Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Глава XI.

Начальник генерального штаба

Вернемся к происходившим в то время военным событиям. После того, как генеральный штаб главного командования сухопутных войск был сделан работоспособным, выяснилось, что он действует с чрезвычайной медлительностью. Это было связано с тем, что Гитлер сохранил за собой право утверждать все мелкие вопросы и не желал предоставить начальнику генерального штаба самых минимальных полномочий в области отдачи приказов. Поэтому в направленной Гитлеру докладной записке я просил предоставить мне право отдавать указания группам армий Восточного фронта по всем принципиальным вопросам и решать все вопросы, касающиеся генерального штаба в целом. Гитлер отклонил обе мои просьбы. Против моих предложений протестовали Кейтель и Иодль. Отказ был написан собственноручно Кейтелем. На мои возражения Иодль ответил: «Генеральный штаб вообще надо разогнать»! Впрочем, если самые влиятельные представители «корпорации», носящие малиновый кант, сами рубили сук, на котором они сидели, то и всему учреждению ничем уже нельзя было помочь. Последствия этого сразу же проявились в ряде грубых нарушений дисциплины, [482] вынудивших меня перевести виновников в штаб главного командования сухопутных войск - единственный орган, по отношению к которому я обладал ограниченными дисциплинарными правами. Там я заставил этих слишком самоуверенных молодых господ в течение нескольких недель поразмыслить над своим поведением. Воспользовавшись удобным случаем, я доложил Гитлеру о принятых мною мерах. Он удивленно посмотрел на меня, но не проронил ни одного слова.

Как-то в один из первых дней моей деятельности на новом посту я сказал Гитлеру, что хочу побеседовать с ним наедине. Он спросил: «Что вы имеете в виду -служебные или личные дела?» Конечно, речь шла о служебных вопросах, которые с надлежащей ясностью можно было обсудить только с глазу на глаз. Каждый третий при обсуждении таких вопросов был уже лишним. Это Гитлер сам хорошо знал, однако отклонил мою просьбу, заявив, что может обсуждать со мной служебные вопросы только в присутствии фельдмаршала Кейтеля и двух стенографисток. Вследствие такого распоряжения мне редко представлялся случай откровенно высказывать свое мнение верховному главнокомандующему, так как сделать это, не создавая опасности умаления его авторитета, можно было только в личной беседе. И этот весьма неудобный порядок моих встреч с Гитлером был также внушен фельдмаршалом Кейтелем, который боялся, что будет несвоевременно осведомлен о важных вопросах и постепенно отойдет на задний план. Я должен был руководить штабом в тех же условиях, от которых страдал мой предшественник. Естественно, что это не способствовало смягчению общего тона и существующих разногласий.

Обстановка на Восточном фронте на 21 июля 1944 г. (в тот день, когда я был вынужден принять дела начальника генерального штаба) была весьма неблагоприятной.

Наиболее устойчивой казалась обстановка на фронте группы армий «Южная Украина», в которую входили [483] 6-я и 8-я немецкие армии, румынские части и часть венгерской армии. Фронт этой группы армий проходил от устья р. Днестр вверх по течению до района восточнее Кишинева, затем севернее Яссы, южнее Фэлтиче-ни, затем, пересекая pp. Прут и Серет, до района истоков р. Серет. Группа армий «Южная Украина» в весенних боях (март-апрель) отразила атаки противника севернее Яссы, а затем смогла выделить несколько дивизий в резерв. Командовал ею генерал Шёрнер, пользовавшийся особым доверием Гитлера.

К группе армий «Южная Украина» примыкала группа армий «Северная Украина». До 12 июля 1944 г. она успешно оборонялась на фронте, проходившем у Рэдауц на Верхнем Серете, восточное Делятин, через Бучач, Тарнополь, Езерна, Берестечко и к району южнее Ковель. 13 июля русские перешли в наступление и прорвали фронт группы армий в трех местах, захватив 21 июля Львов, излучину р. Сан севернее Перемышля, Томашув, Холм и Люблин. Русские осуществили глубокое вклинение, выйдя почти на линию Пулавы на Висле, Брест-Литовск (Брест) на Западном Буге.

Уже эта картина внушала серьезные опасения, но положение группы армий «Центр» после 22 июля 1944 г. было просто катастрофическим; худшего ничего и не придумаешь. В период с 22 июня по 3 июля 1944 г. русские начали наступление и прорвали немецкий фронт между реками Припять и Березина, у Рогачева, Чауссы, севернее Орши и по обе стороны Витебска. Понеся огромные потери (около двадцати пяти дивизий), фронт откатился на линию Давид-городок, Барановичи, Молодечно, Козяны, Западная Двина севернее Полоцка. В последующие дни русские, энергично развивая успешное наступление, овладели Пинском, а также районом Пружаны, Волковыск, Неман, восточное Гродно, Ков-но (Каунас), Двинск (Даугавпилс), восточное Двинска (Даугавпилс), Идрица. Этим ударом в крайне тяжелое положение была поставлена не только группа армий «Центр», но и группа армий «Север». До 21 июля [484] русские, казалось, неудержимым потоком хлынули к р. Висла от Сандомира до Варшавы, а также через Седлец, Бельск-Подляски, Белосток, Гродно, Ковно (Каунас) и, что самое неприятное, через Паневежис на Шауляй и Митаву (Елгаву). Севернее Митавы противник вышел на побережье Рижского залива, отрезав группу армий «Север» от других фронтов.

Группа армий «Север», правый фланг которой находился севернее Полоцка, обороняла фронт по линии севернее Полоцка, Идрица, Остров, Псков, Чудское озеро, Нарва и далее до побережья Финского залива.

В результате катастрофы группы армий «Центр» группа армий «Север» должна была до 21 июля 1944 г. оттянуть свой правый фланг на линию Митава (Елгава), Двинск (Даугавпилс), Псков. Но это была, конечно, не последняя остановка.

От своего предшественника я принял не только дезорганизованный штаб, но и совершенно разваливающийся фронт. Резервов главное командование сухопутных войск не имело. Единственные имевшиеся в нашем распоряжении силы находились в Румынии, в тылу группы армий «Южная Украина». Уже одного взгляда на карту железных дорог было достаточно, чтобы понять, что переброска этих резервов займет много времени. Небольшие силы, которые можно было взять из армии резерва, уже направлялись в группу армий «Центр», которая понесла больше всего потерь.

Договорившись с командующим группой армий «Южная Украина», где начальником штаба был генерал Венк, знавший обстановку в Румынии, я предложил Гитлеру вывести из Румынии все дивизии, которые можно снять с фронта, и использовать их для восстановления связи между группами армий «Центр» и «Север». Незамедлительно началась переброска этих сил. Кроме того, Гитлер распорядился поменять местами командующих группами армий «Южная Украина» (Шёрнер) и «Север» (Фриснер). Группе армий «Южная Украина» были даны инструкции, предоставлявшие [485] командующему группой самостоятельность, необычную для гитлеровской системы руководства. В результате этих энергично принятых мер удалось приостановить продвижение русских в районе Добеле, Тукум (Тукумс), Митава. Теперь я планировал не только соединение обеих групп армий, но и эвакуацию немецких войск из Прибалтики с тем, чтобы значительно сократить линию фронта.

Эвакуация немецких войск из Прибалтики и без того была необходима, так как это была единственная возможность спасти от уничтожения группу армий «Север», оборонявшуюся на чрезвычайно растянутом фронте. Генерал Шёрнер получил приказ прислать свои предложения относительно эвакуации войск из Прибалтики. Он хотел выполнить эту задачу в 3-4 недели. Но обстановка не позволяла этого. Мы должны были действовать быстро, чтобы опередить противника и оттянуть в Восточную Пруссию основные силы группы армий, сохранив их боеспособность. Поэтому я распорядился провести эвакуацию немецких войск из Эстонии и Литвы в течение одной недели, создать предмостное укрепление в районе Риги и немедленно сосредоточить все моторизованные и танковые войска в районе западнее Шауляй. В этом районе я ожидал очередного удара русских. Здесь нужно было приостановить их наступление, чтобы дать возможность группе армий «Север» в Прибалтике снова установить связь с группой армий «Центр».

В результате контрудара немецких войск в период с 16 по 26 сентября 1944 г. была установлена связь между обеими группами армий. В этом большая заслуга храброго полковника графа Штрахвитца и его сводной танковой дивизии. Теперь нужно было немедленно использовать создавшееся выгодное положение. Но группа армий «Север» не сумела сделать этого. Шёрнер не верил в новое наступление русских западнее Шауляй, он думал, что оно начнется у Митавы (Елгавы). Поэтому вопреки директиве, подписанной Гитлером, \486 - Схема 29\ [487] он задержал свои танковые части у Митавы. Мои просьбы о выполнении директивы не были приняты во внимание. Я не могу утверждать, но вполне возможно, что Шёрнер действовал с разрешения Гитлера, с которым он поддерживал прямую связь. В результате растянутый немецкий фронт западнее Шауляй в октябре был снова прорван. Между Мемелем (Клайпеда) и Либавой (Лиепая) русские вышли к Балтийскому морю. Группа армий «Север» после второй неудачной попытки установить связь вдоль побережья была окончательно отрезана от всего Восточного фронта и снабжалась боеприпасами и продовольствием по морю.

Я отстаивал перед Гитлером необходимость вывода этих ценных войск, совершенно необходимых для обороны Германии. Эта борьба только отравляла атмосферу, но оставалась безуспешной.

В то время как на левом фланге обширного фронта осуществлялись важные перегруппировки и велись упорные бои, в то время как фельдмаршал Модель, проявив личную храбрость, остановил открывающийся фронт группы армий «Центр» восточное Варшавы, 1 августа 1944 г. в Варшаве вспыхнуло восстание поляков под руководством генерала Бур-Комаровского. Это восстание непосредственно в тылу наших войск явилось чрезвычайно опасной угрозой. Связь с частями 9-й армии генерала фон Формана, действовавшими на фронте, была нарушена. Нельзя было не считаться с возможностью быстрого установления взаимодействия между русскими и восставшими поляками. Я возбудил ходатайство о включении Варшавы в зону боевых действий сухопутных войск. Однако тщеславие генерал-губернатора. Франка и рейхсфюрера СС Гиммлера вынудило их повлиять на Гитлера и заставить его объявить, что Варшава (несмотря на то, что она находилась непосредственно за линией фронта и даже примыкала к нему) не относится к зоне боевых действий, а остается в подчинении генерал-губернатора. Подавление восстания было поручено рейхсфюреру СС. Последний в \488 - Схема 30\ [489] свою очередь возложил эту задачу на группенфюрера СС фон дем Бах-Селевского, которому для этой цели было подчинено несколько эсэсовских и полицейских частей.

Бои, длившиеся неделями, носили ожесточенный характер. Соединения СС, участвовавшие в подавлении восстания, только в оперативном отношении подчинялись войскам СС, но не принадлежали к их составу; они не отличались безупречной дисциплиной. Бригада Каминского состояла из бывших военнопленных, главным образом русских, враждебно относившихся к полякам; бригада Дирлевангера состояла из немецких штрафников, которые должны были искупить свою вину. Когда эти сомнительные элементы вынуждены были не на жизнь, а на смерть вести ожесточенные бои за каждую улицу, за каждый дом города, их моральный дух оказался недостаточно стойким. Сам фон дем Бах однажды, докладывая о наличии вооружения в его частях, сообщил мне о бесчинствах своих подчиненных, пресечь которые он не в состоянии. От его сообщений волосы становились дыбом, поэтому я был вынужден в тот же вечер доложить обо всем Гитлеру и требовать удаления обеих бригад с Восточного фронта. Вначале Гитлер не согласился удовлетворить мои требования. Но даже офицер связи Гиммлера с Гитлером бригаденфюрер СС Фегелейн вынужден был заявить в подтверждение моих слов: «Так точно, мой фюрер, они действительно босяки!» Гитлеру не оставалось ничего другого, как принять мое предложение. Фон дем Бах позаботился о том, чтобы Каминского расстреляли; этим он избавился от нежелательного свидетеля.

Только 2 октября 1944 г. восстание было подавлено. Учитывая, что восставшие склонны капитулировать, я посоветовал Гитлеру придерживаться принципов международного права и обращаться с ними как с военнопленными, чтобы быстрее закончить бессмысленную бойню. Гитлер согласился также и с этим предложением. Генерал-полковник Рейнгардт, ставший 15 [490] августа вместо Моделя командующим группой армий «Центр», получил соответствующую директиву; согласно этой директиве войска и действовали.

В борьбе с повстанцами всегда бывает трудно отличать организованных бойцов от гражданского населения. Об этом пишет сам генерал Бур-Комаровский: «В боях наши командиры с трудом отличали солдат от гражданских лиц. Наши люди не носили военной формы, и мы не могли воспрепятствовать гражданскому населению носить на руках бело-красные повязки. Гражданское население, как и солдаты национальной армии, пользовались трофейным (немецким) оружием, что мешало бережно относиться к боеприпасам. На одного немецкого солдата повстанцы из гражданского населения тратили несколько снарядов и ручных гранат. В каждом поступившем ко мне донесении содержались жалобы на бесцельное расходование боеприпасов»{45}. Так как поляки, кроме того, носили немецкую военную форму, взятую из захваченных у нас складов, то сложность положения немцев, а тем самым и склонность их к беспощадному уничтожению противника все больше увеличивались. Поэтому неудивительно, что и Гитлер, которому Фегелейн и Гиммлер регулярно докладывали о варшавских событиях, часто разражался гневом, отдавая строгие приказы, касавшиеся тактики боевых действий и отношения к жителям Варшавы. Этот гнев нашел свое выражение в инструкции верховного комиссара войск СС и полиции восточной зоны генерал-губернатору Кракова доктору Франку от 11 октября 1944 г.: «Новая политика в отношении Польши. Обер-группенфюрер фон дем Бах получил приказ умиротворить Варшаву, т. е. еще до окончания войны сравнять Варшаву с землей, поскольку это не помешает выполнению военных планов по сооружению укреплений. До начала разрушений из Варшавы должны быть [491] вывезены все виды сырья, текстиль и мебель. Это является основной задачей гражданской администрации»{46}. Об этом приказе, который был отдан по линии СС, я в то время ничего не знал. Впервые я прочел его в 1946 г. в нюрнбергской тюрьме. Слухи о намерении полностью разрушить Варшаву, которые ходили в главной ставке, а также вспышка гнева Гитлера в моем присутствии в связи с событиями в Варшаве побудили меня указать в очередном докладе на необходимость сохранения города, объявленного по приказу Гитлера крепостью, в которой должны укрыться немецкие войска. Тем более важно было сохранить здания потому, что Висла в то время стала уже передним краем, который проходил через город.

Во время неоднократных восстаний в 1943-1944 гг. Варшава и без того была сильно разрушена, а в результате боев с осени 1944 г. и до начала наступления русских в январе 1945 г. были уничтожены ранее уцелевшие здания этого несчастного города.

После капитуляции пленные повстанцы были переданы эсэсовцам. Бур-Комаровский был знакомым Фегелейна, они неоднократно встречались на международных турнирах. Фегелейн о нем позаботился.

25 июля 1944 г. попытка 16-го танкового корпуса русских переправиться через Вислу по железнодорожному мосту у Демблина провалилась. Потери противника составили 30 танков. Мост удалось своевременно взорвать. Другие части бронетанковых войск русских были задержаны севернее Варшавы. У нас, немцев, в то время создалось впечатление, что наша оборона заставила противника приостановить наступление.

2 августа 1-я польская армия «Польских Свободных Демократических Вооруженных Сил» перешла тремя дивизиями в наступление через Вислу на участке Пулавы, Демблин. Несмотря на тяжелые потери, ей все же [492] удалось захватить одно предмостное укрепление и удержать его до подхода советских подкреплений.

Под Магнушевом на Висле противнику также удалось создать предмостное укрепление. Войска, форсировавшие Вислу на этом участке, имели задачу продвигаться вдоль берега на Варшаву, однако были остановлены на р. Пилица.

Тем не менее 8 августа у командования 9-й немецкой армии создалось впечатление, что попытка русских захватить Варшаву внезапным ударом с хода разбилась о стойкость немецкой обороны, несмотря на восстание поляков, которое, с точки зрения противника, началось преждевременно. Штаб армии доложил, что за период с 26 июля по 8 августа 1944 г. захвачено 603 военнопленных, имеется 41 перебежчик, за этот период части армии подбили 337 танков и взяли следующие трофеи: 70 орудий, 80 противотанковых пушек, 27 минометов и 116 пулеметов. Это были внушительные цифры после месяца непрерывных отступательных боев.

До сих пор как на востоке, так и на западе никаких оборонительных укреплений не строилось. Гитлер считал, что на западе можно положиться на Атлантический вал, а в отношении востока заявлял, что если построить укрепления, то генералы с меньшей энергией будут обороняться на своих участках и будут склонны к преждевременному отходу на тыловые оборонительные рубежи. Однако теперь, после неудач, лишивших нас почти всех захваченных на востоке территорий, после того как Восточный фронт продвинулся угрожающе близко к границам Германии, нужно было при любых условиях что-то предпринять, чтобы какая-нибудь небольшая неудача не повлияла сразу на общее положение. По моему убеждению, о котором я докладывал Гитлеру еще в январе, нужно было в первую очередь восстановить наши старые укрепленные районы на востоке. Затем следовало восстановить оборонительные рубежи между этими укрепленными районами и важнейшие линии электропередачи. [493]

Я разработал вместе с генерал-инспектором инженерных войск при главном командовании сухопутных войск Якобом план строительных работ. Для разработки планов строительства укреплений я приказал восстановить отдел укреплений генерального штаба, распущенный моим предшественником, и назначить начальником этого отдела подполковника Тило. Разработанный нами план под свою личную ответственность я направил в качестве приказа в соответствующие инстанции, а затем представил его Гитлеру, доложив, что ввиду крайней важности и срочности этого вопроса должен просить одобрить план задним числом. Гитлер с большой неохотой согласился это сделать; часто прибегать к подобному методу я не мог.

Во всяком случае, строительство укреплений началось. Земляные работы велись, как правило, добровольцами - женщинами, детьми и стариками, в них участвовала вся рабочая сила, которую еще могла выделить наша страна. Организация «Гитлеровская молодежь» оказала нам большую помощь. Все эти мужественные немцы, несмотря на плохую погоду, трудились с большим усердием и чувством долга в надежде создать хотя бы какое-нибудь прикрытие для своей горячо любимой родины, обеспечить оборонительными рубежами солдат, ведущих тяжелые боевые действия. Правда, впоследствии их труд не оправдал всех надежд, которые возлагали на него и они, и я. Однако этого нельзя ни ставить в вину людям, строившим укрепления, ни объяснять ошибочностью самого принципа. Укрепления не были обеспечены гарнизонами и вооружением, потому что Западный фронт в силу неизбежной необходимости потребовал и получил все, что было заготовлено для Восточного фронта, и последнему достались лишь жалкие остатки, которые не могли быть использованы на западе. Здесь уместно выразить сердечную благодарность людям, строившим укрепления, за их самоотверженную и добросовестную помощь. Кроме того, многие построенные ими оборонительные [494] сооружения в течение длительного времени выполняли свое назначение. Мы надеемся, что придет время, когда оборона Кенигсберга (Калининграда), Данцига (Гданьска), Глогау (Глогув) и Бреслау (Бреславля) будет изучена со всей беспристрастностью. Никто не может сказать, в каком темпе протекало бы наступление русских и какие еще территории Германии поразило бы их губительное влияние, если бы не были построены немецкие оборонительные сооружения.

Мне было совершенно ясно, что сооружаемые укрепления могут выдержать осаду только в том случае, если они будут обеспечены гарнизонами, оружием и разными запасами. Поэтому я отдал приказ о формировании крепостных частей из военнообязанных, которые были признаны не полностью годными для боевых действий в полевых условиях, но при правильной организации питания и медицинского обслуживания могли нести службу в укрепленных районах. Вначале было сформировано сто таких крепостных пехотных батальонов и сто батарей. Вслед за ними должны были быть сформированы пулеметные, противотанковые, танковые подразделения и подразделения связи. Но мы еще не успели как следует обучить эти первые части, как 80% из них было отправлено на Западный фронт. Мои решительные протесты не были приняты во внимание;

я узнал обо всем слишком поздно и уже не мог ничего изменить. На западе эти еще не обученные подразделения попали в водоворот поражения и погибли, не принеся пользы. На востоке превосходные оборонительные позиции и укрепления оказались незанятыми и впоследствии не смогли стать настоящими опорными пунктами для отходивших с фронта войск.

То же самое получилось и с вооружением. Первое мое предложение - предоставить в мое распоряжение склады трофейных орудий - было почти издевательски отклонено Кейтелем и Иодлем. Они полагали, что в Германии уже не осталось неиспользованных трофейных пушек. Однако начальник оперативного отдела [495] верховного командования вооруженных сил генерал Буле сообщил, что на складах имеется еще множество артиллерийских орудий и другого тяжелого оружия. Всю эту технику уже несколько лет подряд понемногу смазывают, но не используют. Я приказал установить эти орудия на восточных укреплениях и важнейших оборонительных позициях и подготовить для них расчеты. Но Иодль добился передачи Западному фронту всех орудий калибром более 50 мм, а также орудий, из которых было произведено свыше 50 выстрелов. Но на Западный фронт эти орудия прибыли уже слишком поздно, в то время как Восточному фронту они могли бы еще оказать неоценимую помощь. 50-мм и 37-мм противотанковые пушки в 1941 г. уже не были эффективными против русских танков Т-34, и поэтому именно на востоке нужны были пушки крупного калибра.

Что касается запасов, то было отдано распоряжение обеспечить укрепления всем необходимым на три месяца. Были установлены радиостанции, созданы запасы горючего. Я использовал каждую свою поездку для того, чтобы контролировать ход работ на местах. В моих стремлениях меня поддерживали друзья, особенно генерал-полковник Штраус. Они снова предоставили себя в мое распоряжение, невзирая на свои прежние должности, с которых их вытеснили болезнь или безапелляционное решение Гитлера. Энергично помогали также и некоторые гаулейтеры, и если иногда вследствие их чрезмерного усердия возникали трения, то, несмотря на это, надо признать их добрую волю и желание оказать нам помощь.

После того как большая часть крепостных войск была выведена из моего подчинения, я пришел к мысли о создании ландштурма (ополчения) в находящихся под угрозой восточных провинциях.

Это решение давно уже предлагалось оперативным отделом главного командования сухопутных войск, начальником которого был генерал Хойзингер, но в свое время было отклонено Гитлером. Мне казалось, [496] что из военнообязанных, пригодных к военной службе, но не призванных в армию вследствие занятости на важных военных предприятиях, в восточных районах можно создать под командованием офицеров части ландштурма, которые подлежали формированию только в случае прорыва русскими фронта. С этим проектом я пошел к Гитлеру и предложил возложить эту задачу на штурмовые отряды, состоящие из вполне надежных людей. Я заранее заручился поддержкой начальника штаба штурмовых отрядов (СА) Шепмака, человека разумного и дружественно настроенного по отношению к армии. Сначала Гитлер одобрил мое предложение, но на следующий день сообщил мне, что принял другое решение. Он хотел поручить эту задачу не штурмовым отрядам (СА), а национал-социалистской партии, т. е. рейхслейтеру Борману. Ополченцы должны были называться «фольксштурмом» (народным ополчением). Вначале Борман ничего не делал, но после моих неоднократных напоминаний он обязал всех гаулейтеров (а не только гаулейтеров пограничных районов) приступить к формированию «фольксштурма».

В результате «фольксштурм» был непомерно раздут, не хватало ни обученных командиров, ни оружия, не говоря уже о том, что руководство национал-социалистской партии выдвигало на руководящие посты не опытных командиров, а партийных фанатиков. Мой старый боевой товарищ генерал фон Витерсгейм был рядовым, в то время как его ротой командовал никогда не служивший в армии партийный деятель. В таких условиях бравые солдаты, готовые на самопожертвование, больше занимались совершенно бессмысленным разучиванием германского приветствия вместо изучения и овладения оружием. В рядах «фольксштурма» высокий идеализм и полная готовность к самопожертвованию не находили ни вознаграждения, ни благодарности. И я хотел бы сейчас выразить благодарность бойцам «фольксштурма».

Все эти меры, кажущиеся безнадежными, были [497] необходимы потому, что боевые части последнего призыва, сформированные в Германии армией резерва, должны были использоваться не для обороны востока, а для наступления на западе. В августе и сентябре устойчивость Западного фронта была нарушена, и он из-за отсутствия оборудованных тыловых рубежей и укрепленных районов был отведен к Западному валу. Но Западный вал не являлся уже полноценным оборонительным рубежом, так как боевая техника с его укреплений была переброшена для усиления Атлантического вала и большей частью потеряна. Отход был начат внезапно, и западные союзники настолько осмелели, что неоднократно создавалась обстановка, позволявшая наносить успешные контрудары при наличии резервов. Каждый раз, когда появлялась такая возможность, Гитлер впадал в неистовство, ему хотелось использовать благоприятную обстановку, но для этого у него не было войск.

Наконец, в сентябре он решил собрать все силы страны для последнего мощного удара. Во главе армии резерва после покушения 20 июля 1944 г. был поставлен рейхсфюрер СС Гиммлер. Он присвоил себе титул «главнокомандующего» и приступил к созданию «политических солдат» (как они представлялись ему и Гитлеру) и в первую очередь «политических офицеров». Вновь сформированные соединения получили название «народной» гренадерской дивизии, «народного» артиллерийского корпуса и т. д. Их офицерский состав был подобран управлением личного состава сухопутных войск, во главе которого стоял генерал Бургдорф, отнюдь не идеалистически настроенный преемник идеалиста Шмундта. Этих офицеров не имели права переводить в другие обычные войсковые части. На военную службу были призваны руководящие деятели национал-социалистской партии. Но когда некоторые из этих господ сочли необходимым докладывать с Восточного фронта непосредственно Борману, а этот ярый противник армии начал бегать к Гитлеру со своими [498] предложениями, я решил, что дело заходит слишком далеко, и отказался от такого вмешательства. Виновники были наказаны. Конечно, этот скандал вместе с затягиванием выполнения планов формирования «фольксштурма» не способствовал оздоровлению атмосферы в главной ставке фюрера.

С помощью последнего призыва активных бойцов Гитлер хотел подготовить наступление, выбрав для него подходящий момент в ноябре месяце. Он хотел разбить войска западных держав и сбросить их в Атлантический океан. Для выполнения этого гигантского плана должны были быть использованы новые воинские формирования, созданные последними усилиями нашей родины. Но к этому мы еще вернемся.

5 августа 1944 г., когда такие события, как покушение на Гитлера и провал на Восточном фронте, еще были сильны в памяти людей, к Гитлеру в Восточную Пруссию приехал премьер Румынии маршал Антонеску. Я получил задание проинформировать маршала о положении на Восточном фронте. Присутствовали Гитлер, Кейтель, некоторые офицеры, обычно участвовавшие в обсуждении обстановки, а также Риббентроп и его помощники из министерства иностранных дел. Занимавший должность старшего переводчика министерства иностранных дел Шмидт (в ранге посланника) должен был переводить мой доклад на французский язык. Шмидт был не только милым человеком и приятным собеседником, но и самым лучшим переводчиком из тех, с которыми мне приходилось встречаться. Он обладал особым чувством проникновения в ход мыслей, которые он должен был передавать. Вот уже несколько десятилетий он принимал участие во многих ответственных переговорах по самым разнообразным вопросам из всех областей жизни. Одного ему никогда не приходилось делать - переводить доклады о военной обстановке. Уже после нескольких первых фраз выяснилось, что он не владеет военной терминологией. Мне казалось, что будет проще, если я сделаю доклад [499] на французском языке. Я начал говорить по-французски, и мне было приятно, что Антонеску меня хорошо понимает.

В ходе доклада выяснилось, что Антонеску полностью понимает наше тяжелое положение и необходимость сначала восстановить фронт групп армий «Центр» и «Север», а затем уже установить связь между ними. Со своей стороны он предложил эвакуировать Молдавию и отойти на линию Галац, Фокшаны и далее Карпаты, если это потребуется в общих интересах. Я немедленно перевел это великодушное предложение Гитлеру и впоследствии напомнил ему о нем. Гитлер с благодарностью принял предложение Антонеску и, как мы увидим далее, сделал из него свои выводы.

На следующий день Антонеску сказал мне, что хочет побеседовать со мной с глазу на глаз. Беседа состоялась в штаб-квартире Антонеску в «Вольфсшанце» и была для меня весьма поучительной. Румынский маршал оказался не только хорошим солдатом, но и большим знатоком своей страны, ее транспорта, экономики и политических вопросов. Все, о чем он говорил, было обосновано и в то же время выражено в любезной и вежливой форме. Такое сочетание редко можно было встретить в Германии в то время. Вскоре он начал говорить о покушении на Гитлера, не скрывая своего возмущения: «Поверьте мне, я могу доверить свою жизнь любому своему генералу. У нас немыслимо участие офицеров в таком государственном перевороте!» В то время я ничего не мог ответить на его тяжелые упреки. Но две недели спустя Антонеску, а вместе с ним и мы оказались совсем в другом положении.

Маршала сопровождал министр иностранных дел Румынии Михай Антонеску. Он производил впечатление ловкого, но отнюдь не симпатичного человека. В его любезности было что-то липкое. С немецкой стороны вместе со мной прибыли посланник фон Киллингер и представитель немецких вооруженных сил в Румынии Ганзен. С обоими я имел обстоятельную беседу \500 - Схема 31\ [501] относительно их взглядов на положение в Румынии. Они не возлагали больших надежд на Антонеску, а придерживались мнения, что мы, немцы, должны опереться на молодого короля. Это заблуждение привело к очень тяжелым последствиям, оно в значительной степени способствовало тому, что германские военные инстанции убаюкивали себя ложными надеждами на безопасность и не верили скупым известиям о грозящем предательстве.

Вновь назначенный командующий группой армий «Южная Украина» генерал-полковник Фриснер (сменивший генерала Шёрнера), разделяя мнение Антонеску, вскоре после посещения последним главной ставки фюрера, в конце июля 1944 г., предложил Гитлеру перенести фронт на линию Галац, Фокшаны, Карпаты. Фюрер в виде исключения согласился с этим предложением, но отдачу окончательного приказа и выполнение своего решения поставил в зависимость от поступления донесений, подтверждающих возможность наступления противника. До этого все фронты должны оставаться на прежних рубежах. Сведения, поступавшие в главную ставку фюрера о положении в Румынии в последующие дни, были весьма противоречивы; большей частью они отражали точку зрения германских официальных представителей и были утешительными для нас. Однако министр иностранных дел фон Риббентроп настолько не доверял донесениям своего посланника, что считал необходимым перебросить в Бухарест одну танковую дивизию и просил об этом Гитлера. Я присутствовал на докладе Риббентропа Гитлеру и поддерживал его мнение. Сам я не мог выделить для этой цели ни одной дивизии с Восточного фронта, слишком уж напряженной была там общая обстановка. Поэтому я предложил вывести из Сербии 4-ю полицейскую дивизию СС, которая вела там бои с партизанами, и направить ее в Румынию. Эта дивизия была моторизованной, следовательно, могла достаточно быстро достичь румынской столицы. [502]

Однако Иодль выступил против моего предложения, хотя Валахия считалась тогда так называемым театром военных действий верховного командования вооруженных сил, следовательно, была в ведении Иодля и не относилась к Восточному фронту. Гитлер не принял никакого решения. И все осталось по-прежнему.

Кризис надвигался не только в Румынии, но и в Болгарии. Я получил донесение от полковника фон Юнгенфельдта, который обучал болгарских танкистов владению немецкой техникой. В донесении давалась мрачная, но, к сожалению, весьма справедливая оценка положения в стране, а именно, указывались вредные настроения и ненадежность болгарских войск. Я сообщил Гитлеру эти сведения, но он не поверил им, более того, он выразил уверенность, что болгары никогда не будут добровольно сражаться на стороне русских, так как они ненавидят большевизм. Я предложил не посылать больше в Болгарию германскую технику и вернуть немецкую материальную часть, которая там находится, но моя просьба была отклонена. Попытка сделать это помимо разрешения была сорвана Иодлем.

20 августа 1944 г. началось наступление русских на фронте группы армий «Южная Украина». Оно имело успех на тех участках, которые оборонялись румынскими частями. Но этим дело не ограничилось. Румынские части перешли на сторону противника и повернули оружие против своих вчерашних союзников. Немецкое командование и немецкие войска не ожидали такого предательства. Хотя Гитлер сразу дал разрешение на отход группы армий, на некоторых участках наши войска пытались удерживать фронт и медленно, с боями отступали. Чтобы избежать полного разгрома и уничтожения, необходимо было быстро отступить и удержать мосты на Дунае. Но этого не было сделано. В результате румыны опередили немцев, блокировали переправы и этим отдали немецкие части в руки русских. Мы полностью потеряли 16 немецких дивизий - невозместимые потери в нашем и без того тяжелом положении. [503]

Эти германские части мужественно сражались до конца; их боевая честь осталась незапятнанной. Они не виновны в своей тяжелой судьбе. Это несчастье можно было бы смягчить, если бы было принято решение отойти на линию Галац, Фокшаны, Карпаты еще до начала наступления русских и нарушить тем самым планы русских, укоротив фронт настолько, чтобы его можно было удержать без румын. Но для этого нужно было ясное понимание политического положения и моральных качеств главы румынского государства.

Антонеску сильно в этом заблуждался и должен был поплатиться смертью за свою ошибку. Его заверение относительно надежности румынских генералов и офицеров было, к сожалению, необоснованным, но оно произвело известное впечатление на германское командование и также ввело его в заблуждение. В течение нескольких недель была потеряна вся Румыния. 1 сентября русские вступили в Бухарест. Болгария, король которой (Борис) умер 28 августа 1943 г. при довольно странных обстоятельствах, выпала из нашей коалиции и 8 сентября перешла на сторону противника. Мы потеряли 88 наших танков T-IV и 50 штурмовых орудий, которые мы в свое время отправили в Болгарию. Рухнули надежды Гитлера получить, по крайней мере, две болгарские антибольшевистские дивизии. Немецкие солдаты, находившиеся в Болгарии, были разоружены и взяты в плен. Болгары перешли на сторону русских и начали сражаться против нас.

Теперь и Гитлеру стало ясно, что Балканы оборонять уже нет смысла. Была признана необходимость постепенной сдерживающей эвакуации. Однако отход войск осуществлялся слишком медленно и не позволял высвободить силы, необходимые для обороны Германии.

19 сентября 1944 г. Финляндия заключила перемирие с Англией и Россией. Последствием этого шага явился разрыв отношений с Германией. Визит фельдмаршала Кейтеля к фельдмаршалу Маннергейму 20 [504] августа 1944 г. остался безрезультатным; уже 3 сентября финны запросили перемирия.

Неудивительно, что после этих событий союзническая верность Венгрии также поколебалась. Регент адмирал фон Хорти и до этого следовал за Гитлером не в силу своих убеждений, а только подчиняясь политической необходимости. Эти сдержанные, выжидательные настроения проявились еще во время посещения Хорти Берлина в 1938 г. Во время войны Гитлер неоднократно вынужден был оказывать на Хорти сильное давление, чтобы заставить его действовать в выгодном для Германии направлении. И вот в конце августа 1944 г. Гитлер послал меня в Будапешт, чтобы передать регенту письмо, а также получить представление о его позиции. Я был принят в замке, в Будапеште, вежливо и со всеми надлежащими почестями. Первыми словами регента после того, как мы уселись за стол, были: «Видите, уважаемый коллега, в политике всегда нужно иметь запасный выход». Я понял смысл его слов. Умный, опытный политик, он всегда имел запасный выход или думал, по крайней мере, что имеет его.

Адмирал Хорти продолжительное время в очень вежливой форме говорил о национальной проблеме в Венгрии, в стране, в которой вынуждены сосуществовать вот уже несколько столетий различные национальности. Он подчеркнул тесные связи, с давних пор соединявшие Венгрию с дружественной Польшей, на которые Гитлер, по его мнению, очень мало обращает внимания. Он попросил как можно скорее вывести из Польши венгерскую кавалерийскую дивизию, сражавшуюся в районе Варшавы. Я мог обещать ему это, так как мы сами намеревались отправить венгров, воюющих в Польше, на родину. У меня не могло сложиться положительного впечатления о позиции Хорти, о чем я и вынужден был доложить Гитлеру. Все красивые слова начальника генерального штаба Венгрии Вереша не могли изменить моего мнения.

В конце августа русские подошли к Бухаресту и [505] ворвались в его пригороды. Война стучалась в двери Венгрии. В Будапеште я жил под впечатлением этих событий.

В эти тяжелые для Восточного фронта дни на Западном фронте также шли кровопролитные оборонительные бои. 17 июля фельдмаршал Роммель стал жертвой нападения английских истребителей-бомбардировщиков, фельдмаршал фон Клюге должен был принять общее руководство операциями. В этот день линия фронта на западе проходила от устья р. Орн, по южным окраинам Кана, через Комон, Сен-Ло, Лессей до побережья. 30 июля американцы прорвали наш фронт у Авранша. Спустя несколько недель, 15 августа, главные силы немецкой армии на Западном фронте (тридцать одна дивизия) вели бои за свое существование. Двум третям этих сил (двадцати дивизиям) грозило окружение у Фалеза. Бронетанковые и моторизованные соединения противника наступали на Орлеан и через Шартр на Париж. Нормандия и Бретань, за исключением нескольких крепостей Атлантического вала с окруженными в них пятью немецкими дивизиями, были потеряны Американцы высадились небольшими силами на побережье Средиземного моря между Тулоном и Каннами. 11-я танковая дивизия, которая могла оказать им сопротивление, находилась, к сожалению, на западном берегу Роны, под Нарбонной. Другие немецкие дивизии находились: две с половиной дивизии - в Голландии, семь дивизии - на фронте, проходившем по побережью пролива между Шельдой и Сеной, одна дивизия - на островах пролива Ла-Манш, две дивизии - на побережье, между Луарой и Пиренеями, семь с половиной дивизий - на побережье Средиземного моря и одна дивизия - на альпийском фронте, на границе с Италией.

Для отражения наступления противника на Париж мы могли выделить только две с половиной дивизии. Из свежих сил две дивизии СС были посланы в Бельгию, три пехотные дивизии двигались через Кельн и Кобленц во Францию. [506]

Вот теперь штаб оперативного руководства вооруженными силами вспомнил о значении тыловых позиций. На оперативные карты обстановки были нанесены оборонительные рубежи на реках Сена, Сомма и Марна. Но эти рубежи так и остались обозначенными лишь на картах.

Теперь даже и Гитлер решил заменить фельдмаршала фон Клюге фельдмаршалом Моделем, а в дальнейшем ограничить сферу компетенции Моделя главным фронтом вторжения, общее же руководство войсками на западе снова возложить на фельдмаршала фон Рундштедта.

День 15 августа 1944 г. был бурным днем в главной ставке фюрера. На основе донесений с Западного театра военных действий я сделал доклад о положении танковых соединений. Я заявил Гитлеру: «Одна храбрость бронетанковых войск не в состоянии возместить отсутствие двух других составных частей вооруженных сил - авиации и флота». Гитлер пришел в ярость. Он потребовал, чтобы я вышел за ним в соседнюю комнату. Там мы начали спорить так громко, что в комнату вошел один из адъютантов Гитлера майор фон Альсберг и сказал: «Господа, вы так громко беседуете, что на улице слышно каждое слово. Разрешите мне закрыть окна?».

Гитлер пришел в отчаяние, узнав, что фельдмаршал фон Клюге не вернулся из поездки по фронту. Он предполагал, что фельдмаршал установил связь с противником. Поэтому он приказал вызвать его на доклад в главную ставку фюрера. Но фельдмаршал фон Клюге по дороге покончил жизнь самоубийством, отравившись ядом.

25 августа 1944 г. пал Париж.

Гитлер и штаб оперативного руководства вооруженными силами должны были принять окончательное решение относительно дальнейшего развития операций. Нужно было себе ясно представить, какой участок имеет наибольшее значение для обороны германской крепости. [507]

Гитлер и его военные советники не сомневались в том, что следует продолжать оборону. Всякая мысль о переговорах (общих или сепаратных) с противниками (западными или восточными) была отныне беспредметной вследствие требования безоговорочной капитуляции, которое совместно выставили наши противники. Однако желание строго ограничиться одной обороной могло только продолжить наше сопротивление, но вряд ли могло привести к благоприятному исходу войны.

Перенесение главной тяжести обороны на восток привело бы к укреплению Восточного фронта и остановило бы дальнейшее продвижение русских. Важные в военном и продовольственном отношении области Верхней Силезии и Польши остались бы за Германией. Но принятие этого решения требовало предоставить Западный фронт самому себе, что в ближайшем времени привело бы к его падению под ударами превосходящих сил западных держав. Гитлер не мог рассчитывать на склонность западных держав заключить сепаратный мир в ущерб интересам России, поэтому он отклонил это решение.

Напротив, перенесение главных усилий на запад создавало, по мнению Гитлера, при своевременном введении в бой имеющихся сил и средств перспективу нанесения мощного удара по западным союзникам, прежде чем они выйдут к р. Рейн или форсируют ее.

Это решение требовало соблюдения следующих предварительных условий:

1) укрепление Восточного фронта и удержание его до тех пор, пока на западе не закончится наступление с ограниченной целью и пока не представится возможность перебросить на восток освободившиеся силы;

2) проведение этого наступления по возможности в самое ближайшее время, чтобы до наступления зимы (когда, вероятно, русские возобновят наступление) освободить резервы для Восточного фронта;

3) немедленное сосредоточение сил для наступления, чтобы создать практические условия для выполнения принятого решения; [508]

4) ведение успешной борьбы за выигрыш времени на Западном фронте до начала наступления.

Гитлер и главный штаб вооруженных сил планировали начать наступательные действия уже в середине ноября с тем, чтобы к середине декабря создать возможность для переброски сильных резервов на восток. Прогноз на теплую осень с поздним наступлением холодов на востоке позволял ожидать, что зимнее наступление русских начнется после нового года. Учитывая эти предпосылки, командование решило, что мои опасения относительно Восточного фронта не должны приниматься во внимание.

Ясно, что меня, как одного из руководителей Восточного фронта, весьма тревожил подобный план дальнейшего развития операций. После того как было принято решение относительно Западного фронта, я видел свою задачу в том, чтобы выполнить первое условие плана - укрепить Восточный фронт.

Кроме уже упомянутых работ по созданию тыловых оборонительных рубежей и укреплений, на фронте также всеми средствами начали оборудовать позиции. Все танковые и моторизованные дивизии были сняты с фронта до декабря месяца, разделены на четыре группы как подвижные резервы и пополнены свежими силами. Однако недостаток пехоты на Восточном фронте позволил снять только одну-единственную пехотную дивизию и сосредоточить ее в качестве резерва в районе Кракова.

Предмостные укрепления на Висле, захваченные русскими во время летних боев, надо было ликвидировать или, по крайней мере, сократить, чтобы оттянуть начало наступления противника или затруднить его действия.

Наконец, в целях сокращения линии фронта и создания резервов нужно было эвакуировать морем немецкие войска из Прибалтики, так как попытка вывести эти войска по суше не удалась.

К сожалению, все пункты этого плана действий на [509] Восточном фронте нам не удалось осуществить. Правда, сооружение укреплений проходило успешно, но предназначавшиеся для них гарнизоны и вооружение, вследствие катастрофически быстрого изменения обстановки на западе, пришлось отправить на фронт вторжения. Отсюда значение укреплений было ограничено. Оно еще более уменьшилось после приказа Гитлера относительно создания так называемой «Главной линии сопротивления» («grosskampflinie»), которая должна была быть занята непосредственно перед крупным наступлением противника. По приказу Гитлера она создавалась не на удалении 20 км от переднего края обороны (как предлагали я и командование групп армий), а на расстоянии всего. 2-4 км.

На Висле удалось ликвидировать одно русское предмостное укрепление и сократить другие. Вследствие того, что ряд дивизий был снят с Восточного фронта, а командующий 4-й танковой армией, неутомимый генерал Балк, был переведен на Западный фронт, на этом решающем участке, к сожалению, не удалось добиться большего успеха. Предмостные укрепления, особенно у Баранува, оставались для нас опасными очагами.

Особенно отрицательно сказывалось невыполнение плана по сокращению линии фронта, так как группа армий «Север» продолжала обороняться в Прибалтике. Гитлер отклонил мое повторное предложение эвакуировать Прибалтику и создать сильные резервы из состава группы армий «Север». При этом он руководствовался политическими мотивами и неуверенностью главнокомандующего военно-морскими силами гросс-адмирала Деница. Гитлер боялся, что эвакуация наших войск окажет неблагоприятное влияние на нейтральную позицию Швеции и нанесет ущерб «учебному району для подводных лодок» в Данцигской бухте (бухте Гданьской). Кроме того, он думал удержанием Прибалтики сковать на севере Восточного фронта достаточно большое количество русских дивизий, которые в [510] противном случае противник мог бы использовать на более опасных для нас участках Восточного фронта. Непрекращающиеся атаки русских в Прибалтике укрепили это его мнение.

На основании этих и других подобных доводов Гитлер и штаб оперативного руководства вооруженными силами отклоняли также все предложения о немедленной эвакуации немецких войск с Балкан и из Норвегии, а также о сокращении линии фронта в Италии.

Но не только план действий на Восточном фронте оказался невыполненным. Еще плачевнее была обстановка на Западном фронте.

Пренебрежение западными укреплениями, включая Западный вал, и концентрация всех инженерных сил и средств, начиная с 1940 г., исключительно на Атлантическом вале «мстили» теперь самым серьезным образом. С востока были сняты все скудные, в лучшем случае третьестепенные силы, созданные по инициативе командования Восточного фронта еще осенью 1944 г. Но и этих подкреплений было недостаточно, и немецкий фронт во Франции рухнул, поэтому незанятые укрепления не имели никакого значения. Их быстрое падение вынудило вести маневренную войну на оперативном просторе почти неподвижными соединениями, так как дорожная сеть была разрушена господствовавшей в воздухе авиацией противника. Когда имелись танковые соединения, в Нормандии вели позиционную войну. Теперь же, когда бронетанковые войска были израсходованы, пришлось вести маневренную войну, от которой раньше отказывались. Благоприятные возможности, которые представлялись иногда вследствие слишком смелых действий американского командования, не могли быть использованы. От первоначального плана - наступать на южном фланге американцев - пришлось отказаться. Однако самым худшим было то, что срок начала наступления, т. е. середина ноября, оказался нереальным и пришлось его передвинуть на середину декабря. Это ухудшило перспективы на \511 - Схема 32\ [512] своевременное высвобождение и переброску резервов на восток да и вообще на удержание ослабленного Восточного фронта.

Развернуть силы для наступления на западе своевременно не удалось. Борьба за выигрыш времени на Западном фронте проходила безуспешно. Но, несмотря на неблагоприятные условия, Гитлер и верховное командование вооруженных сил упорно держались за однажды принятое ими решение наступать на западе. Свои планы они сохранили в секрете. Противника удалось захватить врасплох. Впрочем, сохранение планов наступления в тайне от собственных штабов и войск было доведено до такой крайности, что от этого пострадало снабжение наступающих войск всем необходимым, особенно горючим.

Операции на Восточном фронте

В то время как Западный фронт был отброшен от Атлантического вала на Западный вал, на Восточном фронте непрерывно шли тяжелые бои. На южном участке этого фронта не удалось приостановить продвижение русских. В результате их наступления, проходившего с небольшими паузами, была захвачена вся территория Румынии, Болгарии и, наконец, большая часть Венгрии. В Венгрии сражалась группа армий «Южная Украина» под командованием генерал-полковника Фриснера, которая 25 сентября сменила свое ставшее неточным название «Южная Украина» на «Юг». В октябре после упорных боев в районе Дебрецена, где контратаки наших войск временно приостановили противника, район Зибенбюрген (Семихолмье) полностью был захвачен русскими.

В районе действий группы армий «Юго-восток» под командованием фельдмаршала барона фон Вейхса в этом месяце пал Белград. Несмотря на то, что Балканский фронт фактически уже слился с Восточным [513] фронтом, руководство которым осуществляло главное командование сухопутных войск, эта группа продолжала оставаться в ведении главного командования вооруженных сил. Граница между сферами командования вооруженных сил и главного командования сухопутных войск проходила между устьями рек Драва и Бая. Это было совершенно бессмысленно. Южнее этой границы на северном фланге группы «Юго-восток» русские форсировали Дунай, в то время как командующий группой обращал основное внимание на слабый участок фронта своих войск, расположенный значительно южнее. 29 октября русские подошли вплотную к Будапешту, а 24 ноября они форсировали Дунай у Мохач. В это время, когда германские войска стояли еще в Салониках и в Дураццо, Моравская долина уже была в руках противника. Из-за партизанской войны на Балканах очищение их все больше усложнялось. 30 ноября русские прорвали фронт группы «Юго-восток» у города Печь, севернее р. Драва, вышли к оз. Балатон и атаковали дунайский участок, оборонявшийся группой армий «Юг». До 5 декабря им удалось вплотную подойти к Будапешту с юга. В этот же день они форсировали реку севернее Будапешта, продвинулись до города Вац и с трудом были остановлены нами восточнее р. Грон. Далее на северо-восток они захватили Мышкольц и вышли в район южнее Кашау (Кошице). Наши войска на Балканах отошли на линию Подгорица, Ужице и далее на север.

Наступление, начатое 21 декабря, привело в день рождества 1944 г. к окружению Будапешта. Противник вышел на линию оз. Балатон, Штульвансенбург (Секешфехервар), западнее Комарно, а также севернее. Дуная до р. Грон. Оттуда линия фронта проходила почти по венгерской государственной границе. С обеих сторон бои велись с большим ожесточением. Мы несли тяжелые потери.

На участке фронта группы армий «Северная Украина» генерал-полковника Гарпе, которая с сентября [514] месяца стала называться группой армий «А», русские, продолжая наступление, в конце июля достигли Вислы, подойдя вплотную к Варшаве. Южнее ее шли ожесточенные бои между реками Сан и Вислока. Группа армий состояла в это время из 1-й танковой армии генерал-полковника Хейнрици, которая находилась в Карпатах, 17-й армии генерала Шульца в районе между Карпатами и Вислой и 4-й танковой армии генерала Балка (позднее ею стал командовать генерал Грезер), которая стояла на Висле. К 1 августа русские захватили ряд предмостных укреплений за Вислой, причем самым важным из них было укрепление у Баранува, поменьше-у Пулавы, у Магнушева и четвертое в другом районе. Успехи русских в горах были, естественно, меньшими. Особенно критическим стало положение 5-9 августа на предмостном укреплении у Баранува. Здесь русские могли в любой день осуществить прорыв. Только благодаря неутомимой энергии и умелому руководству генерала Балка удалось в этом районе предотвратить катастрофу. Ожесточенными контратаками, длившимися неделями, Балку удалось значительно сузить большое предмостное укрепление у Баранува, ликвидировать еще одно небольшое предмостное укрепление и укрепиться у Пулавы. После этого русские перенесли главный удар своего наступления в горы. У Санок и Ясло им удалось вклиниться в нашу оборону, но решающего прорыва осуществить не удалось. Горный хребет Восточных Бескид удерживался до тех пор, пока события в Венгрии не вынудили повернуть 1-ю танковую армию на линию Кашау (Кошице), Ясло. К новому году линия фронта этой группы армий проходила вдоль словацкой границы до района восточнее Кашау (Кошице), оттуда через Ясло, западнее Дембица, западнее Сташува, южнее Опатува, по Висле севернее устья р. Сан до Варшавы (исключая упомянутые предмостные укрепления).

В группу армий «Центр» входила 9-я армия генерала фон Формана, 2-я армия генерал-полковника Вейса, [515] 4-я армия генерала Госбаха и 3-я танковая армия генерал-полковника Рейнгардта, которой с 15 августа стал командовать генерал-полковник Раус. Этой группой армий командовал фельдмаршал Модель, а после перевода его 15 августа на Западный фронт - генерал-полковник Рейнгардт. В августе противник подошел вплотную к Варшаве, достиг затем линии Остров (Остров-Мазовецкий), Судауен (Сувалки), восточнопрусская граница, западнее Шауляй, западнее Митава (Елгава). В сентябре он продвинулся северо-восточнее Варшавы до р. Нарев, на которой в октябре создал по обе стороны Остенбурга (Пултуск) предмостные укрепления. За период с 5 по 19 октября был совершен уже упоминавшийся прорыв германского фронта западнее Шауляй. Группы армий «Центр» и «Север» были окончательно отрезаны друг от друга.

Группа армий «Центр» повернула 19 октября свой левый фланг на Мемель (Клайпеда), оставив 22 октября удерживаемые на северном берегу реки предмостные укрепления у Тильзита (Советск) и Рагнит (Неман). С 16 по 26 октября русские наступали в Восточной Пруссии на фронте Гумбиннен (Гусев), Гольдап. В тяжелых боях они были остановлены и местами немного отброшены назад. Происходившие здесь события позволили германскому народу составить представление о том, что грозило ему в случае победы русских.

Группа армий «Север», как уже указывалось, в период с 14 по 26 сентября была отведена на предмостное укрепление в район Риги с целью быстрой дальнейшей ее переброски к группе армий «Центр». Этот план провалился из-за противоречащего ему решения командующего группой армий генерал-полковника Шёрнера. Последний задержал свои бронетанковые силы в районе Риги, Митавы (Елгавы) вместо того, чтобы вывести их в район западнее Шауляй, и этим дал возможность противнику осуществить прорыв у города Шауляй, что окончательно отрезало группу армий от главной группировки войск. Группа армий состояла из [516] 16-й и 18-й армий, т. е. в этом районе у нас было вначале двадцать шесть дивизий, а затем после неоднократных эвакуации осталось шестнадцать, которых так сильно не хватало для обороны рейха. После того, как с 7 по 16 октября нами была оставлена Рига, линия фронта группы армий проходила (почти без изменения до конца года) от побережья южнее Либавы (Лиепая) через Прекуле, южнее Фрауэнбурга (Салдус), восточнее Тукума (Тукумс) и до побережья Рижского залива.

Относительная стабильность сильно растянутого фронта между Карпатами и Балтийским морем позволила укрепить его и выделить танковые и моторизованные дивизии в подвижный резерв. Разумеется, двенадцать слабых дивизий представляли собой весьма незначительный резерв для гигантского фронта в 1200 км и ввиду большого превосходства, которым теперь обладали русские!

Сооружение укреплений на Восточном фронте свелось, между тем, к созданию растянутых, занятых незначительными силами позиций, достаточно сильных для позиционных действий, но неспособных выдержать сильный удар противника. Мы прилагали все усилия, чтобы использовать опыт последних боев, наталкиваясь при этом на сопротивление со стороны Гитлера.

Одним из важнейших требований фронта было устройство за первой полосой обороны (HKL - «Hauptkampflinie»), создававшейся в обычных боевых условиях еще и второй полосы обороны («Grosskampflinie»), на которую можно было бы опереться в крупных оборонительных сражениях. Фронтовые командиры требовали, чтобы примерно в 20 км в тылу от переднего края первой полосы обороны возводились для ведения крупных сражений сильные, тщательно замаскированные и занятые войсками позиции. Далее, они желали получить инструкции по обороне, которые давали бы им право непосредственно перед началом артиллерийской подготовки противника, отходить своими основными силами на вторую полосу обороны, оставляя на первой [517] лишь небольшое прикрытие. Такой маневр сделал бы артиллерийскую подготовку ее совершенно напрасной, свел бы на нет все продолжительные приготовления противника к развертыванию своих сил, заставил бы его натолкнуться на хорошо подготовленный рубеж обороны и отступить. Нет сомнения, что это требование было вполне обоснованным. Я изучил его и доложил Гитлеру. Он вышел из себя и совершенно отказался мириться с таким положением, когда без боя хотели оставить территорию глубиной в 20 км. Гитлер приказал создавать главную линию сопротивления в 2-4 км от переднего края обороны. При отдаче этого бессмысленного приказа он полностью жил воспоминаниями о первой мировой войне, причем никакие аргументы не могли заставить его отказаться от своего решения. Эта ошибка очень сильно дала себя знать, когда в январе 1945 г. русским удалось осуществить прорыв, а резервы, опять же в соответствии с категорическим приказом Гитлера и вопреки моему совету, были подтянуты близко к линии фронта. Передний край обороны, главная линия сопротивления и резервы - все сразу попало под удары русских и было одновременно опрокинуто. Гнев Гитлера обратился теперь на людей, строивших укрепления, а когда я стал возражать ему, - также и на меня. Он приказал принести стенограмму совещания, проведенного осенью 1944 г., на котором обсуждалось положение главной линии сопротивления, так как теперь он начал утверждать, что всегда стоял за расстояние в 20 км. «Какой дурак может приказать такую ерунду?» Я обратил его внимание на то, что это он сделал сам. Принесли и стали зачитывать стенограмму. Но после нескольких предложений он приказал прекратить чтение. Это было ясное самоизобличение. К сожалению, пользы в нем не было, так как прорыв фронта был свершившимся фактом.

Мы еще вернемся к тактике Гитлера при описании крупного наступления русских. Гитлер все еще жил [518] верой, что только он является единственным действительно боевым солдатом в главной ставке, и поэтому считал, что большинство его военных советников неправы, а прав только он. К тому же он страдал манией величия, которая подогревалась хвалебными песнопениями его «партейгеноссен», начиная от фон Риббентропа и Геринга. Все это приводило к тому, что Гитлер считал себя полководцем и поэтому не терпел поучений: «Вам нечего меня поучать! Я командую германскими сухопутными силами на фронтах уже пять лет, я накопил за это время такой практический опыт, какой господам из генерального штаба никогда не получить. Я проштудировал Клаузевица и Мольтке и прочел планы стратегического развертывания Шлиффена. Я больше в курсе дела, чем вы!» Это одно из многих его замечаний, которые делались по моему адресу всякий раз, когда я стремился растолковать ему требования современного момента.

Несмотря на то, что у нас было полно своих собственных забот, тут еще и венгры доставляли нам заботы своей недостаточной боеспособностью и сомнительной союзнической верностью. Я уже упоминал о позиции, занятой регентом Хорти по отношению к Гитлеру. Пусть эта позиция с венгерской точки зрения и была понятной, с нашей же, германской точки зрения она была ненадежной. Регент Венгрии уповал на сотрудничество с англо-саксонскими державами. Он хотел установить с ними связь воздушным путем. Пытался ли он это сделать, были ли англо-американцы склонны к этому со своей стороны, - мне неизвестно. Но я знаю. что группа высших венгерских офицеров перешла к противнику. Так поступил 15 октября генерал Миклош, с которым я познакомился в Берлине, как с военным атташе, и начальник венгерского генерального штаба Вереш, который незадолго до этого, находясь у меня в Восточной Пруссии, давал заверения в своей союзнической верности и получил от меня в подарок автомашину. На этой автомашине, на моем собственном «мерседесе», спустя несколько дней он и [519] уехал к русским. На венгров нельзя было больше полагаться. Гитлер свергнул режим Хорти и на место последнего поставил Салаши, венгерского фашиста, бездарного и неэнергичного. Это произошло 16 октября 1944 г. Но это нисколько не улучшило положения в Венгрии; исчезали скромные остатки обоюдного доверия и симпатии друг к другу.

В Словакии, которая вначале полностью нас поддерживала, уже давно активно действовали партизаны. Все опаснее становилось сообщение по железным дорогам. Пассажирские поезда останавливались, пассажиров обыскивали, германских солдат, и особенно офицеров, убивали. Это заставляло принимать строгие контрмеры. Ненависть и убийства царили в Словакии, что имело место также, к сожалению, во все возрастающих масштабах и в других странах. Крупные державы, ведущие против нас войну, призывали к партизанским действиям, тактика которых противоречила международному праву; это вынуждало нас к обороне, и эта оборона была Объявлена затем обвинителями и судьями в Нюрнберге преступной, противоречащей нормам международного права, хотя союзные державы при вступлении на территорию Германии издавали более строгие карательные приказы, чем приказы, изданные в свое время немцами, причем разоруженная и истощенная Германия не давала им ни одного повода к применению этих приказов.

Чтобы нарисовать более полную картину, следует коснуться немного Италии. 4 июня 1944 г. союзные войска вошли в Рим. Группа армий «Юг» под командованием фельдмаршала Кессельринга обороняла Апеннины севернее Рима, ведя упорные бои с превосходящими силами противника. Этот участок фронта связывал более двадцати дивизий. Верные Муссолини итальянцы не могли из-за их слабой боеспособности считаться надежной силой, а поэтому использовались только для несения службы в Ривьере. В основном же в тылу германского фронта велась ожесточенная партизанская [520] война со всей итальянской жестокостью. Она вынуждала нас к принятию жестких контрмер, так как мы не могли оставить на произвол судьбы снабжение этой группы армий и должны были поддерживать связь с ней. Военные трибуналы держав-победительниц, осуждая эти факты после заключения перемирия, руководствовались отнюдь не чувством справедливости, а исключительно собственными интересами.

Наступление в Арденнах

В начале декабря Гитлер перевел свою главную ставку из Восточной Пруссии в Цигенберг под Гиссеном, чтобы быть поближе к Западному фронту, на котором должно было начаться последнее решительное наступление немцев,

Все силы германских сухопутных войск, которые удалось сколотить за последние месяцы, должны были наступать из района гор Эйфель к р. Маас, прорвать относительно слабый фронт союзных держав южнее Люттиха и затем, форсировав реку в направлении Брюсселя и Антверпена, завершить этот стратегический прорыв окружением противника севернее участка прорыва. В случае удачи этого наступления Гитлер ожидал значительного ослабления западных держав, что предоставило бы ему время для переброски крупных сил на Восточный фронт с целью отражения ожидаемого зимнего наступления русских. Он рассчитывал таким образом выиграть время, чтобы разрушить надежды его противников на полную победу, заставить их отказаться от требований безоговорочной капитуляции и склонить к заключению согласованного мира.

Неблагоприятная погода и задержки с подготовкой новых формирований вынудили его вторично перенести удар, запланированный вначале на середину ноября, на этот раз на 16 декабря. Наконец-то, наступление было начато. [521]

Наступательная группировка состояла из двух танковых армий; 5-й танковой армии под командованием генерала фон Мантейфеля и 6-й танковой армии под командованием обергруппенфюрера СС Зеппа Дитриха. Главный удар наносился на правом фланге 6-й танковой армией, укомплектованной хорошо оснащенными соединениями войск СС. В центре наступала 5-я танковая армия. Обеспечение левого фланга наступающей группировки возлагалось на 7-ю армию генерала Брандербергера, однако для выполнения такой трудной задачи эта армия была недостаточно подвижной.

Командующий войсками на западе фельдмаршал фон Рундштедт и командующий группой армий «Б» фельдмаршал Модель считали более целесообразным поставить наступающим войскам ограниченную задачу, так как, по их мнению, силы были недостаточны для осуществления крупной операции, задуманной Гитлером. Они хотели разгромить силы противника, находящиеся восточное р. Маас, между Аахеном и Люттихом, и этим ограничиться. Однако Гитлер отклонил их контрпредложения и настоял на своем далеко идущем плане.

Итак, 16 декабря началось наступление, 5-я танковая армия глубоко вклинилась в оборону противника. Передовые танковые соединения сухопутных войск - 116-я и 2-я танковые дивизии - вышли непосредственно к р. Маас. Отдельные подразделения 2-й танковой дивизии даже достигли р. Рейн. 6-я танковая армия не имела такого успеха. Скопления войск на узких обледенелых горных дорогах, задержки с вводом в бой второго эшелона на участке 5-й танковой армии, недостаточно быстрое использование первоначального успеха - все это привело к тому, что армия потеряла темп наступления - самое необходимое условие для проведения каждой крупной операции. К тому же и 7-я армия натолкнулась на трудности, в результате чего потребовалось повернуть танковые части Мантейфеля на юг, чтобы предупредить угрозу с фланга. После этого не могло быть и речи о крупном прорыве. Уже 22 декабря [522] пришлось признать необходимость ограничения цели операции. В этот день мыслящему в больших масштабах командованию надлежало бы вспомнить об ожидаемом наступлении на Восточном фронте, положение которого зависело от своевременного окончания в основном уже провалившегося наступления на Западном фронте. Однако не только Гитлер, но также и верховное командование вооруженных сил, и особенно штаб оперативного руководства вооруженными силами, в эти роковые дни думали только о Западном фронте. Трагедия нашего военного командования стала еще более очевидной после провала наступления в Арденнах перед концом войны.

24 декабря было ясно для каждого здравомыслящего солдата, что наступление окончательно провалилось. Нужно было немедленно переключить все наши усилия на восток, если это не было уже слишком поздно.

Подготовка обороны на востоке

Внимательно следил я из своего штаба, переведенного в Майбахлагер под Цоссеном, за ходом наступления на западе. В интересах своего народа я желал, чтобы оно завершилось полным успехом. Но когда уже 23 декабря стало ясно, что нельзя добиться крупного успеха, я решил поехать в главную ставку фюрера и потребовать прекращения опасного напряжения и незамедлительной переброски всех сил на Восточный фронт.

Все больше поступало сведений о предстоящем наступлении русских. Мы установили районы развертывания основных сил. Были определены три главные ударные группы русских:

1) На предмостном укреплении у Баранува находились в боевой готовности для наступления шестьдесят стрелковых соединений, восемь танковых корпусов, кавалерийский корпус и шесть других танковых соединений.

2) Севернее Варшавы были сосредоточены [523] пятьдесят четыре стрелковых соединения, шесть танковых корпусов, кавалерийский корпус и девять других танковых соединений.

3) Группировка на восточнопрусской границе состояла из пятидесяти четырех стрелковых соединений, двух танковых корпусов и девяти других танковых соединений.

Кроме того, группировка из пятнадцати стрелковых и двух танковых соединений находилась южнее Ясло, группировка из одиннадцати стрелковых соединений, кавалерийского корпуса и танкового корпуса - под Пулавы и группировка из тридцати одного стрелкового соединения, пяти танковых корпусов и трех других танковых соединений - южнее Варшавы.

Мы рассчитывали, что наступление начнется 12 января 1945 г. Превосходство русских выражалось соотношением: по пехоте 11:1, по танкам 7:1, по артиллерийским орудиям 20:1. Если оценить противника в целом, то можно было говорить без всякого преувеличения о его 15-кратном превосходстве на суше и по меньшей мере о 20-кратном превосходстве в воздухе. Я не страдаю недооценкой германского солдата. Он был выдающимся воином, его можно было без всяких опасений бросить в наступление против противника, превосходящего в пять раз. При правильном управлении он благодаря своим блестящим качествам сводил на нет такое численное превосходство и побеждал. Но то, что ему предстояло теперь, после пяти лет тяжелых боев с превосходящими силами противника, в условиях сокращения рациона, ухудшения вооружения и слабой надежды на победу, было чудовищным бременем. Верховное командование, в первую очередь сам Гитлер, должны были сделать все, чтобы облегчить ему выполнение этой чудовищной задачи. Меня занимал вопрос - в человеческих ли силах было вообще все это. Поверьте, что эта мысль угнетала меня с самого начала войны против России и даже раньше. А теперь она властно ставила дилемму: быть или не быть? [524]

И вот миллионы немцев встали перед противником, готовые оборонять германский восток от самого страшного, что только могло произойти - от мощного натиска русских. Разве не стала вдруг ясной наша судьба после небольшого вклинения русских в Восточную Пруссию! Это было ясно точно так же, как и мне, всем солдатам. Они знали - тем более, если они были восточными немцами - точно так же, как и я, что на карту поставлена наша вековая культура. Семьсот лет труда и борьбы немцев и их успехов были поставлены на карту! Перед таким будущим требование безоговорочной капитуляции было жестокостью, преступлением против человечности, а для солдат еще и позором, которого они не хотели, да и не могли взять на себя, пока еще не исчезла последняя перспектива на другую возможность достижения мира.

Другую же возможность заключения мира можно было создать только тогда, когда удастся как-нибудь и где-нибудь приостановить предстоящее наступление русских. Для этого необходимо было немедленно перебросить войска с запада на восток, создать в районе Литцманштадта (Лодзь), Хоэнзальца (Иновроцлав) сильную резервную армию и начать ею маневренные бои с русскими армиями прорыва. В этом виде боя германское командование и германские войска все еще превосходили противника, несмотря на продолжительность войны и на сильное истощение наших сил.

Исходя из этого, я намеревался выдержать бой на востоке, но для этого нужно было прежде всего выиграть бой с Гитлером за высвобождение необходимых для Восточного фронта сил. 24 декабря я поехал в Гиссен, а оттуда на доклад в главную ставку фюрера.

На докладе об обстановке на фронтах присутствовали, кроме Гитлера, как обычно, фельдмаршал Кейтель, генерал-полковник Иодль, генерал Бургдорф и ряд молодых офицеров. В своем докладе я назвал группировки сил противника и указал соотношение сил, о чем уже упоминалось выше. Работа моего отдела по [525] изучению иностранных армий Востока была образцовой, его данные были абсолютно достоверными. Я уже достаточно хорошо знал начальника этого отдела генерала Гелена, поэтому мог судить о нем и его сотрудниках, о методах работы и ее результатах. Вскоре данные Гелена подтвердились.

Исторический факт - Гитлер смотрел на вещи по-другому. Он заявил, что данные отдела по изучению иностранных армий Востока генерального штаба сухопутных войск являются блефом. Он утверждал, что каждое стрелковое соединение русских насчитывает самое большее 7000 человек, бронетанковые же соединения не имеют танков. «Да это же самый чудовищный блеф со времен Чингизхана, - воскликнул он, - кто раскопал эту ерунду?». После покушения Гитлер сам часто прибегал к блефу невероятного масштаба. Он приказал сформировать артиллерийские корпуса, которые фактически по своей силе являлись всего лишь бригадами. Были созданы далее танковые бригады двухбатальонного состава, т. е. по силе равные только полку. А противотанковые бригады состояли всего лишь из одного дивизиона. По моему мнению, этим самым он вносил путаницу в организацию своих собственных сухопутных сил, но отнюдь не вводил в заблуждение противника относительно нашей действительной слабости.

Образ мышления Гитлера становился все более странным и толкал его к выводам, что противник тоже пытается ввести его, Гитлера, в заблуждение потемкинскими деревнями и что в действительности русские и не собираются начинать серьезного наступления. Это же утверждал на ужине и Гиммлер, с которым я сидел рядом, являвшийся командующим армией резерва и одновременно группой армий «Верхний Рейн», созданной для обороны р. Рейн и для перехвата перебежчиков; одновременно Гиммлер являлся министром внутренних дел, начальником полиции и рейхсфюрером СС. В то время Гиммлер чувствовал свое значение. Он [526] полагал, что обладает таким же хорошим военным суждением, каким обладал Гитлер, и, конечно, значительно лучшим, чем все генералы: «Знаете ли, дорогой генерал-полковник, я не верю, что русские будут вообще наступать. Это всего лишь крупный блеф. Данные вашего отдела по изучению иностранных армий Востока неимоверно преувеличены, они заставляют вас слишком много думать. Я твердо убежден, что на востоке ничего не случится». На такую наивность не действовали никакие доводы.

Значительно опаснее для предлагаемого мною перемещения главных усилий на восток было сопротивление Иодля. Иодль не хотел терять на западе инициативу, якобы перехваченную у противника. Он признавал, что наступление в Арденнах застопорилось, но зато думал, что благодаря этому наступлению противник потерял инициативу в оперативном отношении. Он думал наступлением на другом, на неизвестном и неожиданном для противника месте, достичь нового частичного успеха и надеялся таким путем парализовать противника на Западном фронте. С этой целью он начал новое наступление на северной границе Эльзас-Лотарингии. Германские войска должны были продвигаться по обе стороны Битш в южном направлении на Цаберн. Это наступление, начавшееся 1 января 1945 г., вначале тоже имело успех, однако до цели - Цаберн, затем Страсбург - было еще очень далеко. Иодль, увлеченный своим замыслом, решительно запротестовал, когда я потребовал вывода войск из Арденн и с Верхнего Рейна. Он неоднократно повторял свой аргумент: «Мы не вправе отказываться от только что перехваченной у противника инициативы». Гитлер охотно поддерживал его, так как «на востоке мы можем еще жертвовать территорией, на западе же нет». Не помогали и мои доводы, что Рурская область уже парализована налетами бомбардировочной авиации западных держав, что транспорт выведен из строя из-за превосходства противника в воздухе, что это положение будет [527] не улучшаться, а, наоборот, все больше ухудшаться, что, напротив, промышленность Верхней Силезии может еще работать на полную мощность, что центр тяжести германской военной промышленности переместился уже на восток страны, что если мы потеряем еще и Верхнюю Силезию, то проиграем войну через несколько недель.

Я получил во всем отказ и провел этот чрезвычайно серьезный и траурный рождественский сочельник в обстановке, совершенно не соответствующей торжественному христианскому празднику. Известие об окружении Будапешта, поступившее в этот вечер, не могло способствовать улучшению настроения. Когда я уходил с этого ужина, мне сказали, что Восточный фронт должен рассчитывать только на свои собственные силы. Когда я снова потребовал эвакуации Курляндии (Прибалтика) и отправки на Восточный фронт войск, прибывших из Норвегии, ранее находившихся в Финляндии, меня снова постигло разочарование. Прибывшие из Норвегии войска предназначались для ведения боевых действий в Вогезах; это были горные части, а поэтому особенно подходили для боев в горных условиях. Впрочем, район Вогезов между Битшем и Цаберном был мне хорошо знаком. Когда-то я там служил еще в чине лейтенанта. Как раз в Битше и стоял тот первый гарнизон, в котором я служил сначала в чине фенриха, а потом молодого лейтенанта. Одна горная дивизия не могла совершить там решительного переворота.

25 декабря, в первый день рождества, я выехал на поезде в Цоссен. Я находился в пути, когда Гитлер за моей спиной распорядился о переброске корпуса СС Гилле, в который входили две дивизии СС, из района севернее Варшавы, где он был сосредоточен в тылу фронта в качестве резерва группы армий Рейнгардта, к Будапешту для прорыва кольца окружения вокруг этого города. Рейнгардт и я были в отчаянии. Этот шаг Гитлера приводил к безответственному ослаблению и без [528] того чересчур растянутого фронта. Все протесты оставались без внимания. Освобождение от блокады Будапешта было для Гитлера важнее, чем оборона Восточной Германии. Он начал приводить внешнеполитические причины, когда я попросил его отменить это злосчастное мероприятие, и выпроводил меня. Из резервов, собранных для отражения наступления русских (четырнадцать с половиной танковых и моторизованных дивизий), две дивизии были посланы на другой фронт. Оставалось всего двенадцать с половиной дивизий на фронте протяженностью в 1200 км.

Вернувшись в штаб, я еще раз вместе с Геленом проверил сведения о противнике и обсудил с ним и с Венком выход из положения, который еще казался возможным. Мы пришли к выводу, что только прекращение всех наступательных действий на западе и незамедлительное перенесение центра тяжести войны на восток могут создать небольшие перспективы приостановления наступления русских. Поэтому я решил еще раз накануне Нового года попросить Гитлера о принятии этого единственно возможного решения. Вторично мне пришлось ехать в Цигенберг. Я намеревался действовать, подготовившись еще тщательнее, чем в первый раз. Поэтому по прибытии в Цигенберг я разыскал прежде всего фельдмаршала фон Рундштедта и его начальника штаба генерала Вестфаля, рассказал им обоим об обстановке на Восточном фронте, о своих планах и попросил оказать мне помощь. Как фельдмаршал фон Рундштедт, так и его начальник штаба проявили, как и прежде, полное понимание всей важности «другого» фронта. Они дали мне номера трех дивизий Западного фронта и одной дивизии, находившейся в Италии, которые можно было бы быстро перебросить на восток, так как они стояли недалеко от железной дороги. Для этого требовалось только согласие фюрера. Со всей осторожностью об этом было сообщено дивизиям. Я уведомил об этом начальника отдела военных перевозок, приказав подготовить эшелоны. Затем я [529] отправился с этими скромными данными на доклад к Гитлеру. У него произошла та же история, что и в памятный рождественский вечер. Иодль заявил, что он не имеет свободных сил, а теми силами, которыми располагает запад, ему нужно удерживать инициативу в своих руках. Но на этот раз я мог опровергнуть его данными командующего войсками на западе. Это произвело на него, видимо, неприятное впечатление. Когда я назвал Гитлеру номера свободных дивизий, он с явным раздражением спросил, от кого я узнал об этом, и замолчал, нахмурившись, когда я назвал ему командующего войсками его собственного фронта. На этот аргумент вот уже действительно нечего было возразить. Я получил четыре дивизии и ни одной больше. Эти четыре были, конечно, только началом, но пока они оставались единственными, которые верховное командование вооруженных сил и штаб оперативного руководства вооруженными силами вынуждены были отдать Восточному фронту. Но и эту жалкую помощь Гитлер направил в Венгрию!

Утром 1 января я снова отправился к Гитлеру, чтобы доложить ему, что корпус СС Гилле в составе 6-й армии Балка начнет в этот день вечером наступление на Будапешт. Гитлер возлагал на это наступление большие надежды. Я был скептически настроен, так как для подготовки наступления было очень мало времени, командование и войска не обладали тем порывом, какой у них был раньше. Несмотря на первоначальный успех, наступление провалилось.

Результаты поездки, в главную ставку фюрера были весьма и весьма незначительными. Начались новые размышления, новые сопоставления и проверка данных о противнике. Я решил поехать в Венгрию и лично переговорить с командующими, убедиться в наших перспективах и найти выход из создавшегося положения. В течение нескольких дней, с 5 по 8 января 1945 г., я посетил генерала Вёлера, преемника Фриснера на должности командующего группой армий «Юг», [530] генерала Балка и генерала СС Гилле и обсудил с ними вопросы продолжения операций в Венгрии. Я получил информацию о причинах неудачи наступления на Будапешт. По всей вероятности, это произошло потому, что первоначальный успех вечернего сражения 1 января не был использован ночью для совершения решительного прорыва. У нас не было больше офицеров и солдат 1940 г., иначе мы, возможно, достигли бы успеха, позволяющего сохранить силы и приостановить на некоторое время наступление противника на дунайском фронте.

Из Венгрии я направился к Гарпе в Краков. Он и его способный начальник штаба генерал фон Ксиландер ясно и последовательно изложили свои мысли относительно обороны против русских. Гарпе предложил отдать противнику находившийся в наших руках берег Вислы непосредственно перед началом наступления русских, которое ожидалось 12 января, чтобы отступить примерно на 20 км и занять менее растянутые тыловые позиции. Это давало возможность снять с фронта несколько дивизий и создать таким образом резерв. Его взгляд был правилен и хорошо обоснован, но он имел мало перспектив на благосклонность со стороны Гитлера. Об этом я сказал Гарпе. Он же со своим прямым характером изъявил желание, чтобы его предложения. несмотря ни на что, были доложены фюреру, даже если это будет иметь для него неприятные последствия. Мероприятия группы армий по организации обороны были целесообразными и охватывали все, что позволяли наши средства.

Наконец, я связался по телефону с Рейнгардтом. Он, как и Гарпе, сделал аналогичное предложение и хотел отказаться от оборонительных, позиций на р. Нарев, чтобы отойти на не столь растянутые позиции вдоль восточнопрусской границы и создать тем самым возможность для сохранения нескольких дивизий в качестве резерва. И ему, к сожалению, я не мог обещать, что добьюсь согласия Гитлера на его предложение. [531]

И вот теперь, зная все нужды и запросы групп армий, я решил еще раз в это тяжелое время съездить к Гитлеру и попытаться сделать Восточный фронт главным фронтом, высвободить силы на Западном фронте и сообщить фюреру желание групп армий перенести фронты на тыловые рубежи, ибо нет вообще никакого другого выхода для своевременного создания резервов.

9 января 1945 г. я снова был в Цигенберге. Твердо решив не идти на уступки, я намеревался показать Гитлеру, какую он берет на себя в противном случае ответственность. Мой доклад состоялся при обычной аудитории. На этот раз присутствовал также мой бывший начальник штаба инспекции бронетанковых войск генерал Томале.

Гелен весьма тщательно подготовил данные о противнике, составил для наглядности несколько карт и схем, отображающих соотношение сил. Когда я показал Гитлеру эти разработки, он разразился гневом, назвал их «совершенно идиотскими» и потребовал, чтобы я немедленно отправил составителя этих схем в сумасшедший дом. Я закипел от ярости и заявил Гитлеру: «Разработки сделаны генералом Геленом, одним из способнейших офицеров генерального штаба. Я бы не показал их вам, если бы не считал их своими собственными разработками. Если вы требуете запереть генерала Гелена в сумасшедший дом, то отправьте и меня вместе с ним!» Требование Гитлера сменить генерала Гелена я решительно отклонил. И вот разразился ураган. Доклад не имел успеха. Предложения Гарпе и Рейнгардта были отклонены. Последовали ожидаемые ядовитые замечания в адрес генералов, которые де под термином «оперировать» всегда понимают только отход на следующие запасные позиции. Все это было в высшей степени нерадостно.

Все усилия создать крупные оперативные резервы на угрожаемых участках сильно растянутого Восточного фронта разбились о бестолковую позицию Гитлера и Иодля. В настроении верховного командования [532] вооруженных сил господствовало необоснованное мнение о том, что наши точные данные о предстоящем крупном наступлении русских могут быть всего лишь крупным блефом. Там вообще охотно верили только в то, чего желали, и закрывали глаза на суровую действительность. Страусова политика и стратегия самоуспокоения и самообмана! Для утешения Гитлер сказал в заключение доклада: «Восточный фронт никогда не имел столь много резервов, как сегодня. Это ваша Заслуга. Я благодарю вас за это». Я возразил: «Восточный фронт - как карточный домик. Стоит прорвать фронт в одном единственном месте, рухнет весь фронт, ибо резерв в двенадцать с половиной дивизий для фронта такой громадной протяженности очень и очень мал!»

Резервы располагались: 17-я танковая дивизия у Пинчова (Пиньчув), 16-я танковая дивизия южнее Кельце, 20-я мотодивизия под Вирцоником и Островцом, 10-я мотодивизия (только боевые части) под Каменной, 19-я танковая дивизия у Радома, 25-я танковая дивизия у Могельница, 7-я танковая дивизия у Цихенау (Цеханув), мотодивизия «Великая Германия» у Хорцеле (Хожеле), 18-я мотодивизия восточное Иоганнесбурга (Пиш), 23-я пехотная дивизия (не в полной боевой готовности) у Николайкена (Миколайки), 10-я самокатно-егерская бригада у Зенсбурга (Зендзборк), части мотодивизии «Бранденбург» (вновь сформированной) южнее Дренгфурта; танковый корпус «Герман Геринг»: 1-я танковая дивизия «Герман Геринг» западнее Гумбиннена (Гусев), 2-я мотодивизия «Герман Геринг» на фронте в Восточной Пруссии юго-восточнее Гумбиннена (Гусев), 5-я танковая дивизия под Бартенштейном (Бартошице), 24-я танковая дивизия в пути из Венгрии в Растенбург (Растемборк).

Сильно расстроенный оскорбительным указанием Гитлера, что «восток должен рассчитывать только на свои собственные силы и обходиться тем, что он имеет», я вернулся в свой штаб в Цоссен. Гитлер и Иодль [533] знали совершенно точно, что Восточный фронт, если ожидаемое наступление станет фактом, не сможет обойтись тем, чем он располагает, и тогда даже немедленное решение о переброске резервов на восток в условиях превосходства противника в воздухе, а стало быть, медленного продвижения транспортов будет слишком запоздалым. В какой степени их происхождение (родом они были из провинций, далеко расположенных от Пруссии) способствовало тому, что они занимали такую бестолковую позицию, остается неясным, но что это оказывало какое-то влияние на их рассуждения, в этом я убедился во время своих последних докладов. Для нас, жителей Пруссии, речь шла о близкой родине, с таким напряжением созданной в боях и сражениях, о стране с вековой христианской, западной культурой, о земле с могилами наших предков, о Пруссии, которую мы любили. Мы знали, что при удачном наступлении с востока мы должны ее потерять. Больше всего мы боялись за ее жителей, боялись того, что произошло с населением Голдапа и Неммерсдорфа. Но и этих наших опасений не понимали, не прислушивались к предложениям фронта об эвакуации из угрожаемых областей гражданского населения, так как Гитлер видел в этом лишь выражение пораженчества, которое якобы одолевало генералов. Он боялся, что эти пораженческие настроения распространятся на общественность. В этом его поддерживали гаулейтеры, особенно гаулейтер Восточной Пруссии Кох. Этот последний питал какое-то подозрение к генералам. Районом боевых действий групп армий считалась узкая полоса шириной в 10 км, проходившая за линией фронта. Батареи тяжелых орудий находились уже на огневых позициях, расположенных на территории так называемых отечественных областей, подведомственных гаулейтерам, на территории, где не оборудуешь ни одной огневой позиции, не срубишь дерева без того, чтобы не вступить в конфликт с гражданскими властями (т. е. с партийными властями). [534]

Удар русских войск

12 января 1945 г. ударная группа войск русских начала хорошо подготовленное наступление с предмостного укрепления у Баранува. Уже 11 января были симптомы того, что скоро должно начаться наступление. Пленные дали показания, что в ночь на 11 января было приказано освободить помещения для прибывающих танкистов. В радиограмме сообщалось: «Все в порядке! Подкрепления прибыли!» С 17 декабря 1944 г. количество орудийных стволов на предмостном укреплении у Баранува увеличилось на 719, минометных стволов - на 268. В показаниях пленных о предмостном укреплении под Пулавами говорилось: «Предстоит наступление. В первом эшелоне - штрафные подразделения. Наступление поддерживают 40 танков. От 30 до 40 танков - в лесу в 2-3 км за передним краем. В ночь на 8 января произведено разминирование». Воздушная разведка донесла о подходе подкреплений на предмостные укрепления на Висле. Другие пленные сообщали, что на каждый километр фронта наступления предусмотрено 300 стволов, включая минометы, противотанковые орудия и многоствольные установки. С предмостного укрепления у Магнушева доложили, что противник ведет пристрелку с 60 новых огневых позиций.

Аналогичные сведения поступали с участка фронта на Нареве у Остенбурга (Пултуск), севернее Варшавы, а также из Восточной Пруссии. Здесь противник решил нанести главный удар на участке Эбенроде, озеро Виллуне и восточное Лазденен (Краснознаменск).

Только в Венгрии, благодаря нашему новогоднему наступлению, и в Прибалтике можно было не ожидать в ближайшие дни крупного наступления противника. Но это была лишь небольшая передышка.

Итак, 12 января был нанесен нам первый удар под Баранувом. В бой были введены четырнадцать стрелковых дивизий, два отдельных танковых корпуса и другие [535] части. Главные силы сосредоточенных в этом районе танков в первый день, видимо, не вводились в бой: их предполагалось использовать только тогда, когда после первоначального успеха наметятся выгодные направления для удара. Русские, хорошо оснащенные материальной частью, могли позволить себе такую тактику.

Прорыв удался, и противник глубоко вклинился в систему нашей обороны.

В этот день соединения русских, предназначенные для наступления, заполняли предмостные укрепления, расположенные далее на север по Висле у Пулавы и Магнушева.

Наблюдатели могли насчитать тысячи машин. И здесь противник уже непосредственно готовился к наступлению. Аналогичные приготовления были замечены в районе севернее Варшавы и в Восточной Пруссии. Там были уже проделаны минные проходы, к линии фронта подтянуты танки.

Группа армий «А» ввела в бой резервы для нанесения контрудара. Они были подтянуты ближе к линии фронта по личному приказу Гитлера, ближе, чем это было предусмотрено приказом генерал-полковника Гарпе. Последствием такого вмешательства явилось то, что резервы еще до начала контрнаступления были накрыты огнем во время артиллерийской подготовки русских и очень сильно потрепаны. Противнику удалось даже частично окружить эти танковые части. Теперь они отходили на запад, находясь в «блуждающем котле», точнее выражаясь, пробивались с боями назад, проявляя исключительную стойкость при выполнении этой тяжелой задачи, поддерживая тем самым немеркнущую славу германского солдата. Некоторым пехотным соединениям удалось примкнуть к этому движущемуся котлу, что, однако, не привело к уменьшению темпов продвижения. Но, несмотря на все трудности, эта задача была выполнена благодаря товарищеской взаимопомощи всех попавших в этот котел.

13 января противник успешно расширял участок [536] прорыва западнее Баранува в направлении Кольце и далее на север. В бой вступили 3-я и 4-я гвардейские танковые армии русских. На этом участке фронта противник сосредоточил тридцать две стрелковые дивизии и восемь танковых корпусов. Это была самая сильная группировка сил и средств за время всей войны на минимально узком участке фронта.

Южнее Вислы, под Ясло, все данные также говорили о том, что и здесь противник скоро перейдет в наступление. У Пулавы и Магнушева русские закончили все приготовления и уже расчистили минные поля.

В Восточной Пруссии началось ожидаемое крупное наступление на участке Эбенроде, Лазденен. В бой были введены двенадцать-пятнадцать стрелковых дивизий и соответствующее количество бронетанковых соединений. И здесь противнику удалось вклиниться в нашу оборону.

В этот же день окончательно провалилось наступление Гитлера в Эльзасе.

14 января план русских стал ясен - пробиться в Верхнесилезский промышленный район. Этот план не был для нас неожиданным. Крупные силы противника продвигались из района Баранува в северо-западном и северном направлениях с целью поддержать соединения, находящиеся на предмостных укреплениях у Пулавы и Магнушева. Правда, германским частям удалось отразить первые удары русских с упомянутых предмостных укреплений, но общая обстановка не позволяла надеяться на возможность удержания этого участка фронта.

Русские готовились к наступлению в районах Роминтеновской пустоши и Голдапа, что говорило о расширении наступления в Восточной Пруссии.

15 января подтвердилось предположение, что противник намеревается нанести главный удар из района Кракова в направлении Ченстохов, Катовице. Крупные силы двигались также на Кельце. Можно было предполагать, что они оттуда будут наступать на Петроков, \537 - Схема 33\ [538] Томащув, чтобы установить связь с войсками, наступавшими через Пулавы. Последние состояли, по всей вероятности, из двух общевойсковых и одной танковой армий. Удар с предмостного укрепления у Магнушева был, очевидно, направлен на Варшаву.

Южнее Кракова русские начали наступление у Ясло.

На фронте группы армий «Центр» противнику удалось осуществить глубокий прорыв в треугольнике, образованном реками Вислой и Зап. Бугом, а также по обе стороны Остенбурга (Пултуск). Это наступление шло в направлении на Насельск и в западном направлении на Цихенау (Цеханув), Пражниц. Обострялось положение и на предмостных укреплениях русских на Нареве и в Восточной Пруссии.,

На фронте группы армий «Юго-восток» была замечена замена 37-й армии русских, стоявшей южнее Дуная, болгарскими войсками. Нужно было считаться с возможностью переброски этих русских сил перед фронтом группы армий и введения их в наступление на другом участке.

Само собой разумеется, Что с началом крупного наступления русских я доложил Гитлеру совершенно ясно по телефону и о серьезном положении на Восточном фронте. Я убедительно просил его прибыть в Берлин и этим хотя бы только внешне перенести центр тяжести наших боевых действий снова на восток. В первые дни он повторял одно и то же указание, которое дал еще 9 января: «Восток должен обходиться теми силами, которыми он располагает. Впрочем, теперь вы сами должны признать, что эшелоны с запада так или иначе опоздали бы».

Медленное прохождение донесений и приказов из Цоссена через Цигенберг мешало принятию быстрых, своевременных мер в то время, когда требовалась срочность. 15 января произошло первое вмешательство Гитлера в ход оборонительных боев на востоке; невзирая на мои возражения, он отдал приказ немедленно перебросить корпус «Великая Германия» из Восточной [539] Пруссии в район Кельце, чтобы предотвратить прорыв в направлении на Познань. Необходимо упомянуть, что эшелоны с боевыми частями этого корпуса уже все равно не успели бы прибыть вовремя, чтобы остановить наступление русских, но были бы сняты с оборонительных рубежей в Восточной Пруссии в такое время, когда там назревал кризис русского наступления. Их вывод оттуда в настоящее время означал бы, что в Восточной Пруссии начнется такая же катастрофа, какая произошла на Висле. Эти боеспособные дивизии (речь идет о мотодивизии «Великая Германия» и о танковой дивизии «Герман Геринг» военно-воздушных сил, находившейся в подчинении танкового корпуса «Великая Германия», которым командовал опытный генерал фон Заукен) находились на железнодорожных станциях, в то время как шли бои, решающие исход войны. Когда я отказался выполнить этот приказ, Гитлер пришел в ярость. Он не согласился со мной, однако решил, наконец, переехать из гессенского лесного лагеря, - бросив свои баталии в Вогезах, поближе к решающему фронту, в Берлин. И вот теперь я мог говорить с ним с глазу на глаз о том, о чем давно следовало бы сказать, но невозможно было, ведя переговоры по телефону. Конечно, наша беседа отнюдь не была приятной. Это чувствовал и Гитлер, поэтому он как можно дольше стремился ее избежать.

Корпус Заукена должен был выгружаться в районе, находящемся под обстрелом артиллерии русских. После ожесточенных боев ему удалось соединиться с 24-м танковым корпусом генерала Неринга.

16 января Гитлер появился в Берлине, и в имперской канцелярии, уже частично разрушенной авиацией противника, он разместил свою главную ставку; в этот же день я делал доклад об обстановке.

Наконец, Гитлер принял решение перейти на Западном фронте к обороне и высвободившиеся силы перебросить на восток. Мне сообщили это, казалось, самое радостное, хотя и запоздалое решение, когда я [540] вошел в приемную. Я составил план использования резервов, намереваясь перебросить их немедленно к Одеру, а если позволит время, то и через Одер, чтобы ослабить силу наступления противника, вклинившегося в нашу оборону, ударив по его флангам. Но когда я спросил Иодля, какой приказ отдал Гитлер, он ответил мне, что основные силы снятых с Западного фронта войск (6-я танковая армия) отправлены в Венгрию. Я вышел из себя и недвусмысленно выразил Иодлю свое возмущение. Последний только пожал плечами. Я так и не узнал, было ли это решение результатом его влияния на Гитлера. Во время последовавшего затем доклада Гитлеру я выдвинул свои контрпредложения. Гитлер отклонил их, заявив, что решение наступать в Венгрии объясняется стремлением отбросить русских снова за Дунай и снять блокаду с Будапешта. С этого дня ежедневно стало обсуждаться это злосчастное решение. Когда я опроверг выдвинутые Гитлером в обоснование своего решения причины военного характера, он ухватился за мысль, что венгерские нефтяные запасы и нефтеперегонные заводы имеют для нашей промышленности решающее значение, так как противник своими воздушными налетами уничтожил наши химические заводы: «Если у вас не будет горючего, ваши танки не будут двигаться, самолеты не будут летать. С этим-то вы должны согласиться. Но мои генералы ничего не понимают в военной экономике».

Он помешался на этой идее, и никто не мог его переубедить.

Соединения, которые мы получили с Западного фронта, были разделены, таким образом, на две части. Когда я позднее в своих докладах касался этого вопроса, я получал в ответ: «Я уже знаю, что вы хотите сказать: я должен бить, так бить! Но вы должны согласиться...» и т.д., в том же роде. Следует учесть, что переброска войск в Венгрию из-за слабой пропускной способности железных дорог, идущих на юго-восток, требовали значительно больше времени, чем переброска [541] в район Берлина, куда вели двухколейные железные дороги, которые давали возможность маневрировать в случае затруднений, вызываемых беспрерывным воздействием противника с воздуха.

Затем мы перешли к другим вопросам. Беседа проходила бурно. Обсуждали положение основной линии обороны и связанные с ней решения, в бессмысленности которых был виноват он сам, что подтверждала стенограмма. Касались вопроса использования резервов, которые, как он считал, слишком далеко находились от линии фронта, а по мнению генералов, после приказа Гитлера - чересчур близко. Затем зашла речь о генерале Гарпе, командные качества которого, на мой взгляд, не вызывали сомнений. Но так как нужно было обязательно найти козла отпущения, Гитлер приказал, несмотря на мои решительные протесты, заменить генерала Гарпе генерал-полковником Шёрнером, недавно вызванным из Прибалтики, где уже нельзя было завоевать лавры. Шёрнер начал с того, что сместил командующего 9-й армией, храброго, умного и честного генерала барона фон Люттвица (Смило). Во главе 9-й армии был поставлен генерал Буссе. Вскоре у него и с безупречным генералом Заукеном начались такие раздоры, что появилась необходимость немедленной замены последнего. Заукен стал командовать одной из армий. Я позаботился о Гарпе, который через несколько недель снова получил армию на Западном фронте и добился возвращения на должность Балка, ставшего жертвой одной из интриг Гиммлера на западе.

В этот день шли споры и относительно моего требования немедленно, пусть даже с опозданием, покончить с бессмысленными попытками наступления на западе и перебросить все войска, без которых невозможно обойтись на Восточном фронте. Снова - и в который раз! - обсуждался вопрос об эвакуации войск из Прибалтики и опять не пришли ни к какому окончательному решению. Решили вывести оттуда лишь 4-ю танковую дивизию. [542]

Обстановка требовала больше, чем когда-либо, острых и решительных действий. В районе юго-восточнее Сараево югославские партизанские дивизии все сильнее нажимали на группу армий «Е». В район между озером Балатон и Дунаем подходили подкрепления противника. Русские усиливали предмостное укрепление на р. Грон. Противник необыкновенно быстро продолжал преследовать отступающие войска группы армий «А». Русские миновали уже линию Сломники, Мехув и, двигаясь на запад, направили часть сил на Краков. Далее к северу они пробились к линии Ченстохов, Радомско, Петроков, Томашув. Следовало ожидать продолжения наступления на Литцманштадт (Лодзь), Лович, Сохачев. Сильные резервы русских следовали за частями прорыва; некоторые из них прибыли из Карелии и Финляндии.

Теперь мы видели, как пагубно сказывался на нашем положении выход наших союзников из войны. На участке фронта группы армий «Центр» обстановка стала обостряться. Тридцать-сорок стрелковых дивизий русских вышли на линию Прашнитц (Пшасныш), Цихенау (Цеханув), Пленев (Плоньск); за ними через Белосток, Остров (Остров-Мазовецкий) следовали другие войска. Аналогичная обстановка складывалась на участке роминтеновская пустошь, Лазденен (Краснознаменск) и Гумбиннен (Гусев). Несмотря на поступающие ежедневно роковые вести с фронтов, Гитлер и не собирался перебрасывать войска с Западного фронта в Северную Германию и оставлять Прибалтику.

К 17 января было установлено, что перед фронтом группы армий «А» находятся пятнадцать танковых корпусов русских; это совершенно определенно свидетельствовало о том, что здесь противник наносит главный удар. Кроме того, перед фронтом группы армий «Юг» вели бои восемь танковых корпусов, а перед фронтом группы армий «Центр» - три танковых корпуса. Главные силы русских наступали теперь в западном направлении на рубеж Краков, Ченстохов, Радомско. В районе [543] Кельце русские вели бои с упорно оборонявшимся 24-м танковым корпусом генерала Неринга. Крупными силами противник наступал также на Варшаву; другие его части стремились выйти через Лович, Сохачев к Висле, чтобы отрезать путь через Вислу 46-му танковому корпусу, отступавшему из района Варшавы. Этот корпус, продвигаясь южнее Вислы, должен был предотвратить стремительный прорыв русских через Хоэнзальца (Иновроцлав), Гнезен (Гнезно) на Познань, чтобы не дать противнику возможности отрезать Восточную и Западную Пруссию от рейха. К сожалению, однако, корпус, вопреки неоднократным приказам, отошел под сильным натиском противника через реку в северном направлении. Лавина наступающих войск, не встречая сопротивления, хлынула по направлению к границе рейха.

На участке фронта группы армий «Центр» увеличились темпы наступления русских в направлении Цихенау (Цеханув), Прашнитц (Пшасныш). На Нареве пока было спокойно; однако все говорило о том, что и здесь скоро разразится буря.

К вечеру офицеры оперативного отдела доложили мне о серьезном положении в районе Варшавы. Они предложили наметить следующий рубеж обороны, исходя из предположения, что Варшава уже находится в руках противника. На мои вопросы полковник фон Бонин, начальник оперативного отдела, ответил, что потеря города, по имеющимся данным, неизбежна, что, может быть, он уже и оставлен нашими войсками. Связь с крепостью города была прервана. Исходя из этого, я согласился с их предложением, разрешив передать мое распоряжение в группу армий, так как нужно было спешить с отдачей приказа. Затем я отправился в Берлин, в имперскую канцелярию, на доклад к Гитлеру. Во время моего доклада фюреру об обстановке и о тех приказах, которые я заготовил для закрепления нашего положения, поступила радиограмма от коменданта крепости Варшавы, в которой указывалось, что [544] город находится еще в наших руках, но что его придется оставить в течение последующей ночи. Когда я доложил Гитлеру об этом, он разразился гневом и приказал любой ценой удержать Варшаву. Фюрер распорядился о немедленной отдаче соответствующих приказов, с возмущением отклонив мое возражение, что они прибудут в Варшаву слишком поздно. Гарнизон Варшавы, который должен был состоять, по моим первоначальным планам, из одной крепостной дивизии, вследствие того, что некоторые части были отправлены на Западный фронт, имел всего лишь четыре крепостных пехотных батальона, обладавших весьма незначительной боеспособностью, и несколько артиллерийских и инженерных подразделений. Если бы комендант выполнил приказ Гитлера, то гарнизон обязательно попал бы в плен к противнику, так как он ни при каких обстоятельствах не смог бы удержать города. Поэтому комендант, хотя и получил приказ фюрера, когда город еще находился в наших руках, принял решение отступить из Варшавы со своим слабым гарнизоном. Теперь гнев Гитлера не знал никаких границ. Он совершенно утратил интерес к столь опасной для нас общей обстановке и занимался лишь варшавской неудачей, которая в общем ходе событий играла второстепенную роль. В последующие дни, когда я был на докладах у Гитлера, он находился исключительно под впечатлением варшавских событий и требовал наказания работников генерального штаба за их мнимую беспомощность.

18 января немецкие войска снова начали наступление в Венгрии между озером Балатон и лесным горным массивом западнее Будапешта - Баконским лесом с целью прорыва блокады Будапешта. В начале наступления они имели некоторый успех, выйдя к Дунаю. Но в этот же день русские ворвались в истерзанный город, судьба которого была теперь решена. Если бы войска, действовавшие в Венгрии, направили на борьбу с противником в Польше или в Восточной Пруссии, они [545] принесли бы гораздо больше пользы. Но это противоречило планам Гитлера. В Польше русские вели бои в районе Ченстохов, Радомско, Петроков, Литцманштадт (Лодзь) и Кутно. Слабые силы противника двигались к нашему предмостному укреплению на Висле. Севернее Вислы противник наступал на Леслау (Влоцлавск), Зольдау (Дзялдово) и продвигался в направлении Ортельсбурга (Щитно), Нейденбурга (Ниборк). На наревском участке фронта увеличилось количество признаков, указывающих на то, что здесь должно. вскоре начаться крупное наступление противника. Гитлер, как всегда, не разрешил отступать войскам этого изолированного участка фронта, хотя севернее противник уже овладел районом западнее Лазденен (Краснознаменск) и продвинулся до р. Инстер.

Обсуждение обстановки этого дня свелось к разбору варшавской проблемы, ставшей основным звеном событий. Во время доклада, который я делал во второй половине дня, - Гитлер приказал, чтобы офицеры генерального штаба, отвечающие за составление донесений и приказов, касающихся этого участка фронта, были готовы к допросу. Я заявил, что за события вчерашнего дня несу ответственность только один я и что поэтому арестовывать и допрашивать нужно меня, а не моих подчиненных. Фюрер ответил: «Нет. Я хочу покарать не вас, а генеральный штаб. Я терпеть не могу, когда группа интеллигентов осмеливается внушать свои взгляды своим начальникам. Это является системой в работе генерального штаба, и я хочу покончить с ней!» По этому вопросу мы имели бурную продолжительную беседу; каждый открыто выражал свое мнение, ибо она велась с глазу на глаз. Беседа прошла безуспешно.

Ночью, на «вечерний доклад», я послал генерала Венка, дав ему поручение обратить внимание Гитлера на ту несправедливость, которую фюрер намеревался совершить, и доложить ему, что я готов к тому, чтобы меня арестовали, но только чтобы Гитлер не трогал моих подчиненных. Венк выполнил это поручение. Но [546] в ту же ночь были арестованы полковник фон Бонин и подполковники фон дем Кнезебек и фон Кристен. Генерал Мейзель из управления личного состава сухопутных войск выполнял свои обязанности под охраной автоматчиков. Об этом мне ничего не сообщили, и я, к сожалению, не мог вмешаться. На следующее утро меня поставили уже перед свершившимся фактом. Я попросил Гитлера принять меня с конфиденциальным докладом. На приеме я заявил ему в самой резкой форме, насколько это позволяло мое служебное положение, протест против ареста моих совершенно невинных сотрудников штаба.

Я заявил, что этот арест, кроме всего прочего, парализует работу важных отделов главного командования в самый критический момент войны. Совершенно не имеющие опыта в штабной работе молодые офицеры должны были, быстро заменив старых офицеров, разрабатывать наитруднейшие решения и сложнейшие приказы, какие вообще когда-либо отдавались германским войскам. Я потребовал проведения должного расследования моей деятельности, и оно было назначено. Продолжительные допросы, проводившиеся уже известными господами Кальтенбруннером и Мюллером, отнимали в эти роковые для нашей страны дни много времени, энергии и нервов, тогда как на Восточном фронте шли смертельные бои за территорию родины и за жизнь ее граждан. Допрос, проводившийся Кальтенбруннером, закончился тем, что спустя несколько недель Кнезебек и Кристен были освобождены из заключения. Бонин остался под арестом. Однако было запрещено использовать их на работе в генеральном штабе, и они уехали на фронт командирами полков. На третий день боевой деятельности на фронте погиб на своем командном пункте храбрый, умный и всеми любимый Кнезебек. До этого он не раз пытался заступиться за своего друга и начальника Бенина. Кристен остался, к счастью, в живых. Бенина же без всяких оснований таскали из одного концентрационного лагеря в другой до тех пор, пока он, наконец, во время [547] общей катастрофы рейха не сменил гитлеровскую тюрьму на американскую. В заключении мы снова встретились.

Итак, в то время, когда гнев и страдания, причиненные мне позором 19 января, терзали мою душу и я бесцельно проводил время на допросах у Кальтенбруннера и Мюллера, сражение на востоке продолжалось с неутомимым ожесточением. В Венгрии русские быстро сосредоточили моторизованные и бронетанковые силы для контрудара по нашим частям, проводившим наступление с целью прорыва блокады Будапешта. «Такими силами немцам ничего не удастся сделать. Они натолкнутся на крупные силы всех родов войск, на стену пехоты», - так заявляли русские в своих радиопередачах. Следовательно, мы должны были рассчитывать на сильное сопротивление. Севернее Карпат русские продолжали наступать в направлении на Бреслау (Бреславль) и на Верхнесилезский промышленный район. Слабость нашей обороны позволяла здесь развиваться событиям очень быстро. Далее на север противник наступал в направлении Калиша, Познани, Бромберга (Быдгощ). Город Литцманштадт (Лодзь) перешел в руки русских. Они почти не встречали здесь сопротивления. Только «блуждающие котлы» 24-го танкового корпуса и танкового корпуса «Великая Германия» вели, продвигаясь на запад, ожесточенные бои, подбирая на своем славном пути многочисленные мелкие части и подразделения. Генералы Неринг и фон Заукен добились в эти дни крупнейших военных достижений, достойных того, чтобы их особо описал новый Ксенофон.

'Из района Милау (Млава), Зольдау (Дзялдово) русские начали наступление в направлении на Дейч-Эйлау (Илава). Южнее этого города они. нанесли удар по Торну (Торунь) и Грауденцу (Грудзендз). К северо-востоку от этой линии противник продвигался к Нейденбургу (Ниборк) и Вилленбергу (Вельбарк). Южнее Мемеля (Клайпеда) назревал новый кризис. Перед [548] участком фронта группы армий «Север», в Прибалтике, русские совершали какие-то передвижения, цель которых была непонятна. Ясно было одно, что наши силы в Прибалтике не могли быть использованы для отражения удара, что сковывание сил противника там не могло уравновесить наши потери на главных фронтах. Не проходило ни одного доклада, на котором бы я не убеждал Гитлера разрешить, наконец, срочную эвакуацию группы армий «Север», но, к сожалению, все было безрезультатно.

20 января противник вступил на территорию Германии. Встал вопрос о жизни или смерти нашей страны. Ранним утром я узнал, что русские достигли имперской границы восточнее Хоэнзальца (Иновроцлав). Моя жена за полчаса до разрыва первых снарядов в Дейпенгофе (округ Варта) покинула этот город. Она должна была оставаться там до этого времени, чтобы не дать повода населению к бегству из города. Она находилась под наблюдением трусливых партийных органов. Все, что уцелело от моего дома после бомбардировки в Берлине в сентябре 1943 г., было брошено. Мы стали изгнанниками, как и миллионы других немцев, и мы гордимся тем, что разделили их судьбу. Мы сумеем ее перенести. При прощании с Дейпенгофом вокруг автомашины собралось много служащих имения: все плакали, и многие желали уехать вместе с женой, которая снискала уважение у населения. Ей тоже тяжело было расставаться! 21 января она прибыла в Цоссен. Так как она не могла найти себе подходящей квартиры, то стала жить у меня, разделяя с этого дня вместе со мной мой тяжкий жребий и являясь моей поддержкой и опорой.

20 января западнее Будапешта бои продолжались на прежних рубежах. Вереш, начальник генерального штаба Венгрии, находился у русских. В Силезии противник перешел границу и начал быстро продвигаться к Бреслау (Бреславль). В направлении Познани, как уже указывалось, русские тоже перешли границу. Севернее [549] Вислы крупные силы противника наносили удары по нашим войскам на рубеже Торн (Торунь), Грауденц (Грудзендз). За первым эшелоном войск противника на направлении главного удара шли крупные резервы, как это было у нас во время кампании во Франции в 1940 г.; с тех пор мы уже никогда не располагали такими резервами. Южнее Мемеля (Клайпеда) противник подходил к рубежу Велау (Знаменск), Лабиау (Полесск), продвигаясь в общем направлении на Кенигсберг (Калининград). Группа армий «Центр» подвергалась опасности быть охваченной двойными гигантскими клещами: с одной стороны противник продвигался в направлении Кенигсберга (Калининграда) с юга, с другой, наступая вдоль р. Неман, он приближался к столице Восточной Пруссии с востока. На Нареве, на участке фронта 4-й армии, русские в ожидании верного успеха отказались от прорывов.

21 января характеризовалось охватывающим маневром в направлении Верхнесилезского промышленного района, наступлением на рубеж Намеслау, Ноймиттельвальде, боями за Петроков, наступлением в направлении Гнезен (Гнезно), Познань и Бромберг (Быдгощ), Торн (Торунь), наступлением частью сил на Шнейдемюль (Пила), Ризенбург (Прабуты) и Алленштайн (Ольштын). Гитлер вторично отклонил настойчивые просьбы Рейнгардта об отводе 4-й армии с наревской дуги. Рейнгардт по совершенно понятной причине выходил из себя; в таком же настроении был и командующий 4-й армией генерал Госбах. Последний перед лицом надвигающегося охвата принял 22 января отчаянное решение. Он приказал своей армии повернуть назад и наступать в западном направлении, чтобы пробиться в Западную Пруссию и выйти на Вислу. Там он хотел соединиться с 2-й армией генерал-полковника Вейсса.

О своем решении Госбах прислал донесение в группу армий только 23 января, т. е. уже начав выполнять принятое решение. Главное командование сухопутных войск [550] и Гитлер об этом вообще ничего не знали. Нам это стало известно, когда без боя была сдана крепость Лётцен (Лучаны), самая сильная цитадель Восточной Пруссии. Неудивительно, что чудовищное сообщение о потере сильно оснащенной техникой и людьми крепости, сооруженной с учетом последних инженерных достижений, было подобно разрыву бомбы, и Гитлер вышел из себя. Это произошло 24 января. Так как русские одновременно прорвались севернее Мазурского канала и стали мешать отступательному маневру Госбаха, поставив под угрозу его северный фланг, движение армии проходило беспорядочно. 26 января Гитлер узнал, что на участке фронта группы армий «Центр» произошла «история» без его разрешения, хуже того, он даже ничего не знал о ней. Гитлер решил, что его обманули. С невероятной яростью он набросился на Рейнгардта и Госбаха: «Они оба заодно с Зейдлитцем! Это предательство! Их следует предать суду военного трибунала! Немедленно сместить обоих с должности вместе с их штабами, ибо они-то об этом знали и ни один не прислал донесения!» Я пытался успокоить возбужденного и совершенно потерявшего самообладание человека: «За генерал-полковника Рейнгардта я ручаюсь. Он сам лично неоднократно сообщал вам о положении его группы армий. Что касается Госбаха, то я тоже считаю немыслимым, чтобы он поддерживал связь с противником. Это исключено». Но в этот вечер каждое слова оправдания или объяснения только подливало масла в огонь. Буря утихла только тогда, когда Гитлер с Бургдорфом назначили новых командующих. Группу армий принял генерал-полковник Рендулич, недавно заменивший в Прибалтике Шёрнера, австриец, умный и начитанный, находчивый в обращении с Гитлером. Гитлер оказывал ему такое большое доверие, что возложил на него безнадежную задачу обороны Восточной Пруссии. Преемником Госбаха стал генерал Фридрих Вильгельм Мюллер, опытный фронтовик, но никогда не командовавший таким крупным объединением.

Сам Рейнгардт 25 января был тяжело ранен в [551] голову. 29 января мы снова встретились и обсудили некоторые события. Тогда я не имел еще ясного представления о тактике Госбаха.

В то время как в Восточной Пруссии происходили грозные события, совершенно расстроившие там шаткую систему обороны и еще больше усилившие уже и без того ставшее безграничным недоверие Гитлера к генералитету, на других участках Восточного фронта тоже продолжались тяжелые отступательные бои.

Под Будапештом немецким войскам, правда, удалось снова захватить Штульвейсенбург (Секешфехервар), но мы знали, что у нас не хватит сил для достижения решительного успеха, к сожалению, и русские тоже знали об этом. В Верхней Силезии противник наступал на Тарновец. Он продвигался к рубежу Козель (Кожле), Оппельн (Ополе), Бриг (Бжег) с целью нарушить коммуникации, ведущие к этому промышленному району, и захватить переправы через р. Одер. Крупные силы противника продвигались по направлению к Бреслау (Бреславль) и к Одеру на участке между этим городом и Глогау (Глогув). На познаньском направлении противник достиг дальнейших успехов, в Восточной Пруссии продолжалась охватывающая операция с целью изоляции этой провинции. Русские направляли главный удар на Дейч-Эйлау (Илава), Алленштайн (Ольштын) и далее на Кенигсберг (Калининград). В Прибалтике пока было спокойно.

23 января начались бои под Прайскретшамом (Пысковице) и Гросштрелитцем (Стшельце). Противник явно намеревался форсировать Одер между городами Оппельн (Ополе) И Олау (Олава). Русские начали атаковывать Остров, Кротошин, их танки появились под Равичем. Противник овладел районом Гнезен (Гнезно), Познань, Накель (Накло). Велись бои за Познань. В Восточной Пруссии русские продолжали продвигаться в направлении Бартенштейн (Бартошице). Рейнгардт приказал укрыть в безопасное место саркофаги Гинденбурга и его супруги и взорвать Танненбергский памятник. [552]

В Прибалтике русские начали наступление на Либаву (Лиепая).

В этот же день, 23 января, мне представился новый связной от министерства иностранных дел, посланник доктор Пауль Барандон. Его предшественник, несмотря на мои неоднократные требования, так ни разу и не появлялся у меня с момента моего вступления в должность, т. е. с июля 1944 г. Он, очевидно, считал, что министерство иностранных дел не нуждается в том, чтобы его ориентировали в обстановке на фронтах. Господин доктор Барандон получил от меня неприкрашенную информацию и оценку тяжелого положения на фронтах. Мы совместно обсудили вопросы, касавшиеся возможностей оказания помощи со стороны министерства иностранных дел, время для которой, по нашему общему мнению, уже наступило. Мы хотели добиться, чтобы дипломатические отношения с теми немногими государствами, с которыми они поддерживались нашим министерством иностранных дел, были использованы для заключения хотя бы одностороннего перемирия. Мы надеялись на то, что западные противники, вероятно, поймут опасность, которая связана с быстрым продвижением русских к границам Германии, с их возможным продвижением через ее территорию, и склонятся к заключению перемирия или хотя бы к безмолвному соглашению, которое позволило бы ценой уступки западных районов использовать все остатки наших сил для обороны на Восточном фронте. Разумеется, это была весьма слабая надежда. Но ведь утопающий хватается за соломинку. Мы хотели все-таки попытаться предотвратить ненужное кровопролитие, спасти Германию, а также всю Западную Европу от того, что их ожидало в случае неудачи нашей попытки.

Итак, мы договорились, что господин доктор Барандон добьется, чтобы министр иностранных дел фон Риббентроп принял меня для конфиденциальной беседы. Я хотел обрисовать этому первому политическому советнику фюрера наше положение так же откровенно [553] и ясно, как я это сделал в беседе с Барандоном, чтобы потом вместе с ним договориться с Гитлером об использовании всех наших дипломатических средств, которыми еще располагал искусственно изолированный рейх. То, что эти средства отнюдь не были многочисленными и эффективными, нам было известно, но это, по нашему убеждению, не снимало с нас обязанностей испробовать все, что могло привести к окончанию войны. Доктор Барандон тотчас же направился к господину фон Риббентропу и договорился с ним о дне встречи. Беседа была назначена на 25 января.

Катастрофа на фронтах надвигалась с быстротой лавины. В Венгрии были заметны приготовления к контрнаступлению русских в районе нашего прорыва. В Силезии противник продвинулся до Глейвитца (Гливице). Между Козелем (Кожле) и Бригом (Бжег), а также между Дюхеррнфуртом (Бжег-Дольны) и Глогау (Глогув) он явно готовился к форсированию Одера. По Бреслау (Бреславль) наносились фронтальные удары, но крепость пока держалась, так же как Глогау (Глогув) и Познань. В Восточной Пруссии русские стремились осуществить прорыв к Эльбингу (Эльблонг).

25 января приготовления русских к контрнаступлению южнее озера Веленце стали еще более очевидными. Явно были заметны приготовления противника также и к наступлению на рубеже Лева, Иполызак, Блауенштейн перед фронтом 8-й армии генерала Крейзинга, ведшего бои севернее Дуная. В Верхней Силезии продолжались приготовления к наступлению на промышленный район. Противник развертывал свои войска на восточном берегу Одера.

После окружения Познани русские, не задерживаясь у этой крепости, начали наступать на дугу Одер, Варта, защищенную Зененскими укреплениями; эти укрепления весьма тщательно сооружались еще в мирное время, но теперь они представляли собой всего лишь скелет укрепленного района, так как были сильно ослаблены в техническом отношении в пользу [554] Атлантического вала. На участке Шнейдемюль (Пила), Бромберг (Быдгощ) русские сосредоточивали крупные силы, чтобы, продвинувшись западнее Вислы в северном направлении, атаковать с тыла наши оборонительные позиции, расположенные вдоль реки.

Для предотвращения этой угрозы я предложил Гитлеру создать новую группу армий в районе между бывшей группой армий «А», которая с 25 января стала называться «Центром», и бывшей группой армий «Центр», которая называлась теперь «Севером». Эта группа армий в этом районе должна была заново организовать оборону и приостановить наступление противника. Чтобы выбрать командующего и штаб для этой группы армий, которая будет действовать на весьма опасном участке фронта, я связался с генерал-полковником Иодлем из штаба оперативного руководства вооруженными силами. Я предложил ему выбрать один из штабов групп армий, находившихся на Балканах, а именно - штаб фельдмаршала барона фон Вейхса. Я хорошо знал генерала фон Вейхса и особенно высоко ценил его характер и военные способности. Он был умным, честным и храбрым солдатом, т. е. по своим данным больше других был способен спасти тяжелое положение, если это еще было вообще возможно. Иодль обещал поддержать меня во время доклада Гитлеру. Казалось, что мне удастся осуществить свой план. Когда же 24 января я внес на рассмотрение Гитлера свое предложение, последний ответил: «Фельдмаршал фон Вейхс производит на меня впечатление усталого человека. Я не верю, что он может справиться с этой задачей». Упорно защищая свое предложение, я сказал, что Иодль тоже придерживается моего мнения. Но тут меня постигло большое разочарование, так как Иодль, к сожалению, неудачно упомянул о глубокой религиозности фельдмаршала, а это явилось причиной того, что Гитлер бесцеремонно отклонил мое предложение и вместо Вейхса назначил Гиммлера. Эта явная ошибка фюрера привела меня в ужас. Я использовал все свое \555 - Схема 34\ [556] красноречие, чтобы оградить злосчастный Восточный фронт от этой бессмыслицы. Но все было напрасно. Гитлер утверждал, что Гиммлер очень хорошо справился со своей задачей на Верхнем Рейне. Имея под рукой армию резерва, он быстро сможет ее использовать. Поэтому он лучше всех обеспечит новый фронт как солдатами, так и техникой. Попытка хотя бы передать хорошо сработавшийся штаб Вейхса рейхсфюреру СС тоже провалилась. Гитлер приказал, чтобы Гиммлер сам подбирал себе штаб. Начальником штаба он назначил бравого бригаденфюрера СС Ламмердинга, который до этого времени командовал танковой дивизией СС. Этот человек не имел никакого представления о тяжести штабной работы в формируемой группе армий. Та скромная поддержка, которую я смог оказать этому новому штабу, прикомандировав к нему офицеров генерального штаба, не могла полностью компенсировать крупных недостатков в работе как командующего, так и его начальника штаба. Гиммлер собрал вокруг себя ряд офицеров СС, большинство из которых не было подготовлено к выполнению своей задачи. Только после весьма горьких и пагубных для общего дела уроков честолюбивый Гиммлер стал более сговорчивым.

25 января я встретился с министром иностранных дел империи в его новом роскошном кабинете на Вильгельмштрассе. Здесь господин фон Риббентроп узнал горькую правду. Он, видимо, не считал обстановку настолько серьезной и, когда я подробно ему обо всем рассказал, был сильно потрясен и спросил у меня, соответствует ли истине все то, что я ему сообщил. «Генеральный штаб начинает, кажется, нервничать», - сказал он. Да, действительно, нужно было иметь сверхчеловеческие нервы, чтобы сохранять при таких напряженных усилиях спокойствие и рассудок! Сделав обстоятельное сообщение об обстановке на фронтах, я спросил у «руководителя Германии по внешнеполитическим вопросам», готов ли он пойти вместе со мной к Гитлеру, чтобы предложить ему действовать в направлении [557] заключения хотя бы одностороннего перемирия. По моему мнению, речь должна идти в первую очередь о западных державах. Господин фон Риббентроп ответил буквально следующее: «Нет, этого я сделать не могу. Я являюсь верным последователем фюрера. Я знаю совершенно точно, что фюрер не захочет вести никаких дипломатических переговоров с противником, и поэтому не могу доложить ему о вашем предложении».

Я спросил его: «Что вы скажете, если русские через три-четыре недели будут стоять под Берлином?» Не скрывая своего ужаса, господин фон Риббентроп воскликнул: «Вы считаете это возможным?» Когда я заверил его, что это не только возможно, но при нашем теперешнем положении совершенно очевидно, он на некоторое время потерял присутствие духа. Я снова поставил перед фон Риббентропом вопрос, пойдет ли он со мной к Гитлеру или нет, но министр не смог дать положительного ответа. Единственными словами, которые он произнес при прощании со мной, были: «Все остается между нами, не правда ли?» Я дал обещание.

Вечером я пришел к Гитлеру докладывать «обстановку». Он был очень возбужден. Я, видимо, немного опоздал, потому что при входе в зал услышал его громкий возбужденный голос. Он требовал неукоснительного выполнения своего «основополагающего приказа ?1», согласно которому никто из работающих с ним не имеет права делать какие-либо сообщения посторонним лицам, если это непосредственно не связано со служебной деятельностью данных лиц. Увидев меня, Гитлер повысил голос: «Таким образом, если начальник генерального штаба посещает министра иностранных дел рейха и информирует его об обстановке на Восточном фронте, доказывая необходимость заключения перемирия с западными державами, он совершает тем самым государственное преступление!» Теперь я узнал, что господин фон Риббентроп не молчал. Тем лучше! Теперь Гитлер, по крайней мере, был в курсе дела. Но он отказался от всякого делового обсуждения [558] моего предложения. Гитлер продолжал бесноваться еще некоторое время, пока не заметил, что все это не производит на меня никакого впечатления. Только находясь в заключении, я узнал из достоверного источника, что министр иностранных дел рейха в тот же день послал докладную записку Гитлеру о нашей беседе. Правда, моя фамилия в ней не была названа, но все было ясно и без этого.

Попытка начать при содействии министерства иностранных дел хотя бы односторонние переговоры о заключении перемирия провалилась. Конечно, мне могут возразить, что вряд ли удалось бы в то время склонить западные державы к ведению таких переговоров, так как они взяли на себя официальные обязательства перед русскими вести по германскому вопросу только совместные переговоры. Но, несмотря на все это, я все же считал, что не следует отказываться от попытки побудить Гитлера совершить этот шаг. Хотя господин фон Риббентроп и отклонил мое предложение, я решил не сдаваться и попробовать выполнить свой план, идя другим путем. С этой целью я посетил в первую неделю февраля одного из виднейших деятелей рейха в надежде найти взаимопонимание и поддержку. Но на мое предложение этот человек буквально повторил ответ министра иностранных дел. О третьей попытке, предпринятой мною в этом же направлении в марте, я буду говорить ниже.

К 27 января наступление русских достигло невиданных темпов. Все быстрее и быстрее приближался день катастрофы. Юго-западнее Будапешта русские перешли в контрнаступление. Остатки немецкого гарнизона в венгерской столице вели ожесточенные бои. Обстановка в Верхнесилезском промышленном районе стала еще напряженнее. Значительными силами русские начали наступление в направлении Моравских ворот - на Моравска Острава, Тешинь (Цешин). Особенно опасной складывалась обстановка в районе Варта и в Восточной Пруссии. Познань была окружена; [559] противник уже захватил один форт. Русские продвигались в направлении Шенланке (Тшцянка). Шлоппе (Члопа), Шнейдемюль (Пила), Уш. Они овладели Накелем (Накло) и Бромбергом (Быдгощ). Западнее Вислы продолжались атаки на Шветц (Свеце). У Меве (Гнев), наступая в западном направлении, противник форсировал Вислу. В Мариенбурге (Мальборк) шли бои за великолепную старинную крепость Орденсбург. Гиммлер перевел свой штаб из Орденсбурга в Крессинзее. Оттуда, не спросив разрешения у главного командования сухопутных войск, он отдал приказ об оставлении Торна (Торунь), Кульма (Хелмно) и Мариенвердера (Квидзинь). И на это Гитлер ответил молчанием! Такое самоуправство Гиммлера повело к потере оборонительного рубежа на Висле. Теперь противник в течение нескольких дней мог отрезать от фронта армию, находившуюся восточное реки.

В Восточной Пруссии шли бои за Фрауенбург (Франборк), Эльбинг (Эльблонг). Севернее Кенигсберга (Калининград) - непрерывные атаки. Кризис на Земландском полуострове. В Прибалтике оборонительные бои шли успешно, но особой радости они уже не могли вызвать.

В этот день я отдал распоряжение о переброске призывников 1928 г. рождения из восточных военных округов в западные, чтобы избежать использования этих необученных юнцов в бою. К счастью, мне удалось это осуществить. Еще осенью 1944 г. я как в письменной, так и в устной форме заявлял протесты против использования в боях молодежи шестнадцатилетнего возраста.

В штабе Гиммлера уже давала себя знать плохо организованная работа; не работала связь. Об этом печальном положении я доложил Гитлеру. Но он не обратил никакого внимания на мое замечание, так как в это время начальник управления личного состава сухопутных войск информировал его о тех мерах, которые принимались по отношению к строптивым элементам королями Фридрихом Вильгельмом I и [560] Фридрихом Великим. Генерал Бургдорф обратился к истории и привел несколько красочных примеров из судопроизводства, которое осуществлялось 200 лет тому назад. Выслушав, Гитлер сказал с глубоким удовлетворением: «Если обо мне думают, что я слишком жесток, то было бы хорошо, если бы все эти благородные люди прочли это!» Он, во всяком случае, признавал свою жестокость, но пытался оправдать ее историческими примерами. Обсуждение нашего тяжелого положения отошло в связи с этим на задний план.

В тот же день началась переброска 6-й танковой армии на Восточный фронт. Как уже упоминалось, Гитлер, вернувшись в Берлин, приказал перейти на Западном фронте к обороне. Одновременно он разработал собственный план использования на Восточном фронте всех прибывающих с запада войск. Я предложил Гитлеру перебросить все силы в район восточное Берлина, разделить их на две группировки и сосредоточить в районе Глогау (Глогув), Коттбус и в Померании к востоку от Одера. Это позволило бы контратаковать глубоко вклинившиеся в систему нашей обороны передовые части противника и разбить их, пока они еще слабы и пока держатся наши восточные оборонительные укрепления, мешающие противнику наладить подвоз боеприпасов и продовольствия на этот участок фронта. Однако Гитлер настаивал на своем плане - использовать главные силы этих частей не для обороны Германии, в частности столицы, а для наступления в Венгрии. Иодль рассчитывал перебросить туда первый корпус в течение двух недель. Однако потребовалось несколько недель, пока развертывание смогло быть полностью закончено. До начала марта нечего было и думать о наступлении. А что же будет в это время под Берлином?

Противник уже захватил большую часть промышленного района Верхней Силезии. Было ясно, что мы можем продержаться теперь лишь несколько месяцев. На важность этого единственного пока еще не [561] пострадавшего от бомбардировок промышленного района Шпеер указывал Гитлеру в своей докладной записке еще в декабре, после разрушения противником заводов Рурской области. Но его оборона была оставлена без внимания в пользу Западного фронта. Теперь и этот источник нашей силы исчез. Шпеер составил новую докладную записку, которая начиналась безжалостным предложением: «Война проиграна». Прежде чем передать ее Гитлеру, он дал прочесть ее мне. С ее содержанием пришлось, к сожалению, согласиться. Гитлер, прочтя первое предложение этой докладной записки, запер ее в свой сейф вместе с другими бумагами такого же содержания.

В эти мрачные дни я был свидетелем того, как однажды ночью после моего доклада о положении на фронтах Шпеер лично пытался попасть на беседу к фюреру. Гитлер отказался его принять: «Он снова будет мне говорить, что война уже проиграна и что я должен кончать ее». Шпеер не хотел уступать и снова послал адъютанта со своей докладной запиской к Гитлеру. Гитлер приказал молодому офицеру-эсэсовцу: «Положите эту бумажку в мой сейф». Обернувшись ко мне, он сказал: «Теперь вы понимаете, почему я не хочу никого принимать для беседы с глазу на глаз. Тот, кто хочет говорить со мной с глазу на глаз, всегда намеревается сказать мне что-нибудь неприятное. Этого я не могу переносить».

28 января противнику удалось создать под Любеном предмостное укрепление на Одере. Мы ожидали продолжения его наступления на Заган (Жегань). Далее на север, из района Крейц (Кшиж), Шнейдемюль (Пила), русские стремились продвинуться в западном направлении к Одеру между Франкфуртом и Штеттином (Щецин), по всей вероятности, для того, чтобы создать себе условия для последующего удара по Берлину. Видя нашу слабость, маршал Жуков начал действовать еще решительнее. Удар по одерским оборонительным рубежам был нанесен 1-й и 2-й гвардейскими [562] танковыми армиями, 8-й гвардейской, 5-й ударной и 61-й армиями. Кроме того, у противника оставались еще достаточные силы для наступления из района Накель (Накло), Бромберг (Быдгощ) в северном направлении, в тыл нашим частям, оборонявшимся на рубеже Вислы. В Восточной Пруссии русские продвигались вдоль побережья залива Фриш-гаф (Вислинский залив) в северо-восточном направлении, чтобы захватить морские коммуникации группы армий «Север» и полностью окружить ее. Далее на восток противник постепенно окружал Кенигсберг (Калининград).

Во время обсуждения обстановки ночью 29 января мы коснулись вопроса, который неоднократно ставился Гитлером, о разжаловании офицеров, которые, по его мнению, не выполнили своего долга. Многие опытные фронтовики были понижены в чине без проведения какого-либо расследования на одну, а то сразу и на несколько ступеней. Я был свидетелем такого случая с одним командиром тяжелого противотанкового дивизиона. Он был семь раз ранен на фронте, о чем свидетельствовал его золотой значок за ранение, и едва успел поправиться после последнего тяжелого ранения, как снова поехал на фронт. Его дивизион погрузили в эшелон и повезли вдоль всего Западного фронта. Дивизион двигался часто обходными путями и неоднократно подвергался бомбардировке авиации противника. Вследствие этого эшелон был разорван на части, а дивизион был введен в бой рассредоточенно. Гитлер приказал разжаловать в обер-лейтенанты командира дивизиона, которому совсем недавно за проявленную храбрость присвоили звание подполковника. Присутствовавший при этом мой начальник штаба инспекции Томале решительно протестовал вместе со мной против этого приказа. Один высокопоставленный господин, который в течение всей войны ни разу не был на фронте, сухо заметил: «Золотой знак о ранении совершенно ни о чем не говорит». Наш протест успеха не имел. В тот же день я поставил на обсуждение дело [563] моего бывшего начальника службы тыла во время кампании в России в 1941 г., старого офицера, подполковника резерва Гекеля, которого по доносу из Линца (он был оттуда родом) направили простым солдатом в минометный батальон, где он должен был служить подносчиком мин.

В нюрнбергских актах я нашел выдержки из моего доклада, который был в свое время застенографирован; так как этот доклад представляет собой единственный уцелевший документ, я хотел бы привести из него некоторые выдержки: «В упомянутом минометном батальоне служит один подполковник, который был у меня начальником службы тыла в Польше, Франции и России; он был в свое время награжден и лично получил от меня железный крест I класса. Какой-то земляк донес на подполковника о подозрительных высказываниях последнего еще до аншлюсса, чего на самом деле никогда не было. Подполковник был отстранен от должности и послан в Вильдфлекен в минометный батальон, в котором этот исключительно старательный, совершенно безупречный в работе офицер служил подносчиком мин; он написал мне несколько писем, прямо-таки ужасающих по своему содержанию. В них говорится: «Меня оклеветали. Не было проведено никакого беспристрастного расследования или проверки. Поверили пройдохе, который донес на меня, теперь я не знаю, как мне быть, что делать». Мне кажется, он еще не реабилитирован».

И здесь я не добился удовлетворительного успеха. Я процитировал эти выдержки из стенограммы, чтобы показать, каким тоном приходилось говорить, чтобы хотя бы немного подействовать на безучастные ко всему головы из главной ставки фюрера. Я часто заступался за таких несчастных, которые по каким-либо причинам, иногда совершенно смехотворным, вступали в конфликт с партийными органами и вдруг совершенно неожиданно оказывались в концентрационных лагерях или в штрафных частях. К сожалению, подобные [564] случаи редко становились известными. Кроме того, сильная перегруженность работой, а также волнения и заботы того времени часто не давали никакой возможности думать об оказании помощи другим.

Ведь сутки и в то время тоже имели только 24 часа. Мне приходилось два раза в сутки ездить к фюреру, что при напряженной обстановке было почти правилом, - два раза из Цоссена в Берлин, в имперскую канцелярию, и обратно, т. е. четыре раза по 45 мин., а всего три часа. Доклады у Гитлера продолжались два, а большей частью три часа, итого шесть часов. Таким образом, на одни только доклады об обстановке на фронтах я затрачивал по восемь-девять часов, отнюдь не занимаясь при этом какой-либо полезной работой. Занимались одними разговорами, переливали из пустого в порожнее. Кроме того, Гитлер после совершенного на него покушения требовал, чтобы я присутствовал также на докладах штаба оперативного руководства вооруженными силами и на докладах представителей родов войск вермахта. В условиях нормальной обстановки это желание фюрера было, пожалуй, законным. Мой предшественник в последние дни своей деятельности очень часто, сделав первым доклад, немедленно покидал ставку. Это очень не понравилось Гитлеру, и он приказал мне присутствовать на других докладах.

В то время я был сильно перегружен работой, так что слушать несколько часов подряд заурядные речи, например, представителей почти парализованных военно-воздушных и военно-морских сил, было очень мучительно и морально и физически. Склонность Гитлера к произнесению длинных монологов не' уменьшилась даже в связи с ухудшением военного положения нашей страны, скорее наоборот. В бесконечно длинных речах он пытался объяснить себе и другим причины наших военных неудач, при этом всю вину за эти неудачи он сваливал на других людей или объяснял стечением обстоятельств, никогда не считая себя в чем-либо виновным. В те дни, в которые мне приходилось ездить [565] на доклад к фюреру два раза в сутки, я возвращался в Цоссен только утром. Нередко мне только к 6 часам утра удавалось ненадолго прилечь. В 8 час. на доклад приходили офицеры генерального штаба сухопутных войск с утренними сводками групп армий. Доклады продолжались, с перерывами для принятия пищи, до тех пор, пока мне не сообщали, что готова машина для поездки в имперскую канцелярию.

Очень часто мое пребывание в Берлине затягивалось из-за воздушных тревог, во время которых Гитлер начинал проявлять заботу о моей жизни и запрещал выезд из города. Поэтому очень часто на вечерний доклад к фюреру я посылал своего первого помощника генерала Венка, чтобы иметь возможность спокойно обдумать обстановку или заняться делами, накопившимися в Цоссене. Часто я своей неявкой выражал Гитлеру протест против его выпадов, которые он нередко делал во время бурных вспышек гнева против офицерского корпуса или же против всех сухопутных войск. Конечно, он догадывался, в чем дело, и несколько дней держал себя в руках; но это продолжалось недолго.

30 января русские начали крупное наступление в Венгрии, на участке фронта 2-й танковой армии, южнее озера Балатон. На Одере русские подтянули свои силы в район Олау (Олава), видимо, для расширения там предмостного укрепления. На предмостном укреплении под Любеном было также отмечено прибытие новых подкреплений. Южнее р. Варта противнику удалось осуществить прорыв оперативного значения. Севернее р. Варта русские, наступая в западном направлении, овладели районом Золдин (Мыслибуж), Арнсвальде (Хощно), угрожая Штеттину (Щецин). Атаки противника южнее Браунсберга (Бранево), под Вормдиттом (Ориета), севернее Алленштайна (Ольштын) и южнее Бартенштейна (Бартошице) свидетельствовали о том, что он стремится перехватить наши наступающие в западном направлении части и ударить им в тыл. [566]

Крепость Кенигсберг (Калининград) оказалась с юга и с запада зажатой противником в клещи.

31 января русские атаковали наш фронт в Венгрии, между Дунаем и озером Балатон. К северу от Дуная противник готовился к наступлению. С предмостного укрепления на Одере у Штейнау (Сцинава) он готовился нанести удар по району Заган (Жегань), Коттбус. Продолжалось наступление русских по обе стороны р. Варта. Были прорваны слабые и почти не занятые нами оборонительные позиции дуги Одер, Варта. В Померании нам удалось временно задержать наступление противника на рубеже Шлоппе (Члопа), Дейч-Кроне (Валч), Конитц. В Восточной Пруссии он Продвигался в Направлении Хейлеберга (Лицбарк). В Прибалтике противник намеревался возобновить свое наступление.

Ужасный месяц январь подтвердил все наши опасения в отношении крупного наступления русских.

Гитлер и его штаб оперативного руководства неумело руководили операциями на западе и с опозданием обратили свое внимание на Восточный фронт. Все это, так же как и назначение профана на должность командующего группой армий «Висла», на которую возлагалась ответственная задача, явилось причиной исключительно быстрого развития успеха противника. Фактически противник отрезал от рейха как Восточную, так и Западную Пруссию, создав тем самым два изолированных друг от друга очага сопротивления, два острова, которые могли снабжаться только воздушным или морским путем. Их потеря являлась лишь вопросом времени. Авиация и флот вместо того, чтобы выполнять свои боевые задачи, занимались только снабжением окруженных частей боеприпасами и продовольствием, что вызывало еще большее ослабление наших и без того слабых военно-морских и военно-воздушных сил. Чем больше русские убеждались в нашей слабости, тем решительнее они действовали. Их танки становились дерзкими.

26 января Гитлер приказал сформировать [567] танкоистребительную дивизию. Название этого нового соединения звучало красиво и многообещающе. Но больше ничего и не было. В действительности же это соединение должно было состоять из рот самокатчиков под командованием храбрых лейтенантов; вооруженные фауст-патронами расчеты этих рот должны были уничтожать Т-34 и тяжелые русские танки. Дивизия вводилась в бой поротно. Жалко было храбрых солдат!

В первые дни февраля наше положение как на Восточном, так и на Западном фронте стало роковым.

На востоке группа армий «Курляндия», вопреки всем моим стремлениям эвакуировать ее, продолжала оборонять двадцатью пехотными и двумя танковыми дивизиями северную часть Курляндия. В эту группу армий входили хорошие, боеспособные части. Гитлер разрешил эвакуировать лишь четыре пехотные и одну танковую дивизии.

Группа армий «Север» была зажата противником в клещи в районе Замланд, Кенигсберг (Калининград) и к югу от него, в районе Эрмланда. Она, так же как и группа армий «Курляндия», снабжалась морским и воздушным путем. Девятнадцать пехотных и пять танковых дивизий, входивших в эту группу, понесли значительные потери. К этой группе присоединились, кроме того, остатки других разбитых дивизий.

Группа армий «Висла» занимала узкий участок фронта, проходивший от Вислы, между Грауденцем (Грудзендз) и Эльбингом (Эльблонг), через Дейч-Кроне (Валч) до Одера в районе Грюнберг (Зелена Гура). Она имела двадцать пять пехотных и восемь танковых дивизий.

Группа армий «Центр» располагалась на участке фронта, проходившем через Силезию до Карпатских гор. Севернее и южнее Бреслау (Бреславль) русским удалось создать на Одере предмостные укрепления. Промышленный район Верхней Силезии был потерян. В группу армий входило около двадцати пехотных и восемь с половиной танковых дивизий. [568]

И, наконец, группа армий «Юг», находившаяся между Карпатами и р. Драва, состояла из девятнадцати пехотных и девяти танковых дивизий. Она имела своей задачей: после подхода резервов с запада перейти в наступление по обеим сторонам озера Балатон с целью овладеть правым берегом Дуная, укрепить южный фланг Восточного фронта и прикрыть нефтеносные районы.

На западе после провала наступления в Арденнах линия фронта была отодвинута и проходила по р. Маас, у Дриель, Валь-Арнхейм, по р. Рейн, у Клеве, снова по р. Маас, у Роермонд, Дюрен, Шнее, через горы Эйфель-Ур-Зауер по р. Мозель, Писпорт, Ремиха, по р. Саар до Сааргемюнда, Бича, Хагенау и далее по Верхнему Рейну.

Предназначенные для наступления в Венгрии дивизии СС располагались на отдыхе в двух районах: Бонн, Арвайлер и Виттлих, Трабен, Трарбах. Некоторые части находились еще на пути к этим районам. Все передвижения совершались чрезвычайно медленно. Превосходство авиации противника парализовывало не только перевозки, но и волю командования.

Примерно сто три слабые пехотные дивизии и тридцать две с половиной такие же слабые танковые и моторизованные дивизии находились на Восточном фронте; Западный фронт имел около шестидесяти пяти пехотных и двенадцати танковых дивизий, из которых четыре готовились к отправке на восток.

Ввиду такой обстановки я решил еще раз попросить Гитлера отказаться от наступления в Венгрии и начать наступление против пока еще слабых флангов клина русских, вбитого ими в нашу оборону вплоть до Одера между Франкфуртом-на-Одере и Кюстрином (Костшин). Наступление должно было развиваться в южном направлении из района Пиритц (Пыжище), Арнсвальде (Хощно) и в северном направлении с рубежа Глогау (Глогув), Губен (Губин). Этим я надеялся усилить оборону столицы рейха и вообще оборону территории страны и выиграть время, необходимое для [569] ведения переговоров о перемирии с западными державами.

Для успешного проведения этой операции необходимо было быстро вывести войска из Балканских стран, Италии, Норвегии и в первую очередь из Прибалтики. Этот план я предложил Гитлеру после посещения его японским посланником Осима в первых числах февраля. Все мои предложения относительно оставления этих территорий он отклонил. Я начал упорно доказывать, заявив, в конце концов, этому непокладистому человеку: «Не подумайте, что я из-за своего упрямства продолжаю настаивать на оставлении Прибалтики. Я просто не вижу другой возможности для создания резервов, а без них мы не сможем оборонять столицу рейха. Я стараюсь только для Германии!» Гитлер затрясся от злости: «Как вы смеете говорить мне подобные вещи? Вы что думаете, что я веду войну не для Германии? Вся моя жизнь - борьба за интересы Германии». Вся левая половина его тела тряслась как в лихорадке. Видя страшный приступ ярости фюрера, Геринг взял меня за рукав и отвел в соседнюю комнату, где мы для собственного успокоения выпили по чашке кофе.

Затем я имел беседу с гросс-адмиралом Деницем, которого я почти с мольбой просил поддержать меня в вопросе эвакуации наших войск из этих стран, если я снова внесу это предложение. Для этой цели можно было найти достаточное количество судов, если [570] отказаться от перевозки крупной материальной части. Но как раз этого-то Гитлер и не хотел.

Когда Гитлер снова вызвал меня в кабинет, я вторично поднял свой голос за очищение Прибалтики, вызвав тем самым новый приступ ярости у фюрера. Он стоял передо мной с поднятыми кулаками, а мой добрый начальник штаба Томале тащил меня назад за фалды мундира, боясь, что между нами начнется рукопашная схватка.

Эта драматическая сцена не принесла пользы тому, за что я боролся, - создание резерва из войск, находившихся в Прибалтике. От задуманного плана наступления осталась лишь идея удара из района Арнсвальде (Хощно) с целью разгромить русских севернее р. Варга, укрепиться в Померании и сохранить связь с Западной Пруссией. .Мне пришлось упорно отстаивать также нецелесообразность проведения даже этой ограниченной по целям операции. По моим расчетам, которые основывались на данных о противнике, добытых генералом Геленом, русские смогут ежедневно перебрасывать к Одеру до четырех дивизий. Значит, чтобы наступление имело вообще какой-нибудь смысл, его нужно провести с молниеносной быстротой, пока русские не подтянули к фронту крупные силы или пока они не разгадали наших намерений. Решающий доклад на эту тему состоялся 13 февраля в имперской канцелярии. На моем докладе, кроме обычных лиц из окружения Гитлера, присутствовали рейхсфюрер СС Гиммлер - командующий группой армий «Висла», обергруппенфюрер Зепп Дитрих - командующий 6-й танковой армией и мой первый заместитель генерал Венк. Я решил прикомандировать к Гиммлеру на время наступления генерала Венка, возложив на него фактическое руководство операцией. Кроме того, я принял решение начать наступление 15 февраля, так как в противном случае оно вообще было невыполнимо. Я понимал, что как Гитлер, так и Гиммлер будут решительно выступать против моих предложений, так как они оба испытывали [571] инстинктивный страх перед этим решением, выполнение которого должно было показать явную неспособность Гиммлера как командующего. Гиммлер в присутствии Гитлера защищал точку зрения, что наступление необходимо отложить, так как незначительная часть боеприпасов и горючего, отпущенных для армии, еще не поступила на фронт. Вопреки такому мнению я внес изложенное выше предложение, встреченное Гитлером в штыки. Привожу наш диалог:

Я: «Мы не можем ждать, пока разгрузят последнюю бочку бензина и последний ящик со снарядами. За это время русские станут еще сильнее».

Гитлер: «Я запрещаю вам делать мне упреки в том, что я хочу ждать!»

Я: «Я не делаю вам никаких упреков, но ведь нет никакого смысла ждать, пока разгрузят все предметы довольствия. Ведь мы можем упустить подходящее время для наступления!».

Гитлер: «Я уже вам только что сказал, что не желаю слышать ваших упреков в том, что я хочу ждать!»

Я: «Я же вам только что доложил, что я не хочу делать вам каких-либо упреков, я просто не хочу ждать».

Гитлер: «Я запрещаю вам упрекать меня за то, что я хочу ждать».

Я: «Генерала Венка следует прикомандировать к штабу рейхсфюрера, иначе нет никакой гарантии на успех в наступлении».

Гитлер: «У рейхсфюрера достаточно сил, чтобы справиться самому».

Я: «У рейхсфюрера нет боевого опыта и хорошего штаба, чтобы самостоятельно провести наступление. Присутствие генерала Венка необходимо».

Гитлер: «Я запрещаю вам говорить мне о том, что рейхсфюрер не способен выполнять свои обязанности».

Я: «Я все же должен настаивать на том, чтобы генерала Венка прикомандировали к штабу группы армий и чтобы он осуществил целесообразное руководство операциями». [572]

В таком духе мы разговаривали около двух часов. Гитлер с покрасневшим от гнева лицом, с поднятыми кулаками стоял передо мной, трясясь от ярости всем телом и совершенно утратив самообладание. После каждой вспышки гнева он начинал бегать взад и вперед по ковру, останавливался передо мной, почти вплотную лицом к лицу, и бросал мне очередной упрек. При этом он так кричал, что глаза его вылезали из орбит, вены на висках синели и вздувались. Я твердо решил не дать вывести себя из равновесия, спокойно слушать его и повторять свои требования. Я настаивал на своем с железной логикой и последовательностью.

Когда Гитлер отворачивался от меня и бежал к камину, я устремлял свой взор на портрет Бисмарка работы Ленбаха, висевший над камином. Строго глядели глаза этого крупнейшего государственного деятеля, железного канцлера, на сцену, которая разыгрывалась внизу, у его ног. В слабо освещенном углу зала мне был виден блеск его кирасирского шлема. Взгляд канцлера спрашивал: «Что вы делаете из моего рейха?» Сзади я чувствовал устремленный на меня взгляд Гинденбурга, бронзовый бюст которого находился в противоположном углу зала. И его глаза также спрашивали: «Что вы делаете с Германией? Что будет с моей Пруссией?» Это было ужасно, но укрепляло меня в моем решении. Я оставался холодным и непоколебимым и не оставлял ни одного выпада Гитлера без ответа. Гитлер должен был заметить, что его бешенство не трогает меня, и он заметил это.

Вдруг Гитлер остановился перед Гиммлером: «Итак, Гиммлер, сегодня ночью генерал Венк приезжает в ваш штаб и берет на себя руководство наступлением». Затем он подошел к Венку и приказал ему немедленно отправиться в штаб группы армий. Гитлер сел на стул, попросил меня сесть рядом с ним, а затем сказал: «Пожалуйста, продолжайте ваш доклад. Сегодня генеральный штаб выиграл сражение». При этом на его лице появилась любезная улыбка. Это было последнее сражение, [573] которое мне удалось выиграть. Но было уже слишком поздно! Никогда в своей жизни я не переживал подобных сцен. Никогда я не видел Гитлера в таком бешенстве.

После этого мрачного эпизода из чудовищной драмы заката Германии я направился в приемную и сел там у небольшого столика. Ко мне подошел Кейтель:

«Как вы можете так возражать фюреру? Вы разве не видели, как он волновался? Что произойдет, если с ним случится удар?» Я холодно ему заметил: «Государственному деятелю следует научиться воспринимать возражения и смотреть правде в глаза, иначе он не заслуживает такого названия». Несколько человек из окружения Гитлера присоединились к Кейтелю, и мне снова пришлось выдержать тяжелый бой, пока не утихомирились эти пугливые души. Затем через сопровождавших меня людей я дал по телефону необходимые указания относительно проведения наступления - нельзя было терять времени. Да и как знать, ведь в следующую минуту я мог лишиться этого завоеванного с таким трудом полномочия. Позднее очевидцы этой сцены говорили мне, что они впервые за свою многолетнюю службу в главной ставке фюрера были свидетелями такого неистового бешенства Гитлера; его последняя вспышка гнева превосходила все предыдущие.

15 февраля 3-я танковая армия генерал-полковника Рауса была готова к наступлению. Утром 16 февраля она перешла в наступление, за которым лично наблюдал генерал Венк, точно знавший все мои намерения и планы. 16 и 17 февраля наступление проходило весьма успешно; мы начали надеяться, несмотря на все трудности и сомнения, на удачу этой операции, рассчитывая получить время, необходимое для принятия дальнейших мероприятий. Но тут произошло несчастье. Венк после своего доклада Гитлеру вечером 17 февраля сел в свою автомашину и, заметив сильное переутомление водителя, решил заменить его. Он сел сам за руль и... уснул, так как также сильно переутомился в этот [574] день. На автостраде Берлин, Штеттин (Щецин) он наехал на перила моста, сильно разбился и в тот же вечер в тяжелом состоянии был доставлен в госпиталь. Выход из строя Венка привел к тому, что наступление застопорилось и его не удалось вновь наладить. Несколько недель Венк пролежал в госпитале. Вместо него был назначен генерал Кребс, который как раз был освобожден от должности начальника штаба генерала Модели и направлен на фронт.

Я хорошо знал Кребса со времени его службы в госларской егерской части. Он был умным, хорош? подготовленным в военном отношении офицером, но ему не хватало фронтового опыта, так как в течение всей войны он находился на штабной работе, занимая разные должности в генеральном штабе. За всю продолжительную службу в генеральном штабе он хорошо усвоил искусство делопроизводства и умение приспосабливаться к начальству, что делало его недостаточно стойким перед таким человеком, как Гитлер. К тому же Кребс был закадычным другом генерала Бургдорфа, начальника управления личного состава сухопутных войск, с которым он когда-то вместе учился в военной академии. Бургдорф ввел Кребса в общество своих друзей из главной ставки фюрера, в общество Бормана и Фегелейна, с которыми Кребс также установил тесную дружбу. Эти дружественные связи лишили его накануне финала кошмарной драмы в имперской канцелярии духовной свободы и независимости. Пока мы работали вместе, их влияние не было заметно, ибо главное командование сухопутных войск, как правило, представлял я сам. После моей отставки оно становилось с каждым днем все чувствительнее.

Кребс уже во время своего первого доклада Гитлеру получил дубовые листья к железному кресту; уже здесь чувствовалась рука Бургдорфа. Несколько дней спустя я направился на доклад к Гитлеру вместе с Кребсом. Мы прибыли очень рано, и других офицеров еще не было. Гитлер попросил нас зайти к нему в его небольшой [575] рабочий кабинет. Фюрер указал на портрет Фридриха Великого работы Граффа, который висел над его письменным столом, и сказал: «Этот портрет всегда вселяют в меня новые силы, когда тревожные сводки с фронтов начинают угнетать меня. Посмотрите на властный взор его голубых глаз, на этот огромный лоб. Вот это голова!» Затем мы начали беседу о государственном и полководческом таланте великого короля, которого Гитлер ставил выше всех и на которого он хотел бы походить. Но, к сожалению, его способности не соответствовали его желанию.

В эти дни праздновалось семидесятилетие со дня рождения имперского фюрера службы труда Гирля, прекрасного старого офицера, который с величайшим идеализмом и с глубоким духовным чувством выполнял свои партийные обязанности. Гирль получил от Гитлера «Германский орден». Вечер 24 февраля он провел у доктора Геббельса. Меня тоже пригласили на этот скромный ужин. Я ответил согласием, так как высоко ценил Гирля. После ужина началась обычная воздушная тревога. Мы направились в бомбоубежище и встретили там фрау Магду Геббельс с ее благовоспитанными, милыми детьми; мне представился случай познакомиться с ними.

Находясь в бомбоубежище, я вспомнил о своей беседе с Доктором Геббельсом в 1943 г. Здесь вокруг меня сидела небольшая семья, счастье и смерть которой были тесно связаны с судьбой Гитлера. Мысль о том, что их дни уже сочтены, действовала удручающе. То, что когда-то предсказывал доктор Геббельс, наступило в конце апреля. Бедная женщина, невинные дети!

В эти дни в Берлин прибыл также глава венгерского государства Салаши. Гитлер принял его в моем присутствии в мрачном зале имперской канцелярии. Многие ценные вещи были уже вывезены из нее. Беседа проходила вяло. Новый человек производил тяжелое впечатление; каких-либо действий от него трудно было ожидать. Он казался выскочкой против своей воли. У нас не было больше союзников. [576]

За прошедшие месяцы противник все больше опустошал территорию Германии своими воздушными налетами. Сильно пострадала наша военная промышленность. Особенно чувствительной была потеря заводов синтетического горючего, от работы которых в основном зависело снабжение нашей армии горючим. 13 января был уничтожен завод в Пелитце (Полице) под Штеттином (Щецин). 14 января противник разбомбил нефтесклады под Магдебургом, Дербеном, Эменом и Брауншвейгом, заводы Лейна и завод горюче-смазочных материалов в Маннхейме, 15 января - бензоловые заводы под Бохумом и Реклингхаузеном. Кроме того, 14 января был уничтожен нефтеперегонный завод Гейде в Дании. По нашим сводкам, союзные державы потеряли во время этих бомбардировок 57 самолетов, мы потеряли 236 самолетов. Теперь, после выхода из строя большинства наших заводов горюче-смазочных материалов, командование располагало лишь нефтяными месторождениями в Цистерсдорфе (Австрия) и в районе озера Балатон (Венгрия). Это обстоятельство до некоторой степени объясняет, почему Гитлер принял решение перебросить основные силы, которые удалось снять с Западного фронта, в Венгрию, чтобы удержать в своих руках последние районы добычи нефти и венгерские нефтеочистительные заводы, одинаково важные для производства продукции, необходимой для бронетанковых войск и военно-воздушных сил.

Обстановка в Венгрии, как политическая, так и военная, была крайне напряженной. 20 января 1945 г. Венгрия заключила с русскими перемирие к обязалась выставить против Германии на стороне русских восемь пехотных дивизий.

До конца января корпуса генералов Неринга и фон Заукена с боями отходили через Калиш. 1 февраля у Кюстрина (Костшин) русские вышли к Одеру; они достигли района западнее Кульма (Хелмно) и Эльбинга (Эльблонг). 2 февраля пал Тори (Торунь). 3 февраля [577] противник обошел мужественно защищавшийся Шнейдемюль (Пила) и вторгся в Западную Померанию.

5 февраля была потеряна коса Курише-Нерунг (Куршская коса). Начались бои за Франкфурт-на-Одере и Кюстрин (Костшин). В Померании русские продолжали наступление между городами Пиритц (Пыжице) и Дейч-Кроне (Валч).

6 февраля начались бои за город Познань. У Кюстрина (Костшин). противник создал предмостное укрепление за Одером.

8 февраля атаки русских у Пиритца (Пыжице) и Арнсвальде (Хощно) были отбиты, однако бои в этих районах продолжались еще несколько дней.

10 февраля противник начал наступление в районе западнее Вислы, у городов Шветц (Свеце) и Грауденц (Грудзендз). 12 февраля был потерян Эльбинг (Эльблонг).

Воздушные налеты противника на наши нефтеперегонные заводы продолжались; непрерывно подвергались бомбардировке многие наши города. Особенно сильно доставалось Берлину.

13 февраля мы потеряли город Шветц (Свеце) на Висле, значительную часть территории Померании и на правом фланге, в Венгрии, крепость Будапешт. 15 февраля мы потеряли Конитц (Хойнице), Шнейдемюль (Пила) и Тухель (Тухоля); 16 февраля - Грюнберг (Зелена Гура), Зоммерфельд (Жемш) и Зорау (Журав). Противник окружил Бреслау (Бреславль). 18 февраля такая же участь постигла Грауденц (Грудзендз). 21 февраля пал Диршау (Тчев).

В течение нескольких дней, с 17 по 22 февраля, группе армий «Юг» удалось ликвидировать предмостное укрепление русских на р. Грон. Этот успех был одержан благодаря умелому руководству командующего группой армий генерала Велера, о котором Гитлер сказал после доклада ему плана наступления: «Хотя Велер и не является национал-социалистом, но он настоящий мужчина!» [578]

24 февраля мы потеряли Познань и Арнсвальде (Хощно), 28 февраля - Шлохау (Члухув), Хаммерштейн (Чарне), Бублитц (Боболице), Бальденберг (Бялы-Бур) в Померании, а 1 марта - Нойштеттин (Щецинек).

3 марта Финляндия объявила войну рейху.

В этот день наши войска начали наступление под Лаубаном (Лубань) в Силезии, чтобы овладеть железной дорогой - единственной магистралью восточное Исполиновых гор, связывавшей Берлин с Силезией. До 8 марта наступление развивалось успешно, но оно имело только местное значение.

Уже 4 марта русские подошли к Балтийскому морю у Кезлина (Кошалин) и Кольберга (Колобжег). Почти вся Померания была потеряна.

6 марта западные союзники ворвались в Кельн. На Восточном фронте русские наступали на Штеттин (Щецин).

7 марта войска западных держав прорвали наш фронт в направлении Кобленца. На востоке пал Грауденц (Грудзендз). Русские безостановочно продвигались по территории Померании.

8 марта нашему западному противнику удалось захватить Ремагенский мост через Рейн, оставшийся неповрежденным. Мы не успели взорвать это важнейшее средство переправы, так как не было взрывчатых веществ. Мы потеряли очень важную переправу через Рейн. Гитлер негодовал, требуя наказания виновных. По приговору военно-полевого суда было расстреляно пять офицеров.

9 марта русские вышли к восточному берегу Одера по обеим сторонам Штеттина (Щецин). В этом районе было создано предмостное укрепление.

Начатое нами, наконец, наступление в Венгрии вначале имело успех. Однако распутица, вызванная мягкой погодой, мешала продвижению танков, что ставило под сомнение возможность продолжения наступления. Если севернее озера Балатон нам удалось несколько продвинуться, то к югу от него наступление сразу же застопорилось. [579]

12 марта начались уличные бои в Бреслау (Бреславль). Воздушная война бушевала с прежней силой. Двадцать ночей подряд противник бомбил Берлин.

13 марта русские ворвались в Нейштадт (Вейхерово). Они достигли Данцигской бухты (бухта Гданьска) и Путцига (Пуцк). Наше наступление в Венгрии успешно продолжалось. Но в условиях быстро надвигавшейся катастрофы эти скромные успехи не имели никакого значения.

Наконец, исчезли все шансы на крупный успех. Был утрачен сохранявшийся до сих пор высокий боевой дух эсэсовских дивизий. Под прикрытием упорно сражающихся танкистов вопреки приказу отступали целые соединения. На эти дивизии уже нельзя было больше полагаться. Это переполнило меру терпения Гитлера. Он разразился страшным гневом, приказав сорвать нарукавные знаки с названием этих частей у личного состава дивизий, в том числе и у своего лейбштандарта. С этим приказом он хотел направить в Венгрию меня. Я отказался выполнять это распоряжение, предложив возложить эту миссию на находившегося как раз здесь рейхсфюрера СС, непосредственного начальника войск СС и, в первую очередь, ответственного за состояние их дисциплины, чтобы он лично ознакомился там с положением. До последнего времени рейхсфюрер противился всякому вмешательству представителей армии в дела его соединений, а теперь он стал изворачиваться, но так как у меня были другие обязанности, ему пришлось согласиться. Особой любви в войсках СС выполнением этой задачи он не заслужил.

В эти тревожные дни однажды ночью Гитлера посетил рейхсорганизационслейтер доктор Лей с новым предложением: он посоветовал сформировать добровольческий корпус из бывших партийных работников западных германских земель. «Мой фюрер, будем иметь по меньшей мере 40 000 фанатически преданных солдат. Они удержат Верхний Рейн и перевалы Шварцвальда. На них-то вы можете положиться. [580] Разрешите, мой фюрер, чтобы этот отборный добровольческий корпус носил ваше гордое имя - «Добровольческий корпус Адольф Гитлер». Начальник генерального штаба должен немедленно доставить нам 80000 винтовок».

Менее убежденный, чем доктор Лей, в значимости этого нового формирования, я просил его сообщить мне сначала число действительно имеющихся солдат, а тогда я смогу их вооружить. Лей промолчал. Гитлер тоже ничего не сказал. Видимо, он мало доверял своему рейхсорганизационслейтеру.

Бреслау (Бреславль), Глогау (Глогув), Кольберг (Колобжег), Данциг (Гданьск) и Кенигсберг (Калининград) находились пока в наших руках. На подступах к Штеттину (Щецин) шли ожесточенные бои. Однажды Гитлер приказал командующему 3-й танковой армией генерал-полковнику Раусу явиться к нему на доклад, чтобы доложить обстановку на его участке фронта и сообщить фюреру о боеспособности его 3-й танковой армии. Свой доклад Раус начал с оценки общей обстановки. Гитлер перебил его: «Я знаю общую обстановку. Я хотел бы услышать от вас подробности о боеспособности ваших дивизий». Раус рассказал обо всем с такими подробностями, что было видно, что он лично знает каждый участок фронта своей армии и может оценить боеспособность каждого подразделения. Я присутствовал при докладе, и он показался мне отличным. Когда Раус кончил, Гитлер молча отпустил его. Едва Раус покинул бомбоубежище имперской канцелярии, в котором состоялся доклад, как Гитлер воскликнул, обращаясь к Кейтелю, Иодлю и ко мне: «Никудышный доклад! Он говорил только о мелочах. По его языку он или восточный пруссак, или берлинец. Его нужно немедленно сместить!» Я возразил: «Генерал-полковник Раус является одним из наших лучших генералов-танкистов. Вы, мой фюрер, обрезали его, когда он начал докладывать вам общую обстановку; вы сами приказали ему сообщить во всех подробностях о боеспособности [581] его дивизий. Что же касается места его рождения, то Раус - австриец, ваш земляк, мой фюрер!»

Гитлер ответил: «Это исключено! Он не может быть австрийцем!» Иодль вмешался в разговор: «Нет, нет, мой фюрер, вполне возможно. Он говорит, как артист Мозер».

Я: «Я прошу вас подумать, прежде чем выносить решение. Генерал-полковник Раус доказал здесь, что он во всех деталях знает фронт своей армии, что он может дать самые точные данные о любой своей дивизии. Вы знаете, что он в течение всей войны сражался на фронте, за что имеет награды, что он, как я уже сказал, является одним из наших лучших генералов-танкистов!» Гитлер остался при своем мнении. Его не поколебали мои слова о том, что «мы не испытываем излишка в хороших генералах!» Раус был снят со своей должности. Возмущенный, я покинул помещение, чтобы разыскать Рауса и подготовить его к той несправедливости, которую намеревался учинить над ним его земляк Гитлер. Я ничем не мог помочь своему товарищу. Раус был заменен генералом фон Мантейфелем, которого можно было теперь использовать на востоке после провала наступления в Арденнах и после переброски многих танковых соединений с Западного фронта на Восточный.

Между тем министерство иностранных дел приняло, хотя и слишком поздно, решение начать при посредничестве какой-нибудь нейтральной державы переговоры с западными державами. Некий доктор Гессе, доверенный Риббентропа, появился в Стокгольме, по успеха не имел. Слух об этом дошел до меня и до моего советника по внешнеполитическим вопросам доктора Барандона, и мы приняли следующее решение: я должен посетить рейхсфюрера СС Гиммлера и предложить ему воспользоваться его международными связями через Красный Крест или службу розыска, чтобы кончить бессмысленное кровопролитие.

После ранения генерала Венка Гиммлер совершенно [582] растерялся, когда началось наступление из района Арнсвальде (Пила). Дела в его штабе ухудшались с каждым днем. Я никогда не получал ясных сводок с его фронта и поэтому не мог ручаться за то, что там выполняются приказы главного командования сухопутных войск. Поэтому в середине марта я выехал в район Пренцлау, в его штаб, чтобы получить представление об обстановке. Начальник штаба Гиммлера Ламмердинг встретил меня на пороге штаба следующими словами: «Вы не можете освободить нас от нашего командующего?» Я заявил Ламмердингу, что это, собственно, дело СС. На мой вопрос, где рейхсфюрер, мне ответили, что Гиммлер заболел гриппом и находится в санатории Хоэнлыхен, где его лечит личный врач, профессор Гебхардт. Я направился в санаторий. Гиммлер чувствовал себя сносно; я в такой напряженной обстановке никогда не бросил бы свои войска из-за легкого насморка. Затем я заявил всемогущему эсэсовцу, что он объединяет в своем лице слишком большое количество крупных имперских должностей: рейхсфюрера СС, начальника германской полиции, имперского министра внутренних дел, командующего армией резерва и, наконец, командующего группой армий «Висла». Каждая из этих должностей требует отдельного человека, тем более в такие тяжелые дни войны, и хотя я ему вполне доверяю, все же это обилие обязанностей превосходит силы одного человека. Он, Гиммлер, вероятно, уже убедился, что не так-то легко командовать войсками на фронте. Вот почему я предлагаю ему отказаться от должности командующего группой армий и заняться выполнением других своих обязанностей.

Гиммлер на этот раз был не так самоуверен, как раньше. Он начал колебаться: «Об этом я не могу сказать фюреру. Он не даст своего согласия». Это давало мне некоторые шансы: «Тогда разрешите, я скажу ему об этом». Гиммлер вынужден был согласиться. В этот же вечер я предложил Гитлеру освободить сильно перегруженного разными должностями Гиммлера от [583] должности командующего группой армий «Висла» и на его место назначить генерал-полковника Хейнрици, командующего 1-й танковой армией, находившейся в Карпатах. Гитлер неохотно согласился. 20 марта Хейнрици получил новое назначение.

Что же могло заставить Гиммлера, полного невежду в военном деле, лезть на новую должность? То, что он ничего не понимал в военных вопросах, было известно не только ему, но также и нам, и Гитлеру. Что же побудило его стать военным? Очевидно, он страдал чрезмерным тщеславием. Прежде всего он стремился получить рыцарский крест. Кроме того, он, как и Гитлер, недооценивал качества, необходимые для полководца. И вот, впервые получив задачу, выполнение которой проходило на глазах всего мира, которую нельзя было решить, оставаясь где-нибудь за кулисами и ловя рыбу в мутной воде, этот человек обанкротился. Он безответственно взялся за выполнение непосильной для него задачи, а Гитлер безответственно возложил на него эти обязанности.

В эти дни меня посетил Шпеер, который все более скептически оценивал ход текущих событий. Он сообщил мне, что Гитлер намеревается взорвать при подходе противника все фабрики, гидро- и электроцентрали, железные дороги и мосты. Совершенно справедливо Шпеер указал на то, что этот бессмысленный шаг приведет к массовому обнищанию и смерти населения страны, что подобного еще не знала мировая история. Он просил моей помощи в борьбе с этим намерением фюрера. Я дал согласие и немедленно приступил к разработке проекта приказа, в котором перечислялись рубежи обороны на имперской территории и разрешалось совершать разрушения лишь на подступах к этим немногим линиям сопротивления. В остальной части Германии не должно производиться никаких разрушений. Все сооружения, служащие интересам снабжения и передвижения населения, должны быть сохранены. На следующий день с проектом приказа я направился [584] к Иодлю, который тоже должен был принимать участие в его обсуждении, так как дело касалось всего вермахта. Иодль доложил об этом проекте приказа Гитлеру, но не привлек, к сожалению, меня к его обсуждению. Поэтому, когда на следующий день мы снова встретились и когда я спросил Иодля о результатах обсуждения, он протянул мне приказ Гитлера, требовавший совершенно обратного тому, к чему стремились мы со Шпеером.

Чтобы получить ясное представление о требовании Шпеера, я цитирую некоторые места из докладной записки, которую он послал Гитлеру 18 марта 1945 г., желая предотвратить разрушение мостов и заводов:

«Необходимо обеспечить, чтобы никто в условиях ведения боевых действий на территории империи не имел бы права разрушать промышленные предприятия, предприятия горной промышленности, электростанции и другие предприятия, линии связи, средства сообщения, внутренние водные пути. Предусмотренные взрывы мостов нанесут путям сообщения значительно больший ущерб, чем ущерб, нанесенный авиацией противника за последние годы. Их разрушение означает лишение германского народа жизненных основ...

Мы не имеем никакого права сами прибегать на этом этапе войны к разрушениям, которые угрожают жизни народа. Если противники хотят уничтожить народ, борющийся с беспримерной храбростью, то пусть позор истории падает только на них. Мы обязаны предоставить народу все возможности для его возрождения в будущем»{47}.

Свое отношение к этой памятной записке Шпеера, с которым я был полностью солидарен, Гитлер выразил словами: «Если проиграна война, то погибнет и народ. Эта судьба неотвратима. Нет необходимости обращать внимание на те слова, в которых нуждается народ, чтобы продолжать примитивную жизнь. Напротив, лучше [585] все это разрушить самим, так как наш народ оказался слабым и более сильному восточному народу принадлежит будущее. Все те, кто останется в живых после борьбы, - неполноценные люди, ибо полноценные умрут на поле боя!»{48}.

Гитлер не раз делал такие чудовищные высказывания. Слышал их и я. Не раз я возражал ему, что германский народ останется и будет жить по неизменным законам природы, даже если будут совершены разрушения, что он своими планами причинит многострадальному народу новые страдания, которые можно избежать.

Несмотря на все это, 19 марта 1945 г. был отдан приказ о разрушении, а 23 марта последовал приказ Бормана о проведении этих разрушений. Разрушения должны были проводить гаулейтеры, которые в качестве имперских комиссаров отвечали за оборону страны. Вермахт отказался выполнять эти приказы. Борман распорядился эвакуировать население угрожаемых районов вглубь страны, а если нет возможности эвакуировать на транспортных средствах, заставить его идти пешком. Выполнение этого приказа привело бы к страшной катастрофе, так как не было принято никаких мер по снабжению населения.

Поэтому военные инстанции вместе со Шпеером всеми силами стремились сорвать выполнение этого приказа. Буле отказался отпускать взрывчатые вещества, и многие разрушения не были проведены. Шпеер разъезжал по разным управлениям и объяснял последствия, к которым приведет выполнение этого приказа Гитлера. Нам не удалось предотвратить всех разрушений, но мы смогли значительно уменьшить их размеры. [586]

Дальше