Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Дивизия пикировщиков

К новым обязанностям заместителя комдива я приступил в середине сентября 1943 года. Был по-летнему жаркий день. На открытом со всех сторон полевом аэродроме царила непривычная тишина. Самолеты Пе-2 без всякой маскировки стояли рядами на красной линейке. Вокруг - ни единого человека. Люди отдыхали после напряженных боев в Севско-Бахмачской операции.

Наша дивизия состояла из трех полков - 24, 128, 779-го, вооруженных самолетами «Петляков-2». Боевое крещение она получила в июне 1942 года на Северо-Западном фронте, участвуя в разгроме окруженной демянской группировки врага, а затем в боях у Синявина и в районах Луги, Порхова, Пскова; на территории Латвии наносила бомбовые удары по войскам, коммуникациям и аэродромам противника.

В конце ноября после доукомплектования и непродолжительной учебы дивизию перебросили на Брянский фронт. В январе 1943 года она приняла активное участие в Воронежско-Касторненской операции, затем в боях на курском и орловском направлениях. [104]

Наиболее напряженной для дивизии была боевая деятельность в июле. Сначала всем составом она наносила массированные удары по наступающим гитлеровским войскам в районах Поныри, Кашара и Подсоборовка, а с 15 июля поддерживала наступление войск Брянского фронта на орловском, кромском и дмитрово-орловском направлениях.

С 20 августа по 10 сентября 1943 года дивизия участвовала в Севско-Бахмачской наступательной операции войск Центрального фронта. Экипажи содействовали прорыву обороны гитлеровцев в районе Севска, уничтожили отходящие железнодорожные эшелоны и автоколонны, выводили из строя переправы через Десну.

В дивизии выросло двадцать семь Героев Советского Союза. Большинство авиаторов получило это высокое звание во втором и третьем периодах войны. Некоторых героев я не застал - они погибли, но оставшиеся в живых продолжали сражаться мужественно и храбро.

Именно таким был лейтенант Василий Челпанов. Этот тихий, застенчивый летчик вел себя в бою удивительно бесстрашно. В начале войны Василий летал на связном самолете У-2- доставлял почту, запасные части для боевых машин, оперативные документы. Его шустрый «кукурузник» поднимался с аэродрома в любое время дня и ночи. Это была нелегкая черновая работа. Однажды на беззащитный У-2 обрушился фашистский истребитель «Мессершмитт-109». Исход боя сомнений не вызывал. Разве может фанерный тихоходный самолетик справиться со скоростным «мессером», вооруженным пулеметами и пушкой? В этих условиях молодой летчик принял единственно правильное решение: до бреющего полета снизился над извилистой речушкой и стал маневрировать между ее обрывистым берегами. Он то нырял в овраги, то внезапно появлялся над просеками, то снова скрывался за деревьями. Каким мужеством и хладнокровием нужно было обладать, чтобы вот так спокойно водить за нос опытного истребителя! Кончилась эта история до смешного просто. Немецкий летчик, увлеченный Челпановым на нашу территорию, израсходовал все горючее и вынужден был приземлиться. Пехотинцы взяли его в плен.

Вскоре Челпанов овладел техникой пилотирования на бомбардировщике «Петляков-2» - самолете довольно сложном. В то тревожное время 24-й авиаполк вел воздушную разведку ближних и дальних тылов противника, [105] вылетая в районы Брянска, Орла и Карачева. Вызывая огонь на себя, экипажи засекли,расположение артиллерийских частей, фотографировали аэродромы, передвижение вражеских войск к линии фронта.

Нередко совершал такие полеты и экипаж Челпанова. Однажды на его самолет внезапно набросилась пара «мессеров». Завязался воздушный бой. Пулеметная очередь одного из Ме-109 прошила фюзеляж и плоскости Пе-2. Самолет загорелся. Командир экипажа Челпанов и стрелок-радист старшина Кувшинов выпрыгнули с парашютами. Штурман погиб. Этот неравный бой происходил на глазах пехотинцев, над территорией, занятой врагом, в семистах метрах от линии фронта.

- Нет, не дотянут до своих,- решили наши бойцы и все, как один, дружно бросились в атаку.

Гитлеровцы дрогнули и отступили. Так пехотинцы спасли своих братьев-авиаторов.

Василий Челпанов был душой полка. Личный состав восхищался его смелостью, летчики стремились подражать ему. Вскоре его назначили заместителем командира эскадрильи. Он остался таким же простым и доступным, как и был, не чурался любой черновой работы. По-прежнему помогал оружейникам подвешивать бомбы и чистить пулеметы, вместе с техником и механиком заправлял самолет горючим, помогал устранять замеченные неисправности в моторе.

27 ноября 1941 года лейтенант Челпанов повел группу самолетов на бомбардировку вражеской автоколонны возле Ливн. По возвращении с задания проявили фотопленку. Оказалось, что ведомая им группа уничтожила несколько автомашин и до взвода пехоты.

- Мало, очень мало. Это просто комариный укус,- сказал Василий.

И через два часа он снова повел самолеты в район Ливн. Друзья знали, чем это вызвано: накануне Челпанову сообщили, что фашисты убили его брата, штурмана бомбардировщика СБ.

Образовав своеобразный круг, бомбардировщики с высоты 2500 метров вошли в пике. Альтиметр отсчитывал метры падения: 2200, 1800, 1200, 1000... Экипажи при выводе из пикирования испытывают многократные перегрузки. Пальцы ведущего группы жмут кнопку электросбрасывателя на штурвале самолета. Бомбардировщик как бы весь вздрагивает - одна за другой отделяются [106] бомбы! И тут штурвал вырывается из рук Челпанова. Радио донесло на КП короткое донесение: «Два прямых попадания в фюзеляж...» Но что это? Подбитый и горящий самолет разворачивается. Ведомые поняли это как маневр для ухода на свою территорию. Но нет: ведущий решил штурмовать фашистскую автоколонну. И снова зенитный снаряд противника вонзился в корпус «Петлякова», который запылал еще сильней. Стрелок-радист Виктор Кувшинов доложил: «Боеприпасы кончились». Коммунист Челпанов взглянул на штурмана» и они поняли друг друга без слов. Летчик перевел пылающий самолет в отвесное пике и направил его в центр фашистской автоколонны...

За этот подвиг Василию Николаевичу Челпанову Советское правительство посмертно присвоило звание Героя Советского Союза. Штурман и стрелок-радист экипажа награждены боевыми орденами.

Дальше