Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Предисловие

Идея написания книги пришла, как всегда, неожиданно. Хотя, если подумать и признаться откровенно, где-то в глубине души она зрела давно. Но выбраться наружу ей помогли два обстоятельства. Одним из них был выход книги «Детство и юность в алых погонах», составленной вместе с Маратом Насыбуллиным небезызвестным в широких кругах казанских суворовцев Анатолием Хронусовым. К сожалению, книга охватила лишь период до шестого выпуска и, естественно, не впитала события, связанные с пребыванием в Казанском СВУ нас, суворовцев седьмого и восьмого выпусков, поступивших в училище одновременно в 1949 году. Хотя, надо отдать должное, части описанных там событий мы были свидетелями и участниками, атмосферу училища мы ощущали всеми своими чувствами, поскольку в описываемый период мы там уже находились. Тем более, что мелюзга, а именно такими мы и были по отношению к воспитанникам старших классов, всегда более внимательна к деяниям старших, с которых она берет пример, некоторых из них делает своими кумирами и примерами для подражания. Было просто жалко, что наши наблюдения, не столько, может быть, о нашей жизни, сколько о наших преподавателях, офицерах-воспитателях, об их беззаветном труде, о тех приемах и методах, которые были очень эффективными при работе с детьми, а теперь могут быть утрачены, не дойдут до тех, кому они могут быть полезны или просто приятны как воспоминания.

Вторым событием, заставившим взяться за перо, стали похороны и последующие поминки нашего преподавателя французского языка Юрия Ефимовича Штейнсапира, человека широкой души и нелегкой судьбы, вся жизнь которого может служить хорошим примером полной самоотдачи, бескорыстного служения своему делу — обучению и воспитанию молодых ребят. На похоронах и поминках вместе с родственниками присутствовало много суворовцев-казанцев разных выпусков, и каждый из нас нашел, что вспомнить и сказать хорошего про Юрия Ефимовича. Так и у меня по пути с похорон к месту поминок, родились нехитрые стихи, ставшие запоздалым признанием-посвящением ему:

Любимого учителя, друзья,
В последний путь мы проводили,
И верх могильного холма
Землею глинистой укрыли.
Мы будем вспоминать тебя,
Недолгой будет уж разлука...
Пусть нынче и всегда земля
Твоей могилы будет пухом!...

Потом, на поминках очень справедливо прозвучали слова жены Юрия Ефимовича — Нины Геннадьевны, прошедшей с ним бок о бок более 32 лет: «Если бы то, что вы рассказываете про Юрия Ефимовича, он слышал бы раньше, он, наверное, мог бы жить еще сто лет!»

Невольно подумалось, а почему, действительно, мы мало говорим хороших слов людям, пока они еще живы? Сколько хороших связанных с нами людей уже ушло из жизни, так и не услышав, как мы их любили, какое неоценимое дело они совершили по отношению к нам, как много хорошего мы у них взяли и чего мы добились, благодаря им. Пока еще не слишком поздно, давайте все-таки скажем добрые слова своим преподавателям, офицерам-воспитателям, своим друзьям-однокашникам. Пусть эти слова согреют им душу, а некоторым, дай Бог, прибавят несколько лет жизни!

Книга задумана как сборник воспоминаний моих однокашников по Казанскому суворовскому военному училищу, в основном, суворовцев восьмого выпуска, обучавшихся в училище с 1949 по 1956 годы. Воспоминания сгруппированы по темам, рисующим общую обстановку в училище, наши повседневные занятия и увлечения, наши беззлобные (хотя и не всегда) шутки и проказы, курьезные случаи из нашей жизни, наши встречи после выпуска.

Отдельная глава выделена для портретов наших преподавателей и офицеров-воспитателей. Эти портреты не претендуют на полноту и объективность, поскольку написаны с нашего восприятия того далекого детского возраста. Вполне естественно, что воспоминания прошли определенную шлифовку временем, разные неприятные впечатления того периода утратили свой трагический оттенок и приобрели романтически-ностальгический ореол.

Еще одна глава посвящена моим товарищам по отделению и роте. Мне показалось более правильным не только описать их в период учебы в СВУ (вряд ли это много добавило бы к тому, что рассказано в книге Анатолия Хронусова), сколько рассказать о последующей жизни и службе некоторых из них. Этот материал, я думаю, будет гораздо более интересен не только для суворовцев, но и для наших педагогов и офицеров-воспитателей. По крайней мере, будет понятно, для чего были нужны все те труды, которые были ими затрачены, какие результаты они дали. Биографические справки также написаны моими однокашниками или их товарищами, а потому они не могут претендовать на абсолютную историческую достоверность. Учитывая эти обстоятельства, прошу читателей быть снисходитель-ными при оценке отклонений некоторых деталей от имеющихся у них фактов или по-другому сложившихся представлений.

Уже при завершении работы возникла мысль, что изложение будет неполным и незавершенным, если ничего не сказать о наших встречах после выпуска, особенно на юбилеях родного СВУ. И такая глава была добавлена.

В книгу вставлены отдельные фотоснимки давних и не совсем давних лет, которые, я надеюсь, освежат память и добавят приятные минуты тем, кто узнает на них себя или своих знакомых.

После первого выпуска книги в 1998 году от ребят-казанцев, которые ее прочитали, поступили дополнительные сведения о наших товарищах и учителях, новые фотографии того или более позднего периода, в том числе в расцвете воинской или трудовой карьеры. Это заставило переделать некоторые разделы книги и компоновку биографических справок.

Выражаю благодарность всем моим товарищам, прежде всего, Вячеславу Соколову, Валерию Каминскому, Анатолию Фролову, Ярославу Мымрину, Юрию Луневу, предоставившим мне материалы и фотографии, которые позволили воссоздать более полную картину нашей жизни в СВУ и после его окончания, обстановку тех лет, а также устранить неточности в изложении фактов, допущенные мною в первой редакции. Особенно следует отметить роль Михаила Станкевича, которого можно считать моим соавтором, поскольку в тексте использованы целые куски из его воспоминаний, любезно предоставленных для ознакомления и использования.

Дальше