Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

И снова Березина

В конце июня 1944 года в Белоруссии установились жаркие солнечные дни. Даже ночь не приносит прохлады. На дорогах - пыль и гарь, у населенных пунктов - огонь и дым.

Советские войска продвигаются вперед, на запад. Непрерывно слышна артиллерийская канонада. Идут бои в воздухе. Бойцы и командиры до крайности утомлены и пои первой же возможности стараются заснуть.

Фронт подходит к историческому рубежу - широкой реке Березине. Войска 1-го Белорусского фронта захлопнули так называемый Бобруйский котел. В окружений попали несколько фашистских дивизий. К концу дня синие стрелы, обозначавшие на наших полетных картах отступление врага, протянулись к железнодорожному мосту на Березине. К вечеру из штаба воздушной армии последовал приказ: вывести из строя железнодорожный мост, чтобы отрезать противнику путь отступления на запад и затянуть Могилевский мешок.

Командиры полков и их штурманы провели часть ночи в штабе дивизии. На аэродромах проводилась предполетная подготовка к вылету на рассвете. Авиационные механики, техники, оружейники и прибористы тщательно готовили каждый самолет. Всем было понятно, что предстоит выполнить сложную и ответственную задачу.

Эскадрилья 24-го полка, возглавляемая капитаном П. Дельцовым, поднялась в воздух с первыми лучами солнца. Через сорок минут поднимутся все остальные 96 машин нашей Речицкой дивизии. Эта эскадрилья должна первой нанести удар по железнодорожному мосту и вскрыть его противовоздушную оборону. Вслед за Дельцовым в воздух поднялись и другие эскадрильи. Действия «Петляковых» прикрывают истребители 1-й гвардейской дивизии полковника В. В. Сухорябова.

Еще на дальних подступах к мосту самолеты Пе-2 встретили заслон нескольких батарей зенитной артиллерии. Сам же мост прикрывался многоярусным патрулированием истребителей Ме-109 и ФВ-190. От многочисленных [162] разрывов снарядов подпрыгивала линия горизонта. Машины сбивались с курса. Выйти на прицельную бомбардировку как одиночному самолету, так и нескольким эскадрильям было очень трудно. По команде «Все вдруг!» - «пешки» Дельцова под прикрытием истребителей все же решили бомбить внешний пояс зенитной обороны моста. Истребители сопровождения вступили в бой с «Мессершмиттами-109» и «Фокке-Вульфами-190». А в это время самолеты Пе-2 звеньями обрушили бомбы с крутого пикирования по вражеской зенитной артиллерии.

Через несколько минут комэск Дельцов по радио передал ведущему дивизионной колонны о целесообразности поэскадрильно атаковать первое кольцо зенитной обороны моста по всему периметру. Спустя некоторое время весь периметр вражеской обороны оказался в дымах от разрывов бомб. Первый пояс противовоздушной обороны противника замолчал! Но два других ведут интенсивный огонь. Едва ли сегодня нам удастся погасить его...

За светлое время одних лишь суток наша дивизия произвела более двухсот самолето-вылетов. Но напряженная до предела работа экипажей, главным образом 24-го и 128-го авиационных полков, так и не увенчалась успехом - мост оставался стоять нетронутым. Бомбы разрушили лишь участок дороги, проходящей по болотистым топям противоположного берега.

Миновало тридцать часов. Все наши попытки оказались безуспешными: переправа по-прежнему действует. Противник оберегает ее как зеницу ока. Как только «пешки» ложатся на боевой курс, на их пути вырастает сплошная огненная стена. Самолеты подбрасывает от разрывов зенитных снарядов, вырывая штурвалы из рук пилотов. «Фокке-вульфы» и «мессеры» немедленно атакуют любую машину, вышедшую на мгновение из-под прикрытия гвардейцев-истребителей. Ни прицелиться, ни спикировать!

И эту труднейшую боевую задачу по выводу из строя железнодорожного моста через реку Березину выполнил экипаж Героя Советского Союза П. А. Дельцова. О его отваге я расскажу в следующей главе.

* * *

Крышка Бобруйского котла была захлопнута. Летчики нашей дивизии совершили 648 боевых вылетов, чтобы содействовать окончательному разгрому попавших в [163] котел гитлеровских войск. Перейдя 24 июня в наступление, войска нашего фронта успешно прорвали оборону противника и развернули наступление на Бобруйск. Лишь за один час 28 июня 16-я воздушная армия сбросила на противника около двухсот тонн бомб и выпустила по его боевым порядкам несколько десятков тысяч снарядов.

Противник отступал к Минску. Здесь-то и был нанесен сокрушающей силы бомбовый удар по его группировке. Не дать врагу хоть чуточку разжать клещи - такова была задача, стоявшая перед нами. Почти непрерывно, подчас и в темноте, с наших аэродромов взлетали самолеты. Они уходили в атаку одиночно и группами. Непрестанно велась авиаразведка. Обстановка быстро изменялась. Часто экипажи и подразделения, полки и вся дивизия получали лишь общее целеуказание: не хватало времени на организацию взаимодействия авиации с наземными войсками.

Плечом к плечу с ветеранами сражались и молодые летчики нашей дивизии. Комсомолец младший лейтенант Минцев, прибывший из летной школы, начал боевую жизнь в составе снайперского звена Ильи Маликова и сразу же отличился: после восьми боевых вылетов он довел бомбовую нагрузку самолета до тысячи килограммов, а его стрелок-радист комсомолец сержант Г. Алексеев (впоследствии Герой Советского Союза) сбил «Фокке-Вульф-190» и к концу Бобруйской операции утроил этот счет.

В один из тех дней самолет Маликова был подбит. Командир эскадрильи разрешил ему покинуть строй и вернуться на ближайший аэродром переднего края под прикрытием специально выделенной пары истребителей. Однако Маликов остался в строю и вместе со всеми экипажами сбросил свои бомбы в цель. Лишь после этого он вышел из строя.

Через несколько часов после благополучного возвращения Маликова заместитель командира эскадрильи Герой Советского Союза Н. С. Мусинский вывел группы «Петляковых» прямо на вражеский аэродром. Вслед за ведущим самолеты один за другим устремляются в атаку. И вот в пламени и дыму 14 вражеских самолетов и авиационные мастерские. «Пешки» взмывают ввысь, а ведущий снова пикирует, и вслед за ним вздымаются еще два огромных взрыва. [164]

- Во время вчерашнего налета летчик вашего бомбардировщика взорвал склад боеприпасов и угодил бомбой в общежитие летчиков. Тринадцать наших пилотов погибло,- показал на другой день во время допроса пленный гитлеровский летчик.

Через несколько часов Николай Мусинский с первого захода прямым попаданием бомб разрушил вражескую переправу.

Капитан Мусинский показал себя и как лучший разведчик 1-го Белорусского фронта. По четыре-пять раз в день поднимался он в воздух. 25 июня он обнаружил отход противника восточнее Бобруйска. К исходу дня с борта его самолета была получена новая радиограмма: «В квадрате 01729 замечено много колонн, до 800 автомашин». Через пятнадцать минут 72 «пешки» поднялись в воздух и взяли курс на Титовку, Бертники и Плесы. Сокрушительный удар - и указанный квадрат застилает пелена черного дыма...

Когда советские войска выдвинулись западнее Бобруйска, в лесах юго-восточнее города Мусинский обнаружил большую группу вражеских войск - остатки нескольких пехотных и одной танковой дивизий.

На следующее утро капитан Мусинский передал по радио: «Скопление автомашин до 200 единиц - у переправы через реку Березина, близ пункта Косье».

Через десять минут новое донесение: «Активное движение по дороге «Б» - до 600 автомашин». Дается команда на вылет. Поднята в воздух первая девятка 779-го полка - ведущий майор П. Ксюнин. Затем еще четыре группы нанесли удар по автоколоннам в районе Косье-Ясень. Мы удостоверились, что по дороге Бобруйск - Осиповичи действительно идет сплошной поток автомашин. Командир дивизии принимает решение: выпустить резервные группы. Вечером дивизия всем составом нанесла массированный удар по врагу на этом шоссе. Здесь произведено нами около ста пятидесяти атак, преимущественно с пикирования.

Надолго запомнился мне ласковый, наполненный ароматом трав тихий июньский вечер. В небе ни облачка. Не колышется ни одна ветка, ни один листок на деревьях. Тихо кругом. И вдруг тишину пронизывает заунывная мелодия сирены: боевая тревога! Загудели моторы. В воздух поднимаются все три полка и вместе с другими частями 16-й воздушной армии следуют курсом юго-восточнее [165] Бобруйска. Воздушная армада направляется в район Бобруйских лесов. Через сорок минут в лесу вспыхивает огромное пламя. В ночь на 28 июня 1944 года окруженная группировка гитлеровцев была уничтожена. Лишь небольшие разрозненные группы продолжали оказывать сопротивление. А к утру 29 июня эти группы были полностью ликвидированы. В руки советских войск попало свыше 18 тысяч пленных и большие военные трофеи.

Бобруйская операция завершена. Гитлеровцы разгромлены на всем пространстве между Днепром и Березиной в треугольнике Могилев-Бобруйск-Березино. Теперь острие удара нацелено на противника под Минском.

Час освобождения Белоруссии наступил.

Дальше