Великий Октябрь. Это - один из непосредственных результатов победы сил социализма и демократии над фашизмом, империалистической реакцией в годы минувшей войны.

Победа над фашистскими захватчиками была одержана совместными усилиями многих народов. В ходе войны сложилась мощная антигитлеровская коалиция. Серьезные удары по [410] врагу нанесли армии западных союзников. Храбро сражались войска Польши, Чехословакии, Югославии, участники движения Сопротивления. На заключительном этапе войны бок о бок с Советской Армией вели боевые действия против гитлеровских полчищ войска Болгарии и Румынии. Советские люди по достоинству оценивают вклад народов и армий других стран в дело разгрома общего врага. Вместе с тем именно советский народ, его героическая армия вынесли основную тяжесть войны, сыграли решающую роль в победе над гитлеровской Германией. Исторический опыт, современное развитие мировых событий учат, что, пока существует империализм, остается и угроза развязывания им захватнических войн. Об этом убедительно говорят факты последних лет. Ведь, по существу, после окончания второй мировой войны не было года, когда бы пушки молчали. То в одном, то в другом уголке мира по вине империалистов возникают очаги военной опасности, ведутся войны, льется кровь. Вот почему советский народ, народы других стран социализма, все свободолюбивые люди мира делают из сложившейся обстановки единственно верный вывод - повышают бдительность, мобилизуют и сплачивают свои силы для решительного отпора воинствующим кругам империализма. Советский народ поддерживает и впредь будет поддерживать обороноспособность страны, боевую мощь своих Вооруженных Сил на самом высоком уровне. Могущество Советского Союза, братских социалистических стран - надежный щит против любой агрессии со стороны империализма, важнейший фактор в борьбе за предотвращение новой мировой войны и сохранение мира. Советские Вооруженные Силы безгранично преданы народу, делу коммунизма. Они всегда с честью выполняли свой патриотический и интернациональный долг. Ныне они находятся начеку, бдительно и надежно оберегают завоевания Октябрьской революции.

Приложения