Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Глава VIII.

Развитие бронетанковых войск с января 1942 г. по февраль 1943 г.

Гитлер, назначив себя в декабре 1941 г. главнокомандующим сухопутными силами, стал усиленно заниматься вопросами технического оснащения армии. Особый интерес он проявлял к бронетанковым войскам. Приводимые ниже данные, частично взятые мною из записок Заура, сотрудника министерства вооружения и боеприпасов{35}, возглавлявшегося Альбертом Шпеером, свидетельствуют о стремлении Гитлера продвинуть вперед военную технику и проливают в то же время свет на его неуравновешенный характер. С этой точки зрения они заслуживают особого внимания.

Как уже упоминалось, в ноябре 1941 г. видные конструкторы, промышленники и офицеры управления [379] вооружения{36} приезжали в мою танковую армию для ознакомления с русским танком Т-34, превосходящим наши боевые машины; непосредственно на месте они хотели уяснить себе и наметить, исходя из полученного опыта ведения боевых действий, меры, которые помогли бы нам снова добиться технического превосходства над русскими. Предложения офицеров-фронтовиков выпускать точно такие же танки, как Т-34, для выправления в наикратчайший срок чрезвычайно неблагоприятного положения германских бронетанковых сил не встретили у конструкторов никакой поддержки. Конструкторов смущало, между прочим, не отвращение к подражанию, а невозможность выпуска с требуемой быстротой важнейших деталей Т-34, особенно алюминиевого дизельного мотора. Кроме того, наша легированная сталь, качество которой снижалось отсутствием необходимого сырья, также уступала легированной стали русских.

Было решено восполнить этот недостаток следующим образом: выпустить ранее разработанную конструкцию танка «тигр» весом почти в 60 т и, кроме того, сконструировать более легкий тип танка весом в 35- 45 т, который впоследствии окрестили «пантерой». 23 января 1942 г. проект этого танка был представлен Гитлеру. При его обсуждении Гитлер приказал довести производственную мощность танковой промышленности Германии до такого уровня, чтобы производить ежемесячно 600 танков. В мае 1940 г. наша производственная мощность составляла 125 танков всех типов в месяц. Увеличение производственной мощности важнейшего боевого средства - танков почти за два года войны было очень незначительным; это свидетельствует о том, что ни Гитлер, ни генеральный штаб не понимали полностью значения танков в боевых [380] действиях. Крупные успехи бронетанковых сил в 1939-1941 гг. также нисколько не изменили это положение.

При докладе Гитлеру 23 января 1942 г. проекта нового танка он высказал мнение, которое явилось новым препятствием в разрешении вопросов развития техники и оперативно-тактического использования танков. Гитлер полагал, что новая кумулятивная граната, которую должны были начать использовать в артиллерии, обладая очень высокой пробивной способностью брони, в будущем значительно уменьшит значение танков. Он думал, что на это техническое новшество надо ответить увеличением самоходной артиллерии, для которой он хотел использовать ходовую часть танков. Поэтому 23 января 1942 г. при представлении ему проекта танка «пантера» он и потребовал начать работу в этом направлении.

8 февраля 1942 г. во время авиационной катастрофы погиб рейхсминистр вооружения и боеприпасов доктор Тодт. Его заменил Шпеер.

В марте фирма Круппа и профессор Порше получили заказы на производство танков весом в 100 т. Разработка этой конструкции должна была проходить таким ускоренным темпом, чтобы ее можно было испытать весной 1943 г. Чтобы форсировать развитие бронетанковых войск, требовалось много конструкторов, и их нашли, остановив производство мирной продукции на автомобильных заводах. 19 марта 1942 г. Шпеер доложил фюреру, что к октябрю 1942 г. будет выпущено 60 танков «Тигр» фирмы Порше и 25 танков «тигр» фирмы Хеншеля и что до марта 1943 г. мы будем располагать еще 135 танками «тигр», т. е. всего будем иметь 220 таких танков, причем лишь в том случае, если все они выдержат испытания.

В апреле Гитлер потребовал сконструировать гранаты для 75- и 88-мм пушек танков «тигр» и «пантера». Фирмы Хеншеля и Порше выпустили первые пробные танки «тигр».

В апреле же Гитлер, очевидно, носился с мыслью [381] высадки десанта на остров Мальту, так как он сделал заказ на 12 танков T-IV с лобовой броней толщиной в 80 мм для штурма островных укреплений. Позднее уже ничего не было слышно об этом весьма важном намерении.

В мае 1942 г. Гитлер одобрил конструкцию танка «пантера», предложенную фирмой МАН, и сделал заказ на специальные железнодорожные платформы для транспортировки сверхтяжелых танков. Производство артиллерийских самоходных установок должно было достичь 100 штук в месяц, танков T-III - 190 штук.

В июне 1942 г. Гитлера обуревала новая забота - достаточна ли будет толщина брони танка. Он приказал увеличить толщину лобовой брони у танка T-IV и у штурмовых самоходных орудий до 80 мм и одновременно высказал свою неуверенность в том, что 80-мм лобовая броня новой «пантеры» будет для нас надежной защитой весной 1943 г. Поэтому он приказал проверить возможность утолщения брони танка до 100 мм и потребовал довести до такой толщины хотя бы все вертикальные стенки машины. Для танка «тигр» он приказал исследовать возможность применения лобовой брони толщиной 120 мм.

В докладе от 23 июня 1942 г. указывалось, что на май 1943 г. запланировано следующее производство боевых машин:

Бронеавтомобилей на основе старого танка T-II - 131 шт.

Танков «пантера» - 250 шт.

Танков «тигр» - 265 шт.

Гитлер был очень доволен этим планом. Он желал ускорить выпуск танковых дизельных моторов с воздушным охлаждением; это желание, высказанное еще в 1932 г. генералом Лутцем, осуществлялось фирмой Круппа только в отношении легких танков T-I. Далее Гитлер перешел к важнейшим вопросам танкостроения и согласился с предложенными ему принципами, что в танкостроении имеет важное значение в первую очередь тяжелое [382] вооружение, во вторую очередь - большая скорость и в третью очередь - мощная броневая защита Однако в нем жили две души, ибо он думал, что лишь толстая броня является совершенно необходимым элементом. Его фантазия превратилась в гигантоманию. Инженеры Гроте и Гакер получили заказ на конструирование танка-гиганта весом в 1000 т. Для конструкции танка «тигр» фирмы Порте толщина брони днища указывалась в 100 мм, а в качестве его вооружения предусматривались или 150-мм пушка L-37, или 100-мм пушка L-76. Профессор Порше обещал выпустить первые машины своей марки к 12 мая 1943 г.

8 июля 1942 г. из танков «тигр» должна была быть срочно сформирована первая танковая рота для участия в боях под Ленинградом. 23 июля, т. е. через 15 дней, Гитлер изменил свое решение, потребовав привести в боевую готовность танки «тигр» не позднее сентября для использования их во Франции. Вероятно, уже в то время он опасался высадки западными державами крупных десантов.

Чтобы улучшить старый танк T-III, Гитлер приказал заменить его старую пушку новой 75-мм пушкой L-24. Он горел желанием увеличить огневую мощь танка. В этом же докладе большую роль снова играл вопрос об усиленном выпуске самоходных орудий на базе танков, хотя это должно было неизбежно повести к сокращению выпуска танков.

В августе 1942 г. Гитлер потребовал доложить ему соображения, в какие сроки можно установить на танке «тигр» длинноствольную 88-мм пушку, которая пробивала бы броню толщиной в 200 мм. Поступающие в ремонт танки Т-IV он приказал вооружить длинноствольными пушками, стремясь тем самым повысить их мощность.

В сентябре 1942 г. был составлен новый план выпуска танков и самоходных орудий, согласно которому к весне 1944 г. должен быть достигнут следующий уровень ежемесячного производства: [383]

Легких разведывательных танков «леопард - 150 шт.
Танков «пантера» - 600 шт.
Танков "тигр" - 50 шт.

Всего танков - 800 шт.

Штурмовых самоходных орудий - 300 шт.
Легких самоходных орудий - 150 шт.
Тяжелых самоходных орудий - 130 шт.
Сверхтяжелых самоходных орудий - 20 шт.

Всего самоходных орудий - 600 шт.

Чтобы не очень сокращать выпуск танков, был издан приказ, по которому самоходные орудия должны производиться не из улучшенных сортов стали. Но, несмотря на такое решение, было ясно, что центр тяжести в промышленности начали переносить, что было очень рискованно, с производства танков на производство самоходных орудий, т. е. с наступления на оборону, точнее, на оборону недостаточными средствами, так как уже в то время с фронта стали поступать жалобы, что самоходные орудия, смонтированные на шасси T-II и 38-тонного чешского танка, не соответствуют требованиям войны.

Во время беседы о танке «тигр» фирмы Порше Гитлер заявил, что, по его мнению, этот танк с его электроприводом и мотором с воздушным охлаждением особенно пригоден для использования его в Африке, однако радиус его действий нужно увеличить с 50 до 150 км. Что касается последнего требования, то он, несомненно, был прав; правда, такое требование надо было выдвинуть уже при обсуждении первого проекта конструкции этого танка.

В сентябре обсуждение этих вопросов велось уже под впечатлением тяжелых боев в районе Сталинграда и в самом городе. Начались размышления об улучшении конструкции штурмовых самоходных орудий с учетом [384] использования длинноствольной 75-мм пушки L-70 и утолщения лобовой брони до 100 мм. Следовало установить тяжелые пехотные орудия на танках Т-IV или на штурмовых самоходных орудиях. Необходимо было внести изменения в конструкцию уже находившегося в производстве танка «тигр» фирмы Порше, чтобы создать на его основе штурмовое самоходное орудие с длинноствольной 80-мм пушкой, имеющей лобовую броню толщиной в 200 мм. Думали даже об установке на этом танке 210-мм мортиры. Разумеется, тогдашние типы наших танков не были приспособлены для ведения уличных боев; но тем не менее эти непрерывные приказы, требующие конструктивных изменений в процессе производства боевых машин, а тем самым и создания бесчисленного множества различных типов с большим числом запасных частей, были крупной ошибкой. Все это приводило к тому, что ремонт танков в полевых условиях становился неразрешимой проблемой.

В сентябре 1942 г. танк «тигр» был впервые применен в бою. Опыт прошлой мировой войны показал, что для введения в бой новых боевых средств нужно запастись терпением и ожидать до тех пор, пока не будет налажено массовое производство этого боевого средства и пока не будет обеспечено его массированное применение на поле боя. Ведь это же было в первую мировую войну, когда французы и англичане преждевременно небольшими порциями ввели в бой свои танки, напрасно уповая на их большой успех. Военно-критическая литература порицала их за эту ошибку. Я сам часто об этом говорил и писал. Об этом знал и Гитлер. Однако ему не терпелось, он горел желанием испытать свою крупную боевую машину. Он возложил на первые танки «тигр» совершенно второстепенную задачу, а именно: начать небольшую атаку на труднопроходимой местности - в заболоченных лесах под Ленинградом, по которым тяжелые танки могли двигаться в колонну по одному по просекам, натыкаясь, конечно, на стволы противотанковых [385] пушек противника, расставленных на этих проходах. Тяжелые, непоправимые потери и рассекречивание этого боевого средства (в будущем его нельзя уже было использовать внезапно) - таковы последствия такого применения новых танков. Еще больше разочаровывало то, что атака провалилась из-за неблагоприятной местности.

В октябре выпуск танков еще больше сократился за счет увеличения выпуска штурмовых самоходных орудий. Было приказано выпускать штурмовые самоходные орудия на базе танка T-IV с длинноствольной 75-мм пушкой L-70 и на базе танка «пантера» с длинноствольной 88-мм пушкой L-71. Кроме того, 40-60 тяжелых пехотных орудий установили на шасси танка T-IV. Гитлер думал поставить на базу танка T-IV мортиры с укороченными стволами, которые стреляли бы фугасными гранатами. Все эти конструкции были интересными, но в итоге получалось, что все они существовали за счет выпуска нашего единственного в то время боевого танка T-IV, производство которого в октябре впервые достигло такой весьма скромной цифры, как 100 единиц. Но и это еще не все. Министерство вооружения и боеприпасов внесло предложение наряду с запланированным легким разведывательным танком «леопард» выпускать также в качестве разведывательной машины и танк «пантера». К счастью, до этого дело не дошло.

В противоположность этой ошибочной тенденции в танкостроении Гитлер высказал правильное мнение о том, что длинноствольная 88-мм пушка с настильной траекторией важнее для «тигра», чем какая-нибудь другая крупного калибра с меньшей начальной скоростью снаряда. Танковая пушка в первую очередь должна служить для боя с танками противника; перед этой главной задачей все остальное должно считаться второстепенным.

В ноябре Гитлер потребовал увеличить выпуск танков «тигр» с 13 до 25 штук в месяц, и это требование было выполнено в том же месяце. Выпуск же [386] штурмовых самоходных орудий достиг впервые 100 штук в месяц.

В начале декабря 1942 г. начались новые споры по вопросу применения танков. Гитлеру указывали, что рассредоточенное применение танков «тигр» имеет крупные недостатки. Гитлер выразил мнение, что на востоке рассредоточенное использование танков вполне закономерно, а к массированному их применению нужно-де прибегать лишь в Африке. К сожалению, до меня не дошли обоснования этого непонятного намерения.

Производство танков T-III было полностью прекращено; вместо них начали выпускать штурмовые самоходные орудия. Выпуск этих орудий должен был достигнуть до июня 1943 г. 220 штук в месяц, причем на 24 из них должны были устанавливаться легкие полевые гаубицы. Вооружение их этим орудием с небольшой начальной скоростью снаряда и с очень крутой траекторией отвечало, правда, требованиям боя пехоты, но значительно ослабляло мощь нашей противотанковой обороны.

Во время беседы с инженерами фирмы Порше и доктором Мюллером фирмы Крупп Гитлер высказал пожелание, чтобы опытная боевая машина «мышонок» («Mauschen») - 100-тонный танк - была выпущена к лету 1943 г. От фирмы Круппа он потребовал начать серийное производство танков этого типа, выпуская по пять машин в месяц. Непрерывно поступали сведения о трудностях приобретения запасных частей вследствие продолжающегося увеличения числа типов боевых машин, которые постоянно претерпевали разные конструктивные изменения.

В январе 1943 г. дискуссии по вопросам броневой защиты, вооружения и выпуска танка-мамонта продолжались. На старом танке Т-IV толщину лобовой брони в наклонной плоскости было приказано довести до 100 мм, толщину лобовой брони танка «пантера» также до 100 мм. Легкий разведывательный танк «леопард» был [387] вычеркнут из производственного плана, так и не поступив в производство, так как он «не соответствовал по своей броневой защите и вооружению той обстановке, которая сложится в 1944 г.». На танках «тигр» было решено установить длинноствольную 88-мм пушку, лобовую броню толщиной 150 мм, боковую броню 80 мм. Танк «мышонок» фирмы Порше решили принять на вооружение, повысив месячный выпуск до 10 штук. Хотя это гигантское дитя фантазии Гитлера и его свиты не существовало даже в виде деревянной модели, тем не менее все же решили к концу 1943 г. начать его серийное производство. Предлагалось вооружить этот танк 128-мм пушкой и изучить, кроме того, возможность установления на нем 150-мм пушки.

Для ведения боя в городах Гитлер приказал создать три таранных танка типа «тигр» на базе ходовой части танка, выпускаемого фирмой Порше. Но выпущены эти танки не были. Можно представить себе ведение боя методом рыцарских времен этими новейшими продуктами фантазии стратегов-бюрократов! Чтобы эти гиганты городского боя могли снабжаться в достаточном количестве очищенным спиртом, был издан приказ о выпуске специальных прицепов для горючего и дополнительных бачков. Затем Гитлер потребовал сконструировать специальные аппараты для дымопуска, устанавливаемые на танках. Он высказал также мнение, что вертолет наиболее пригоден для использования его в артиллерии и бронетанковых войсках.

Обращение Гитлера «Ко всем работникам танкостроения» от 22 января 1943 г., а также новые полномочия на расширение программы производства танков, предоставленные министру Шпееру, свидетельствовали обо все растущей тревоге в связи с понижающейся боевой мощью германских бронетанковых войск перед лицом постоянно увеличивающегося серийного производства старого, но прекрасного русского танка Т-34.

Несмотря на все это, в начале февраля Гитлер приказал начать производство так называемых [388] «шмелей» (мощные полевые гаубицы) и «шершней» (88-мм пушки) в виде самоходных орудий на шасси танка Т-IV. Все заводы, производящие танки T-II, он перевел на выпуск самоходных орудий, вооруженных легкой полевой гаубицей, а заводы, выпускающие старый 38-тонный чешский танк, - на производство самоходных орудий, оснащенных противотанковой пушкой «Pak-40». Он приказал ускоренными темпами выпустить 90 танков «тигр» фирмы Порше под названием «Фердинанд». Для танков Т-IV, «пантера» и штурмовых самоходных орудий с целью защиты их от бронебойных средств русской пехоты были введены так называемые съемные «экраны» (прикрепляемые на внешние стенки танка броневые листы, защищающие вертикальные плоскости корпуса танка и его ходовую часть).

Наконец, в обсуждение все ухудшающегося положения на танковом фронте вмешался генеральный штаб, который потребовал отказаться от производства всех типов танков, за исключением танка «тигр» и танка «пантера», еще не готового к серийному производству. Гитлера склонили согласиться с этим предложением; министерство вооружения и боеприпасов также приветствовало вызванное этим упрощение производства. Эта группа новаторов не обдумала лишь одного, что с прекращением производства танков T-IV германские сухопутные войска должны ограничиваться 25 танками «тигр», выпускаемыми ежемесячно. Следствием этого могло бы быть полное уничтожение германских сухопутных войск за очень короткий срок. Русские выиграли бы войну без помощи своих западных союзников и захватили бы всю Европу. Никакая сила на земле не смогла бы сдержать их. Европейские проблемы были бы весьма упрощенно разрешены. Мы бы тогда узнали, что значит истинная демократия.

Опасность, надвигавшаяся на нас, была настолько чудовищна, что стали искать человека среди генералов бронетанковых войск и отдельных благоразумных личностей из военного окружения Гитлера, который был [389] бы в состоянии немедленно устранить угрозу наступления хаоса. Мои довоенные труды положили Гитлеру на стол и упросили его прочесть их. Затем ему предложили вызвать меня. Наконец, преодолев чувство недоверия, которое Гитлер питал ко мне, он согласился выслушать меня. И вот, к моему величайшему удивлению, 17 февраля 1943 г. я был вызван управлением личного состава сухопутных войск и направлен на беседу к Гитлеру в главную ставку в Винницу. [390]

Дальше