Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

На океанских орбитах

Ваше время, атомарины!

17 января 1954 года в истории подводного плавания произошло поворотное событие: в море вышла подводная лодка с атомным реактором вместо традиционного дизеля. Ее построили американцы и назвали по имени жюль-верновской чудо-субмарины - «Наутилус». В отличие от подводного корабля капитана Немо, атомный «Наутилус» преследовал цели, весьма далекие от благородных идеалов французского романиста.

Чуть позже океанские воды расступились и перед первенцем советского атомного флота - подводной лодкой «Ленинский комсомол». Так началась новая эра в истории не только подводного, но и мирового мореплавания вообще, ибо вслед за атомаринами океаны стали бороздить надводные атомоходы - ледоколы, крейсера, авианосцы... Видимо, не за горами время и пассажирских лайнеров с ядерными энергетическими установками.

Ядерная энергетика позволила подводным лодкам стать из «ныряющих кораблей» (ведь они могли уходить под воду не более чем на несколько суток) подлинными кораблями глубин, способными без всплытия обогнуть планету, позволила им стать своего рода спутниками Земли в гидрокосмосе.

Подводники решили наконец свою главную проблему - проблему «единого двигателя», то есть такого источника энергии, который бы питал ход корабля как над водой, так и под водой, не поглощая драгоценного в замкнутом пространстве кислорода.

Если обычной подлодке приходится перед погружением останавливать дизель-моторы, задраивать шахты подачи воздуха дизелям, закрывать захлопки газоходов и переходить на электродвижение - на все это расходуется бесценное в бою время,- то атомарина скрывается под водой сразу, без всех [444] этих подготовительных процедур. Она ныряет столь же непринужденно, как это делают морские животные.

Дизель-электрическая субмарина испытывает на глубине постоянный энергетический голод. Ее командир, чтобы оттянуть время разрядки аккумуляторной батареи, вынужден экономить на всем - на режиме работы кондиционеров, освещении и даже порой на камбузных электроплитах. В плавании на воде он должен постоянно помнить, хватит ли соляра в цистернах на возвращение в базу. На атомарине с ее энергетическим изобилием не знают этих забот. Для первых 60 тысяч миль, пройденных «Наутилусом», понадобилось всего лишь три килограмма шестьсот тридцать граммов урана. Дизельной подводной лодке, чтобы пройти подобное расстояние с равнозначной скоростью, потребовалось бы 300 железнодорожных цистерн жидкого топлива.

Атомная ракетная подводная лодка «Джордж Вашингтон» первый раз заменила активную зону реактора лишь после четырех с половиной лет эксплуатации ядерного реактора.

Высокая энерговооруженность атомохода помогла решить и многие сопутствующие проблемы, как-то: добыча пресной воды из морской с помощью мощных опреснителей, получение кислорода методом электролиза, кондиционирование всех отсеков и т. д.

Все это позволило создать качественно новые, немыслимые на дизельных подлодках условия обитания экипажа. Длительность подводных походов зависит теперь только от физической выносливости самих подводников. Так, некогда боевое средство с самым коротким радиусом действия, подводная лодка превратилась в корабль с практически неограниченной автономностью. К этому важнейшему ее боевому качеству следует добавить и то, что атомная силовая установка дает возможность развивать гораздо большие скорости, чем у равномощных надводных кораблей, так как на глубине отсутствует волновое сопротивление да и сами гидродинамические обводы корпуса атомарины позволяют разверзать водную среду с наименьшими затратами энергии. Почти полная независимость атомарины от поверхности моря во много раз уменьшает уязвимость атомного корабля от исконного и самого опасного врага подводных лодок - самолета. Более того, главное тактическое качество подводного флота - скрытность - выросло во много раз еще и благодаря тому, что атомные лодки обрели возможность ходить подо льдом, а значит, и укрываться под ледяным панцирем планеты от всех ныне существующих, включая и космические, [445] средств поиска, обнаружения и уничтожения подводных лодок. Не случайно более половины всех своих ядерных средств американские стратеги разместили в корпусах атомных подводных лодок, как самых труднообнаружимых носителей баллистических ракет.

В конце 1960 года на боевое патрулирование в Атлантику вышел первый атомный подводный ракетоносец «Джордж Вашингтон». Он нес в своих шахтах 16 ракет «Поларис» с ядерными боеголовками. С этого дня подводные лодки из оружия морской войны стали силами стратегического назначения. Теперь не торпеды кораблям - ракеты городам грозят из океанских глубин. «Ситикиллерз» - убийцы городов - так называют американцы атомные подводные лодки с баллистическими ракетами на борту.

Если в 1960 году, упиваясь огневой мощью «Джорджа Вашингтона», американский адмирал Маунтбэттен говорил: «Половина населения земного шара живет менее чем в ста милях от побережья, а на такой дистанции подводная лодка может вести огонь прямой наводкой», то ныне американские «трайденты» могут «вести огонь прямой наводкой» по любой точке суши, как бы далеко она ни отстояла от побережья. И если подобного не случилось, то только потому, что навстречу «трайдентам» выходят в океан советские «тайфуны»...

История листает свои страницы быстро. То, что вчера было газетной сенсацией, сегодня уже главы в мемуарах. Вот и всплытие советских атомарин на Северном полюсе, групповой кругосветный поход под водой ныне - хрестоматийные эпизоды боевой жизни нашего флота. Только недавно стало известно имя первого командира первой советской атомной подводной лодки - капитана 1 ранга Леонида Гавриловича Осипенко. Герой Советского Союза, контр-адмирал в отставке, Осипенко немногословен в своих воспоминаниях, хотя, безусловно, ему есть что рассказать. Еще не пришла пора подробных хроник атомного флота. Этот раздел книги лишь в малой мере освещает жизнь и службу советских подводников шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых годов. И все же за строками этой скромной летописи встают достойные преемники ратной славы тех, кто добывал ее на «барсах» и «пантерах», приумножал на щуках» и «катюшах».

Н. Черкашин [446]
Дальше