Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Вместо послесловия

За годы флотской службы мне не раз доводилось принимать участие в таких торжественных актах, как спуск на воду боевых кораблей и подъем на них Военно-морского флага. Всякий раз мы, участники таких событий, испытывали радость и глубокое удовлетворение, ведь они означали завершение напряженного труда огромного количества людей. И не случайно каждый спуск боевого корабля выливался [232] в настоящий праздник. Так было и тогда, в конце 60-х годов на торжественном митинге рабочих, инженеров предприятия, военных моряков, где мне довелось присутствовать. Это был праздник в честь завершения огромной работы, праздник, означавший, что крепнет обороноспособность нашей славной отчизны и, следовательно, растет гарантия мирной жизни и созидательного труда советского народа...

* * *

Годы бегут быстро. Обстановка ныне создалась сложная. Реакционные империалистические круги, прежде всего США, игнорируя уроки истории, объявили новый «крестовый поход» против социализма, пытаются добиться военного превосходства над СССР и его союзниками, безудержно взвинчивают гонку вооружений, с позиции силы стремятся диктовать свою волю суверенным государствам. Серьезную тревогу вызывают развертывание новых американских ядерных ракет первого удара в ряде западноевропейских стран, рост военных приготовлений США на Дальнем Востоке, усиливающаяся милитаризация Японии. Но, несмотря на все это, зловещий ядерный гриб не поднялся ни над одним советским городом. Не поднялся благодаря в первую очередь мудрой миролюбивой политике Коммунистической партии и Советского правительства, не поднялся еще и потому, что агрессивные устремления империалистов сдерживали могучие Вооруженные Силы нашей страны, в том числе и атомный, ракетоносный океанский советский Военно-Морской Флот. Вспоминая прошлое, дивишься подвигу, который был связан с его созданием, становлением, возмужанием. Ведь на заре Советской власти мы фактически начинали с пуля.

За годы первой мировой и гражданской войн отечественный флот понес значительные потери. Одни корабли погибли в боях, другие, как это произошло на Черном море и на Северной военной флотилии, были уведены белогвардейцами за рубеж и там интернированы. Часть кораблей затопили сами моряки, дабы они не достались врагу. Большинство же тех, что уцелели, требовали ремонта, а судостроительные и судоремонтные заводы в тот период бездействовали.

Оценивая состояние флота после гражданской войны, председатель Реввоенсовета СССР и Нарком по военным морским делам М. В. Фрунзе писал: «В общем ходе революции и... гражданской войны на долю морского флота выпали особенно тяжкие удары.

В результате их мы лишились большей и лучшей части его материального состава, лишились огромного большинства [233] опытных и знающих командиров, игравших в жизни и работе флота еще большую роль, чем во всех других родах оружия, потеряли целый ряд морских баз и, наконец, потеряли основное ядро и рядового краснофлотского состава.

В сумме все это означало, что флота у нас нет»{10}.

Но задачи обороны требовали, чтобы у первого в мире социалистического государства был могучий, соответствующий его интересам океанский военно-морской флот. Вот почему уже в марте 1921 года X съезд РКП (б) призвал коммунистов и весь советский народ к восстановлению и укреплению Красного Флота. Выполняя решения съезда, Центральный Комитет партии принял постановление о возвращении на флот всех моряков-коммунистов, занятых на работе в советских учреждениях и народном хозяйстве.

Откликнулся на патриотический призыв партии и комсомол. 16 октября 1922 года V съезд РКСМ принял решение взять шефство над Красным Флотом. И тысячи лучших представителей комсомола стали моряками.

Образно говоря, флотский организм начал наполняться молодой горячей кровью, крепли его мускулы, бурлила энергия. Закипела работа на недостроенных или пришедших в негодность боевых кораблях. На Черном и Балтийском морях вводятся в строй подводные лодки дореволюционной постройки «Барсы» и лодки типа «АГ». На Черном море возвращается к жизни крейсер «Память Меркурия», который после реставрации получает новое название «Коминтерн». Вслед за ним вводятся в строй крейсера «Червона Украина», «Красный Кавказ».

В 1923 году на Черном море создается экспедиция подводных работ особого назначения - ЭПРОН, в задачи которой входили подъем со дна затопленных кораблей и направление их на заводы с целью дать кораблям вторую жизнь. Кстати, одним из первых был поднят эскадренный миноносец «Калиакрия», получивший после ремонта название «Дзержинский». К нему вскоре присоединяются эсминцы типа «Новик» - «Шаумян», «Незаможник».

Шефство комсомола над флотом продолжалось и в предвоенные годы, и в период войны. Играет оно свою важную роль и сейчас.

В суровое для Отчизны время - в годы Великой Отечественной войны на средства, собранные комсомольцами, было создано несколько боевых кораблей. Среди них значились [234] подводные лодки «Новосибирский комсомолец», «Ярославский комсомолец», торпедные катера и ряд других кораблей. На них комсомольцы и сражались. Мне известно об успешных боевых действиях подводной лодки «Ярославский комсомолец» под командованием капитана 3 ранга Виктора Николаевича Хрулева. В период моей учебы в Военно-морском училище имени М. В. Фрунзе Хрулев являлся начальником нашего курса и пользовался в училище непререкаемым авторитетом, который еще возрос в период боев с врагом.

На Черноморском, Балтийском, Северном флотах гремели имена бесстрашных моряков-комсомольцев, 75 тысяч из них были награждены орденами и медалями, а 400 человек - удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Сражались моряки-комсомольцы и на сухопутных фронтах. Неувядаемой славой покрыли себя посланцы Тихоокеанского флота, действовавшие в составе морской пехоты в битвах под Москвой и в Сталинграде.

В советском Военно-Морском Флоте стало традицией называть корабли именами комсомольцев. А кое-кто даже говорит в шутку, что под Военно-морским флагом плавает целая комсомольская эскадра. И это действительно так. Чтобы убедиться, достаточно назвать хотя бы большой противолодочный корабль «Комсомолец Украины», эсминец «Московский комсомолец», большой десантный корабль «Воронежский комсомолец», сторожевой корабль «Архангельский комсомолец», морской тральщик «Комсомолец Белоруссии» и другие. Шефство комсомола над флотом успешно продолжается по сей день. Это свидетельство любви к флоту нашей молодежи, ее верности ленинским идеалам, преданности Коммунистической партии и Советскому правительству.

Но вернемся к тридцатым годам, к строительству советского Военно-Морского Флота, ведь именно в те годы были заложены основы побед, одержанных затем в яростных боях Великой Отечественной.

Наряду с восстановлением и модернизацией старых кораблей закладывались новые - полностью советской постройки.

Создавались конструкторские бюро, где буквально бурлила кипучая творческая мысль. Я рассказывал в начале книги о гениальном, с моей точки зрения, создателе первых советских подводных лодок Б. М. Малинине и его конструкторском бюро. Хочется с благодарностью назвать также М. А. Рудницкого - создателя подводной лодки типа «К».

Читателям моей книги уже знаком главный строитель на одном из заводов К. Ф. Терлецкий. Огромной благодарности [235] заслуживают и творцы подводных лодок В. Ф. Критский, Г. М. Трусов, П. 3. Голосований, З. А. Дерибин, внесшие большой вклад в укрепление могущества нашего флота.

Когда разразилась Великая Отечественная война, в смертельную схватку с врагом на море вступили 206 подводных лодок советской постройки. Это была огромная сила. Огромная не только по количеству кораблей, но и по боеспособности имевшегося на них оружия. Наши отечественные лодки были очень надежны, их боевые качества не уступали боевым качествам лодок противника, а по ряду параметров и превосходили их.

У гитлеровцев, например, дела в этом плане обстояли не столь благополучно. Судить об этом можно хотя бы по уже упоминавшейся мною книге К. Деница «Немецкие подводные лодки во второй мировой войне».

Перечитывая рукопись, я мысленно возвращаюсь к событиям военного времени и еще раз с величайшей благодарностью вспоминаю создателей советских подводных кораблей: конструкторов, инженеров, техников, рабочих судостроительных заводов. Слава им, великим труженикам, и низкий поклон от ветеранов-подводников.

Наряду с подводными лодками строились и надводные корабли. Сошли со стапелей крупные быстроходные лидеры эсминцев «Ленинград», «Минск», «Москва», «Харьков», «Баку», «Тбилиси». Строились эскадренные миноносцы VII проекта, создавались первые крейсера советской постройки «Киров» и «Максим Горький» на Балтике, «Ворошилов» и «Молотов» на Черном море. В дни обороны Ленинграда огнем орудий главного калибра «Киров» сорвал не одну атаку врага. А под прикрытием артиллерийских залпов этого крейсера прорывались из Ленинграда в Кронштадт и подводные лодки.

Не был оставлен без внимания и так называемый «москитный флот». Я имею в виду торпедные катера, создание которых связано с деятельностью Центрального аэрогидродинамического института - ЦАГИ и его руководителя - видного советского авиаконструктора трижды Героя Социалистического Труда академика Андрея Николаевича Туполева.

В процессе строительства торпедных катеров и родилось плодотворное сотрудничество работников авиационной промышленности и кораблестроителей. Созданные благодаря тесному творческому общению, верткие и стремительные катера «Г-5» продемонстрировали в схватках на морях отличные [236] боевые качества и позволили нанести врагу значительный урон.

В последующем был создан торпедный катер «Комсомолец» - самый быстроходный во время войны.

Большое внимание уделялось в нашей стране в предвоенный период и в ходе войны развитию морской авиации флотов. Летчики морской авиации покрыли себя неувядаемой славой, отважно сражаясь с врагом с первого до последнего дня войны. Первыми Героями Советского Союза стали летчики-истребители балтийцы А. К. Антоненко и П. А. Бринько, звания дважды Героя Советского Союза удостоился летчик-истребитель североморец Б. Ф. Сафонов.

Состав ВВС флотов в ходе войны значительно возрос по численности и улучшился по боевым качествам машин. Вошли в строй новые самолеты - минно-торпедной авиации, бомбардировщики-пикировщики, топмачтовики{11}, дальние морские истребители и разведчики.

Силами ВВС Северного флота было уничтожено около 100 фашистских кораблей, 200 транспортов и 1145 самолетов. Эти цифры позволяют сказать, что морская авиация флотов внесла решающий вклад в разгром противника на море.

Хочется подчеркнуть, что основы фундамента победы в боевых действиях на море в Великую Отечественную войну закладывались еще в предвоенные годы. Закладывались народом и в интересах народа. Строительством отечественного флота занимались буквально все - от академика до рабочего. Все, от адмирала до матроса, сколачивали его в единый боевой организм, способный решать в море задачи любой сложности.

В тесном единении советского народа и его армии крепилась обороноспособность страны. В тесном их единении шла битва с фашизмом, развязавшим невиданную доселе войну.

В одном из разделов воспоминаний я рассказывал, как в условиях жестокой блокады Ленинграда трудились рука об руку на судостроительных заводах моряки и рабочие, как благодаря этому гремели на Балтийских просторах взрывы и шли на дно фашистские транспорты, набитые до отказа военной техникой, оружием, живой силой. Это отмечено и в «Истории второй мировой войны 1939-1945»: «Оценивая [237] итоги действий подводных сил Балтийского флота летом и осенью 1942 г.,- читаем мы,- руководство вермахта на совещании в ставке 22 декабря отмечало, что каждая советская подводная лодка, прорвавшаяся в Балтийское море, представляла собой угрозу судоходству на всем море и подвергала опасности транспортные суда, которых уже не хватало для перевозок воинских грузов и стратегического сырья»{12}.

Гремели эти взрывы и потому, что, проявляя беспримерное мужество, советские подводники прорывались сквозь, казалось бы, непреодолимые заслоны в глубокие морские тылы врага. Гремели взрывы и благодаря участию в решении этой проблемы советских ученых, научных сотрудников, инженеров.

Сейчас известно, что прорывы через противолодочные рубежи, казалось бы наглухо отсекавшие Финский залив от Балтийского моря, осуществлялись не наобум, а благодаря продуманным, научно обоснованным рекомендациям ученых. Поэтому с полным основанием можно сказать, что моряки и ученые находились в едином боевом строю.

В ночь на 22 июня 1941 года фашистская авиация осуществила первую бомбардировку Севастополя. Сначала посчитали, что на город и на бухту были беспорядочно сброшены обычные авиационные бомбы. Однако вскоре выяснилось, что противник сбросил тогда не бомбы, а морские мины, причем неизвестной для нас конструкции.

Какие способы следовало найти для борьбы с ними? Какую защиту должны были применять корабли? Ведь дело пришлось иметь с неконтактными минами, которые взрывались от магнитного поля корабля.

Эту задачу блестяще решили еще не очень тогда известные, а впоследствии прославившиеся на весь мир ученые Игорь Васильевич Курчатов и Анатолий Петрович Александров.

Говоря о победе советского народа и наших доблестных Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне, нельзя не сказать самых теплых слов о наших флотоводцах, о тех, кто в суровые военные годы не только планировал дерзкие операции, но и блестяще осуществлял их. Мне приходилось встречаться со многими и работать под их командованием. Думаю, что их богатый опыт должен служить примером для нашей смены - флагманов, кому партия и народ доверили высокие посты и ответственность за оборону Родины с океанских и морских направлений. [238]

Хочется отметить, что и Народный комиссар ВМФ СССР и командующие действующими флотами были к началу Великой Отечественной войны людьми сравнительно молодыми: Наркому ВМФ СССР Николаю Герасимовичу Кузнецову исполнилось 38 лет, командующему Краснознаменным Балтийским флотом Владимиру Филипповичу Трибуцу - 41, командующему Черноморским флотом Филиппу Сергеевичу Октябрьскому - 42, командующему Северным флотом Арсению Григорьевичу Головко - 35 лет. У каждого из них был за плечами боевой опыт, приобретенный в гражданскую войну или в период войны испанского народа против фашизма. Все имели высшее военно-морское образование и обладали качествами истинных флотоводцев.

Под стать руководителям флота были и руководящие политработники, люди высокой партийной закалки, до мозга костей преданные Коммунистической партии, Советскому правительству. Вот почему спустя сорок лет после Великой Победы новые поколения моряков с любовью вспоминают И. В. Рогова, А. А. Николаева, Н. М. Кулакова, Н. К. Смирнова, Н. А. Торика, И. И. Азарова и многих других.

Ныне в боевом строю стоят сыновья и внуки бывших фронтовиков. Ответственные и благородные задачи защиты нашего социалистического Отечества, защиты мира они выполняют в сложной международной обстановке, которая требует и высокой боевой готовности, и бдительности, и духовной мобилизованности. Такие качества присущи советским воинам. А потому можно с полным основанием сказать, что все задачи будут выполнены с честью.

* * *

Работу над рукописью я завершил в преддверии знаменательного юбилея - 40-летия нашей Победы в Великой Отечественной войне. В эти дни особенно зримо вставало перед глазами величие подвига советского народа и его Вооруженных Сил. Это они под руководством Коммунистической партии отстояли свободу и независимость нашей Родины, защитили дело Великого Октября, внесли решающий вклад в победу над фашистской Германией и ее союзниками, в освобождение народов Европы от фашистского рабства, в спасение мировой цивилизации.

Вот почему хотелось еще раз вспомнить добрым словом светлую память тех, кто так и не увидел Дня Победы, отдав ради нее жизнь. [239]

Я посвящаю воспоминания и своим друзьям-сослуживцам, с кем воевал, а затем сотрудничал в мирное время, обеспечивая безопасность Родины с океанских и морских направлении.

На разных этапах службы судьба сводила меня со многими замечательными моряками, видными военачальниками. Я, как и все мои сверстники-офицеры, благодарен им за мудрые советы и за науку, которую они умело преподали нам.

Менялось с годами мое положение, менялись должности, расширялся круг ответственности, сначала за боеспособность корабля, затем - соединения, потом - флота. Менялся с годами и я сам. Но всегда оставалась неизменной коммунистическая убежденность, желание отдать всего себя Родине, флоту.

Вспоминая прошлое, мне хотелось еще раз взглянуть на пройденный путь, вспомнить различные события, подумать о пережитом. И я буду безмерно счастлив, если опыт, приобретенный за годы службы, если мои размышления и выводы послужат благородному делу воспитания новых поколений моряков, помогут им успешно решать задачи по укреплению боеспособности нашего славного Военно-Морского Флота.

Сегодня особенно важно воспитывать у молодежи чувство любви к Родине, высокую политическую и классовую бдительность, постоянную готовность к подвигу.

Международная обстановка сложна. Она требует, чтобы военные моряки, охраняющие Родину с океанских и морских направлений, были постоянно начеку и во всеоружии. Выполняя это требование, советские моряки день ото дня крепят выучку в дальних походах, повышают боевое мастерство, что я и пытался показать в книге.

В ходе работы над рукописью я встретился с многими товарищами, с кем привелось служить на разных флотах. Они помогли воскресить детали отдельных событий, поделились своим опытом и воспоминаниями.

За оказанную мне драгоценную помощь приношу сердечную благодарность адмиралу в отставке С. Е. Захарову, вице-адмиралу в отставке В. А. Сычеву, контр-адмиралам Л. М. Жильцову и И. Р. Дубяге, капитану 2 ранга-инженеру в отставке М. С. Кувшинову и старшине 1-й статьи Н. С. Лаврешникову.

Примечания