Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 26.

Оборона метрополии: появляются «Сверхкрепости»

Когда японские корабли и самолеты промчались более 6000 миль по Тихому и Индийскому океанам в начале Тихоокеанской войны, правительство имело весьма специфичный план обороны своей страны. Мы должны были захватить все вражеские авиабазы в пределах дальности полета бомбардировщиков от Японских островов. Это лишило бы американцев и англичан возможности использовать их для нанесения воздушных ударов. Это была основная причина, по которой японский флот оккупировал Уэйк, Гуам, авиабазы на Филиппинах и вдоль побережья Китая. Даже атака Пирл-Харбора планировалась по большому счету как способ защиты Японии.

Эти первые операции достигли своей цели, но лишь в ограниченных масштабах и в ограниченный период времени. Мы захватили все авиабазы, которые собирались захватить, однако атака Пирл-Харбора не привела к уничтожению американских авианосцев, которые мы хотели поймать там. 18 апреля 1942 года американские самолеты впервые появились над Токио. Этот налет преследовал пропагандистские цели и должен был поднять дух американцев. [381] А позднее стаи «Сверхкрепостей» заставили почернеть наши небеса. Они превратили наши города в обгорелые руины, но пока до этого было еще далеко.

Детали воздушных налетов на Японию, кульминацией которых стали атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, известны всем японцам. Они описаны очень подробно. Однако имеются некоторые аспекты воздушных налетов, которые до сих пор не освещены и которых мы сейчас коснемся. Часть материалов, разумеется, уже известна, но значение воздушной войны против Японских островов нельзя переоценить. Ее влияние на действия обеих сторон было огромным.

Во время рейда Дулитла я (Окумия) служил в штабе 11-й сводной воздушной флотилии, находившемся на базе авиакорпуса Касумигаура примерно в 25 милях северо-восточнее Токио. Я смог сам видеть часть рейда. Бомбардировщик В-25 «Митчелл» пролетел низко над нашим штабом.

Мы знали, что на Тихом океане происходит «нечто». С 10 апреля радиопереговоры американского Тихоокеанского флота указывали, что он может провести набег авианосцев на Японские острова. Предполагалось, что американские авианосные самолеты после 24 апреля могут совершить налет на остров Хонсю. Адмирал Ямамото приказал принять срочные меры. Он развернул в Тихом океане линию патрульных судов в 600 милях восточнее Японии. Одновременно он приказал сосредоточить авиацию флота в районе Токио.

В 6.30 в воскресенье 18 апреля токийские штабы получили предупреждение от патрульного судна ? 23 «Нитто-мару», которое выполняло свои обязанности в угрожаемой зоне. Капитан радировал, что видел 3 американских-авианосца в 600 морских милях от мыса Инубо. Больше мы от этого судна не получили ни одного сообщения. Очевидно, корабли сопровождения авианосцев уничтожили его. Через несколько часов, примерно в 9.45, патрульный бомбардировщик «Бетти» подтвердил присутствие [382] в указанном районе вражеских самолетов. Он заметил 2 вражеских бомбардировщика в 500 - 600 милях от Токио.

На основании донесения патрульного судна командир военно-морской базы Йокосука и командир армейского гарнизона Токио в 8.30 объявили воздушную тревогу. Они приказали своим истребителям быть готовыми подняться в воздух в полдень. К этому времени 3 истребителя «Клод» авиакорпуса Касумигаура кружили на высоте 10000 футов, еще 2 истребителя на аэродроме стояли на старте, ожидая приказа. Никто в Касумигауре не ожидал проявления противника ранее конца дня, так как на американских авианосцах базировались только одномоторные бомбардировщики.

Мы, конечно, не знали, что 16 бомбардировщиков подполковника Дулитла на борту «Хорнета» на самом деле были скоростными двухмоторными самолетами Норт Америкен В-25 «Митчелл». Их взлет планировался в 400 милях от берегов Японии. Но контакт с патрульным судном вынудил американцев поднять самолеты в 600 морских милях от Японии. Это означало, что они прибудут к цели на несколько часов раньше, чем мы ожидали. Самолеты Дулитла покинули авианосцы на 10 часов ранее намеченного срока.

Вражеские бомбардировщики летели к Японии на высоте всего 15-20 футов. Примерно в 13.00 мы получили сообщение, что соединение американских бомбардировщиков, летящих с большой скоростью на малой высоте, появилось над сушей. Тактика врага была превосходной. Их полет на бреющем поставил в тупик нашу систему ПВО. 3 истребителя, болтавшиеся на высоте 10000 футов над аэродромом, так и не заметили их. Поскольку мы были учебным подразделением, ни на одном из 4 аэродромов вокруг Касумйгауры не было ни одного «Зеро». Когда «Митчеллы» бомбили Токио, по ним не выстрелило ни одно зенитное орудие, ни один истребитель флота не поднялся на перехват. 4 армейских истребителя «Тони» [383] попытались перехватить противника, но лишь потеряли 1 самолет. 16 «Митчеллов» рассеяли свои бомбы по всему Токио, они также бомбили Канадзаву, Иокогаму, Йокосуку, Кобэ, Осаку, Нагою.

Когда 16 «Митчеллов» атаковали Хонсю, флот уже завершил разработку планов захвата Мидуэя, хотя несколько высших офицеров были против. Атака Дулитла помогла Ямамото заткнуть рот несогласным. К счастью, народ превосходно понимал, что спорадические атаки такого рода причиняют мало вреда, и беспокойства этот рейд на вызвал. Однако мы понимали, что американцы выполнили свою основную задачу - подняли пошатнувшийся дух. Это было особенно необходимо после налета на Пирл-Харбор и потери множества островов на Тихом океане.

Рейд Дулитла заставил японцев задуматься об усилении ПВО метрополии. С начала войны эта обязанность лежала на армии. Флот должен был оказывать ей всяческое содействие. Атака 18 апреля привела к появлению приказа правительства, который обязывал оба вида вооруженных сил прилагать одинаковые усилия для создания эффективной ПВО.

Пассивные оборонительные меры были серьезными, однако мало что было сделано для увеличения числа истребителей и перехватчиков, которые могли бы перехватить бомбардировщики врага в случае их появления над Японскими островами. Катастрофические потери в самолетах при Мидуэе и во время тяжелых боев над Гуадалканалом, неожиданная мясорубка на Соломоновых островах и над Рабаулом постоянно истощала наши резервы истребителей. Ни армия, ни флот не ожидали таких чудовищных потерь. Нужды фронта заставляли отправлять на Тихий океан каждый самолет, каждое зенитное орудие, первоначально предназначенные для обороны Японии. В последние месяцы война неуклонно приближалась к Японским островам, и народ потребовал усилить ПВО. Мы мало что могли сделать для выполнения [384] этих требований, так как нам требовался каждый самолет для укрепления разваливающихся оборонительных линий.

Летом 1943 года мы получили первую достоверную информацию о новом бомбардировщике Боинг В-29 «Сверхкрепость». Его дальность полета была много больше, чем даже у «Либерейтора». 15 июня 1944 года «Сверхкрепости» в первый раз появились над Японией. Американцы начали финальную битву за Японию.

Вечером и ночью 15 июня американцы высадились на побережье острова Сайпан. Одновременно более 45 «Сверхкрепостей» появились над северным Кюсю с промежуточной базы в Ченьду, Китай{2}. Они атаковали сталелитейный завод в Явата, но бомбардировка была неэффективной, и повреждения оказались ничтожными. Несмотря на отсутствие результатов, налет на Явату оказался тяжелым психологическим ударом для японского народа. Рейд Дулитла считался досадной случайностью. Налет на Явату предвещал сокрушительные удары в ближайшем будущем. Вся Япония обсуждала, что может произойти, если американцы усилят мощь своих атак. Железное кольцо все туже стягивалось вокруг страны.

8 июля, 11 и 20 августа «Сверхкрепости» с баз в Китае атаковали наши южные города. Каждая бомбардировка проводилась по определенной схеме, из которой мы могли сделать выводы, сколько самолетов участвовало в налете, когда прилетят самолеты и прочие детали. Благодаря этой заблаговременной информации, наши силы ПВО успевали поднять в воздух истребители, чтобы встретить бомбардировщики противника.

Первую информацию мы получали за 2 или 3 дня до атаки. Американские транспортные самолеты резко увеличивали количество полетов между британскими авиабазами возле Калькутты и аэродромами «Сверхкрепостей» [385] в Китае. Они перевозили бензин и запчасти для огромных бомбардировщиков. Радиостанции флота в Токио перехватывали шифрованные радиопереговоры, в которых американцы указывали точное время прибытия и вылета самолетов. Поэтому мы могли достаточно точно определить число самолетов, выполнявших полеты обеспечения.

Через 2 или 3 дня соответствующее количество «Сверхкрепостей» должно было прибыть в Японию. Мы никогда не ошибались в своих прогнозах, которые делались на основании донесений частей армии и флота, расположенных по всему Китаю. Эти сообщения немедленно передавались в Токио. В течение 10 минут все зенитные батареи и истребительные аэродромы получали информацию о предполагаемом времени прибытия вражеских самолетов.

Хотя мы в мельчайших деталях предсказывали вражеские налеты, наша оборона оказалась неэффективной. «Сверхкрепости» выполнили первые 3 атаки ночью. Мы имели несколько флотских истребителей, способных перехватить врага. Однако они были почти бессильны против крупных, сильно вооруженных бомбардировщиков. Армия даже не имела ночных истребителей, и армейские перехватчики атаковали лишь несколько самолетов. Вечером 20 августа истребители флота выполнили первый удачный перехват. Примерно 60 «Сверхкрепостей» атаковали цели на Кюсю, Тюгоку и западном Сикоку. Истребители флота сбили 1 самолет и еще 3 повредили. Армейские истребители повредили еще несколько бомбардировщиков. Эти атаки всегда были крайне опасны, так как «Сверхкрепость» несла исключительно сильное оборонительное вооружение - по крайней мере 12 тяжелых пулеметов в дистанционно управляемых башнях.

Один из наших ночных истребителей, который пилотировал лейтенант Эндо, продемонстрировал эффективность двухмоторного ночного истребителя «Ирвинг». Опытный экипаж ночного истребителя, который сражался с «Крепостями» и «Либерейторами» на Соломоновых [386] островах и над Рабаулом, сбил «Сверхкрепость». Мы смогли подтвердить уничтожение этого самолета. Эндо пристроился к «Сверхкрепости» снизу сзади, выровнял скорости самолетов и открыл огонь из 20-мм пушек, установленных за кабиной пилота стволами вверх. Снаряды прошили огромный бомбардировщик, который взорвался над Сасэбо и рухнул на землю. Через несколько минут Эндо подкрался еще к одной «Сверхкрепости» и тяжело повредил ее. Другой «Ирвинг», пилотируемый одним из людей Эндо, повторил маневр и обстрелял третий бомбардировщик. После атаки 20 августа «Сверхкрепости» не появлялись над Японией до конца октября.

За 5 дней до этого налета я был назначен начальником авиационного отдела секции флота в штабе обороны метрополии Императорской Ставки. К своему разочарованию, я обнаружил, что мы располагаем всего 192 самолетами разных типов, выделенными для ПВО. Большая часть из них была истребителями «Зеро», плюс небольшое число «Джеков» и «Джорджей». Ночными истребителями были «Ирвинги». Эти истребители были распределены в 3 районах: 48 дневных и 24 ночных истребителя в Йокосуке; 48 дневных и 12 ночных истребителей в Курэ; 48 дневных и 12 ночных истребителей в Сасэбо. Армия имела для защиты метрополии около 200 самолетов разных типов. Примерно 110 находились в районе Токио, 60 на южном Кюсю, 30 в Осаке. Кроме того, в Японии имелось около 400 истребителей, выполнявших иные задачи. Они должны были сопровождать бомбардировщики при атаках вражеского флота. Однако эти самолеты взаимодействовали с силами обороны метрополии в случае необходимости.

16 августа 2 «Сверхкрепости» совершили разведывательный полет над островами Бонин. Мы предполагали, что они взлетели с нового аэродрома на Сайпане. 30 октября не осталось никаких сомнений в использовании аэродромов Сайпана. 8 гигантских бомбардировщиков атаковали военно-морскую базу Трука. [388]

1 ноября в 13.30 «Сверхкрепости» появились над Токио. Служба наблюдения совершенно неожиданно для себя заметила 2 огромных самолета-разведчика высоко в небе над городом. Они не сбросили бомб и улетели вскоре после прибытия. Однако их появление вызвало шок среди военных, ответственных за оборону метрополии. Пока самолеты не появились над Токио, мы даже не подозревали, что они летят над Японией. Наши патрульные самолеты и корабли не смогли заметить бомбардировщики, и, несмотря на прекрасную летную погоду, наши перехватчики не смогли атаковать врага. Через 2 недели «Сверхкрепости» так же совершенно безнаказанно провели разведывательный полет над Нагоей.

24 ноября «Сверхкрепости» с Сайпана в первый раз провели налет на Токио. В течение примерно 3 часов второй половины дня около 70 самолетов бомбили район Токио, сосредоточившись на заводе Мусасино фирмы «Накадзима Эйркрафт компани» в Китидзодзи - исключительно важном моторостроительном заводе. В результате бомбардировки погибли и были ранены 260 человек, а сам завод был сильно разрушен, что вызвало падение производства на 50%.

Через 5 дней «Сверхкрепости» атаковали сам Токио. В самом сердце города в районах Канда и Нихонбаси начались сильные пожары. Было уничтожено примерно 25000 домов. 1000 человек погибли, примерно 15000 остались без крова. Теперь каждый японский гражданин понял, что американские воздушные атаки несут опустошение и смерть в таких масштабах, которых никто не ожидал. Первые налеты также сделали очевидным, что американцы будут атаковать не только. военные сооружения, но и стратегически важные заводы и просто жилые районы. В первый раз наш народ изведал страх перед воздушными налетами.

«Сверхкрепости» пересекали половину Азии, чтобы нанести удары по заводам и другим целям в Манчжурии, Корее, на Формозе и в других районах. 25 октября бомбардировщики [389] из Китая снова бомбили Кюсю. 150 самолетов практически уничтожили 21 арсенал ВМФ в Омуре в 25 милях южнее Сасэбо. 70 истребителей, в том числе «Зеро», «Джеки», «Ирвинги», попытались перехватить врага. Наши пилоты сообщили, что сбили или повредили по крайней мере 19 самолетов, однако потери противника были ничтожными по сравнению с результатом бомбардировки.

«Сверхкрепости» оказались смертельно опасным противником в воздушном бою для наших истребителей. Они несли небольшие потери, уничтожая наши заводы. Это заставило наших пилотов обсудить возможность применения тактики камикадзэ против огромных бомбардировщиков. 21 ноября лейтенант Сакамото Микихико врезался на своем истребителе в «Сверхкрепость» над Сасэбо, отдав свою жизнь, чтобы уничтожить врага. Смертельная борьба в воздухе продолжалась до начала января 1945 года. Американцы постоянно наращивали мощь своих воздушных атак. Мы узнали, что они покинули свои базы в Китае и полностью сосредоточили бомбардировщики на Марианских островах.

13 декабря «Сверхкрепости» с Марианских островов впервые атаковали большой авиамоторный завод в Нагое, а через 5 дней полностью разрушили и авиастроительный завод в Нагое. С конца 1944 до начала февраля следующего года они не раз атаковали авиазаводы в Нагое днем и ночью, бомбили жилые кварталы Токио, Иокогамы, Осаки, Кобэ. Слабые атаки были проведены против авиационных заводов в районах Кванто и Кобэ. Наши авиазаводы превратились в развалины. Только обгорелые груды кирпича и скрюченного железа и тысячи трупов рабочих... Авиастроительный завод Мицубиси в Нагое, авиамоторный завод Кавасаки в Акаси западнее Кобэ, авиазавод Накадзима в Ота в 45 милях северо-западнее Токио серьезно пострадали. Каждый из этих заводов был важнейшим центром по производству самолетов и авиамоторов для армии и флота. Налеты «Сверхкрепостей» вызвали резкое сокращение производства. [390]

Чтобы усилить ПВО, флот сосредоточил около 100 боеспособных истребителей всех типов на авиабазе Ацуги. К моему разочарованию, только 15 «Зеро» находились на авиабазе Мейдзи в 20 милях юго-восточнее Нагой и 30 «Зеро» на авиабазе Наруо, чтобы прикрыть районы Осаки и Кобэ. С другой стороны, армия перебросила в район Токио около 200 истребителей. Поэтому район Нагой прикрывали примерно 80 самолетов, а Осаку и Кобэ - 50.

Во время первых налетов «Сверхкрепостей» наши истребители оказались неэффективны против скоростных, высотных, сильно вооруженных бомбардировщиков. Вражеские потери оставались незначительными, зато наши истребители платили за это очень дорого. Но к тому времени, когда противник сосредоточил свои удары на авиазаводах, мы значительно улучшили свою тактику. 3 боя показывают возросшую эффективность наших пилотов.

3 декабря 1944 года наши истребители перехватили примерно 80 «Сверхкрепостей», направлявшихся к Токио. Пилоты сообщили, что они уничтожили 13 самолетов и, возможно, сбили еще несколько. Сюда входили 3 бомбардировщика, уничтоженные армейскими истребителями в ходе таранных атак. 2 пилота успели выпрыгнуть с парашютами перед столкновением.

Во второй половине дня 27 декабря наши зенитные батареи и истребители донесли об уничтожении 9 из 50 бомбардировщиков. Возможно, уничтожены были еще 5 самолетов, а 27 повреждены.

Во второй половине дня 27 января 1945 года истребители и зенитные батареи заявили, что уничтожили 22 бомбардировщика из 75, атаковавших районы Гиндза и Хибия в самом центре Токио. Большая часть армейских и флотских офицеров считала, что такая цифра нелепа и просто невозможна. Однако 29 января мы перехватили радиопередачу из Цюриха, в которой говорилось, что во время налета американцы встретили неожиданно сильное сопротивление истребителей и 30 самолетов не вернулись [391] на базы. Один добрался до аэродрома, сумев пролететь более 600 миль на 2 моторах. Оказалось, что потери врага даже превышают заявленные 22 самолета.

После войны выяснилось, что мы, как и швейцарская радиостанция, крупно переоценили результат действий наших истребителей во время этого налета. «Сверхкрепости» принадлежали 73-му авиакрылу. Их пилоты сообщили, что встретили «беспрецедентно сильное сопротивление истребителей». Американцы сообщали, что наши пилоты «проводили решительные атаки, несмотря на сосредоточенный огонь всего соединения. Они пикировали на американский строй, пытаясь таранить врага, и вели ответный огонь». 27 января американцы потеряли 5 бомбардировщиков, уничтоженных над целью, еще 2 сели на воду на обратном пути, 33 были серьезно повреждены.

Большая часть налетов «Сверхкрепостей» проводилась днем, что давало нашим истребителям хороший шанс атаковать противника. Лейтенант Тэрамура, командир эскадрильи 302 авиакорпуса ВМФ (в Ацуги) описывает свой полет над Токио 2 февраля 1945 года:

«На высоте 28000 футов я обнаружил группу из 9 В-29. Я полетел параллельно бомбардировщикам, пытаясь выйти вперед. Противник вел постоянный огонь по моему истребителю «Джек». Но я видел трассирующие пули, которые медленно летели ко мне по параболе и представляли мало опасности.

Примерно в 3000 футах впереди В-29 я круто развернулся и начал набирать скорость в пологом пике, снижаясь перед бомбардировщиками, чтобы атаковать их с набором высоты. Я открыл огонь по головному В-29, атаковав его снизу спереди. Так как два самолета стремительно сближались, у меня не было времени дать длинную очередь. Носовые башни 3 бомбардировщиков опутали мой истребитель трассами. Я открыл огонь и увидел, как трассирующие снаряды 4 моих пушек врезались [392] в бомбардировщик передо мной. Когда я был совсем рядом с гигантским самолетом, я резко дал руля вправо и толкнул ручку управления вперед, отвалив от В-29 и пикируя с разворотом. Мои снаряды попали в цель, один из моторов В-29 ярко запылал.

«Я попал!» - закричал я сам себе. Один из моих пилотов, Харукава, последовал за мной и выполнил такую же атаку. Используя преимущество большой скорости пикирования, мы развернулись и выполнили горку, чтобы атаковать бомбардировщики сзади снизу. Один из В-29 оторвался от строя, волоча за собой хвост белого дыма, выросший из внешнего левого мотора. Сбросив бомбы, самолет повернул на юго-восток, в направлении Тихого океана. Теряя высоту, он пытался уйти от наших атак. Я продолжал обстреливать его, но скоро израсходовал боезапас. Однако некоторые истребители «Джек» имели 20-мм пушку, смонтированную слева позади сиденья пилота. Она стреляла вверх под углом 30°. Я спикировал, чтобы атаковать бомбардировщики справа сзади, и сократил расстояние между самолетами. К этому времени Харукава тоже израсходовал боеприпасы и вернулся на базу.

Вражеские стрелки продолжали вести непрерывный огонь. Я продолжал гнаться за бомбардировщиком, пока мы не достигли океана. Теперь у меня почти закончилось топливо. Когда я все-таки повернул домой, В-29 снизился почти к самой воде, по-прежнему волоча за собой хвост дыма. Я сомневаюсь, что он сумел дотянуть до базы.

Я выполнил аварийную посадку на авиабазу Конойке, где механики обнаружили, что вражеские пули повредили мотор моего самолета и систему охлаждения масла».

В конце войны стало совершенно ясно, что самые отчаянные усилия ПВО не могут помешать «Сверхкрепостям» проводить свои налеты и уничтожать наши заводы и города. Ночью 25 - 25 мая 1945 года наша система ПВО [394] добилась самого крупного успеха во время американской «Операции 183» против жилых кварталов Токио. Из 498 самолетов, участвовавших в операции, 464 бомбили основные цели в Токио. Наши истребители и зенитные батареи сумели уничтожить 26 самолетов. Еще 100 бомбардировщиков, или 21,3% всего соединения, были повреждены истребителями и зенитками. Но мы заплатили еще дороже. «Сверхкрепости» сожгли примерно 19 квадратных миль города.

До конца 1944 года американцы использовали против Японии только небольшую часть имевшихся у них «Сверхкрепостей». В 1944 году в одном налете участвовало не более 100 самолетов. Однако в начале августа противник выслал более 800 бомбардировщиков сразу, чтобы провести самый крупный налет на Японские острова. Конечно, это еще не дает полного представления о происходящем. В ноябре 1944 года «Сверхкрепости» несли в среднем по 2,6 тонны бомб. В июле 1945 года эта цифра выросла до 7,6 тонны. Наши перехватчики и зенитные батареи добились самого большого успеха в январе 1945 года, когда противник потерял 5,7% самолетов, участвовавших в налетах. В июле того же года американцы имели беспрецедентно низкий процент потерь. Погибли только 0,4% самолетов. Самым главным фактором, который снизил потери, были новые возможности «Сверхкрепостей», которые теперь совершали налеты в любое время суток и почти в любую погоду. В июле 1945 года американцы сбросили более 75% бомб с помощью радара.

Ночью 9-10 марта 1945 года генерал-майор Кертис Ле Мэй начал использовать новый и опустошительный метод атак. Ранее мы никогда не видели «Сверхкрепости» ниже 24000 футов, все полеты выполнялись на больших высотах. Однако ночью 9 марта Ле Мэй отправил более 300 «Сверхкрепостей» нанести удар по Токио с высоты всего 7000 футов. Каждый из самолетов нес от 6 до 8 тонн новых напалмовых зажигательных бомб. Они захватили нашу систему ПВО врасплох. Американцы во время [395] этой отважной операции потеряли 14 самолетов, но провели самый ужасный воздушный налет в истории. Они сожгли более 16,5 квадратных миль города. Вражеские пилоты сообщали, что «Токио вспыхнул, как сухая сосновая роща».

Через 30 минут после начала атаки пожары стали неконтролируемыми, их раздувал сильный низовой ветер. Было просто невозможно сражаться с огнем. Как писал один из наших репортеров: «Тучи пламени поднимались все выше, и башня здания парламента чернела на фоне багрового неба. Город был освещен, как при восходе солнца. Тучи дыма, сажи, искр летали над городом, поднятые штормом. Той ночью мы думали, что весь Токио превратился в угли». По различным оценкам погибло от 80000 до 300000 жителей. Точные цифры никогда не станут известны из-за полного уничтожения целых кварталов и наступившего хаоса.

За все налеты огромные «Сверхкрепости» сбросили 157000 тонн бомб, из которых почти 100000 тонн зажигательных бомб обрушились на 36 городов, от Токио до Цуруги, имевшего всего 31000 жителей. Американцы сожгли не менее 170 квадратных миль жилых районов этими зажигалками.

Невозможно точно определить эффект бомбардировок из-за состояния ужасного хаоса, в котором оказалась Япония к августу 1945 года. Более 30% нашей авиационной промышленности серьезно пострадало. Эти атаки привели к сокращению производства на 7000 самолетов в год. Мы потеряли более 70% выпуска пропеллеров, что само по себе было ужасным ударом. К концу войны бомбардировки вызвали перебои в производстве высокооктанового бензина. Хотя мы имели избыточные производственные мощности, к 14 августа 1945 года «Сверхкрепости» уничтожили 11 наиболее современных нефтеперегонных заводов. Не стоит оценивать общий ущерб промышленности путем простого суммирования уничтоженных производственных площадей. Многие заводы [396] стояли бесполезные, лишившись сырья и станков, необходимых для нормальной работы. Они страдали от нехватки рабочих, которые бежали из городов в страхе перед новыми налетами.

К конце июля примерно 90 городов превратились в погребальные костры. Только 4 крупных города в стране оставались нетронутыми - Киото, Хиросима, Нагасаки и Саппоро. На них падали лишь случайные бомбы. Наша промышленность была задушена. Даже целые заводы Тохоку и Хоккайдо стояли без дела. Станки бездействовали, потому что не было сырья, а главное - не работал транспорт, который доставлял их продукцию на Хонсю. Стаи авианосных самолетов полностью парализовали работу всех коммуникаций и практически остановили перевозки между Хоккайдо и другими островами Японии.

После того, как американцы разгромили наши крупные города, они переключились на небольшие индустриальные центры, уничтожая их со зловещей методичностью. Теперь они перенесли основную тяжесть атак на маленькие города с населением менее 1000 человек. Приведем примеры этих налетов, которые имели ужасные результаты:
Дата Цель Тоннаж бомб Самолеты
17 июня Омуда и мелкие города 3195 457
19 июня Тоёхаси и другие города 3335 481
22 июня Курэ, Вакамия, мелкие города 2290 412
26 июня Осака, мелкие города 3058 468
28 июня Окаяма - Сасэбо, Модзи 3519 485
2 июля Курэ, Кумамото, мелкие города 3709 532
4 июля Коти, мелкие города 3752 482
7 июля Тиба, мелкие города 4227 568
10 июля Сэндай, мелкие города 3872 536 [397]
13 июля Уцуномия, мелкие города 3640 517
16 июля Нумадзу, мелкие города 3678 471
20 июля Фукуи, мелкие города 3255 473
24 июля Осака, Нагоя 3445 570
28 июля Цу, мелкие города 4427 548
2 августа Тояма, Татикава, мелкие города 6600 855
6 августа Сага, мелкие города 4122 573
7 августа арсенал Тоёкава 830 131
8 августа Я вата 1296 245

Возможно, общий эффект этих бомбардировок метрополии лучше всего описал корреспондент одной из токийских газет. Когда его спросили, насколько точно экипажи «Сверхкрепостей» характеризовали разрушения городов, репортер ответил:

«Донесения экипажей не преувеличение. Если уж говорить правду, они представляют наиболее потрясающую недооценку в истории воздушной войны».

4 самыми важными промышленными районами Японии были Токио - Иокогама, Осака - Кобэ, Нагоя и Кита-Кюсю. Состояние этих городов лучше всего отражает состояние самой Японии к моменту капитуляции. 5 самых крупных городов, не считая Кита-Кюсю, получили почти половину всех бомб, сброшенных XII воздушной армией. Ядро этих городов общей площадью 103,22 квадратные мили было полностью уничтожено. Они перестали существовать как цели. [398]

Дальше