Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 1.

Японо-Китайский инцидент

В определенные периоды своей истории экономические, политические и другие причины вынуждали Японию вступать в вооруженные конфликты с соседними государствами. Хотя такие действия можно оправдать, сама природа войны требовала от воюющих сторон дорогой платы человеческими жизнями, вела к истощению ресурсов и «божественному правосудию».

Всеобщее знание ужасов войны делает ненужным обсуждение характера милосердия победителей. Однако недавняя история показывает, что победитель может потерять гораздо больше, чем приобретет в результате войны. Для больших стран, находившихся в экономически благополучном состоянии, разрушения, особенно ограниченные небольшими территориями, вполне терпимы. Однако для такой страны, как Япония, разрушительный эффект одного крупного поражения в войне мог оказаться очень далеко идущим и настолько серьезным, что даже серия последующих побед не смогла бы исправить вред, причиненный этим поражением.

Мы и сами уверовали в пропагандистскую легенду, говорящую, будто японцы после японо-китайской и русско-японской войны стали непобедимой нацией, и что [23] Япония не проиграет и не может проиграть войну. Если бы это было так, то военные и политические лидеры, которые держат в руках будущее нации, должны были бы сосредоточить свои усилия не только на том, чтобы выиграть войну, но и на устранении опасности поражения, если военный конфликт становится неизбежным. Если такие национальные лидеры будут введены в заблуждение внешним видом находящихся в их распоряжении вооруженных сил и вовлекут свою страну в пучину войны, не изучив тщательно все последствия такого поступка, они не смогут избежать негативной оценки своих действий. Их действия будут восприняты как грубое насилие или, на современном языке - разрушение, невзирая на теоретические оправдания.

Трагедия современной Японии кроется в том, что великие и человечные государственные деятели, которые пытались следовать принципам «честной игры» в международных отношениях, часто встречали смерть. Несколько кабинетов были сформированы людьми, которые не сопротивлялись давлению милитаристской клики.

Несмотря на такое отношение, крайне необходимое для ведения миролюбивой политики, возникали случаи, когда вооруженная сила становилась необходимой для обеспечения благосостояния нации. Те, кто отвечает за военное развитие нации, должны, не обращая внимания на политиков, прилагать все силы для наилучшего выполнения своих обязанностей.

Чтобы выполнить эти военные требования, нация должна стараться создать наиболее эффективное оружие и людской потенциал. Несколько десятилетий назад Япония осознала, что современная воздушная мощь - наиболее подходящее оружие для решения проблем национальной обороны. Поэтому началось усиленное развитие авиации, особенно военно-морской.

7 июля 1937 года на Азиатском материке вспыхнул японо-китайский инцидент. Это произошло примерно через 25 лет после того, как мы начали создавать свою [24] морскую авиацию. В это время флот располагал следующими ударными силами:

АВИАНОСНОЕ УДАРНОЕ СОЕДИНЕНИЕ

1-я ДИВИЗИЯ АВИАНОСЦЕВ

контр-адмирала Такасу Сиро, «Рюдзё»

«Рюдзё», капитан 1 ранга Абэ Кацуо

12 авианосных истребителей Накадзима Тип 95

15 авианосных пикировщиков Накадзима Тип 95

«Хосё», капитан 1 ранга Кусака Рюносукэ

9 авианосных истребителей Накадзима Тип 95

9 авианосных штурмовиков Аичи Тип 92

2-я ДИВИЗИЯ АВИАНОСЦЕВ

контр-адмирал Хориэ Рокуро, «Kaгa»

«Kaгa», капитан 1 ранга Инагаки Аяо

12 авианосных истребителей Накадзима Тип 90

12 авианосных пикировщиков Накадзима Тип 94

12 авианосных штурмовиков Накадзима Тип 89

12 авианосных торпедоносцев Тип 96

БАЗОВАЯ АВИАЦИЯ

1-я СВОДНАЯ ВОЗДУШНАЯ ФЛОТИЛИЯ

капитан 1 ранга Тодзука Митихаро, Тайбей (позднее Шанхай)

Авиакорпус Кисарадзу, капитан 1 ранга Такэнака Рюдзо

6 базовых бомбардировщиков Мицубиси Тип 95

24 базовых бомбардировщика Мицубиси Тип 96 [25]

Авиакорпус Каноя, капитан 1 ранга Исии Сидзуэ

9 базовых истребителей Накадзима Тип 95

18 базовых бомбардировщиков Мицубиси Тип 96

2-я СВОДНАЯ ВОЗДУШНАЯ ФЛОТИЛИЯ

контр-адмирал Мицунами Тэйдзо, Омура (позднее Шанхай)

12-й авиакорпус, капитан 1 ранга Имамура Осаму

12 авианосных истребителей Накадзима Тип 95

12 авианосных пикировщиков Накадзима Тип 94

12 авианосных штурмовиков - Аичи Тип 92

13-й авиакорпус, капитан 1 ранга Сэнда Садатоси

12 авианосных истребителей Мицубиси Тип 96 («Клод»)

12 авианосных пикировщиков Мицубиси Тип 96

12 авианосных торпедоносцев Мицубиси Тип 96

Всего: 66 авианосных истребителей

51 авианосный пикировщик
54 авианосных штурмовика и торпедоносца
48 базовых бомбардировщиков
219 боеспособных самолетов

Кроме того, имелось 30 разведывательных и наблюдательных самолетов на корабле береговой обороны «Исудзу», флагманском корабле 3-го флота (находился в Шанхае), базе гидросамолетов «Камой» и различных крейсерах.

Когда 13 августа 1937 года начались бои в Шанхае, наша разведка сообщила, что японский гарнизон в этом городе полностью окружен значительными силами китайцев, поддержанных 300 самолетами, базирующимися в районе Нанкина. Дополнительные сообщения указывали, что намеченная атака китайцев может в течение нескольких дней уничтожить японские войска, которые были окружены в Шанхае. Гарнизон морской пехоты сражался [26] с подавляющими силами китайцев. Так как в районе Шанхая мы не имели аэродромов, японский гарнизон остался без воздушной поддержки.

14 сентября произошла серия стычек пехоты. Китайские самолеты начали бомбовые атаки, поддерживая свои войска в Шанхае и вокруг него. Уже когда начались эти налеты, одинокий гидросамолет-разведчик Тип 90 с «Идзумо» атаковал вражеские самолеты и сбил один из них.

Вечером 14 августа бомбардировщики «Нелл» (Тип 96) авиакорпуса Каноя, базирующегося в Тайбее (Формоза), атаковали китайские позиции. На следующий день «Неллы» авиакорпуса Кисарадзу из бухты Омура (остров Кюсю) начали свои налеты. Начиная с 16 августа, в бой вступили авианосные самолеты. Налеты на вражеские позиции постепенно усиливались. Эти атаки «Неллов» были первыми «трансокеанскими» рейдами бомбардировщиков.

В течение многих лет японские армия и флот прятали свои технику и оружие. Публика видела только устаревшие модели тяжелых орудий, кораблей и самолетов. Другие страны исповедовали прямо противоположную политику и постоянно демонстрировали свое лучшее вооружение, пытаясь запугать своих противников. Знание действительных характеристик иностранного оружия оставалось привилегией избранных. Пропаганда пережевывала преувеличенные россказни о действительной силе каждой нации.

Импортируя иностранные самолеты и оружие, мы в Японии смогли примерно оценить, что они могут и чего не могут. Укрывая свои самолеты и другое вооружение за крепкой границей, мы заставили весь мир серьезно недооценить боевую мощь нашей морской авиации.

Так называемые «трансокеанские» бомбардировки во время японо-китайского инцидента в первый раз открыли истинные возможности японских самолетов. Бомбардировщики «Нелл» совершали вылеты средней длиной 1250 миль, хотя и не с полной бомбовой нагрузкой. Это [27] значительно превышало дальность атак любых бомбардировщиков иных стран. Еще большее уважение вызвали эти полеты, когда стало известно, что они выполнялись в очень плохую погоду. Самолеты взлетали с Кюсю и Формозы и наносили удары по целям в районах Шанхая, Нанкина, Ханчжоу и других городов.

Восторг японского народа при известии об этих налетах понять очень легко. Мы имели мощные, дальние, всепогодные бомбардировочные силы. Наши самолеты постоянно ставили новые рекорды. Единственными боевыми вылетами через сколько-нибудь заметные водные преграды были полеты в годы Первой Мировой войны через Дуврский пролив.

Несмотря на отличное качество своих самолетов и подготовку пилотов, японская морская авиация в первые дни инцидента понесла тяжелые потери. Предстояло еще очень много узнать об искусстве дальних полетов, что нельзя было выяснить в мирное время. Однако китайцы взяли дорогую плату за свои уроки.

Мы узнали - почти сразу и с сокрушительной ясностью - что бомбардировщики не могут соперничать с вражескими истребителями. Мы потеряли много летчиков, прежде чем окончательно усвоили этот урок. Погиб капитан-лейтенант Нитта, командир авиатруппы, сублейтенант Умэбаяси, мичман Яманоути из состава соединений базовых бомбардировщиков, а также много других известных пилотов.

Понесли серьезные потери самолеты с авианосца «Kaгa». 12 авианосных штурмовиков Мицубиси Тип 89 под командой капитан-лейтенанта Иваи 17 августа вылетели с авианосца для удара по Ханчжоу. Плохая погода помешала им встретиться с истребителями сопровождения, и возле цели бомбардировщики были атакованы китайскими истребителями. 11 бомбардировщиков, включая самолет командира группы, были сбиты. Только сублейтенант Танака сумел привести свой изрешеченный пулями самолет обратно на авианосец. Если бы он не [29] вернулся, мы так ничего и не узнали бы о судьбе группы, и другое подразделение вполне могла постигнуть такая же участь. Рапорт Танаки как громом поразил командование флота. Немедленно всем бомбардировочным соединениям были отправлены специальные предупреждения с требованием принять меры безопасности против китайских истребителей.

Мы обнаружили, что, если наши истребители сопровождали бомбардировщики до цели и обратно, никаких инцидентов не происходило. Сравнив полное уничтожение группы одиноких бомбардировщиков со спокойными полетами под прикрытием истребителей, флот отреагировал очень быстро. «Kaгa» получил приказ немедленно вернуться в Сасебо и получить новую авиагруппу из истребителей «Клод» (авианосный истребитель Тип 96).

Хотя эти истребители еще не летали с авианосцев, тяжесть военной ситуации вынуждала пойти на риск аварий. В начале сентября 2-я сводная воздушная флотилия, получив самый мощный на тот день истребитель - «Клод», вернулась в Шанхай.

Среди личного состава 2-й сводной воздушной флотилии находились капитан-лейтенант Окамура, капитан-лейтенант Гэнда и лейтенант Номура - 3 выдающихся японских летчика-истребителя. Позднее к ним присоединился еще один испытанный ветеран - лейтенант Нанго. Флотилия совершила первый налет на Нанкин 18 сентября. За ним последовали новые атаки, которые выполняли бомбардировщики и истребители «Клод».

Китайские ВВС сопротивлялись отчаянно. Они бросали против истребителей Мицубиси сборные команды самолетов со всего мира. Китайские пилоты атаковали «Клоды» на таких самолетах, как британский Глостер «Гладиатор», американский Кертисс 75 «Хэйвок», русские И-15 и И-16В. Но в исходе яростных воздушных боев сомнений почти не возникало. С самого начала «Клод» подтвердил свое превосходство серией побед, хотя принесла их скорее численность, чем лучшие характеристики. [30] В течение 2 месяцев после первой атаки целей в Китае вражеские истребители пропали из района боев. Последний бой произошел 2 декабря, когда «Клоды» лейтенанта Нанго сбили в небе над Нанкином 10 И-16Б. Это была славная победа. Весь октябрь и ноябрь вся Япония радовалась блестящим боевым успехам «Клодов».

Китайцы перевели свои авиабазы в тыловые районы за пределы действия истребителей «Клод». Новая штаб-квартира была создана в Наньчане в центральном Китае, который находился примерно в 335 милях на юго-запад от Шанхая. Атаки китайских самолетов истребителями «Клод» из Шанхая требовали новой тактики. Капитан-лейтенант Гэнда, начальник авиационного отдела штаба 2-й сводной воздушной флотилии, предложил создать специальные заправочные базы ближе к линии фронта, чтобы истребители могли воспользоваться ими на пути к цели.

Используя базовые бомбардировщики Тип 95 в качестве импровизированных транспортов, флот доставил топливо и механиков на аэродром Куангте. Хотя он был занят японской армией, этот аэродром был частично изолирован, так как противник контролировал линии снабжения. Наши истребители садились в Куангте для дозаправки и продолжали полет в район Наньчаня. Те, кто имел достаточно топлива для возвращения, летели от цели прямо в Шанхай. Остальные делали еще одну остановку в Куангте.

Новизна этой тактики принесла успех. Каждый раз наши истребители совершали опустошительные и неожиданные нападения на китайцев. В серии этих атак Япония получила нового героя. Унтер-офицер Касимура сбил второй китайский самолет в одном бою. Но тут падающий истребитель протаранил его «Клод», отрубив более трети левого крыла. Великолепное пилотирование Касимуры позволило ему привести израненный истребитель в Шанхай.

Требования военной обстановки загоняли морских летчиков в неожиданные ситуации, к которым они не были [31] готовы. Авианосные пикировщики, штурмовики и авианосные истребители Тип 95 проводили разведку вражеских позиций, бомбили их и обстреливали в тесном взаимодействии с армейскими частями, которые упорно наступали из Шанхая на Нанкин. Хотя морским пилотам не хватало опыта и подготовки, они выполняли задания так успешно, что заслужили глубочайшее уважение пехоты. Она получала самую большую выгоду от этих атак.

Эти операции продолжались 3 месяца, до самого падения Нанкина. Из опыта операций в китайской кампании было извлечено много ценных уроков. Прежде всего: 1) авиагруппы и самолеты, обученные для действий над морем, могут без специальной подготовки участвовать в любой сухопутной кампании; 2) ключ к успеху в любой сухопутной или морской операции - это господство в воздухе.

Выдающиеся боевые успехи истребителя «Клод» покончили с долгими спорами в Японии. Раз и навсегда исчезли аргументы в пользу истребителя-биплана. Даже с учетом исключительной маневренности малая дальность полета и малая скорость авианосного истребителя Тип 95 обрекли его на уход со сцены. Потребовалось последнее испытание боем, чтобы решить, какой из типов самолетов будет наиболее эффективным.

Воздушные бои в Китае полностью оправдали упрямство флота, который настаивал на тщательной подготовке экипажей. Хотя морские летчики специально обучались действиям против вражеских кораблей, их квалификация позволяла им действовать гораздо более эффективно, чем армейским пилотам. Зато, в полную противоположность этому, оказалось, что пилоты, обученные полетам над сушей, испытывают огромные трудности при действиях над морем, даже если это будут простые перелеты на большое расстояние над океаном.

Мы обнаружили, что большая дальность полета бомбардировщиков флота открыла новую страницу в воздушной войне. Эти самолеты оказались способны атаковать [32] цели далеко за линией фронта или в сотнях миль от берега в открытом море. Самое важное, что мы узнали, - некоторые воздушные кампании нельзя определять строго как «сухопутные» или «воздушные». Они требовали от пилотов умения летать в любой обстановке.

Несмотря на эти совершенно очевидные результаты воздушной войны в Китае, предусмотрительные молодые офицеры авиации флота встретили непрошибаемую стену упрямства в высшем военном командовании. Ситуация внутри армии оказалась аналогичной. Основная тенденция - считать воздушную мощь второстепенной силой по отношению к морским и сухопутным силам - сохранилась. Наши морские офицеры понимали, что они должны преодолеть эти препятствия и заскорузлое мышление верхов. Только тогда появится надежда на модернизацию воздушного оружия. Поэтому морские летчики начали борьбу за получение большей самостоятельности и выделение новых фондов морской авиации.

В последующие годы эти усилия принесли свои плоды. Совершенная техника, качественное обучение, увеличение числа самолетов позволили флоту иметь современную мощную авиацию. Несмотря на радикальные изменения в своей организационной структуре, армия не смогла угнаться за постоянным и стремительным прогрессом флотской авиации. Она по-прежнему серьезно отставала в организации обслуживания самолетов. Исключая отдельные типы самолетов, такие, как «Дина» (Тип 100), характеристики армейских самолетов уступали данным самолетов флота по всем параметрам.

Несмотря на энергичные попытки изменить систему обучения армейских пилотов, она по-прежнему оставалась весьма, несовершенной в отношении полетов над водой и ночных операций. Армейская авиация так и не избавилась от ярлыка «неполноценной». Ее сфера влияния ограничивалась только сушей.

Еще когда Япония начала готовиться к Тихоокеанской войне, дальновидные люди признавали необходимость [33] обучить «сухопутные» самолеты действовать в любых условиях. Однако эти люди находились вне военных структур. Поэтому, несмотря на все усилия, они не смогли убедить армейских лидеров в правоте своих взглядов. Мы всегда сожалели об этой неудаче Японии. Особенности ее политической, военной и социальной систем не позволяли людям, находящимся вне армейских структур, влиять на оборонную политику. Мы многое сделали бы, даже просто выслушав их. [34]

Дальше