Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 11.

Операции в Индийском океане

Все корабли адмирала Нагумо, кроме 2-й дивизии авианосцев контр-адмирала Ямагути, которая участвовала в захвате Уэйка, после удара по Пирл-Харбору 23 декабря вернулись в бухту Хиросима. Адмирал Ямамото уже ожидал возвращения своего флота.

Пополнив запасы, ударное соединение вице-адмирала Нагумо, которое теперь состояло из авианосцев «Акаги», «Кага», «Сёкаку» и «Дзуйкаку», 5 января 1942 года покинуло бухту Хиросима и направилось в район основных боев на юге Тихого океана. В конце января наши армия и флот захватили Рабаул (Новая Британия) и Кавиенг (Новая Ирландия). Самолеты адмирала Нагумо поддерживали эти операции, совершив налеты на Рабаул, Кавиенг, Лаэ, Саламауа. Последние два города находились на северо-восточном побережье Новой Гвинеи. Наши летчики быстро подавили сопротивление противника в воздухе.

В середине февраля, когда десантные операции успешно закончились, адмирал Нагумо приказал адмиралу Хара возвращаться в Японию со своей 5-й дивизией авианосцев («Сёкаку», «Дзуйкаку»). Их сменили корабли 2-й дивизии авианосцев контр-адмирала Ямагути. [135]

Таким образом, в составе ударного соединения осталось 4 тяжелых авианосца.

15 февраля переформированное соединение Нагумо покинуло Палау и направилось на юг через Голландскую Ост-Индию. Оно направлялось к Дарвину, мощной цитадели противника на северо-западном побережье Австралии. 19 февраля капитан 2 ранга Футида повел огромное соединение из 190 самолетов к вражеской крепости. Наши истребители быстро уничтожили встреченные 8 истребителей противника. Мы уничтожили и подожгли еще 15 самолетов врага на земле. Наши бомбардировщики потопили 2 эсминца и 8 других кораблей. Примерно 7 кораблей были повреждены прямыми попаданиями и близкими разрывами. Были сожжены 3 ангара на аэродроме.

Атака Порт-Дарвина показала нашим пилотам, что они могут не опасаться противодействия вражеских истребителей. «Зеро» явно превосходили любые вражеские истребители, встреченные над Австралией. Несмотря на наше количественное превосходство в первых боях, пилоты совершенно не беспокоились о будущих сражениях. Выполнив свои задачи, соединение Нагумо вернулось на север и стало на якорь в бухте Старинг на юго-восточном побережье Целебеса.

Одновременно с налетом на Дарвин наша базовая авиация, которой командовал вице-адмирал Цукахара, действуя с новых аэродромов на южном Борнео, систематически уничтожала объекты противника в районе Яванского моря. 27 февраля разведывательные самолеты Цукахары обнаружили американский гидроавиатранспорт «Лэнгли» южнее острова Ява. Цукахара немедленно отправил 6 «Зеро» и 9 бомбардировщиков «Нелл», которые перехватили противника в 75 милях южнее Чилачапа, Ява. «Нелл» показали великолепную для горизонтальных бомбардировщиков меткость. Они всадили во вражеский корабль 5 бомб и добились Нескольких близких разрывов. Разрушенный «Лэнгли» остался беспомощно [136] дрейфовать. Чуть позднее его добил торпедами американский эсминец сопровождения.

Наша разведка сообщила, что «Лэнгли» направлялся на Яву с 32 истребителями Р-40 «Томагавк» на борту, чтобы помочь оказавшимся в тяжелом положении вражеским силам в Голландской Ост-Индии. Мы предположили, что американцы рискнули отправить «Лэнгли» в район, находящийся под постоянным надзором нашей авиации, только потому, что на Яве отчаянно требовались истребители, а у союзников не было истребителей, способных совершить беспосадочный перелет из Австралии на Яву.

Снова мы получили удовлетворение от исключительной дальности полета «Зеро». Стратегическое значение способности «Зеро» покрывать огромные расстояния было ясно продемонстрировано этим случаем. Именно эти характеристики «Зеро» позволили японскому флоту «приобрести» 3 авианосца, которые были освобождены от обязанности прикрывать вторжение на Филиппины. Зато американцы потеряли «Лэнгли» именно потому, что их истребители этого периода имели плохие летные характеристики.

На следующий день, 28 февраля, мы нанесли новый мощный удар по разгромленным морским силам противника. Наши базовые самолеты перехватили британский тяжелый крейсер «Эксетер», поврежденный в морском бою 27 февраля, и послали его на дно. Бомбардировщики также уничтожили британский эсминец «Энкаунтер» и американский эсминец «Поуп».

В начале марта соединение Нагумо покинуло бухту Старинг и вышло в открытый океан к югу от Явы. 5 марта его самолеты совершили налет на Чилачап, поймав в порту большое число вражеских кораблей. Наши летчики потопили 2 американских эсминца и множество мелких кораблей. Эта операция перерезала последний путь отхода сил союзников с Явы. Они откатывались под напором наших наступающих войск и уже находились [137] на краю пропасти. Так как в водах южной Явы просто не осталось серьезных целей, соединение Нагумо вернулось в бухту Старинг.

Количество авианосцев, которые имел вице-адмирал Нагумо, увеличилось. Он отправил «Кагу» в Японию на ремонт, но оттуда вернулась 5-я дивизия авианосцев контр-адмирала Хары. Таким образом, Нагумо имел 5 авианосцев: «Акаги», «Сорю», «Хирю», «Сёкаку», «Дзуйкаку».

26 марта соединение Нагумо покинуло бухту Старинг и полным ходом направилось в Бенгальский залив, где по донесениям нашей разведки находились мощные силы британского флота. Вице-адмирал Нагумо трезво оценивал огромную мощь противника, который ему противостоял. Англичане регулярно усиливали свой флот, который сначала состоял из 2 авианосцев, 2 линкоров, 3 тяжелых крейсеров и множества легких крейсеров и эсминцев. Индийский океан быстро превратился в «британское озеро». Нагумо имел приказ уничтожить силы противника. Его разведка сообщила, что Нагумо может встретить до 300 британских самолетов, которые базировались на Цейлоне и различных аэродромах по берегам Бенгальского залива.

Вечером 4 апреля британская патрульная летающая лодка заметила соединение Нагумо, идущее полным ходом в направлении Коломбо, Цейлон. Японцы надеялись захватить англичан врасплох. Только 24 часа оставалось до намеченной воздушной атаки Коломбо. «Зеро», поспешно поднятые с авианосцев, быстро уничтожили вражеский самолет, однако мы опасались, что «Каталина» могла сообщив по радио о нашем флоте. Это потребовало использования всех наличных сил для налета на Коломбо, чтобы подавить возможное сопротивление.

На следующее утро наши авианосцы подняли свои самолеты: 36 «Зеро», 36 пикировщиков «Вэл», 53 бомбардировщика «Кейт». Очень быстро мы обнаружили, что британская летающая лодка успела передать предупреждение [138] о нашем появлении. Стая вражеских истребителей атаковала наши самолеты. Еще раз плохие летные характеристики истребителей союзников и отличная подготовка наших пилотов принесли свои плоды. В последовавшем воздушном бою между 40 вражескими самолетами и нашими истребителями была уничтожена половина самолетов противника. «Зеро» не пропустили врага к нашим бомбардировщикам. Пока истребители ожесточенно дрались в открытом море, бомбы посыпались на британский порт. Мы потопили 1 британский эсминец, большой транспорт и 10 мелких судов, серьезно повредили портовые сооружения.

Пока продолжался налет на Коломбо, пришло сообщение от одного из наших самолетов-разведчиков, отправленных на юго-запад. Радиограмма гласила: «Замечены 2 вражеских эсминца. Курс SSW. Скорость 25 узлов». Вражеские корабли находились примерно в 300 милях на SSW от места воздушного боя над Коломбо. Так как в разгромленном британском порту не оставалось подходящих целей, Нагумо немедленно поднял все оставшиеся на авианосцах пикировщики. Они стояли в готовности для повторной атаки Коломбо. Уничтожение эсминцев должно было дополнить разгром Коломбо.

Командир авиагруппы «Сорю» капитан-лейтенант Эгу-са Такасигэ повел 80 «Вэлов» на охоту за 2 эсминцами. Когда самолеты уже находились в воздухе, адмирал Нагумо получил уточненное сообщение разведчика. Вражеские корабли оказались не эсминцами, как говорилось сначала, а крейсерами.

На флагмане Нагумо офицеры штаба с нетерпением ожидали сообщений от пикировщиков. Наконец адмиралу принесли сообщения Эгусы.

«Замечены вражеские корабли».

«Приготовиться к атаке».

«Авиагруппа 1-й дивизии атакует головной корабль. Авиагруппа 2-й дивизии атакует второй корабль». [140]

Через несколько минут поступили новые сообщения.

«Корабль номер один потерял ход. Стоит. Сильный крен».

«Корабль номер два горит».

«Корабль номер один затонул».

«Корабль номер два затонул».

Вся атака заняла только 19 минут, с 13.40 до 13.59. По фотографиям, сделанным во время атаки, мы опознали британские корабли как тяжелые крейсера «Дорсетшир» и «Корнуолл».

Пикировщики капитан-лейтенанта Эгусы установили мировой рекорд точности бомбометания при уничтожении этих крейсеров. Возможно, условия атаки были идеальными - крейсера были атакованы с носа, со стороны солнца, что мешало наводчикам. Однако практически каждая бомба либо попала в цель, либо разорвалась рядом с кораблем. Бомбы ложились так плотно, что пилоты оказались не в состоянии различить, чья бомба попала, а чья взорвалась рядом.

После атаки Коломбо и уничтожения 2 крейсеров соединение Нагумо перегруппировалось и отошло на восток. На 9 апреля была запланирована атака Тринкомали. Снова далеко в море мы встретили британскую патрульную летающую лодку «Каталина». 8 апреля она заметила наш флот и сообщила об этом в штаб. Адмирал Нагумо снова ожидал противодействия вражеских истребителей и потому приказал сформировать максимально крупную ударную группу.

Рано утром 9 апреля 125 истребителей и бомбардировщиков были отправлены атаковать Тринкомали. Противник, судя по всему, ожидал нашей атаки, поэтому в гавани не было кораблей, зато наша ударная группа была встречена 23 истребителями. Проведенные позднее подсчеты показали, что «Зеро» сбили 11 вражеских истребителей, в том числе 8 «Харрикейнов» и несколько «Фулмаров». [141] Наши бомбардировщики потопили 1 торговое судно, повредили несколько кораблей и подожгли портовые сооружения.

В первый раз с начала войны вражеские бомбардировщики атаковали соединение Нагумо. Когда наша ударная группа бомбила Тринкомали, 9 британских «Бленхеймов» совершили отважную атаку против наших кораблей. Ни один из этих двухмоторных бомбардировщиков успеха не добился. 5 из них были сбиты, но при этом погибли 4 «Зеро».

Однако на этом события дня не завершились. Адмирал Нагумо не верил, что в Тринкомали не находились крупные корабли англичан. Он предположил, что эти корабли, получив вчерашнее предупреждение, покинули Тринкомали, пытаясь спастись в открытом море. Поэтому одновременно с ударной группой были подняты разведывательные самолеты, которым предстояло осмотреть все вокруг, чтобы отыскать корабли противника. Адмирал был убежден, что они находятся поблизости. Его усилия были вознаграждены. На флагманском корабле получили потрясающую новость, что разведчик заметил недалеко от Тринкомали британский авианосец в сопровождении 1 эсминца. Позднее стало известно, что это был австралийский эсминец «Вампир».

Снова Нагумо поднял 80 «Вэлов» под командой капитан-лейтенанта Эгусы. Обнаружив британский авианосец, пикировщики выполнили убийственно точную атаку. Бомба за бомбой попадали в корабли противника. Столбов огня и дыма, отмечавших прямые попадания, было гораздо больше, чем фонтанов воды при близких разрывах. Нашим бомбардировщикам никто не мешал. Летчики Эгусы снова добились неслыханного процента попаданий. Меткость была такой, что нам просто пришлось из общего количества бомб вычесть промахи, чтобы получить число попаданий!

Через 10 минут после начала атаки «Гермес» превратился в развороченную пылающую руину. Еще через 5 [142] минут, или через 15 минут после того, как начал пикировать первый бомбардировщик, «Гермес» скрылся под водой. «Вампир» тоже был обречен. Взрывы буквально разорвали эсминец на куски. Летчики Эгусы обнаружили и потопили оставшимися бомбами большое торговое судно и 2 небольших корабля.

Наши летчики установили впечатляющие рекорды и полностью изменили концепции морской войны. В Пирл-Харборе наши бомбардировщики и истребители сломали хребет американскому линейному флоту. Возле Малайи впервые в истории наши самолеты потопили вражеский линкор без помощи своих кораблей. Сегодня, тоже впервые, самолеты отправили на дно вражеский авианосец без участия своих кораблей.

Капитан-лейтенант Эгуса был моим (Окумии) одноклассником в Этадзиме (японской военно-морской академии) и в летной школе флота в Касумигаура. Мы оба были старшими пилотами пикировщиков флота. Вскоре после операции в Индийском океане, в которой так отличился Эгуса, мы смогли встретиться в Японии. В то время я в качестве старшего авиационного офицера штаба 2-го Ударного Авианосного Соединения готовился к операции возле Мидуэя и Алеутских островов. Я спросил своего старого товарища, как его самолеты топили британские корабли.

Эгуса посмотрел на меня и усмехнулся.

- Это было гораздо проще, чем бомбить «Сэттсу». Только и всего.

«Сэттсу»! Проще, чем бомбить старый линкор-мишень!

Когда рейд в Индийский океан завершился такими блестящими победами, действия прославленного соединения Нагумо, которое сокрушительным смерчем пронеслось от Пирл-Харбора до Цейлона, подошли к концу. Приобретенные территории были консолидированы, и новых задач, для решения которых требовались такие мощные морские и воздушные силы, просто не было. Мы все были знакомы с ходом этих боев в деталях. Поэтому [143] мы превосходно понимали, что самым важным фактором, обеспечившим наши победы, были превосходные летные качества «Зеро». Исключая бой, когда наши торпедоносцы и бомбардировщики потопили «Принс оф Уэлс» и «Рипалс», наши бомбардировщики смогли наносить такие сокрушительные удары только потому, что «Зеро» захватили господство в воздухе. Возможно, далеко не все знали факты, однако «Зеро» стал символом не только нашей сухопутной и морской воздушной мощи, но и символом всех японских вооруженных сил. [144]

Дальше