Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Часть третья.

Военно-воздушные силы в период изгнания

врага из пределов СССР и окончательного разгрома фашистской Германии
(январь 1944 г. - май 1945 г.)

Глава 9.

Действия авиации под Ленинградом и Новгородом

В победоносных сражениях 1943 г. советские Военно-воздушные силы завоевали господство в воздухе и своими активными действиями оказали существенную помощь сухопутным войскам в разгроме крупнейших группировок противника, освобождении более одного миллиона квадратных километров территории, захваченной немцами, на которой до войны проживало около 46 млн. советских граждан.

В ходе войны советская авиация продолжала укрепляться. В 1943 г. труженики тыла обеспечили выпуск 35 тыс. боевых машин{141}, что позволило компенсировать понесенные потери и к началу 1944 г. создать превосходство в самолетах над противником в 2,5 раза. Авиация была полностью обеспечена боеприпасами и другими материальными средствами.

Несмотря на налеты англо-американской авиации на авиационные заводы Германии, ее промышленность по сравнению с 1942 г. увеличила производство самолетов на 66%, что обеспечило выпуск 25 тыс. самолетов в 1943 г.{142}. К началу 1944 г. немецкие ВВС имели более 6 тыс. боевых самолетов, из них 3340 действовали против Красной Армии, 1800 — на Западном фронте и 900 находились в Германии.

Благоприятно сложившаяся обстановка позволила советскому Верховному Главнокомандованию спланировать и подготовить несколько стратегических наступательных операций на важнейших направлениях. Основная их цель заключалась в том, чтобы разгромить первоначально фланговые группировки [227] немецких войск под Ленинградом и на юге страны, а затем в Белоруссии и других важных районах.

К началу 1944 г. войска Ленинградского фронта занимали оборонительные позиции на приморском плацдарме и юго-восточнее Ленинграда, южнее их действовали войска Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов. Им противостояли войска группы армий «Север», которые за период 900-дневной блокады Ленинграда создали мощную многополосную оборону глубиной до 250 км.

Войскам Ленинградского и Волховского фронтов была поставлена задача разгромить фланговые группировки 18-й немецкой армии юго-западнее Ленинграда и в районе Новгорода, окончательно ликвидировать блокаду Ленинграда, а затем, развивая наступление на кингисеппском и лужском направлениях, завершить освобождение Ленинградской области и создать условия для очищения от врага территории советских прибалтийских республик.

В период подготовки к наступательной операции войска фронтов пополнились и превосходили противника по пехоте и артиллерии в 2 раза, а по танкам и самоходно-артиллерийским установкам почти в 6,2 раза. Они улучшили свое оперативное положение.

Для содействия войскам фронтов привлекались 13-я и 14-я воздушные армии, часть сил дальней авиации, 2-го гвардейского истребительного корпуса ПВО и авиации КБФ, имевших в своем составе более 1200 самолетов. Кроме того, предусматривалось привлечь часть сил авиации дальнего действия и 15-й воздушной армии 2-го Прибалтийского фронта.

13-я воздушная армия (командующий генерал С. Д. Рыбальченко, заместитель по политчасти генерал А. А. Иванов, начальник штаба полковник А. Н. Алексеев) совместно с частью сил морской авиации, истребительной авиации ПВО и авиации дальнего действия должна была поддерживать наступление 2-й ударной и 42-й армий Ленинградского фронта с целью окружения и уничтожения вражеской группировки в районе Красное Село, Ропша, Стрельна; в дальнейшем способствовать развитию наступления на Кингисепп и Гатчину.

14-я воздушная армия (командующий генерал И. П. Журавлев, заместитель по политчасти полковник М. И. Шаповалов, начальник штаба полковник Н. П. Абрамов) нацеливалась на поддержку 59-й армии Волховского фронта, наступавшей на новгородском направлении. При развитии наступления на лужском направлении во взаимодействии с войсками Ленинградского фронта наша авиация должна была содействовать завершению разгрома 18-й немецкой армии.

Партийно-политическая работа была направлена на воспитание у личного состава высокого наступательного порыва, [228] любви к Родине и ненависти к врагу, на обобщение и пропаганду боевого опыта лучших экипажей штурмовиков, бомбардировщиков и истребителей.

Воины-авиаторы воспитывались на боевых традициях города-героя. В частях и соединениях проводились беседы на темы: «Ленинград — город русской славы», «О зверствах немецко-фашистских захватчиков», «Месть за раны Ленинграда», «Мщение за смерть товарищей, погибших в бою». Укреплялась дружба летного состава с пехотинцами и танкистами.

* * *

Наступление советских войск началось утром 14 января. В полосе действий Ленинградского фронта в ночь перед наступлением в сложных условиях погоды фронтовые и дальние бомбардировщики нанесли ряд ударов по артиллерии противника, обстреливавшей Ленинград. [229]

Войска 2-й ударной армии после артиллерийской подготовки при поддержке морской авиации (командующий ВВС генерал М. И. Самохин) начали наступление в направлении Ропши. Эшелонированными действиями мелких групп и одиночных самолетов авиация наносила удары по огневым средствам, дотам и контратакующим танковым частям противника. Войска армии, преодолевая упорное сопротивление врага, к исходу дня продвинулись до 4 км.

На следующий день перешла в наступление 42-я армия. В период артиллерийской подготовки 30 Ил-2 277-й штурмовой авиационной дивизии 13-й воздушной армии в сложных условиях погоды нанесли сосредоточенный удар по артиллерии, а перед атакой нашей пехоты штурмовики мелкими группами подавляли огневые средства и живую силу в траншеях главной полосы обороны.

Наступление наших войск поддерживалось действиями штурмовиков и бомбардировщиков, которые наносили удары по опорным пунктам и артиллерии противника с малых высот. В течение дня наша авиация совершила 284 самолетовылета, подавила огонь 47 полевых и зенитных артиллерийских батарей, уничтожила 3 артиллерийские и 13 минометных батарей и много живой силы противника. Активно содействовали нашим войскам летчики 275-й истребительной авиационной дивизии (командир полковник А. А. Матвеев).

Противник оказывал упорное сопротивление нашим войскам. В последующие три дня развернулось ожесточенное сражение. Обе армии фронта, введя в бой подвижные группы — танковые бригады и вторые эшелоны, — при поддержке авиации развивали наступление. 13-я воздушная армия и авиация флота оказывали большую помощь прежде всего танковым частям. Группы самолетов Ил-2 9-й и 277-й штурмовых авиационных дивизий, непрерывно находясь над полем боя, успешно уничтожали огневые средства противника, мешавшие продвижению наших танкистов.

Наиболее эффективно вела боевые действия в те дни группа штурмовиков под руководством командира эскадрильи 943-го штурмового авиационного полка старшего лейтенанта Г. М. Паршина. [230] Летчики находились над полем боя до 35 минут и совершили до шести заходов на цель, эффективно поражая огневые средства противника.

За мужество и отвагу, проявленные в борьбе с врагами нашей Родины, Г. М. Паршин был удостоен звания Героя Советского Союза. Отважный и смелый мастер штурмовых ударов Паршин на фронте находился до конца войны и в апреле 1945 г. был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Командир 277-й штурмовой авиационной дивизии полковник Ф. С. Хатминский умело и оперативно руководил боевыми действиями летчиков со своего подвижного командного пункта, находящегося в боевых порядках 220-й танковой бригады. Он имел устойчивую связь по радио со своими офицерами связи, следовавшими в танках, и своевременно уточнял задачи группам штурмовиков.

Одновременно с непосредственной поддержкой наступавших войск наша авиация успешно наносила бомбардировочно-штурмовые удары по подходящим резервам и отступавшим войскам противника. В ночь на 17 и 18 января фронтовые бомбардировщики действовали по войскам на дорогах, ведущих к Красному Селу, дальние бомбардировщики наносили удары по узлам обороны противника в полосе наступления войск 42-й армии, а авиация флота — по командному пункту и узлам связи 9-й авиаполевой дивизии противника. В течение двух ночей дальние бомбардировщики сбросили 876 тонн бомб и нанесли значительные потери противнику в живой силе и технике.

19 января фронтовая и морская авиация, а также истребители ПВО мелкими группами самолетов действовали по живой силе и технике и оказывали поддержку 42-й и 2-й ударной армиям. После освобождения нашими войсками города Ропша специальная комиссия по определению эффективности установила в населенном пункте и на территории, где располагался немецкий командный пункт, большое количество воронок от авиационных бомб. Прямым попаданием 500-килограммовой фугасной авиабомбы разрушен КП 9-й авиаполевой дивизии, уничтожен узел связи, убито до 30 солдат и офицеров и нарушено управление частями дивизии.

Боевые действия авиации осуществлялись в условиях сильного противодействия средств зенитной артиллерии противника. Летный состав, ведя боевые действия, проявлял высокое боевое мастерство, мужество, смелость и героизм. Особенно отличалась группа истребителей, которую водил в бой командир эскадрильи 191-го истребительного авиационного полка старший лейтенант М. Ф. Шаронов. [231]

16 января 1944 г. М. Ф. Шаронов повел свою эскадрилью на штурмовку отступавших колонн вражеских войск по шоссейной дороге Павловск — разъезд Стекольный. Фашисты встретили первую атаку наших истребителей шквалом зенитного огня. Восемь заходов произвел на колонну врага командир эскадрильи, а за ним смело следовали его летчики, уничтожая пулеметно-пушечным огнем живую силу и технику противника. Вражеским снарядом был подбит командирский самолет, из кабины летчика появились языки пламени. Но отважный патриот Родины оставался верен воинской присяге. Он направил горящий самолет на скопление вражеских войск и ценою своей жизни уничтожил большое количество немецких солдат и офицеров. За совершенные подвиги в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Указом Президиума Верховного Совета СССР М. Ф. Шаронову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Летчики младшие лейтенанты Л. И. Сазыкин, В. А. Щербина и заместитель командира полка 9-й штурмовой авиационной дивизии ВВС флота капитан А. И. Иржак с воздушным стрелком матросом В. Д. Ждановым повторили бессмертный подвиг старшего лейтенанта Шаронова.

В течение первых шести дней операции советская авиация совершила более 2500 самолето-вылетов. Она оказала существенную помощь сухопутным войскам в прорыве сильно укрепленной тактической зоны обороны противника и разгроме его войск. За успешные боевые действия 9-й и 277-й штурмовой авиационным дивизиям были присвоены соответственно наименования Ропшинская и Красносельская. Несколько авиационных полков были награждены орденом Красного Знамени, а 73-й бомбардировочный авиационный полк ВВС КБФ преобразован в 12-й гвардейский бомбардировочный авиационный полк.

Под Новгородом в это время также шло не менее ожесточенное сражение. Войска 59-й армии Волховского фронта 14 января перешли в наступление с плацдарма севернее Новгорода. Наша авиация из-за плохой погоды не действовала. Войска противника оказывали ожесточенное сопротивление. Южнее Новгорода наши войска ночью переправились по льду через озеро Ильмень, внезапно атаковали противника и захватили плацдарм.

Соединения 14-й воздушной армии наносили удары по дзотам и огневым средствам мощного узла сопротивления — Подберезье, прикрывавшего дефиле между болотами и рекой Волхов. В течение 15 — 16 января на этот узел сопротивления наши летчики совершили 200 самолето-вылетов, сбросили несколько сот бомб и причинили значительные разрушения, чем помогли нашим войскам, которые вскоре прорвали оборону, [232] овладели сильным узлом сопротивления Подберезье и перерезали дорогу Чудово — Новгород.

Одновременно группы штурмовиков и истребителей днем, а самолеты По-2 ночью своими атаками препятствовали отходу противника по единственной оставшейся у него дороге из Новгорода на запад. Особенно эффективными были действия подразделения истребителей 269-й истребительной авиационной дивизии во главе с капитаном В. П. Синчуком по автоколоннам. 19 января, обнаружив автоколонну северо-западнее Новгорода, коммунист Синчук вызвал по радио штурмовиков. До их прибытия истребители пулеметно-пушечным огнем задержали движение колонны и нанесли ей потери. Затем прибыла группа самолетов Ил-2 281-й штурмовой авиационной дивизии. Совместными ударами истребителей и штурмовиков было уничтожено и повреждено до 75 автомашин и 20 повозок с грузом и охраной.

Утром 20 января войска 59-й армии завершили окружение противника восточнее Люболяды и штурмом овладели Новгородом. За активные боевые действия 281-я штурмовая, 269-я истребительная авиационные дивизии, 4-й гвардейский бомбардировочный и 386-й ночной бомбардировочный авиа ционные полки получили наименование Новгородских.

В ходе семидневных боев войска Волховского фронта взломали укрепленную оборону противника и при поддержке авиации расширили прорыв до 50 км. Продвинувшись на 20 км, они разгромили две пехотные дивизии и отдельные части противника.

12 января войска 2-го Прибалтийского фронта при содействии авиации 15-й воздушной армии перешли в наступление на новосокольническом направлении, к 19 января овладели станцией Нарва и сковали войска 16-й немецкой армии, чем способствовали успешному наступлению войск Ленинградского и Волховского фронтов.

Тяжелые потери, нанесенные фланговым группировкам 18-й немецкой армии, и боязнь окружения заставили противника начать отступление из мгинского выступа. С 21 января наступление наших войск развернулось от Финского залива до озера Ильмень и вылилось в преследование с целью завершения разгрома 18-й немецкой армии. Авиация 13-й и 14-й воздушных армий, несмотря на низкую облачность (100 — 200 м) и ограниченную видимость, содействовала наступлению 2-й ударной, 42-й и 59-й армий.

В ходе наступления советских войск противник уделял большое внимание обороне крупных узлов сопротивления, что вызывало необходимость периодического сосредоточения усилий авиации для их разрушения. В течение 24 — 25 января 13-я воздушная армия, часть сил истребителей ПВО и авиации флота поддерживали наступление 42-й армии с [233] целью захвата города Гатчина, крупного узла сопротивления противника. За два дня авиация совершила 432 самолето-вылета Особенно успешно действовали группы бомбардировщиков 276-й бомбардировочной авиационной дивизии, ведомые капитанами П. И. Сырчиным, Н. И. Кузьменко. Под прикрытием истребителей они наносили меткие удары по живой силе и технике противника, подавляли огонь артиллерии и дезорганизовывали его оборону. Действия авиации получили положительную оценку общевойскового командования и помогли войскам освободить город Гатчина.

Одновременно с этим фронтовые и дальние бомбардировщики вели борьбу с резервами противника и препятствовали им в подходе в район города Гатчина и Волосово. В дальнейшем они нанесли удары по железнодорожной станции Сиверская и Волосово. В течение ночи 26 января 227 самолетов сбросили на станционные сооружения и железнодорожные эшелоны 243 тонны бомб{143}, причинив значительные потери противнику и задержав подвоз его войск из районов Нарвы и Луги.

В течение первого этапа наступательной операции (14 — 30 января 1944 г.) авиация 13-й и 14-й воздушных армий в крайне сложных метеоусловиях совершила свыше 4500 самолето-вылетов, из них более 70% на непосредственную поддержку наступавших войск. Слабая активность немецкой авиации позволила широко применять истребительную авиацию для действий по отступавшим войскам противника, железнодорожным эшелонам и ведения воздушной разведки.

Советская авиация оказала большую помощь войскам фронтов в прорыве мощной глубоко эшелонированной обороны, преследовании противника и нанесла ему большие потери. При поддержке авиации наши войска продвинулись на 30 — 100 км, полностью сняли блокаду Ленинграда, освободили от немецких оккупантов много крупных городов Ленинградской области и Октябрьскую железную дорогу.

Победа под Ленинградом была отмечена 27 января 1944 г. мощным артиллерийским салютом. Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль «За оборону Ленинграда», а 26 января 1945 г. наградил город орденом Ленина, присвоив ему звание города-героя.

После разгрома немецких войск под Ленинградом и Новгородом наша авиация с 31 января по 15 февраля 1944 г. принимала активное участие в преследовании противника на нарвском, гдовском, лужском направлениях. В это время ее основные усилия были направлены на срыв попыток противника задержать наступление наших войск и вывести [234] из-под удара остатки 18-й армии на тыловой рубеж обороны Нарва, Псков, Остров.

На нарвском направлении действовала часть сил ВВС флота, на гдовском и лужском — 13-я воздушная армия и 2-й гвардейский истребительный авиационный корпус (командир корпуса генерал Н. Д. Антонов), в составе которого было 150 самолетов. С целью повышения активности воздействия по противнику командирам авиационных соединений было предоставлено право наносить удары по вызову командования общевойсковых армий и стрелковых корпусов, а также по данным воздушной разведки. При необходимости авиация сосредоточивалась на одном из направлений, где обстановка требовала более активных ее действий.

В течение первых трех дней преследования авиация Ленинградского фронта совершила более 1 тыс. самолето-вылетов. По данным воздушных разведчиков высылались группы штурмовиков, бомбардировщиков и истребителей, которые наносили удары по отступавшему противнику на дорогах, переправах, в местах сосредоточения. Созданием заторов и дезорганизацией отступления войск противника авиация оказывала значительную помощь нашим войскам в освобождении города Кингисепп и захвате плацдарма на западном берегу реки Нарва.

Истребительная авиация также активно действовала по войскам противника. 1 февраля звено истребителей 11-го гвардейского истребительного авиационного полка ПВО, возглавляемое Героем Советского Союза майором Г. Н. Жидовым, обнаружило в 30 км севернее Луги две колонны войск противника. Ведущий доложил по радио на командный пункт результаты разведки и дал команду своим летчикам атаковать эти колонны. Через несколько минут подошла семерка истребителей 26-го гвардейского истребительного авиационного полка. Совершив по нескольку заходов, наши летчики пулеметно-пушечным огнем и реактивными снарядами сожгли до 25 автомашин и уничтожили значительное количество вражеских солдат и офицеров.

Продолжая наступление на Псков, наши войска создали угрозу выходу на коммуникации лужской группировки немцев. Противник начал переброску резервов в этот район для подготовки контрудара против 42-й армии. В течение 6 — 7 февраля 50 бомбардировщиков, 60 штурмовиков и 79 истребителей 13-й воздушной армии по данным разведки наносили удары по резервам, направлявшимся из Пскова на Ляды. Разгром колонны в 300 автомашин с войсками и грузами, 200 груженых повозок, 20 орудий и железнодорожного эшелона с боеприпасами подтвердили партизаны деревни Демьяновка, Плюсского района. Они наблюдали, как немцы подобрали более 200 трупов своих солдат и офицеров. [235]

Последующие удары авиации по подходящим резервам способствовали срыву намечавшегося противником контрудара по войскам 42-й армии, которая освободила Ляды, форсировала реку Плюсса и во взаимодействии с авиацией и партизанами уничтожила северо-западнее озера Черное до двух полков 58-й вражеской пехотной дивизии.

На нарвском направлении авиация продолжала поддержку наступления войск 2-й ударной армии. 11 февраля в условиях сплошной облачности на высоте 50 — 150 м 102 самолета 277-й штурмовой и 275-й истребительной авиационных дивизий мелкими группами нанесли ряд ударов по артиллерийским, минометным батареям и живой силе в траншеях нарвского оборонительного рубежа. Систематическая авиационная поддержка помогла нашим войскам расширить плацдарм юго-западнее Нарвы.

Противник, стремясь ударами с воздуха задержать наступление наших войск, начал усиливать свою авиацию. К 31 января перед Ленинградским фронтом базировалось до 240 самолетов вместо 120, имевшихся к началу операции, а к концу февраля их было уже до 400{144}.

Большое внимание уделялось прикрытию с воздуха переправ и войск 2-й ударной армии на плацдарме. Действия истребителей «охотников» в сочетании с патрулированием обеспечивали своевременный перехват самолетов противника. 7 февраля два звена 1-й истребительной авиационной дивизии флота под командованием капитанов Е. М. Карпунина и В. М. Дмитриева были высланы на «свободную охоту» по маршрутам вероятного полета вражеских бомбардировщиков, а одно звено патрулировало над переправами. Первые две группы вражеских бомбардировщиков были встречены нашими истребителями на расстоянии 25 — 35 км от переправ. В результате атак они сбросили бомбы, не дойдя до заданной цели. Третья группа была атакована нашими патрулирующими истребителями и не смогла прицельно сбросить бомбы на переправу. В результате воздушного боя противник потерял пять бомбардировщиков, один истребитель и не смог выполнить задание. Успешно отражали налеты немецкой авиации летчики 159-го истребительного авиационного полка под командованием дважды Героя Советского Союза майора П. А. Покрышева.

На лужском направлении 14-я воздушная армия продолжала поддерживать наступление войск Волховского фронта. Пользуясь отсутствием летной погоды, противник перебросил свежие резервы и оказал упорное сопротивление наступлению наших войск. Наиболее активно действовала наша авиация юго-восточнее Луги. Меткими бомбардировочными [236] и штурмовыми ударами по вражеским войскам она способствовала войскам фронта в отражении его контрудара и налетов авиации противника Группа истребителей 269-й истребительной авиационной дивизии, руководимая капитаном В. П. Синчуком, была наведена на бомбардировщиков противника и смело их атаковала. В результате боя четыре неприятельских бомбардировщика и один истребитель были сбиты нашими истребителями. За боевую доблесть капитан В. П Синчук 13 апреля 1944 г. был удостоен звания Героя Советского Союза.

Боевые действия частей и соединений 13-й и 14-й воздушных армий на лужском направлении проходили в тесном взаимодействии с войсками фронтов Взаимодействие между воздушными армиями обеспечивалось постоянной информацией о задачах, районах и результатах боевых действий. Штабы армий обменивались данными по радиосвязи и радиосигнальными таблицами, что обеспечивало быстрое получение информации.

Войска 67-й армии Ленинградского фронта при поддержке авиации 9 февраля освободили Толмачево, стали обходить [237] с северо-запада город Луга и наступать на Струги Красные. За период с 6 по 11 февраля авиация совершила 700 самолето-вылетов, уничтожила до 200 автомашин с войсками и грузами, около 250 повозок, 134 железнодорожных вагона и большое количество вражеской пехоты{145}.

12 февраля наши войска освободили города Батецкая и Луга. Противник продолжал отступать вдоль шоссе на Псков. Наша авиация дезорганизовала его планомерный отход 14 февраля большая колонна войск противника подверглась ударам штурмовиков 281-й штурмовой авиационной дивизии, затем по ней нанесли удары бомбардировщики 280-й смешанной авиационной дивизии. В результате действий авиации было уничтожено и повреждено до 75 автомашин с войсками, подожжены цистерны с горючим и уничтожено много повозок с грузом.

Войска 2-го Прибалтийского фронта при поддержке 15-й воздушной армии продолжали наступление западнее Новосо-кольников. За период 31 января — 7 февраля авиация совершила около 2 тыс. самолето-вылетов, из них 50% ночью{146}. Продвижение наших войск было незначительным, но их действия сковывали 16-ю немецкую армию, и она не могла оказать существенной помощи 18-й армии в сдерживании наступления советских войск.

Транспортные авиаполки ГВФ и 13-й воздушной армии, части авиации дальнего действия за период операции доставили партизанам 278 тонн различного вооружения и 383 человека; обратными рейсами было вывезено до 740 человек, в том числе 592 тяжелораненых. Партизаны освободили несколько крупных населенных пунктов: Оредеж, Гдов, станция Плюсса, уничтожали немецкие гарнизоны во взаимодействии с войсками фронтов, парализовали работу транспорта во вражеском тылу, взорвали 58563 рельса, 300 мостов и пустили под откос 133 немецких эшелона с войсками и боевой техникой.

Боевые действия авиации проводились в обстановке большого патриотического подъема и проявления массового героизма личным составом авиационных частей и соединений. Лучшие воины-авиаторы вступали в ряды Коммунистической партии и комсомола. Только за январь в 14-й воздушной армии было принято в партию 152 человека, из них 43 летчика

Разгромов лужской группировки противника и прорывом его укрепленной полосы по реке Луга закончился второй этап наступательной операции. За это время наша авиация совершила 4637 самолето-вылетов{147}. При активном ее содействии [238] войска Ленинградского и Волховского фронтов, преследуя отступавшего противника, продвинулись на 50 — 100 км.

При завершении освобождения Ленинградской области (16 февраля — 1 марта) основная задача фронтовой авиации заключалась в содействии войскам Ленинградского и 2-го Прибалтийского фронтов, в развитии наступления на нарвском и псковско-островском направлениях{148}.

На нарвском направлении в уничтожении войск противника активное участие принимала и истребительная авиация. 16 февраля 18 самолетов 191-го истребительного авиационного полка под командованием майора А. Г. Гринченко штурмовали войска противника в районе железнодорожной станции и узла шоссейных дорог Иыхви, 45 км западнее Нарвы. Придя в район цели, летчики вначале сбросили бомбы на скопления живой силы и техники противника, а затем совершили несколько заходов и пулеметно-пушечным огнем уничтожили большое количество солдат и офицеров.

Интенсивность действий советской авиации в связи с улучшением погоды возросла почти в 3 раза. Она периодически наносила мощные удары по войскам противника. 18 февраля 104 штурмовика и 120 истребителей фронтовой и морской авиации осуществили налет по артиллерийским батареям и оборонительным сооружениям на западном берегу Нарвы в полосе наступления 2-й ударной армии, в результате чего был подавлен огонь артиллерии и повреждены оборонительные сооружения противника.

В течение 22 — 26 февраля авиация продолжала наносить сильные удары по противнику, в которых приняло участие 400 штурмовиков и бомбардировщиков под прикрытием истребителей. Для поддержки наступления периодически привлекались соединения авиации дальнего действия. В ночь на 25 и 26 февраля три ее корпуса (5, 6 и 7-й) совершили 1043 самолето-вылета, сбросили 1155 тонн бомб по узлам вражеской обороны западнее Нарвы и нанесли противнику большие потери{149}.

В связи с переброской противником резервов значительно повысилась его активность. Усилились атаки с воздуха по нашим войскам. 18 февраля по переправам и войскам через реки Нарва и Плюсса действовало до 160, а 26 февраля — 230 [239] самолетов.

В условиях возросшей активности немецкой авиации наши истребители вели весьма интенсивные боевые действия. На отражение налетов немецких самолетов и прикрытие войск 2-й ударной армии за вторую половину февраля было произведено свыше 1100 самолето-вылетов. Во второй половине февраля войска этой армии при содействии авиации расширили плацдарм на западном берегу реки до 35 км по фронту и 15 км в глубину и создали условия для проведения в дальнейшем операции с целью освобождения Советской Эстонии.

Наступление 42-й и 67-й армий в направлении Пскова поддерживала часть сил 13-й воздушной армии. К концу февраля общевойсковые армии фронта при поддержке авиации подошли к внешнему обводу Псковско-Островского укрепленного района.

На левом крыле Ленинградского фронта наступление 8-й и 54-й армий поддерживала 14-я воздушная армия{150}. Наиболее активно наша авиация действовала 18 февраля. В этот день части 280-й смешанной авиационной дивизии (командир подполковник П. М. Подмогильный) нанесли ряд эффективных ударов по оборонительным сооружениям, живой силе и боевой технике противника на западном берегу р. Мшага. Это содействовало прорыву промежуточного рубежа обороны нашими войсками и развитию дальнейшего наступления.

Успешному выполнению боевых заданий этим авиационным соединением способствовала напряженная творческая работа политотдела, партийных и комсомольских организаций. Начальник политотдела, он же заместитель командира дивизии по политчасти — подполковник И. М. Мороз умело мобилизовал весь личный состав на успешное выполнение боевых задач.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, умелое руководство партийно-политической работой в боевых условиях, мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаменование 20-летия победы советского народа в минувшей войне генерал И. М. Мороз был удостоен звания Героя Советского Союза.

Наряду с поддержкой наступавших войск авиация периодически наносила удары и по железнодорожным объектам. 13-я воздушная армия с 16 февраля по 1 марта произвела 492 вылета для действий по железнодорожным станциям на участках Нарва, Таллин; Плюсса, Псков. В ночь на 19 февраля 380 экипажей авиации дальнего действия сбросили [240] 547 тонн бомб на железнодорожный узел Псков. В результате этого было сожжено до 15 железнодорожных эшелонов, несколько складов и станционных построек. В целях обеспечения себя от атак немецких ночных истребителей были блокированы их аэродромы в районах Пскова, Порхова, Дна. Вывод из строя на несколько суток важного железнодорожного узла Псков нарушил работу оперативного тыла противника и способствовал наступлению наших войск.

Используя благоприятную обстановку в связи с успешным наступлением Ленинградского фронта, войска 2-го Прибалтийского фронта с 18 февраля также возобновили свое наступление. 1-я ударная армия в этот день освободила город Старая Русса, а 24 февраля во взаимодействии с 54-й армией Ленинградского фронта при поддержке авиации овладела железнодорожным узлом Дно и, продолжая наступление, вышла на рубеж Новоржев, Пустошка.

Боевые действия нашей авиации проводились в сложных метеорологических условиях. С целью использования кратковременного улучшения погоды и повышения эффективности действий авиации командование 15-й воздушной армии сосредоточило на передовых аэродромах дежурные подразделения разведчиков, авиаполки штурмовой и истребительной авиации. Это позволило повысить активность действий советской авиации и обеспечить своевременность отражения налетов вражеских бомбардировщиков дежурными подразделениями истребителей.

Наступление частей 1-й ударной армии авиация поддерживала в основном ведением воздушной разведки и действиями только ночных бомбардировщиков По-2, а остальная авиация была сосредоточена для поддержки войск левого крыла фронта. За вторую половину февраля было совершено 2183 самолето-вылета{151}.

Для снижения возросшей в ходе операции активности немецкой авиации и поддержания господства в воздухе советская авиация в течение двух дней наносила удары по аэродромам противника. 26 февраля был совершен налет на один из аэродромов 13-й воздушной армии в районе Тарту. Первыми атаковали стоянки самолетов штурмовики с бреющего полета, а затем бомбардировщики с пикирования звеньями с высоты 2500 — 2900 м. Из находившихся на аэродроме 46 самолетов был уничтожен 21, что подтверждено фотографированием. В воздушном бою над аэродромом было сбито шесть немецких истребителей без потерь с нашей стороны. В тот же день 19 штурмовиков и 36 истребителей 9-й [241] штурмовой авиационной дивизии Балтийского флота атаковали аэродром Раквере, где было уничтожено 8 из находившихся там 33 самолетов и один истребитель сбит на взлете.

На следующий день 54 самолета 15-й воздушной армии совершили налет на аэродром Идрица, где находилось 90 самолетов. Удар производился двумя эшелонами: первый — с бреющего полета шестью самолетами Ил-2, второй — с высоты 1200 м с пикирования двумя шестерками штурмовиков. В это время истребители блокировали аэродром и участвовали вместе с штурмовиками в уничтожении самолетов противника. В результате атак на земле было уничтожено 32 немецких самолета и 6 в воздушном бою. Наши потери составили 7 самолетов{152}.

С выходом наших войск к главному тыловому рубежу противника еще больше улучшилась организация действий наших истребителей при отражении налетов немецких бомбардировщиков. Привлечение 275-й истребительной авиационной дивизии на нарвском, 269-й истребительной авиационной дивизии на псковском направлениях для борьбы с вражеской авиацией повысило эффективность действий истребителей, которые в течение марта, успешно отражая налеты вражеской авиации, не допустили ее ударов по войскам Ленинградского фронта, уничтожили в воздушных боях 156 самолетов.

В ходе наступления войск авиация дальнего действия в ночь на 11 и 23 февраля нанесла удары по портам Котка и Турку и тем самым препятствовала противнику в перевозке стратегического сырья из Финляндии в Германию и резервов войск из Норвегии и Финляндии в Эстонию. За две ночи 358 самолетов сбросили 402 тонны бомб на портовые сооружения и суда.

В ночь на 7, 17 и 27 февраля авиация дальнего действия совершила три налета на военно-промышленные объекты в районе города Хельсинки. 1980 самолетов сбросили на военные объекты 2386 тонн бомб. Особенно мощным был третий удар, который осуществлялся 850 самолетами в течение 12 часов с различных направлений, эшелонированных по времени и высоте.

Наряду с поддержкой наступления войск Ленинградского фронта морская авиация вела борьбу с транспортными перевозками, производила постановку мин и атаковывала суда неприятельского флота, а истребители вели борьбу за удержание господства в воздухе в районе Нарвского залива и отражали налеты немецкой авиации. Она надежно обеспечивала прикрытие приморского фланга Ленинградского фронта [242] и не допускала атак противника во фланг и тыл 2-й ударной армии

Во время завершения наступательной операции наша авиация совершила более 6600 самолето-вылетов и оказала большую помощь войскам фронтов в разгроме 18-й и 16-й немецких армий и завершении освобождения Ленинградской области. Сухопутные войска при поддержке авиации продвинулись на 50 — 180 км.

Победа советских войск под Ленинградом и Новгородом имела огромное военно-политическое значение. В ходе наступательной операции был сокрушен северный стратегический фланг противника, Ленинград избавлен от блокады и артиллерийских обстрелов, освобождена Ленинградская и часть Калининской области, улучшено базирование Краснознаменного Балтийского флота, созданы предпосылки для освобождения Выборга и советской Прибалтики.

Советская авиация, несмотря на сложные метеоусловия, оказала большую помощь сухопутным войскам и флоту в решении поставленных задач. Днем и ночью она поддерживала наступавшие войска, вела борьбу с вражеской авиацией, осуществляла воздушную разведку, наносила удары по глубокому тылу противника и оказывала помощь партизанам. На выполнение этих задач всей советской авиацией было совершено до 30 тыс. самолето-вылетов, сброшено 4,5 тыс. тонн бомб. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено 290 самолетов противника. Привлечение части сил авиации дальнего действия, морской авиации и истребителей ПВО давало возможность авиационному командованию своевременно усиливать поддержку сухопутных войск, особенно в начале и в конце наступательной операции. Был получен опыт в организации взаимодействия между видами авиации в наступательной операции группы фронтов.

В период наступления войск в сложных метеоусловиях по лесисто-болотистой местности воздушная разведка являлась одним из важных видов их боевого обеспечения. Она вскрывала группировки войск и систему обороны противника, вела наблюдение за его действиями в ходе наступления. Широкое привлечение для выполнения этой задачи истребителей днем в сложных метеоусловиях, а бомбардировщиков По-2 ночью обеспечивало непрерывность наблюдения за действиями противника.

При подготовке операции и в ходе ее большая работа была проведена личным составом авиационных служб воздушных армий Личный состав тыловых частей 13-й воздушной армии обеспечил боевые действия фронтовой авиации [243] и нескольких корпусов авиации дальнего действия при наличии значительного некомплекта в транспортных средствах.

За успешные боевые действия десять авиационных соединений и частей преобразованы в гвардейские и получили наименования Красносельских, Ропшинских, Пушкинских, Гатчинских и Новгородских. Сотни авиаторов были удостоены правительственных наград, многим летчикам было присвоено звание Героя Советского Союза, в том числе А. Н. Горбачевскому, В. Н. Гречишкину, В. А. Зотову, П. Я. Лихолетову, А. И. Перегудову, В. П. Синчуку, Г. Г. Ульяновскому, И. И. Федорову, А. В. Чиркову, М. Ф. Шаронову. [244]

Дальше