Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Глава 4.

Встречи после выпуска

После выпуска из СВУ все ребята разлетелись по разным краям Советского Союза. Некоторая часть выпускников, имевших отклонения от действовавших требований по здоровью (в основном, по зрению), пошла по линии нестроевой военной службы — в финансовые или интендантские военные училища. Те, кто имел еще большие отклонения по здоровью, вообще были освобождены от военной обязанности и пошли учиться в гражданские вузы. Основная же масса поступила в военные училища для продолжения своего военного образования, с тем чтобы после их окончания, уже офицерами, приступить к действительной военной службе, подготовка к которой и составляла основную цель нашего обучения в СВУ.

Некоторым из нас, в первую очередь, медалистам, повезло сразу попасть в высшие военные училища — общевойсковые или инженерно-технические ввузы в Риге, Киеве, Минске, Харькове, Одессе, Ташкенте и т.д. Другие прошли к высшему образованию через обучение в военных академиях, куда они попадали, прослужив по несколько лет в строевых частях. Отдельные ребята вынуждены были пойти в училища, никак не отвечавшие их жизненным интересам, и ценой больших усилий выходили все-таки на ту стезю, к которой они стремились.

Опьяненные свободой и открывшимися перспективами самостоятельной жизни, мы не задумывались о том, чтобы позаботиться о последующих контактах, и потому наши связи с одноклассниками, и тем более с ребятами из других классов после училища разорвались. Они еще поддерживались между ребятами, попавшими в один вуз, но и там они уже не имели той прочности, которую имели в СВУ. Для этого было несколько причин. Во-первых, как правило, в один вуз попадали ребята из разных классных отделений, во-вторых, они назначались в разные учебные подразделения и даже на разные факультеты, и в-третьих, в процессе обучения возникали новые привязанности на почве общих познавательных, спортивных или иных увлечений. Отношения между ребятами-однокашниками по СВУ переходили в более легкую категорию приятельских, предполагающих эпизодическое общение, случайные встречи, приносящие, тем не менее, взаимное удовольствие.

В действии этих факторов я мог убедиться на собственном опыте. Нас в Рижское инженерно-авиационное училище прибыло трое: я (из первого взвода), Петров Валерий (из второго взвода) и Иванов Владимир (из третьего взвода). Мы были назначены: я — на факультет авиационного вооружения, Валерий — на радиотехнический факультет, Иванов — на факультет электроспецоборудования. На курс старше нас на факультете самолетов и двигателей обучался выпускник нашего же училища 1955 года — Борис Дуров. Встречались мы друг с другом весьма редко — иногда в столовой, иногда на спортплощадках (особенно с Дуровым, который еще в СВУ хорошо играл в баскетбол и продолжал заниматься этим и здесь), изредка на танцах в своем Доме офицеров. А после второго курса нас с Петровым перевели для обучения и проживания в другой учебный городок, а Иванов и Дуров остались на старом месте и наши встречи с ними практически прекратились. Когда дело дошло до разгона училища, тут наши связи разорвались окончательно.

После окончания учебы в училищах даже те, кто учился вместе, также поразлетелись по своим частям, и встречи бывших суворовцев нашего училища стали происходить только случайно, когда их сталкивали вместе командировка, отпуск, перемещение к новому месту службы или учебы. Достаточно долгое время многие из нас ничего не знали друг о друге. Поскольку моя служба происходила оседло, не была сопряжена с частыми переменами места жительства, мне такие случайные встречи выпали лишь дважды. Один раз это было на танцплощадке рижского Дома офицеров, где я встретился с Сашей Зайцевым. Он был уже лейтенантом и получил назначение в Прибалтийский военный округ, а я еще был рядовым слушателем и учился на четвертом курсе. Второй такой случай произошел в санатории «Крым». Там во время зарядки на пляже мы встретились с Володей Крыловым из предыдущего 7-го выпуска. Он в то время еще служил на Урале, но ожидал перемещения в Москву и присвоения генеральского звания. Потом были встречи с суворовцами 6-го выпуска Женей Исаковым, Валерой Кудрявцевым и Николаем Здобновым, когда я уже перешел на службу в Генеральный штаб. Все они уже были полковниками и служили: Исаков — в редакции журнала «Военная мысль», Кудрявцев — в Главном управлении Министерства обороны, а Здобнов — начальником направления в Центре военно-стратегических исследований Генштаба.

Работа в экспертном совете ВАКа России свела с выпускником 4-го выпуска нашего же Казанского СВУ доктором технических наук, профессором генерал-майором Пановым Виталием Валериановичем. Он долгое время работал в составе этого же экспертного совета и продолжает работать сейчас в качестве заместителя председателя. Он много лет был преподавателем в Военной артиллерийской академии, потом его назначили начальником ведущего научно-исследовательского института Сухопутных войск. В этой должности он проработал более 10 лет, получил звание генерал-майора, стал действительным членом (академиком) многих общественных академий, в том числе Международной инженерной академии, вице-президентом Российской академии ракетно-артиллерийских наук. До увольнения в запас в 1997 году был председателем экспертного совета ВАКа России.

Еще с одним суворовцем-казанцем встретился в коммерческой компании «Корвус», занимающейся разработкой средств автоматизации банковской деятельности. Это был Анатолий Чумаченко, 1968 года выпуска. Знакомство произошло благодаря первому изданию этой книги, с которой он случайно познакомился на фирме, а потом вышел на меня. Самое странное, что в одной из фотографий, помещенных в книге, он узнал себя, хотя там был представлен четвертый взвод нашей роты перед лыжным кроссом. Очень схожими оказались ситуации. Да и качество снимков первого издания оставляло желать лучшего.

С течением времени в служебном положении, в судьбах наших выпускников происходили изменения, которые имели центростремительные тенденции. Постепенно многие наши выпускники сгруппировались вокруг основных центров — Москвы, Ленинграда и Казани. Это создало предпосылки и условия для повторного сближения и восстановления потерянных связей. По-видимому, подобные настроения возникали и в душах суворовцев других училищ, поскольку стремление к объединению выпускников суворовских и нахимовских училищ охватило весь Союз. Впоследствии стали создаваться клубы суворовцев и нахимовцев. В 1984 году такой клуб был создан и в Москве. Однако, московский клуб все-таки остался формальной организацией и не давал выхода более глубоким чувствам, и мы искали пути создания своего казанского отделения или даже собственного клуба. В конце концов, эта задача была решена. Естественно, само по себе такое дело не делается. Нужны были энтузиасты, которые не только прочувствовали бы наши ностальгические устремления, но и предприняли какие-то конкретные шаги. И такие энтузиасты нашлись в разных выпусках нашего училища.

В нашем выпуске такими энтузиастами оказались Толя Фролов и Слава Соколов. Они в училище почти все годы просидели на одной парте и после выпуска сумели сохранить контакты между собой. Когда они собрались в Москве — Соколов приехал учиться в военно-инженерную академию, а Фролов получил назначение после окончания Военно-медицинской академии, — то, пользуясь еще старыми домашними адресами, сумели разыскать некоторых наших ребят, также осевших в Москве, и организовать первую нашу встречу. Встреча состоялась в 1973 году, спустя 17 лет после выпуска.

На первую встречу, которую они назначили у ресторана «Славянский базар», пришло только четверо — Фролов, Соколов, Мирошниченко и я. Ждали еще Завальского, Мартынова, но они не объявились. Помню, как забавно это происходило. Расставались мы еще 17–18-летними мальчишками и не видели друг друга 17 лет. Когда же мы встретились теперь, то были уже взрослыми, сложившимися людьми, не очень похожими на то, как мы выглядели в СВУ. Поэтому сам процесс опознания был достаточно длительным и трудным. Придя к месту встречи, а улица 25 октября всегда весьма многолюдна, мы несколько раз прошли друг мимо друга, подозрительно приглядываясь, и только через несколько проходов, ограничив число «подозрительных» личностей, которые в такой же манере прохаживались в ожидании, и выявляя некогда очень знакомые, а теперь почти забытые или утраченные черты, пошли на сближение с вопросом: «Простите, вы не Соколов? Мирошниченко?». Таким образом мы установили контакт друг с другом. Легче всех было узнать Толю Фролова по его шустрости, тем же немного оттопыренным ушам, да и во внешнем облике он сохранил много знакомых черт. Слава Соколов, который и при выпуске был достаточно высоким (176 см), теперь еще заметно прибавил к своему росту и выглядел весьма внушительно. Женя Мирошниченко, который в училище также был ближе к правому флангу, за это время не очень сильно вырос и теперь как-то выровнялся с нами. Постепенно, уже в ходе неформального общения за ресторанным столом происходило более глубокое узнавание. Мы перешли к воспоминаниям, рассказам о своем прохождении службы, о встречах с другими нашими суворовцами.

Постепенно расширялся круг вовлеченных в такие встречи ребят. Толя Фролов организовал еще несколько сборов в кафе «Славянское», расположенном на Можайском шоссе, недалеко от своего места жительства. На этих встречах уже присутствовали ребята из других отделений нашей роты и из других выпусков. На базе этого коллектива и был потом создан Московский клуб суворовцев-казанцев.

К этому времени уже начали организовываться регулярные юбилей-ные встречи в славном городе Казани. Анатолий Фролов активно снимал эти мероприятия своей кинокамерой, а потом на встречах в Москве показывал смонтированный материал на упомянутых встречах. Там его могли посмотреть и те ребята, которые не смогли попасть в Казань на торжества.

Аналогичные процессы шли и в Ленинграде. Ребята-ленинградцы поддерживали между собой постоянные связи. Инициаторами общих встреч обычно были Станислав Новицкий и Валерий Каминский. Интересной была наша встреча в Ленинграде, когда однажды я приехал туда в командировку. Это было в районе 70-х годов, после нашей первой встречи в Москве, о которой я рассказал. Собственно, от Фролова я и узнал, что там наши ребята поддерживают между собой контакты, и решил воспользоваться для встречи с ними своей подвернувшейся командировкой. Вечером из гостиницы я позвонил Каминскому, который, обзвонив ребят, сообщил мне, что встреча должна состояться на следующий день вечером у Новицкого, а поздно ночью я уже должен был уезжать в Москву. Встреча была очень интересной, каждый рассказывал о себе, о встречах с другими ребятами. Немного выпили, намного попели и много поговорили. Подошло время расставаться и следовать на вокзал. Квартира Новицкого располагалась в новом, тогда еще необжитом районе, достаточно далеко от центра и от вокзала. Но движение транспорта было не совсем регулярное, поэтому мы вышли заблаговременно — часа за два. Дружно пошли по пустынным улицам, дошли до магистрали, где проходят пассажирские маршруты. Терпеливо ждем. Время еще есть, а движения нет никакого. Сначала надеялись на троллейбус. Потом уже настроились на попутную машину, но нет ни того, ни другого. Улицы как вымерли, пешком не дойти. Наконец, когда были потеряны все надежды, а машины так и не появилось ни одной, прибыл запоздалый троллейбус. Дальнейший путь напоминал суворовский кросс. Выскочив у станции метро, мы с ребятами, которые вызвались меня проводить, бегом преодолевали все переходы. Когда примчались на вокзал, счет шел уже на секунды. Пробравшись на перрон, мы застаем уже начавший движение поезд, в котором я должен уезжать. На бегу (хорошо еще, что пассажирские поезда отходят не как электрички, а медленно трогаются с места) догоняем последний вагон, я вскакиваю в него, кто-то из ребят забрасывает в тамбур мой чемодан, уже из тамбура машу на прощание рукой. Поезд ускоряет ход, и я уже по вагонам добираюсь до своего места. Память об этой встрече, а особенно об этих проводах жива до сих пор.

Очень важными мероприятиями последнего времени стали наши регулярные юбилейные встречи в Казани каждые пять лет. Хотелось бы отдать должное и выразить всю свою огромную признательность Анатолию Хронусову, без героических усилий которого невозможно было бы создать эту славную традицию. Мы отчетливо представляем себе, что организация каждой такой встречи представляет собой весьма сложное дело. Ведь надо собрать сведения об адресах огромного количества выпускников училища, всех оповес-тить, найти где-то финансовые средства для оплаты расходов, связанных с организацией торжеств, решить вопросы встречи, питания, размещения приехавших и их отправки после завершения мероприятия, разработать программу праздника, подготовить пригласительные билеты, справочники, памятные значки. И особенно сложно было делать это все в первый раз — к 30-летию училища, в 1974 году. Каждый вопрос надо было решать впервые. Были большие опасения, сомнения, трудности. Без того энтузиазма и оптимизма, которые проявили Хронусов и его товарищи из оргкомитета, поднять такую махину было бы невозможно. Огромное спасибо тебе, Анатолий, от всех нас!

Эти юбилейные торжества обычно проводятся в последнюю декаду сентября и представляют собой настоящий праздник, который продолжается три дня — пятницу, субботу и воскресенье. В праздновании юбилеев принимают участие выпускники всех выпусков училища, поэтому они всегда многолюдны. Торжества вмещают в себя большое количество различных мероприятий. Чтобы сложилось ясное представление о масштабе праздника, я назову их в порядке следования. По мере продвижения по годам, в этот порядок вносились определенные изменения, касающиеся мест проведения торжественного ужина, размещения приехавших выпускников, но основная канва праздника оставалась той же.

Для нас, кто приезжал из Москвы, Ленинграда, других городов, праздник начинался на вокзале торжественной встречей прибывающего поезда под музыку училищного оркестра. Встречает нас сам Анатолий Хронусов, представители командования училища, выпускники, живущие в Казани или прибывшие раньше, преподаватели, офицеры-воспитатели. Нет конца объятиям, восклицаниям, выражениям восторга!

Пережив первые бурные проявления чувств, мы идем к автобусам, которые везут нас к училищу. Там, в сквере перед входом в училище, на улице Толстого, 14, собираются все прибывшие, проводится регистрация, раздаются значки, буклеты, пригласительные билеты на следующие мероприятия (в последние встречи место регистрации перенесли уже в клуб училища). Здесь уже встречи с преподавателями, своими товарищами, становятся более активными, круг вовлеченных в них людей расширяется, прибывают все новые участники.

Преподаватели тоже узнают нас, спрашивают о нашей жизни и службе, радуются нашим успехам. Мы выражаем им свои добрые чувства и признательность за науку. Тут же мы узнаем и общаемся со своими кумирами из более ранних выпусков, получаем, в свою очередь, выражения признательности со стороны ребят, которые выпустились после нас.

Потом, уже на территории училища проводится торжественное построение выпускников и обучающихся в училище суворовцев, после него — прогулки по парку, посещение своих классов и спален, умывальников, туалетов, каптерок, «ленинских» комнат и кабинетов, ознакомление с новыми помещениями, музеем училища.

В это же время производится торжественная фотосъемка выпускников с преподавателями. Здесь я привожу два таких торжественных снимка нашего выпуска с 35-летнего и 45-летнего юбилеев, а также фотографию 7-го выпуска вместе с их офицером-воспитателем Улановым Виктором Семеновичем с 45-летнего юбилея училища.

Во второй половине дня мы следуем в ресторан или кафе, где организован . За столами размещались уже по выпускам, места были определены заранее организаторами встречи. И начинался многочасовой вечер с показами слайдов, воспоминаниями юмористических и каверзных случаев, здравицами в честь командиров, преподавателей и офицеров-воспитателей, с рассказами о службе и о той пользе, которую оказывали нам полученные в училище знания и навыки. В круг общения вовлекались выпускники из других выпусков, более ранних и более поздних. После завершения вечера мы отправлялись в гостиницу, где разговоры, шутки, песни продолжались почти до утра.

На следующий день проводилось торжественное построение всего училища с выносом Знамени. Училище строем со Знаменем впереди под звуки оркестра следовало по городу к площади Свободы, на которой в былые годы мы участвовали в гарнизонных праздничных построениях и шествиях. Впереди шагало несколько рот выпускников, многие из них уже были не в военной форме, но сохраняли, по возможности, строевую выправку. Затем следовали роты суворовцев, которые замыкали шествие.

На площади Свободы проводилось построение, прохождение торжественным маршем мимо трибун. Затем все училище таким же строем поднималось вверх по улице Карла Маркса и проходило до входа в центральный парк культуры и отдыха, где проводился траурный митинг и возложение венков к памятнику погибшим воинам. Потом мы проходили на размещенное невдалеке кладбище, постоять у могил наших преподавателей, офицеров-воспитателей и выпускников, вспомнить об их благих делах, отдать им свою благодарность. Потом — возвращение в училище, обед в суворовской столовой. Спустя некоторое время — соревнования по волейболу и баскетболу между командами суворовцев и выпускников. Почему-то ребята-суворовцы очень расстраивались, когда проигрывали нашей команде, составленной наспех из офицеров, многие из которых перевалили за сорок. В первые юбилеи — на 30–, 35-летие училища я тоже участвовал в команде выпускников как по волейболу, так и по баскетболу. Вместе со мной играли Александр Дарков (4-й выпуск), Валера Кудрявцев (6-й выпуск) и другие ребята. Потом, на вечерней встрече наш офицер-воспитатель Иван Матвеевич Суняев, который в период нашего обучения тоже неплохо играл в волейбол, восклицал с удивлением: «Надо же, — полковник, а так играет!».

Вечером в клубе училища проводился праздничный вечер, на котором поздравительные выступления выпускников сменялись номерами художественной самодеятельности в исполнении как суворовцев, так и выпускников. Из нашей роты на последнем юбилее выступали Марк Мараховский и Игорь Самсонов: Игорь исполнял песни и романсы, Марк аккомпанировал ему на рояле, и все это — под радушные аплодисменты зрителей. В завершение вечера — буфет, разговоры, танцы, воспоминания.

Третий день отводится для посещения нашего летнего лагеря. Перед отъездом организовывались встречи выпускников с суворовцами непосредственно в классах. После первых неловких минут знакомства начинался откровенный разговор с суворовцами. Они спрашивали о нашей службе, о взаимоотношениях между ребятами и отношениях с преподавателями в наше время, о том, на что надо обращать особое внимание в процессе учебы.

После завершения бесед — посадка в автобусы и небольшая экскурсия по городу, которая завершалась в месте расположения нашего летнего лагеря. Мы бродили по аллеям, по учебному полю, которое когда-то вскапывали саперными лопатками, осматривали места для палаток, оформленные теперь железобетонными панелями, ходили к нашему пруду, где раньше ловили головастиков, вспоминали столовую, баню, узнавали знакомые места. Потом — небольшое застолье с выпивкой, закуской и нескончаемыми разговорами.

Утомленные впечатлениями и надышавшиеся воздухом возвращаемся в город, чтобы приготовиться к отъезду.

На одном из таких выездов в лагерь получились довольно интересные фотографии 7-го выпуска, компактно сидящего за длинным столом. Чтобы они все уместились на фотографии, пришлось отдельно снимать обе стороны стола. Посмотрите, что из этого получилось.

Каждый увозит с собой ворох впечатлений, отпечатанные групповые фотографии, собственные снимки или видеозаписи, огромную радость от общения и надежду на новую встречу в следующий юбилей. И эти воспоминания еще долгое время согревают наши души и сердца.

К таким юбилеям организаторы праздника готовят уточненные справочники с адресами преподавателей и выпускников, включают в него новые выявленные данные. По последней встрече, посвященной 50-летию училища, был смонтирован видеофильм, копии которого можно было приобрести.

Эти праздники являются событием не только для училища, но и для города, и даже для Татарии в целом. Недаром они находят отражение и в местной печати, и в передачах татарского телевидения. Нельзя обойти внимание тот факт, что в торжественных мероприятиях по случаю 50-летия училища в 1994 году, которые проводились на площади Свободы и в Театре оперы и балета им. Мусы Джалиля, непосредственно участвовал Президент Татарии М.Шаймиев.

Но жизнь суворовского братства не замирает между юбилеями. В Москве и Санкт-Петербурге постоянно действуют клубы суворовцев-казанцев.

Московский клуб проводит свои встречи каждый месяц в третий четверг с 17 часов. Много лет руководителем этого клуба является Вячеслав Александрович Соколов (8 выпуск), его ближайшие помощники — Юрий Петрович Лунев (7 выпуск) и Игорь Матвеевич Самсонов (тоже 8 выпуск). Они сменили на этих постах Узбекова Эдуарда Ибрагимовича (1 выпуск) и Фролова Анатолия Яковлевича (8 выпуск). Мы встречаемся в помещении поликлиники № 1 Российской академии наук, главврачом которой является суворовец 7-го выпуска Евгений Иванович Лебедь. Поликлиника находится на Фроловом переулке, около станции метро «Чистые пруды». Если кто-то из выпускников-казанцев окажется в это время в Москве, приходите на заседание клуба, где вам всегда будут рады. Телефоны Соколова и Лунева имеются в суворовском справочнике.

Происходят также встречи по поводу юбилеев, дней рождения, просто встреч в связи с приездом кого-нибудь из товарищей в Москву или Санкт-Петербург. Одна из таких встреч состоялась у меня дома в сентябре 1995 года, где собрались ребята-москвичи из нашего выпуска, Валерий Каминский, приехавший из Питера, и Юрий Ефимович Штейнсапир. Из москвичей присутствовали Мирошниченко, Соколов, Фролов, Жучков, Самсонов, Станкевич Вячеслав, Рябов. К сожалению, это была наша последняя встреча со Штейнсапиром. Привожу одну из фотографий с этой встречи.

Не однажды приходилось слышать восторженные отзывы суворовцев-выпускников других училищ о работе нашего клуба. Они по-настоящему и по-хорошему завидуют нашей возможности такого регулярного общения. Иногда ребята из других СВУ становятся участниками наших мероприятий. На заседания клуба собирается иногда до 20–30 человек. На встречах в клубе решаются вопросы оказания материальной и моральной помощи нашим товарищам, поздравления коллег и преподавателей с юбилеями и днями рождения, совместного празднования общих праздников — Нового года, 23 февраля, Дня Победы, — а также другие организационные проблемы.

Следующая юбилейная встреча в Казани, которая должна состояться в 1999 году, для нашей роты, как и для 1-го выпуска, будет особенной: Первый выпуск будет праздновать 50-летие окончания училища, а наша рота — 50-летие поступления в СВУ. Ждем всех!

Дальше