Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Период с 5 по 20 сентября 1941 г.

(Из воспоминаний командира полка майора Гребень)

Действия по переправам противника через реку Днепр и переправившимся войскам на левый берег Днепра.

* * *

Весной 1941 года полк в составе пяти эскадрилий, вооруженный двадцатью самолетами СБ последних серий, перебазировался из города Ростов-на-Дону и стал лагерем у города Сальск. Май, июнь и июль стояла сухая, жаркая погода. Перед полком стояла задача — закончить ввод в строй молодых летчиков и штурманов, но перебои в обеспечении полка горючим, срывали планомерную работу.

На Западе обстановка все усложнялась, туда тянулись длинные воинские эшелоны. В июне мы получили медальоны. Сведения ежедневно твердили о нарушении границ германскими самолетами, о концентрации войск на Восточной (так в тексте) границе и в Финляндии.

Утром 22 июня 1941 года радио, голосом Молотова известило о вероломном нападении гитлеровской Германии. Все последующие дни приносили тяжелые известия о грандиозных боях и отходе наших армий. Ведя отчаянные арьегардные бои, наши танковые соединения откатывались на Восток…

Нависла угроза существования Советского государства. Прекрасная мирная жизнь граждан Советского Союза сменилась тяжелой, военной. Эшелоны беженцев текли непрерывными потоками на Восток. Их рассказы о нападениях фашистской авиации и причиненных разрушениях, еще более омрачали тыл, ненависть к врагу все возрастала.

Среди армии и населения страны часто высказывались мнения о временном, краткосрочном отходе наших войск, до старой границы СССР, откуда пополненная отмобилизованными Красная Армия перейдет к мощным ударам на решающих направлениях. Но, враг использовав внезапность и перевес в силах, имел инициативу в своих руках. Юго-Западный фронт отражал сильные атаки противника, который сильной группировкой танковых армий нажимал на Новоградско-Волынском, Коростенском направлениях. В августе прорвал фронт и ринулся на Юг в направлении Умань, Белая церковь, Николаев и, захватив последний, враг закончил окружение групп Красной Армии Юго-Западного направления. Одесса продолжала упорно обороняться, ведя бои в полном окружении с задачей обеспечения эвакуации основных сил. Западный и Северо-Западный фронты под ударами мото-механизированных групп германских армий отходили на Восток. К 4–5 сентября авангарды немецких войск на Севере захватили некоторые переправы на Днепре и устремились на Восток. На Юге шли бои за овладение переправами.

В районе Кременчуг на правом берегу Днепра враг сосредоточил крупные мотомехвойска для захвата левобережной Украины и прорыва на Мелитополь, на Харьков, на Конотоп. Наши силы были недостаточны даже для удержания такого крупного рубежа, каким являлся Днепр. Фронт был почти оголен. Необходимо было срочно направить силы, способные задержать готовившийся новый вражеский удар по жизненным центрам страны…

* * *

5 сентября 1941 года из наличия двадцати самолетов срочно сформирован полк двухэскадрильного состава под командованием майора Канатова и военного комиссара старшего батальонного комиссара Грекова. Первой эскадрильей командовал майор Симонов, второй эскадрильей командовал — я.

6 сентября мы уже прибыли в состав Действующей Армии, перебазировавшись на аэродром Чугуев. Первая поставленная перед полком задача — непрерывными ударами срывать переправу немецких войск через Днепр, определившуюся у селения Дериевка, что южнее Кременчуг в 30 км. Это место было чрезвычайно выгодным для противника: 1-е, как кратчайший путь для выхода на Мелитополь, чем отрезался Крым и значительная часть Юга Украины с его Запорожьем и Днепропетровском, 2-е — кратчайший путь к Харькову и Донбассу и 3-е — кратчайший путь, замыкавший с тыла через Хорол, Ромодан, Ромны, имея реку Сулла слева, соединяясь с группировкой, достигшей к тому времени ст. Конотоп на Севере, завершить этим окружение Киевской группы армий, ведущих в то время упорные бои за Киев.

От летного состава эскадрилий полка требовалось выполнение поставленной задачи в условиях дня, исходя из своей подготовки, а в следствии малочисленности истребителей без прикрытия, или со слабым прикрытием. Район переправы прикрывался многослойным огнем зенитной артиллерии средних 88-мм и 22-мм орудий и крупно-калиберными пулеметами. Судя по числу разрывов в один момент, нужно считать, что орудий всех калибров было до 60. Значимость объекта требовала точного бомбометания, для чего высоты назначались в пределах 1100-600 метров.

В день прибытия 6.9.1941 г. 1-я авиаэскадрилья произвела вылет девяткой, при этом: в результате атак звена Ме-109 и огня зенитной артиллерии, потеряла три самолета. Погибли: экипаж Иванова, экипаж Отливанова потерял самолет и стрелка-радиста, а экипаж майора Симонова в результате повреждения мотора сел вынужденно в районе Полтава.

7.9.1941 г. вылетевшее звено Капралова, задание выполнило полностью без потерь. Командир звена получил ранение и вышел из строя. Самолеты имели до пятидесяти пробоин от осколков снарядов и пуль.

Первые вылеты совершались под прикрытием истребителей типа «чайка» и И-16 с аэродрома Полтава, в пропорции: на девять самолетов СБ — 2-3 истребителя. Относительно большие потери в матчасти и людях, несколько угнетало бодрое и решительное настроение летного состава полка, но народ шел на задание и с боевого курса, несмотря на сильнейший огонь зенитной артиллерии противника, не сходил никто.

Тяжелые потери на фронте и отход наших армий на Восток, деморализация некоторых пехотных частей, укомплектованных переменным составом, сказались, как отрицательное настроение слабохарактерных людей, маловеров в полку. Нашлись такие паникеры, как Сидоренко и Ивашура, которые начали ныть и бросать упреки по адресу нашего высшего и верховного командования. Материалом для развертывания партийно-политической работы были: речь Молотова, статья Ярославского и речь Сталина. Однако, быстрое развертывание событий на фронте неблагоприятно развивавшихся и для нас, открывали перед каждым угрозу судьбы нашего государства, а вместе с ним и угрозу для судьбы каждого, кровно связанного с судьбой Советской власти.

Настроение среди летчиков ярко характеризуется высказыванием лейтенанта Калинина: …»Если будет трудно — отойдем до Волги, до Урала, но и там враг найдет себе могилу, ибо волю и могущество нашего народа не сломит и не победит никто»…

Каждый чувствовал назревание неизбежного перелома в этой гигантской кровопролитной войне, каждый верил в силы советского народа, в организующую роль многоопытной большевистской партии и ее вождя Сталина. Каждый верил в свои силы и это делало наших летчиков мужественными, готовыми на самопожертвование, во имя Родины.

Первые вылеты эскадрилий девятками, сменились вылетами звеньев, шестерок, в сопровождении двух, четырех истребителей. Противник переправлялся через Днепр у села Дериевка, имея остров у села Буцулы, на который войска подвозились на моторных лодках и баржах, а от острова на Восточный берег было наведено два моста, тяжелый понтонный и легкий для пехоты.

Систематическое разрушение этих мостов осуществлялось усилиями и других авиационных полков, но хорошая организация переправы, наличие запасных звеньев, давали возможность врагу осуществлять переброску войск.

К 10 сентября 1941 года немецким войскам удалось значительно расширить плацдарм на левом берегу Днепра, захватив пункты: Горешни, Бабичи, Ерестовка, Пришиб, Кобелячек, Буканичи. Враг быстро продвигался вдоль восточного берега реки Псел и достигли передовыми частями, обходя Кременчуг с востока, станцию Потоки, что установлено моим вылетом со штурманом Вылегжаниным и стрелком-радистом Соловьевым, пролетевшими над этим районом в 14.50 10.9.41 года, имея высоту от 75 до 15 метров. Экипаж был обстрелян сильным огнем ПВО всех видов, вплоть до минометного огня. Самолет, как потом установлено, имел 96 пробоин, был поврежден бензопровод над позициями врага, вследствии чего вынужден произвести посадку у линии фронта, возле села Вильна. Особенно сильный зенитный огонь отмечался из рощ на южном берегу реки Пселл, юго-восточнее Кременчуг. Исправив повреждение, экипаж в тот же день в 16.02 произвел благополучно посадку на своем аэродроме.

11 сентября 1941 г. из боевого задания не вернулось еще два экипажа: экипаж майора Афанасьева и Новикова, — погибли в районе Махновка: капитан Маяцкий, трижды орденоносец — штурман полка, майор Афанасьев, орденоносец — заместитель командира полка, пилот лейтенант Новиков, стрелок-бомбардир лейтенант Евлампиев, стрелки-радисты: Гандженко и Вакулин.

12 сентября противник значительными силами определяется в пунктах: Кобелячок, Пришиб, Мотрино, Махновка, имея направление Соколки. Район прикрывался сильным огнем зенитной артиллерии.

Полк 12 сентября действует по уничтожению мото-мехчастей и живой силы противника.

13 сентября вылетевшая первая авиаэскадрилья в составе двух звеньев при ведущем группы старшем лейтенанте Емельянюк в район Дериевка, переправы не обнаружила, бомбометание произвело по скоплениям войск в селе Есиноватка и Успенское на правом берегу Днепра. В районе цели был отмечен сильный огонь зенитной артиллерии, а в результате атаки звена Ме-109 сбиты все самолеты второго звена. Экипажами отмечено падение горящих самолетов на правом берегу реки Днепр между пунктами Успенское и Дериевка. Стрелок-радист Маняков свидетельствует о том, что двое выбросились на парашютах. Не вернулись: лейтенант Коношенко, стрелок-бомбардир лейтенант Срибный, стрелок-радист старший сержант Губернаторов, пилот младший лейтенант Безбородов, стрелок-радист сержант Горбалетов и командир звена лейтенант Капанидзе, стрелок-бомбардир младший лейтенант Осипов, стрелок-радист старший сержант Григорьев.

Наши истребители атак фашистов не отбивали, ушли за облака. С рассветом 13 сентября противник навел переправы у Кременчуг, 100 метров севернее железно-дорожного моста. Вторая авиаэскадрилья в 11.15 шестью самолетами во главе со мной разрушает два звена понтонов, несколько барж с войсками у причалов на восточном берегу Днепра. Самолеты обстреляны зенитной артиллерией на боевом курсе. От цели ушли по одному, укрываясь в мощных облаках от разрывов снарядов ЗА и преследующих истребителей противника. Потерь не было.

Противник спешно перебрасывал танковые войска и мотомехпехоту, двинулись на Хорол, на соединение с конотопской группировкой Гудериана, чем завершал окружение киевской группировки наших войск. Вылетевшее второе звено капитана Музалева в сопровождении двух И-16 для атаки мотоколонн по дороге Кременчуг-Хорол, было брошено по пути нашими истребителями, принадлежавшими к Полтавскому аэродрому. В момент атаки колонны, звено было атаковано двумя Ме-109, вследствии чего загорелись и упали два самолета. Один истребитель сбит стрелком-радистом экипажа Музалева — старшим сержантом Кузьминым. Погибли: пилот младший лейтенант Николаев, стрелок-бомбардир лейтенант Наумов, стрелки-радисты сержант Борис и сержант Морозов. Без вести пропали младший лейтенант Мельников — пилот, штурман лейтенант Гуляев вернулся через два месяца в свою часть. Через некоторое время из звена лейтенанта Капанадзе пришли в часть: Капанадзе, Осипов, Губернаторов, Михайлов, а остальные погибли.

Последующие вылеты полка с 15 по 19 сентября 1941 года направлялись по войскам врага в районе Новые Санжары, Ковеляки по группировкам, в последствии вышедшим на Красноград, на Лозовая, на Новомосковск-Мелитополь.

Выводы

Подводя итоги боевых действий полка по срыву переправы войск противника через реку Днепр и уничтожению его переправлявшихся и разворачивающихся войск на левом берегу Днепра, необходимо отметить:

1. Высокое политико-моральное состояние летчиков, выполнявших задания часто без прикрытия, а иногда с ушедшим из боя прикрытием, как было дважды в день 13 сентября 1941 года, в результате чего мы имели потерю пяти экипажей, и, несмотря на сильнейший огонь зенитной артиллерии, никто не сходил с боевого курса, строго держась ведущего, факт интенсивного огня и его насыщенность над объектами подтверждается наличием многочисленных осколочных и пулевых в самолетах, возвратившихся с задания в период с 6 по 15 сентября 1941 года, прикрывавшие истребители, базировавшиеся на аэродроме Полтава, часто уходили от бомбардировщиков, подходя к району цели, отходили далеко в сторону или возвращались обратно. Отмечается хорошая подготовка воздушных стрелков-радистов за этот период сбито два самолета противника.

2. Метод бомбометания. Цель бралась под удар с самых выгодных для меткости высот — 1300-700 метров. В виду отсутствия разведывательных данных от командования свыше — цели должны были определяться самими бомбардировщиками, что иногда не способствовало внезапности выхода на цель. Выход на цель внезапно, будучи незамеченным, обеспечивал успех удара и безопасность нахождения на боевом курсе. В моей боевой практике бывало большинство случаев при бомбометании группой, когда только после сбрасывания бомб, зенитная артиллерия противника открывала огонь. Маневр до цели строился из следующих этапов:

А. — Подход к цели при наличии ясной погоды. Заблаговременный набор высоты до линии фронта. Выход в сторону солнца, имея высоту около 4000 метров и сближение с целью, идя со снижением и имея максимальную скорость со стороны солнца, а этим затруднялась видимость и слышимость подходящих самолетов. В этот период нам сопутствовала часто облачность 5-6 баллов.

Б. — При наличии облачности 5-8 баллов подход к цели осуществлялся на высотах средних между нижней и верхней гранью кучевых облаков, что скрывало самолеты от наблюдения, как по горизонту, так и со сторон, сверху и снизу. Выход на цель производился выходом под нижний край облачности. Уход от цели в этих случаях осуществлялся отдельными самолетами,, теряясь в облаках.

В. — Метод бомбометания был, как правило серийным — серией всех самолетов по бомбе ведущего, так как штурман ведущего самолета был наиболее квалифицированным бомбардиром и цели требовали для своего поражения большого количества и большой кучности взрывов. Линейная цель покрывалась под углом 15-25 градусов и часто не с горизонтального полета, а с планирования. Такой маневр обеспечил успешные вылеты без потерь, как от зенитной артиллерии, так и истребителей противника.

Под огнем зенитной артиллерии при отходе от цели самолеты маневрировали не удаляясь на значительные расстояния, — скоростью и высотой, часто применяя скольжение.

Этот период боевых действий был боевым крещением для нашего летного состава и периодом приобретения практических навыков боя. Летный состав получил крепкую закалку…

Дальше