Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава двенадцатая.

Период октябрь - декабрь

Общий характер периода

Осенний период кампании 1916 г. является продолжением летнего не только по времени, но и по развитию начатых, но не законченных летом операций на Французском, Итальянском и Русском театрах. Бои на Сомме, под Верденом, на Изонцо, Стоходе и под Ригой по-прежнему чередовались друг с другом, не изменяя стратегической обстановки сторон, а лишь истощая их силы. Но наряду с этим в осенний период войны выдвинулся и новый, весьма важный фактор, который серьезно переменил всю стратегическую обстановку Русского фронта, заставив перенести центр тяжести внимания на юг. Все это произошло вследствие выступления Румынии и решения Центральных держав нанести этому новому врагу быстрый удар с целью вывести его из строя. Клубок всех событий осеннего периода войны развивался в Румынии, около нее и в связи с ней, почему она и будет поставлена в центр изложения всех операций.

Выступление Румынии

(Схема 49)

Союз Румынии с Антантой представлял большие выгоды при условии использования его в активных целях. Он открывал две наступательные перспективы. Совместными действиями от Салоник и из Добруджи [596] Антанта могла вывести из строя враждебной коалиции первоначально Болгарию, а потом и Турцию. Но этот проект был отклонен западными державами. Была и другая возможность. Граница с Румынией открывала через Трансильванию фланг укрепленной позиции австро-германцев и кратчайшие пути на Вену.

Заблаговременное сосредоточение русских войск на левом фланге 9-й армии (о сроке выступления Румынии было определенно известно с половины июля) и быстрое наступление их тотчас же после объявления Румынией войны по ее территории в обход австрийских позиций могло сильно затруднить положение Центральных держав на востоке. Но Антанта отказалась и от этого способа. Она остановилась на третьем, предоставив Румынии самой атаковать в Трансильвании и только усилив ее слабым русским корпусом в Добрудже.

Выгодное положение Румынии на фланге заставляло догадываться, что германцы обрушатся всей силой своего кулака на это маленькое государство, чтобы закрыть для русских всякую возможность политического влияния на Балканах и открыть для себя выход на фланг русской оборонительной линии. Румынская армия, не имевшая боевого опыта, навряд ли могла выдержать натиск германцев, и при таких условиях союз с Румынией имел для России только отрицательный характер, как это и вышло в действительности.

Командование русским Юго-западным фронтом не учло, однако, важного значения своего левого фланга, и данные Ставкой корпуса направило на Галичский участок, усилив 9-ю армию на Карпатах только 1 корпусом (XVIII) и приказав ей наступать на Мармарош-Сигет. Это наступление развивалось уже вместе с румынами.

Выступление Румынии было вопросом двухлетнего колебания и длительных переговоров. Стремления Румынии к захвату Трансильвании и Буковины, а также сильные франкофильские симпатии большей части ее правящего класса тянули Румынию на сторону антанты; [597] династические интересы и германофильство некоторых кругов заставляли опасаться возможности перехода ее на сторону германской коалиции, а характер господствующих классов этого государства позволял быть уверенным, что по собственной воле оно обнажит оружие только на стороне сильного, на стороне, более ему обещающей, и тогда, когда риск выступления будет наименьшим.

Между тем географическое положение Румынии, колебавшейся и не принимавшей определенного решения, тяготело над обеими сторонами и заставляло их желать выявления настоящего лица этого балансировавшего между обеими коалициями правительства. Поэтому у Центральных держав серьезно обсуждался еще в начале 1916 г. проект разгрома Румынии, чтобы таким способом вскрыть назревший нарыв, но проект этот не был приведен в исполнение. Со своей стороны Антанта в лице Франции и Англии также решила добиться от Румынии выступления на ее стороне, что в конце концов и удалось сделать в августе 1916 г.

Но выступление Румынии произошло при плохих предзнаменованиях полного разногласия во взглядах на этот вопрос верховного командования Франции и Англии, с одной стороны, и России - с другой. Первые переносили центр тяжести румынских действий на Трансильванию, возлагая прикрытие Румынии со стороны Болгарии на 150-200-тысячную русскую армию, которая должна была для этого продвинуться к Дунаю. Русское же командование стояло за то, чтобы совместными действиями румын, союзной салоникской армии и русского вспомогательного отряда вывести сначала из строя Болгарию, после чего Трансильванский театр, угрожаемый с севера русскими, а с юга - соединенной массой салоникской и румынской армий, падет сам собой. Для этого требовались усиление салоникской армии и решительное наступление ее для угрозы тылу болгар, действовавших против румын. Но на такое усиление не соглашались западные державы. [598]

В результате, хотя и не вполне, победила французская точка зрения, и 27 августа Румыния объявила войну Австрии, получила полную свободу отдельного командования и в помощь русский корпус, который в Добрудже должен был войти в состав румынской армии.

По мобилизационному расписанию Румыния выставляла 400-тысячную армию, состоявшую из 20 сильных по составу дивизий, 10 первоочередных и 10 второочередных. В действительности под ружьем в этих 20 дивизиях было едва 250 000 человек. Только первоочередные дивизии были снабжены скорострельной артиллерией и некоторым количеством полевых тяжелых гаубиц; второочередные дивизии имели на вооружении орудия старого типа. Тяжелой артиллерией и техникой румыны совершенно не были снабжены. Железные дороги были в очень плохом состоянии. Долгий период мира и отсутствие боевого опыта делали командный состав румынской армии совершенно [599] неподготовленным к ведению современной войны. И теперь в руки этой малочисленной, плохо подготовленной и снабженной армии передавался наиболее важный театр данного момента с предоставлением ей там полной свободы действий.

Границы Румынии представляли большие невыгоды в военном отношении. На юге по Дунаю и далее по прямой линии от Туртукая до Черного моря шла граница с Болгарией; на западе и северо-западе Румыния граничила с Австро-Венгрией по Карпатам, причем в направлении на Фокшаны австрийские владения сильно вдавались на восток, как бы образуя мешок между Валахией и Молдавией. Такая пограничная линия, кроме своей длины, была неудобна и тем, что ударом на Фокшаны или со стороны Добруджи легко отрезывалась вся Валахия с выступом своим к стороне Орсово.

Румынское главное командование решило большую часть своих войск выставить на границе с Трансильванией и отсюда наносить энергичный удар в направлении на Будапешт. Для прикрытия своей длинной границы с Болгарией по Дунаю румыны оставили лишь незначительные и притом второочередные части, в состав которых должен был войти и русский, тоже из второочередных частей, корпус.

В зависимости от этого стратегическое развертывание румынской армии вылилось в следующую форму:

Северная армия (3½ äивизии, или 68 батальонов) от Дорна-Ватра, где она связывалась с 9-й русской армией, до прохода Ойтос, прикрывая Молдавию.

2-я армия (3 пех. и 1 кав. дивизия, 36 батальонов) прикрывала проходы со стороны Кронштадта и Германштадта, заняв участок от прохода Ойтос до прохода Ротентурм.

1-я армия (4 пех. дивизии, 64 батальона) сосредоточилась от Ротентурма до Орсова на Дунае.

3-я армия, наиболее слабая по составу и преимущественно из второочередных частей, всего 6 дивизий, [600] прикрывала длинную линию Дуная и Добруджу, имея русский корпус на крайнем левом фланге.

Таким образом, наиболее сильные группы были образованы на флангах Трансильванского театра, что давало возможность быстрым наступлением южной группы выйти в Венгерскую долину до принятия противником соответствующих мер и этим открыть туда дорогу правому флангу румын и левому флангу русских. Слабой стороной этого развертывания была необеспеченность болгарской границы и в особенности важной и открытой для вторжения Добруджи, где до подхода русского корпуса была оставлена только одна второочередная дивизия.

Изменение в верховном командовании обеих коалиций

Ко времени выступления Румынии произошло частичное изменение в высшем командовании германской и французской армий.

В Германии верховное командование фактически было вручено Гинденбургу при начальнике штаба Людендорфе, [601] что устанавливало единоначалие в германской армии, которое, как мы уже знаем, распространилось и на австрийские войска на Русском фронте, а впоследствии и на Румынский фронт. На Итальянском и Сербском фронтах командование оставалось в руках австрийцев. Во Франции Жоффр был назначен верховным главнокомандующим французскими войсками на всех театрах, и, таким образом, в его руках объединялось и командование Салоникским фронтом.

Планы Центральных держав

Германское командование ожидало выступления Румынии, но предполагало его несколько позднее, после сбора урожая. Таким образом, германцы были захвачены врасплох, и поэтому их обдуманный уже заранее план проводился с запозданием, в особенности благодаря плохо развитой сети рельсовых путей. Румынский фронт для Центральных держав являлся единственным, где они могли еще предпринять наступательную операцию, а кроме того, неудача на нем грозила для них перерывом сообщений с Турцией. Поэтому Гинденбург решил нанести удар Румынии, приобрести богатые провинции с хлебом и нефтью и обезвредить попытку Антанты объединить операции со стороны Румынии и Салоник.

В общем германский план сводился к первоначальному нанесению болгаро-турецкими войсками, которые могли быть раньше собраны, удара по Добрудже, чтобы обеспечить себе правый фланг, а потом совместными действиями со стороны Дуная и с фронта Германштадт - Кронштадт завладеть Валахией и отрезать находившиеся там румынские войска.

С этой целью были образованы 3 группы войск:

Группа Макензена, достигшая к половине сентября, примерно, 9 пех. и 2 кав. дивизий германско-болгарско-турецких войск, постепенно увеличиваемых в течение октября. Эта группа должна была, прикрываясь [602] Дунаем, нанести сильный удар на Добруджу и отбросить здесь румын к северу от железной дороги Черно-воды - Констанца. Обеспечив себя таким образом с правого фланга, группа Макензена должна была принять участие в общем наступлении на Валахию.

Группа Фалькенгайна из 9-й германской и 1-й австрийской армий, всего около 26 пех. и 7½ кав. дивизий, из которых 16 германских. Эти армии находились еще в периоде сосредоточения, причем 1-я австрийская армия должна была развернуться по обе стороны Марош - Вашаргели, 9-я же германская армия сосредоточивалась в районе Карльсбург и Мюльбах, имея небольшие отряды к югу до Орсовы.

Далее на север, уже против Русского фронта, действовала 7-я австрийская армия, которая едва удерживала натиск 9-й русской армии Лечицкого и потребовала усиления ее 3 новыми германскими дивизиями, которые направлялись с Французского фронта против румын. Войска в Трансильванию сосредоточивались медленно, и потому в сентябре румыны имели здесь дело только с передовыми частями.

Румынский фронт

Ход событий определил в дальнейшем тесную связь между действиями в Румынии и на Русском театре, и в особенности на его Юго-западном фронте, почему их и приходится рассматривать вместе.

В августе русское командование начало обращать серьезное внимание на Карпаты и постепенно увеличивало здесь войска, хотя и очень медленно, так как сосредоточение главных сил румын в Трансильвании давало надежду на их внушительную здесь помощь. Центр тяжести наступления за Карпаты на русском участке фронта сосредоточивался на 4 шоссейных дорогах, которые вели по две к главным объектам действий - к Мармарош-Сигету через Корошмезо и Шибени и к Быстрице через Кирлибаба и Якобени. По этим путям и были направлены [603] Лечицким, примерно, по 1 корпусу с слабым прикрытием левого фланга, т. е. направления на фронт Якобени, Сучава, только кавалерией. Сюда австрийцы и направили свой главный удар.

Тем не менее русские войска, с трудом преодолевая укрепленные горные позиции австрийцев, не только отбивали их атаки, но и подвигались вперед. К 20 сентября они здесь вновь вышли, примерно, на линию Рафаилов - Ворохта - Шибени - Кирлибаба (искл.) - Дорна-Ватра (искл.). К тому же времени румыны продвинулись в Трансильвании на фронт Марош-Вашаргели - Фогараш - Германштадт. Но совместное наступление русских и северной румынской армии на Дорна-Ватра и далее на Быстрицу было задержано сильно укрепленной позицией германцев и 26 сентября прекратилось ввиду разрозненности действий, не объединенных командованием действовавших на одном направлении русских и румынских отрядов.

Примерно к этому времени закончилось сосредоточение против румын армий Центрального союза, которые начали свое наступление в Добруджу группой Макензена, а в Трансильвании - Фалькенгайна. После четырехдневного упорного боя 30 сентября германцы заняли Германштадт и начали сильно давить первоначально на правый фланг румын. Операция Макензена против Добруджи окончилась 27 октября оттеснением [604] русско-румынских войск на 1 переход к северу от железной дороги Черноводы - Констанца, после чего, оставив здесь слабые силы, он всю свою группу сосредоточил к югу от Дуная на Бухарестском направлении для совместных действий с Фалькенгайном против столицы Румынии.

За время операции в Добрудже Фалькенгайн легко занял 10 октября Марош-Вашаргели и Кронштадт и с трудом пробивался от Германштадта через Ротентурмский перевал. Румыны начали отходить на восток (10 октября на линию Кимполунг - Бузео) и на юг к своей границе, оттягивая свой правый фланг на юг и теряя связь с 9-й русской армией. Это заставило Лечицкого спешно закрыть образовавшийся открытый промежуток к югу от Дорна-Ватра сначала кавалерией, а потом и вновь подвозимыми корпусами, разжижая свой фронт и протягивая его постепенно до Окна. Здесь ему пришлось выдержать первоначально одной кавалерией ряд упорных боев с сильным противником, но удалось не только удержать свое положение, но и перейти в ноябре в наступление.

План германского командования в конце октября вылился в следующую форму: Фалькенгайн прорывает румын своим левым флангом с фронта Марош-Вашаргели - Кронштадт в направлении на р. Тротуш, центром на Питешти - Слатина и правым флангом с массой конницы направляется на Крайова, имея целью скорее войти этой [605] конницей в связь с Макензеном, который, переправившись через Дунай, направляет свой удар на Фокшаны.

События начали развиваться здесь с головокружительной быстротой. Интересы Румынского фронта непосредственно связывались с интересами Русского фронта, и для обеспечения своего фланга русское командование начало перекидывать сюда несколько корпусов, которые вследствие недостатка в железных дорогах прибывали мелкими частями медленно и не успели спасти Румынии, но обеспечили фланг русского расположения. Первоначально корпуса направлялись на Бакеу, чтобы закрыть образовавшийся к северу от румын промежуток и сосредоточить кулак между Пьятра и Окна для нанесения удара на сообщения германских войск, ворвавшихся в Валахию, а потом на Фокшаны и Галац для принятия на себя отступающей румынской армии.

Войска Центрального союза начали тем временем выполнять свою основную операцию против румын. Задержанные на Марош-вашаргельском и Кронштадтском направлениях 9-й русской и 2-й румынской армиями, они направили свой главный удар через проходы Вулкан и Ротентурм и вышли 23 ноября на фронт Рымник - Слатина - Каракал, взяв в плен у последнего румынский отряд. В этот же день Макензен легко переправился у Систова через Дунай. 30-го трансильванская группа продвинулась до Питешти, а Макензен до низовьев р. Аржис, где 1 декабря с трудом выдержал у Коман атаку подошедших на помощь румынам частей IV русского корпуса и удержал свое положение только благодаря подходу свежей турецкой дивизии.

4 декабря австро-германцам удалось перевалить через Карпаты и со стороны Кронштадта, а румыны очистили без боя Бухарест, так что фронт германцев шел от Плоешти через Бухарест и далее по р. Димбовица, 17 декабря фронт их продвинулся до линии верховьев р. Завала - Бузео - Черноводы и, наконец, к январю 1917 г. на линию Фокшаны - устье Дуная, где и остановился, перейдя к позиционной войне. [606]

Во время этого германского наступления 9-я русская армия, а также и перекинутая на Карпаты 8-я армия, усилившись переброшенными к ним подкреплениями, перешли с половины ноября в наступление по всему фронту Карпат, от Ворохта на севере до Окна на юге, нанося главный удар 2 корпусами в направлении от Пьятра на Сас-Реген. Наступление это, длившееся в течение месяца, дало русским некоторые тактические успехи, облегчило положение правого фланга румын. В конце декабря здесь обе стороны также перешли к позиционной войне.

На остальных участках Русского фронта осенний период был отмечен еще серией атак со стороны русских на Стоходе, имевших место в сентябре и октябре, атак совершенно бесцельных и безрезультатных, если не считать той пользы, которую они могли принести, отвлекая внимание, а отчасти и силы германцев от Румынского и Французского фронтов, так как на последнем в это время шло наиболее активное из наступлений англо-французов. Все внимание русского командования было направлено на усиление Румынского фронта, куда была перекинута (к югу от Дорна-Ватры) вся 9-я армия и, кроме того, управления 4-й и 6-й армий, объединивших переброшенные в Румынию 35 пех. и 13 кав. дивизий, т. е. около¼ всех вооруженных сил.

Румынское наступление принесло, таким образом, только отрицательные результаты, легло всей тяжестью на Россию и заставило ее оттянуть большую часть своих сил на второстепенный театр без возможности, вследствие слабой сети рельсовых путей, скоро перекинуть их обратно.

Салоникский фронт

(Схема 49)

Салоникский фронт мог сыграть большую роль во всей румынской эпопее, но он ее не сыграл. Как в вопросе об использовании Румынии для общих целей выступления, [607] так и в вопросе о 300-тысячной армии, собранной в Салониках, взгляды союзников резко различались. Англичане и итальянцы были против развития энергичных наступательных операций со стороны Салоник и с трудом увеличивали здесь свои войска, а генерал Саррайль не проявлял ни талантов полководца, ни талантов организатора для командования собранной здесь интернациональной армией.

В течение сентября - декабря наступательные операции Антанты сосредоточились здесь исключительно в направлении на Монастырь сборным франко-русско-сербским отрядом при почти полной пассивности на остальном фронте. 17 сентября Саррайль занял Флорину, 18 ноября Монастырь, после чего приостановил свое дальнейшее наступление, войдя налево в связь с итальянцами, продвигавшимися со стороны Валоны. К концу года фронт Антанты имел уже сплошной характер от залива Рендина по северо-восточному берегу озера Тахино, через Серее, Дава-Тепе, озеро Дойран, Гевгели, Монастырь, озеро Охрида и далее в Албании [608] на Тепелени и по р. Вожуса северо-восточнее Валоны. Болгары, получив помощь от германцев, должны были поступить под германское командование и сильно укрепили свои позиции к северу от занятой противной стороной линии.

Таким образом, вся помощь, оказанная Салоникским фронтом румынам, ограничилась оттяжкой сюда нескольких германских батальонов и удержанием на этом фронте большей половины болгарских дивизий. В октябре Антанта заняла Пирей и Афины и, сделавшись фактическим хозяином Греции, вполне обеспечила тыл Салоникского фронта.

Французский театр

Сомма и Верден

(Схема 48)

Гинденбург, вступив 29 августа в верховное управление германскими армиями, нашел положение на Французском театре очень тяжелым. Одновременная борьба на Сомме и у Вердена была не под силу германцам. Атака на Верден была прекращена, и, несмотря на то, что можно было ожидать здесь перехода французов в наступление, германцы начали отправлять отсюда на Сомму часть артиллерии и аэропланов.

На Сомме германцы, введя в дело до 39 дивизий, едва держались, а отойти им было нельзя, так как в тылу не было подготовлено позиций. Между тем мощная англофранцузская артиллерия совершенно подавила при содействии аэропланов германскую артиллерию, многочисленные же аэропланы, снижавшиеся в массах над германской пехотой и обстреливавшие ее пулеметным огнем, наносили потери и выводили германцев из душевного равновесия. Для подготовки нового сопротивления на Сомме путем сосредоточения артиллерии, снарядов и выделения свежих дивизий германцам необходимо было 2-3 недели, которых, однако, союзники им не дали. [609]

Англо-французы собрали к концу августа на Сомме новые свободные силы; одни только французы имели здесь в резерве свежих 15 дивизий, а тяжелая артиллерия их увеличилась с 700 до 1200 орудий. Они решили возобновить в начале сентября свои атаки на Сомме, не задаваясь уже широкими целями прорыва и маневра, а более узкой целью выжимания германцев с их укрепленных позиций. К северу от Соммы союзники поставили себе целью занять высоты, отделявшие долину Анкра от долины Соммы, что сводилось к овладению англичанами фронтом Гранкур - Мартенпюиш - Мерваль и французами фронтом Ранкур - Бушавен. Южнее Соммы 10-я французская армия должна была овладеть возвышенностями Шон и Виллер - Карбонель.

3 сентября после сильнейшей артиллерийской подготовки началась атака союзниками всего преднамеченного участка. После четырехдневного боя англичанам удалось продвинуться и удержаться, несмотря на германские контратаки, на фронте Женши - лес Лез, а французы продвинулись до линии небольших рощ Андерли - Гопиталь - Марьер. К югу от Соммы, хотя атака велась на всем фронте от Барлё до Шилли, французам удалось продвинуться только на линию Вермандовиллер - Берни - Сантер. [610]

12-13 сентября 6-я французская армия вновь атаковала к северу от Соммы и, имея значительный успех, продвинулась до Бушавен. Германский фронт был прорван, но на другое утро он был уже прикрыт целой массой пулеметов, и дальнейшее наступление французов было приостановлено.

15 сентября началась большая атака англичан в севером направлении, причем впервые были применены танки {77}. Отчасти благодаря неожиданности появления этих новых машин англичане имели в этот день большой успех. Они завладели высотой 154, Флер, Мартенпюиш и Курсселет, продвинувшись в глубину на 2 км. 17 сентября южнее Соммы 10-я французская армия несколько развила свой успех, достигнутый ею 3-го.

20 сентября германцы, усилившись на 5 дивизий, произвели двумя из них сильную атаку на наиболее продвинувшийся участок французской атаки между Комблем и Бушавеном, но были отбиты заградительным огнем.

25 - 27 сентября вновь была произведена общая атака англо-французами на фронте в 18 км от Мартеншоиш до Соммы, что передало в руки союзников наиболее важные пункты германской обороны на этом секторе, а именно Типваль и Комбль. Этим и окончилась Соммская операция, так как в октябре и в ноябре были произведены только некоторые частные продвижения, и в общем к концу ноября Англо-французский фронт выдвинулся здесь на линию Шилли - западнее Шон и Барлё - Биаш - Бушавен - Ранкур - Сайли - Гёдекур - Окур-л'Аббе - Ле-Сар - Гранкур и Бомон - Гамель.

Вся эта операция, повлекшая потерю более миллиона бойцов с обеих сторон и сосредоточившая внимание воюющих почти на полгода, не изменила стратегического положения сторон и только достигла удачных для Антанты тактических результатов. Германцы были [611] вытеснены с хорошо укрепленной своей позиции на Сомме, и это было предвестником их будущего отступления на тыловую позицию, к подготовке которой (линия Гинденбурга) они и приступили.

Прекратив свои атаки на Сомме, французы вновь обратились к Вердену.

Германцы прервали здесь свое наступление, но обороноспособность Вердена была подорвана их атаками, а потому ген. Жоффр решил, по возможности, ее восстановить и не только взять обратно форты Во и Дуомон, но и вновь вынести оборону крепости за линию фортов. С этой целью французы атаковали 24 октября 3 дивизиями, после подготовки огнем 400 орудий, форт Дуомон и завладели им. Перегруппировав свою артиллерию и вновь подготовив атаку, они взяли 2 ноября форт Во, а 5-го - селения Во и Дамплю.

После этого было решено для обеспечения захваченного продвинуться на линию Лувемон - Безонво. Подготовка атаки потребовала здесь 6 недель. Было построено 30 км новых дорог, 10 км рельсовых путей, а артиллерия была пододвинута на самую близкую дистанцию. 11 декабря началась артиллерийская подготовка, а 15-го - атака 4 дивизиями. 18 декабря французы заняли линию Лувемон - форт Шамбрен - Безонво, восстановив, таким образом, положение 25 февраля.

Годовая Верденская эпопея кончилась для германцев почти ничем; французы потеряли под Верденом 350 000 человек, а германцы, по французским подсчетам, - 600 000.

Итальянский театр

На Итальянском фронте за осенний период было произведено два наступления итальянцев на Изонцо (седьмое и восьмое): 14-17 сентября и 9 - 13 октября. Оба эти наступления были безрезультатны и дали возможность итальянцам местами продвинуться на 2-3 км. [612]

Результаты кампании 1916 г.

1916 г. в общем может быть охарактеризован как год заметного умаления военного могущества Центральных держав по сравнению с Антантой, что предрешало уже участь войны в пользу последней. Силы Центральных держав истощались в несравненно большей пропорции по сравнению с силами Антанты. Источники пополнения их у первых отсутствовали, у вторых были еще в избытке.

Год этот германцы начали и окончили двумя операциями наступательного характера - под Верденом и в Румынии. Операции не дали положительных результатов, только истощили живую силу и средства, а в Румынии окончились эффектным броском вперед, окончательно распылили германские силы и сделали их слабыми на главном пункте борьбы, а именно на Сомме. Во всех остальных операциях - на Русском фронте, на Изонцо, на Сомме - Центральным державам удалось удержать армии Антанты от развития ими широких операций, но всюду фронт их получил заметные трещины и не имел уже сил ответить на маневр контрманевром, а должен был ограничиваться только обороной.

Операции этого года, задуманные с широким стратегическим замыслом, вылились, за исключением Румынской, по преимуществу в борьбу тактического характера, в борьбу на истощение. Из всех широких замыслов германцев под Верденом, французов на Сомме, русских под Луцком, австрийцев у Трентино и итальянцев на Изонцо ничего не вышло, и бои, стоившие миллионов жертв, вылились исключительно в действия тактического характера, сохранив ту же внешнюю стратегическую обстановку, какой она была и в начале года.

Но если с внешней стороны, в смысле территориальном, это было так, то в скрытом виде, в широком смысле стратегии как боевой мощи враждующих сторон, державы Центрального союза до того истощились, что не могли уже рассчитывать предпринять при сложившихся условиях наступательную операцию ни на [613] одном из фронтов. Для этого им надо было искать новых путей, и они были найдены в связи с русской революцией, которая вошла в расчеты германского генерального штаба как определенная оперативная данная. Центральные державы ожидали спасения только с выходом России из строя, но этого выхода нельзя было уже добиться на полях сражений. Верден, Сомма и Луцк окончательно исчерпали силы австро-германцев.

Со стороны Антанты 1916 год дал более, чем предыдущие годы, образцов комбинированных действий армий различных держав, но это комбинирование было недостаточно, а в отношении Румынии Антанта дала высокий образец военно-политического разнобоя. Единое управление в образе конференций в Шантильи не выдержало, как и следовало ожидать, экзамена.

У Центральных держав дело обстояло лучше. Гинденбургу почти удалось захватить всю полноту оперативной власти, но смерть в конце года старого австрийского императора и вступление на престол молодого Карла вновь повели к излишней самостоятельности австрийского союзника.

1916 г. выдвинул на арену новую данную, которая сравнительно мало учитывалась в предшествовавшие годы войны. Это нравственное утомление тех наций, которые наиболее страдали от войны или видели бесцельность ее, и, как следствие этого, обострение в них классовой борьбы.

Богатство в артиллерии, в технике и во всех экономических предпосылках постепенно переходит на сторону англо-французов и делает в будущем для Германии борьбу с ними безуспешной. Единственной надеждой последней установить равновесие было неограниченное ведение подводной войны, к которой Германия по политическим соображениям не рисковала прибегнуть до 1917 г.

Бои под Верденом, на Сомме и отчасти на Русском фронте показали всю трудность выхода во время позиционной войны на маневренный простор. Этому предшествует длительная и планомерная борьба на истощение [614] всех сил и средств противной стороны. На Сомме эта борьба длилась до ноября, когда германцы из-за Румынской операции истощили там все средства борьбы. Выход англо-французам для маневра был почти открыт, но и у них не было своевременно сосредоточено сил для последнего натиска. Сомма и Румыния являются двумя противоположными полюсами современного военного искусства.

Операции 1916 г. выявили значение: 1) господства в воздухе авиации, 2) применения химических снарядов, 3) танков как мощного средства атаки, 4) автомобильных перевозок в крупном масштабе.

В то же время организация оборонительной операции начинает принимать четкие формы: 1) основой обороны считается укрепленная зона в 15 - 20 км глубиной из 2-3 полос укреплений, 2) первая зона занимается слабо и 3) оборона рассматривается как маневр оперативными резервами.

В общем 1916 г. был годом перелома, подорвавшим в корне военную мощь Центральных держав и, наоборот, доведшим силы Антанты до кульминационного развития. Это был год, определивший победу Антанты в будущем. Год, окончательно выявивший, что войну ведут народы, а не армии. Вопрос о пропаганде, о воздействии на всю народную массу в деле войны входит определенной данной в работу оперативного штаба Людендорфа, при котором в конце 1916 г. организуется особое отделение пропаганды.

Общая обстановка истекшего года ясно показывала Центральным державам, что война ими проиграна, а потому в декабре они делают попытку начать мирные переговоры, но выставляют условия, совершенно не соответствовавшие соотношению сил обеих сторон, а потому попытка эта не находит отклика у держав Антанты. [615]

Дальше