Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 8.

«Зеро» на Филиппинах и в Голландской Ост-Индии

Сама природа Гавайской операции помешала «Зеро» раскрыть свои исключительные боевые качества. Наши самолеты так быстро подавили все вражеское сопротивление в воздухе, что «Зеро» оставалось только заниматься обстрелом наземных целей. Однако на Филиппинах и в Голландской Ост-Индии наши успехи прямо основывались на способности «Зеро» захватить господство в воздухе. Ни одна кампания не могла бы быть успешно завершена, если бы наши истребители были хоть каплю хуже, чем новейшие «Зеро».

Основная масса нашей авиации базировалась на Формозе, откуда самолеты взлетели перед самым объявлением войны. Эти истребители и бомбардировщики от главных авиабаз противника на острове Лусон - аэродромов Иба и Кларк - отделяла внушительная дистанция 450 морских миль. Мы считали эти две авиабазы, а также город Манилу, который лежал в 500 милях от Формозы, целями первейшей важности. Наша разведка сообщала, что на аэродромах Иба и Кларк находились основные силы американской авиации на Филиппинах. Было необходимо [85] уничтожить их, чтобы наши войска могли действовать в относительной безопасности.

Расстояние между Формозой и Филиппинами было самым серьезным препятствием. Наши самолеты в Китае часто совершали дальние перелеты, особенно к Ханькоу и Чунцину, однако предложенные рейды с Формозы к Филиппинам и обратно превышали по протяженности самые дальние вылеты во время японо-китайского инцидента. Еще больше усложняло ситуацию то, что большая часть этого перелета должна была проходить над водой, что увеличивало опасность навигационных ошибок. Но, даже преодолев эти препятствия, мы сталкивались с опасностью тяжелых потерь бомбардировщиков, так как эти расстояния намного превышали максимальный радиус действия наших истребителей. Китайцы на своих допотопных истребителях сумели эффективно защитить свои города от бомбардировщиков, не имевших сопровождения. И немного поздно мы поняли, что умелые американские пилоты на хороших истребителях нанесут нашим бомбардировщикам тяжелейшие потери.

Лучший в мире истребитель «Зеро» мог выполнить полет дальностью 900 миль - до Лусона и обратно. Однако нам требовалось обеспечить дальность полета по крайней мере 1300 миль, так как «Зеро» предстояли неизбежные бои, связанные с большим расходом топлива.

Нам также приходилось считаться с дополнительными факторами. Эффективный радиус действия самолета определяется не только чистым временем пребывания в воздухе. Размеры соединения в значительной мере определяют окончательный расход топлива, многое также зависит от мастерства пилотов. Мы твердо знали, что опытный пилот может выжать из своего самолета больше, чем простой ремесленник. В Китае мы добивались максимальной эффективности наших соединений и были уверены, что наши пилоты обладают высочайшим летным искусством. Тогда обстоятельства позволяли для полетов на «Зеро» отбирать только наилучших пилотов, а [86] размеры соединения никогда не превышали 30 самолетов (налет «Зеро» на Ченьду).

После того, как мы запустили «Зеро» в массовое производство и самолет начал в больших количествах поступать в части и соединения флота, нам пришлось отказаться от роскоши привередливого подбора пилотов. Наше участие в войне с Америкой и Англией требовало использовать в боях все наличные «Зеро», хотя нам могло и не хватить пилотов высшего класса. Поэтому летом 1941 года мы передали на авианосцы половину тех пилотов, которые воевали в Китае под командой лейтенанта Синдо Сабуро. Остальные ветераны под командой лейтенанта Ёкояма Тамоцу были переданы базовым соединениям.

Таким образом, трудности операций на Филиппинах упрямо росли. Чтобы долететь до Лусона на «Зеро», нам приходилось использовать относительно небольшое число опытных пилотов в качестве ядра, вокруг которого формировалось соединение из примерно 250 «Зеро». В это число включены запасные самолеты, которые вошли в состав авиакорпуса Хайнань и 3 авиакорпуса.

Размах предстоящего вторжения на Лусон требовал от нас использовать значительно более крупные соединения истребителей, чем мы до сих пор посылали в бой. Трудности сохранения строя большим соединением многократно возрастали из-за попыток пилотов максимально экономить топливо. Крупные соединения неизбежно приводили к сокращению оперативного радиуса действия «Зеро».

Но самые серьезные опасения возникали из-за того, что американцы и филиппинцы ожидали предстоящей атаки и могли бросить против наших самолетов множество перехватчиков. Так как мы были вынуждены начать войну Гавайской операцией, Филиппины имели достаточно времени в запасе, чтобы привести свою оборону в состояние полной готовности. Разница во времени вынуждала нас атаковать Лусон всеми имеющимися самолетами. И здесь все зависело от способности пилотов [87] «Зеро» вырвать локальное господство в воздухе у обороняющихся. Зная о наших трудностях, Генеральный Штаб в Токио и штаб Объединенного Флота потребовали принять все возможные меры, чтобы увеличить дальность полета «Зеро». И снова мы столкнулись с иной проблемой, чем простая дальность. Нам требовалось определить, какое влияние окажет на наших пилотов долгое пребывание в воздухе внутри крошечной кабины. Ведь им предстояло вести бои с американскими истребителями после утомительного долгого перелета.

В начале октября 1940 года легкие авианосцы «Рюдзё», «Дзуйхо» и «Касуга-мару» прибыли на южную Формозу. Мы провели специальные учения по взлетам и посадкам на корабли, так как собирались перебросить авианосцы как можно ближе к Филиппинам до начала операции. Сделав это, мы сократили бы время пребывания наших пилотов в воздухе. Далее, нашим самолетам не пришлось бы взлетать в предрассветных сумерках, чтобы скоординировать свой удар с действиями соединения Нагумо. (Время восхода в Пирл-Харборе и на Филиппинах различается на 5 часов 20 минут.) Авианосцы позволили бы нашим самолетам атаковать Лусон, вести воздушные бои и вернуться прямо на Формозу.

Последующие события заставили нас критически пересмотреть предложенную авианосную операцию. Все наши крупные авианосцы были задействованы в специальной операции утром 8 декабря 1941 года. 3 авианосца, выделенные для действий на Филиппинах, были возмутительно тихоходны и имели маленькие палубы. Кроме того, на них могли базироваться не более 75 самолетов. Наши пилоты имели ограниченную практику полетов с авианосцев, и они вообще не участвовали в учебных боях, которые им так требовались. Характеристики каждого самолета ухудшались после установки дополнительного оборудования, необходимого для действий с авианосцев.

В начале 1941 года на Формозе находилось много выдающихся японских летчиков-истребителей и командиров [88] истребительных подразделений. Это были капитан 2 ранга Окамура Мотохару, капитан 2 ранга Кодзоно Ясуна, капитан 2 ранга Сибата Такоэ, лейтенант Синго Хидэки, лейтенант Ёкояма Тамоцу. Несколько месяцев учений довели летчиков авиакорпуса Хайнань капитана 1 ранга Сайте Масахиса и 3-го авиакорпуса капитана 1 ранга Камей Ёсио до полного изнеможения. Однако радиус действия «Зеро» неуклонно повышался, увеличивалась эффективность групповых действий и время полета. Капитаны 1 ранга Сайте и Камей были упрямыми учителями. День за днем они посылали своих летчиков в воздух в таких условиях, которых мы не встречали в Китае.

Упорные тяжелейшие тренировки принесли золотые плоды. Пилоты Сайто все больше увеличивали время полета своих «Зеро». Теперь 10-часовые полеты стали нормой. Потом эта цифра подпрыгнула до 11 часов. Наконец наши пилоты смогли имитировать боевые операции, проводя в воздухе по 12 часов. Во время полетов длительностью более 10 часов наши пилоты довели расход топлива до 21 галлона в час. Унтер-офицер Сакаи Сабуро сумел превзойти и этот показатель, он тратил всего по 18 галлонов в час.

Сокращение расхода топлива означало увеличение дальности полета и открывало благоприятные перспективы для атаки Лусона. С гарантированным минимумом полетного времени в 10 часов «Зеро» могли долететь от Формозы до Лусона, сразиться с американскими истребителями и вернуться домой. После этого у них даже могло остаться лишнее топливо. Наша самая большая проблема была решена. Вице-адмирал Цукахара Нисидзо, главнокомандующий 11-го воздушного флота и командир базовой авиации на Формозе, сообщил Генеральному Штабу ВМФ, что 3 авианосца больше не нужны для атаки Филиппин.

Эта твердая уверенность, что наши неустанные усилия позволили пилотам «Зеро» добиться «невозможной» дальности полета, принесла полезные результаты. Флот смог освободить 3 авианосца для решения иных задач. [90]

«Рюдзё» отправился на остров Палау, чтобы приготовиться к действиям против Давао (остров Минданао), а «Дзуйхо» и «Касуга-мару» смогли вернуться в Японию для выполнения новых заданий. Таким образом, накануне начала войны мы фактически приобрели 3 дополнительных авианосца для нанесения ударов по врагу.

Перед началом Филиппинской кампании 8 декабря 1941 года на Формозе находились следующие соединения:

Японское название Китайское название
Авиакорпус Такао

3"й авиакорпус База Такао Гаосюнь
Авиакорпус Тайнань

1-й авиакорпус База Тайнань Тайнань
Авиакорпус Каноя База Тайчу Тайчжун
101-й авиакорпус База Каги Цзяй
Авиакорпус Токо База Токо Тайдун

Мы собрали на этих базах 184 «Зеро», 192 бомбардировщика (120 «Бетти» и 72 «Нелл»), 24 летающих лодки «Мэвис». Только 108 «Зеро» и 144 бомбардировщика могли участвовать в действиях на большом расстоянии. Это количество еще больше сократилось, когда мы перебросили во Французский Индокитай примерно половину авиакорпуса Каноя, что оставило нас всего со 117 бомбардировщиками.

Наша разведка в качестве главных целей выбрала хорошо оборудованные аэродромы Иба и Кларк на Лусоне. Аэродром Николе в предместьях Манилы мы сочли не стоящим внимания.

Рано утром 8 декабря густой туман пополз со стороны моря и полностью укутал наши авиабазы. В самый первый день войны, когда координация действий приобретала первостепенное значение, наши самолеты не смогли подняться в воздух. Мы ругались, как могли. Настроение [91] не подняло даже сообщение, что самолеты Нагумо превратили Пирл-Харбор в развалины. Если противник на Филиппинах использует возможность немедленной контратаки, он может сорвать все наши тщательно составленные планы. Туман никак не желал рассеиваться.

Наконец туман, долгие часы стлавшийся над землей, начал таять в лучах жаркого солнца. Мы не стали тратить время попусту. Все самолеты начали прогревать моторы, истребители и бомбардировщики поднялись с аэродромов и направились на юг. Богам войны было угодно, чтобы туман вызвал большую задержку нашего удара по Лусону. Наши самолеты достигли цели в 13.30 по Токийскому времени, на несколько часов позже, чем намечалось. Но случайное стечение обстоятельств помогло нам захватить американские истребители врасплох. Сразу после сообщения об атаке Пирл-Харбора они были подняты в воздух, ожидая нашего удара. Американцы совершенно напрасно ждали наши самолеты, которые в это время беспомощно стояли на земле. Израсходовав топливо, американские истребители сели. И немедленно после этого наши самолеты начали свою атаку.

Адмирал Цукахара в своем рапорте так описывает этот день:

«Утром 8 декабря 54 «Бетти», большая часть 1-го авиакорпуса, разбомбили и уничтожили от 40 до 50 вражеских самолетов из 60, находившихся на аэродроме Кларк. 34 «Зеро» авиакорпуса Тайнань под командой лейтенанта Синго сопровождали их. Немедленно после завершения бомбардировки «Зеро» спустились до уровня вершин деревьев, обстреляли и уничтожили почти все уцелевшие вражеские самолеты. 54 бомбардировщика «Нелл» авиакорпуса Такао в сопровождении 50 «Зеро» 3-го авиакорпуса под командой лейтенанта Ёкояма разбомбили и уничтожили примерно 27 самолетов на аэродроме Иба.

Два наших соединенна «Зеро» встретили в воздухе примерно 15 вражеских самолетов. В последовавшем бою [92] все они были сбиты. Эффективность наших атак превысила самые смелые ожидания».

Эти налеты одним мановением руки смели всю ударную мощь, которую американцы имели на Филиппинах. Наша разведка считала, что противник имеет на Филиппинах около 300 самолетов. Во время первой атаки мы уничтожили не меньше трети из них. Такое внезапное истребление значительной части американской авиации, от которой мы ждали ожесточенного сопротивления, породило у наших пилотов желание полностью уничтожить противника. (После войны мы узнали, что 8 декабря 1941 года американцы имели на Филиппинах 160 самолетов, в том числе 35 тяжелых бомбардировщиков «Летающая крепость». Наша первая атака уничтожила не меньше 60 самолетов.)

На второй день войны сильный шторм снизил эффективность наших атак. Однако 10 декабря сильнейший воздушный налет полностью разрушил военно-морскую базу Кавите южнее Манилы. Через 48 часов на Лусоне не осталось ни одного самолета, который мог бы сразиться с нашими «Зеро». В течение этих 3 дней завершились воздушные операции против острова Лусон. На четвертый день, 13 декабря, мы полностью исключили возможность любых воздушных ударов противника. За 3 дня наши «Зеро» захватили абсолютное господство в воздухе на этом театре.

На первый взгляд, наши успехи сильно напоминают блестящие победы Люфтваффе в боях против Польши и Франции в первые дни Второй Мировой войны. Более близкое сопоставление двух воздушных кампаний, особенно числа задействованных самолетов, показывает совершенно иные условия, в которых действовала наша авиация. Мы вели бои, опираясь исключительно на качественное превосходство и совершенную тактику. Люфтваффе использовали и качественное, и подавляющее количественное превосходство. [93]

ГЕРМАНСКИЕ ОПЕРАЦИИ ПРОТИВ ПОЛЬШИ
Тип самолетов Польша Германия
Бомбардировщики 180 2000
Истребители 400 500
Прочие 200 (многоцелевые) 500 (в основном пикировщики)

ГЕРМАНСКИЕ ОПЕРАЦИИ ПРОТИВ ФРАНЦИИ
Тип самолетов Франция Германия
Бомбардировщики 1500 3000
Истребители 1500 (включая КВВС) 1500
Прочие 200 500 (в основном пикировщики)

ОПЕРАЦИИ ЯПОНСКОГО ФЛОТА НА ФИЛИППИНАХ
Тип самолетов США Япония
Бомбардировщики 440 (оценка) 146
Истребители ПО 123
Прочие 66 39

(36 летающих лодок) (24 летающие лодки)

После начала войны мы обнаружили, что союзники оказались удивлены, встретив наш новый истребитель, и совершенно не подозревали о его великолепных характеристиках. А ведь «Зеро» появился в Китае более чем за [94] год до начала войны. Еще несколько месяцев после Филиппинской кампании союзники не знали истинных характеристик этого самолета. Когда в начале 1942 года «Зеро» участвовали в налете на Порт-Дарвин, Австралия, союзники были совершенно уверены, что эти самолеты стартовали с авианосцев. А в действительности они взлетели с береговых аэродромов на острове Тимор.

Во всех операциях декабря 1941 года мы быстро добивались количественного превосходства, а качественное имели с самого начала. Мы отлично знали, что изолированность районов боевых действий помешает противнику быстро усилить свою авиацию. Поэтому быстрыми, решительными ударами мы не только достигнем локального господства в воздухе, но и удержим это преимущество.

Через 10 дней после первых бомбардировок вражеские самолеты полностью пропали с Филиппин. Наши войска не стали тратить время, используя достигнутое превосходство. 25 декабря наши войска высадились на остров Холо в южной части моря Сулу и захватили находящийся там аэродром. Чтобы обеспечить воздушное прикрытие, мы отправили туда 24 «Зеро» авиакорпуса Хайнань. Этот массовый перелет одноместных истребителей на расстояние 1200 миль был совершенно беспрецедентным в истории авиации.

Наши истребители почти не испытывали трудностей, очищая небо от остатков вражеской авиации. К началу марта 1942 года базовая авиация нашего флота появилась на островах южной части Тихого океана. Очень быстро вся Голландская Ост-Индия оказалась под контролем нашей авиации. Авиакорпус Тайнань перебрался на остров Бали через остров Холо, Таракан, Баликпапан и Банджермасин. 3-й авиакорпус перелетел в Давао, Менадо и Кендари, Целебес, после чего разделился на 2 группы. Первая отправилась через Макассар на остров Бали. Вторая полетела на остров Тимор через Амбоину.

Под командой вице-адмирала Цукахары наша базовая морская авиация в южной части Тихого океана сбила [95] и уничтожила на земле 565 вражеских самолетов за период с 8 декабря 1941 года до завершения боев на Яве. Из этого числа на долю «Зеро» приходится 471 самолет или 83%.

Мы можем видеть эффективность «Зеро» из обзора операций первого месяца войны. Наши авианосные и базовые «Зеро» уничтожили 65% вражеских самолетов из общих потерь противника. Это достижение самым прямым образом повлияло на успех наших операций, помимо прямого результата - уничтожения вражеской авиации. Без господства в воздухе наши бомбардировщики и торпедоносцы не смогли бы подавить сопротивление противника.

Мы уже подчеркивали и сейчас повторим еще раз, что этот самолет сыграл решающую роль в первые дни Тихоокеанской войны. Мы понимали, что в Пирл-Харборе, на Филиппинах и в Голландской Ост-Индии мы не добились бы таких побед на море, на суше и в воздухе, если бы не выдающиеся характеристики «Зеро». Успех всей нашей стратегии зависел от единственного самолета. [96]

Дальше