Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 4.

Авиация в оборонительной операции на Волге

Весной 1942 г. Красная Армия, закрепляя успехи своего зимнего наступления, временно перешла к обороне. Положение на всех участках советско-германского фронта стабилизировалось. Советские войска, испытав неудачи и радость первых крупных побед, стали опытнее, организованнее и сильнее.

Благодаря героическим усилиям советского народа, руководимого Коммунистической партией, к середине 1942 г. в основном была завершена перестройка всех отраслей народного хозяйства для обеспечения нужд фронта. Авиационная промышленность не только восстановила утраченные мощности, но значительно превзошла их и обеспечила выпуск в 1942 г. 25 240 самолетов, в том числе 21 342 боевых. На вооружение авиации поступали современные для того времени самолеты Як-1, Ил-2, Пе-2. Началось производство новейших истребителей Ла-5. Союзническая помощь Англии и США по ленд-лизу была незначительной. На 1 мая 1942 г. в составе наших ВВС имелось всего лишь 249 иностранных самолетов устаревших типов: «Харрикейн», «Киттихаук», «Тамогаук».

Наряду с производством боевых самолетов с поршневыми двигателями принимались меры по созданию реактивных самолетов. 15 мая 1942 г. летчик-испытатель капитан Г. Я. Бахчиванджи провел испытание первого реактивного самолета конструкции В. Ф. Болховитинова.

Произошли улучшения и в организационной структуре авиации. В марте 1942 г. из частей дальнебомбардировочной авиации ВВС была организована авиация дальнего действия (командующий генерал А. Е. Голованов, заместитель по политчасти генерал Г. Г. Гурьянов, начальник штаба генерал [93] М. И. Шевелев) с подчинением ее Ставке ВГК. В начале мая началось формирование воздушных армий фронтов и однородных авиационных дивизий, а в конце лета 1942 г. и авиационных корпусов резерва ВГК. Проводилось интенсивное переучивание летного состава на новую авиационную технику. Было завершено создание стройной системы подготовки и переподготовки летного и технического состава, расширена сеть запасных авиационных полков и бригад и проведена их специализация по родам авиации и даже по типам самолетов. В воздушных армиях в целях переподготовки летного состава были созданы отдельные учебно-тренировочные авиационные полки. Обобщался боевой опыт, и на этой основе совершенствовались оперативное искусство ВВС и тактика родов авиации.

Объем работ личного состава инженерно-авиационной службы в первой половине 1942 г. значительно увеличился, в связи с тем что качество самолетов, выпускаемых перебазированными в восточные районы заводами, ухудшилось. Это требовало проведения значительно большего объема профилактических работ по поддержанию в боевой готовности авиационной техники. Из-за необеспеченности ВВС необходимыми материалами и запасными частями задерживалось восстановление поврежденных самолетов. Однако благодаря трудовому героизму, творческой инициативе и помощи специалистов авиационных заводов инженерно-технический состав добился снижения количества неисправных самолетов.

Гитлеровское командование также провело ряд важных мероприятий с целью усиления своих войск и авиации на советско-германском фронте. За счет формирования новых дивизий и использования соединений своих союзников оно имело на советско-германском фронте наибольшее за всю войну количество войск и техники. Здесь были сосредоточены основные силы немецкой авиации, однако качество ее летного состава ухудшилось. Понеся большие потери за первый год войны, немецкое командование вынуждено было пополнять кадры недостаточно опытными летчиками выпуска 1942 г.

Путем решительного наступления фашисты рассчитывали овладеть стратегической инициативой, захватить важнейшие политические и экономические центры СССР и закончить войну на востоке. Крупная наступательная операция в начале лета 1942 г. готовилась на южном крыле фронта. Основной целью ее являлось уничтожение наших войск западнее Дона, овладение районом Кавказа с его нефтяными и продовольственными ресурсами.

Советское Верховное Главнокомандование планировало осуществить летом 1942 г. несколько наступательных операций почти на всех фронтах, главная операция намечалась на [94] харьковском направлении. В период подготовки к летней кампании 1942 г. Ставка ВГК полагала, что наступательные операции Красной Армии сольются с мощными ударами наших союзников — англо-американских войск — по Германии с запада. Однако этого не произошло.

В мае относительное затишье на фронтах сменилось ожесточенной борьбой. Наиболее тяжелая обстановка для советских войск сложилась в Крыму и в районе Харькова. Неудачи наших войск под Харьковом вынудили Красную Армию отказаться от наступательных планов и вновь, как и летом 1941 г., перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте. Инициатива ведения действий опять перешла к противнику.

Обладая превосходством в силах и средствах, в июне противник вышел к Воронежу, верхнему течению Дона и захватил Донбасс. Оборона наших войск между реками Северный Донец и Дон в полосе шириной до 170 км была прорвана. Немецкие войска получили возможность главными силами развивать наступление на Кавказ и к Волге. В целях усиления обороны 12 июля был создан Сталинградский фронт (командующий маршал С. К. Тимошенко) в составе 63, 21, 62, 64-й общевойсковых армий и 8-й воздушной армии (командующий генерал Т. Т. Хрюкин, заместитель по политчасти бригадный комиссар А. И. Вихорев, начальник штаба генерал Я. С. Шкурин){79}.

Для наступления на сталинградском направлении немецкое командование сосредоточило около 30 дивизий и около 1200 самолетов{80}. На направлении главного удара противник превосходил 62-ю и 64-ю армии в людях и боевой технике более чем в 2 раза. В составе его авиации находились отборные авиационные части, вооруженные самолетами Ме-109, Ме-110, Хе-111, Ю-87, Ю-88. 8-я воздушная армия фронта на 17 июля насчитывала более 300 самолетов. Кроме того, здесь действовало до 150 — 200 дальних бомбардировщиков и 50 — 60 истребителей 102-й истребительной авиационной дивизии ПВО.

В связи с отходом авиачастей в район Сталинграда сложилась тяжелая обстановка для тыла 8-й воздушной армии (заместитель командующего по тылу генерал В. И. Рябцев). Авиационные части армии базировались на аэродромы, расположенные на правом берегу Дона, в непосредственной близости к противнику. 14 июля был отдан приказ о перемещении четырех районов авиационного базирования в составе 30 батальонов аэродромного обслуживания на левый берег Дона. [95]

Отход частей тыла воздушной армии был сопряжен с большими трудностями, так как авиация противника систематически разрушала переправы через Дон, наносила этим частям большие потери. Во время отхода почти полностью вышел из строя тракторный парк и большое количество специальных автомашин. Сильно износился бортовой транспорт. Особенно тяжелое положение было с резиной. Запасы материальных средств с аэродромов правобережья Дона были перевезены неполностью, частично они уничтожались. Таким образом, к началу ожесточенных боев на дальних подступах к Сталинграду для нашей авиации сложились неблагоприятные условия.

Боевые действия авиации на дальних подступах к городу начались утром 17 июля 1942 г. В первые шесть дней боев 8-я воздушная армия поддерживала передовые отряды войск 62-й и 64-й армий, которые вели тяжелые бои на реках Чир и Цимля. Основные усилия авиации направлялись на уничтожение ударных группировок противника. В первый день боев бомбардировщики и штурмовики произвели 13 групповых ударов по колоннам танков и автомашин на дороге Н. Астахов — Морозовский, железнодорожной станции и аэродрому Морозовский. Прикрытие наших войск и переправ осуществлялось группами истребителей в 4 — 6 самолетов.

Существенную поддержку сухопутным войскам оказала авиация дальнего действия, которая в течение шести ночей действовала по районам скопления войск и переправам врага через реки Дон и Чир и его резервам в районах Острогожска, Россоши, Богучара, Кантемировки.

Под натиском превосходящих сил противника передовые отряды 62-й и 64-й армий отошли на основной рубеж обороны — Клетская, Калмыков, Суворовский. 23 июля две сильные группировки противника нанесли удары по сходящимся направлениям на Калач и, прорвав оборону наших войск, через два дня вышли к Дону в районе Каменской, окружили часть войск 62-й армии и стремились прорваться к Волге кратчайшим путем. В те дни все силы 8-й воздушной армии были сосредоточены для поддержки 1-й и 4-й танковых армий, наносивших контрудар по прорвавшейся группировке врага. Противник понес значительные потери и [96] был временно остановлен, а части 62-й армии вышли из окружения.

В ходе начавшихся ожесточенных боев Верховное Главнокомандование усиливало сухопутные войска и авиацию. В состав 8-й воздушной армии прибывали части и соединения из резерва ВГК, что позволило увеличить интенсивность действий авиации. От ее ударов противник понес большие потери. Только 28 июля было уничтожено и повреждено до 30 танков и 30 автомашин, 2 батареи зенитной артиллерии и 16 самолетов противника{81}.

В период боев за переправы в районе Калача был организован пункт управления истребителей, с которого осуществлялось: наблюдение за воздушной обстановкой; оповещение истребительных авиачастей, находившихся на аэродромах, и летчиков в воздухе о действиях вражеских самолетов; наведение истребителей на самолеты противника с земли по радио и управление ими в зоне видимости; наращивание сил в воздухе за счет вызова групп истребителей. На этом пункте находился заместитель командующего 8-й воздушной армией. Периодически там были и командиры авиационных истребительных соединений и частей. Это способствовало повышению оперативности в управлении авиацией, усилению воздействия на врага, вскрытию и устранению недочетов в действии нашей авиации.

Одновременно осуществлялось приближение патрулирующих групп истребителей к линии фронта и эшелонирование их по высоте, что повышало эффективность действий и сокращало потери нашей авиации. Летчики начали действовать по принципу: ходить врозь, а сражаться вместе. Такое построение групп прикрытия давало возможность свободно маневрировать и вести наступательный бой.

Наши бомбардировщики и штурмовики в основном действовали группами в составе 4 — 6 самолетов при сопровождении 2 — 4 истребителей. Районы скопления вражеских войск и техники иногда подвергались ударам более крупных сил. Так, 31 июля было нанесено четыре удара по войскам и переправам в районе Калача с участием в них более 160 самолетов. В результате было уничтожено и повреждено свыше 30 танков, 150 автомашин, 50 повозок с боеприпасами, 3 орудия. Действия днем дополнялись ударами ночью экипажами фронтовых и дальних бомбардировщиков. Противник находился под непрерывным воздействием нашей авиации с воздуха, и темпы его продвижения замедлялись.

По мере повышения интенсивности и эффективности действий авиации противник усиливал прикрытие своих [97] сухопутных войск и часто стал наносить удары по нашим аэродромам. Однако врагу не удалось снизить активность советской авиации. В те дни исключительно успешно сражались летчики 434-го истребительного авиационного полка под командованием майора И. И. Клещева. За первые 18 дней боев они провели 144 воздушных боя и сбили 36 вражеских самолетов, проявляя при этом образцы храбрости и героизма. Лейтенант Кукушкин и сержант Смирнов, возвращаясь на свой аэродром после выполнения боевого задания, встретили 9 немецких бомбардировщиков под прикрытием 12 истребителей. Несмотря на превосходство сил врагами малый запас бензина, наши летчики вступили в неравный бой, сбили пять вражеских самолетов и сорвали их удар по нашим войскам. В этом бою смертью героя погиб командир звена лейтенант Кукушкин.

Майор И. И. Клещев в то время являлся одним из новаторов тактики истребительной авиации, повседневно совершенствовал свое боевое мастерство, искал новые способы ведения боя, изучал тактику противника. Он всегда искал врага и вел активный наступательный бой. Этому учил и своих подчиненных. Внезапные атаки обеспечивали им победу. Десятки героев воспитал майор Клещев.

Особенно активно действовали экипажи 150-го бомбардировочного авиационного полка, вооруженные самолетами Пе-2, во главе с командиром полка подполковником И. С. Полбиным. Они применяли метод бомбометания с пикирования, в результате чего более полно использовались [98] тактико-технические данные самолетов и врагу наносились ощутимые потери.

Большой интерес представляет удар летчиков Полбина по вражескому бензохранилищу в районе хутора Морозовский. Это бензохранилище гитлеровцы тщательно замаскировали. Кроме того, оно охранялось большим количеством зенитной артиллерии и истребителей. И тем не менее два советских пикирующих бомбардировщика днем прорвались к нему и на втором заходе зажгли резервуары с бензином. Немецкие танки из-за несвоевременной подачи горючего не могли вступить в бой.

Глубокий прорыв противника на кавказском и сталинградском направлениях к концу июля резко обострил обстановку. Советские войска отходили с тяжелыми боями и потерями, оставляя врагу богатые промышленные и сельскохозяйственные районы. В связи с этим 28 июля Народный комиссар обороны обратился к Вооруженным Силам с приказом ? 227, в котором охарактеризовал опасное положение, создавшееся на юге страны, и от имени Родины потребовал усилить сопротивление врагу и остановить его продвижение. Приказ требовал от офицеров и генералов повысить стойкость войск и авиации, перестроить партийно-политическую работу в войсках в соответствии с обстановкой и мобилизовать все силы и средства на отпор врагу. Сознание смертельной опасности, нависшей над Родиной, придавало воинам новые силы и укрепляло их боевую стойкость.

Потерпев неудачу в попытке прорваться к Волге с западного направления, гитлеровцы перегруппировали свои войска для наступления с юго-запада. Они повернули сюда 4-ю танковую армию с кавказского направления. 31 июля эта армия при содействии авиации перешла в наступление и через два дня вышла в район Котельниково. Создалась угроза удара во фланг и тыл войск 62-й и 64-й армий. Для борьбы с прорвавшейся группировкой 3 августа была сформирована оперативная группа фронта под командованием генерала В. И. Чуйкова, которую поддерживала 8-я воздушная армия, ежедневно производившая до 600 самолето-вылетов. Над полем боя шли ожесточенные воздушные бои.

В первые дни августа воздушная разведка в районе железнодорожной станции Абганерово, Плодовитое установила сосредоточение большой группы вражеских войск, которая 5 августа перешла в наступление в направлении станции Тингута. В связи с этим основные усилия наших бомбардировщиков и штурмовиков были направлены на поддержку войск 64-й армии. Для ударов по войскам противника в течение первого дня наша авиация произвела 265 самолетовылетов. Для борьбы с танками успешно применялись и истребители ЛаГГ-3, вооруженные 37-мм пушками. Так, [101] 5 августа восемь истребителей уничтожили четыре танка, шесть автомашин и автобензоцистерну противника.

Уничтожение авиации противника стало чаще производиться эффективными ударами по аэродромам. 5 августа 7 самолетов 268-й истребительной авиационной дивизии атаковали аэродром Б. Донщина, на котором находилось до 80 вражеских самолетов. В результате удара было выведено из строя 8 машин, а через несколько дней 8 самолетов Ил-2 228-й штурмовой авиационной дивизии нанесли удар по аэродрому Обливская, где находилось до 90 самолетов. В результате удара было выведено из строя до 40 самолетов противника{82}.

В целях обеспечения бомбардировщиков и штурмовиков эпизодически высылались группы истребителей в район их действия для расчистки воздушного пространства. Несмотря на господство в воздухе вражеской авиации, наши летчики смело вступали в воздушные бои, наносили ей потери. Только за первые пять дней августа в 115 воздушных боях было уничтожено 54 вражеских самолета и 28 — на аэродромах. Большая протяженность Сталинградского фронта (700 км) создавала затруднения в управлении войсками. В связи с этим 5 августа он был разделен на два фронта — Сталинградский и Юго-Восточный. 8-я воздушная армия вошла в состав Юго-Восточного фронта, а для Сталинградского фронта формировалась 16-я воздушная армия (командующий генерал П. С. Степанов, с 28 сентября 1942 г. генерал С. И. Руденко, заместитель по политчасти полковой комиссар А. С. Виноградов, начальник штаба полковник Н. Г. Белов, с 31 октября 1942 г. генерал М. М. Косых).

4-я немецкая танковая армия 6 августа, возобновив наступление, вышла к станции Тингута. Через три дня наша 64-я армия, пополненная резервами, при содействии авиации нанесла контрудар по прорвавшейся группировке противника. В результате были разгромлены три полка пехоты, подбиты и уничтожены десятки танков. Противник был оттеснен, а наши войска вновь вышли на внешний оборонительный обвод города. 8-я воздушная армия, имея в те дни 250 — 300 исправных самолетов, действовала напряженно, ежедневно совершала по 400 — 600 самолето-вылетов. В целях усиления ударов по противнику, по опыту обороны под Москвой, для штурмовых атак по вражеским войскам привлекались и истребители 102-й истребительной авиационной дивизии ПВО, которая прикрывала Сталинград.

В тяжелые дни непрерывных сражений особенно большую волю к победе проявляли летчики-истребители. 6 августа командир звена 183-го истребительного авиационного [102] полка старший лейтенант М Д. Баранов, возглавляя патрулирование четырех самолетов Як-1 над переправой через Дон, вступил в бой с 25 истребителями противника и в первой же атаке сбил одного, затем атаковал подошедших бомбардировщиков, подбил один самолет и принудил его произвести посадку в расположение наших войск.

В это время немецкие истребители атаковывали наших штурмовиков Тогда Баранов пришел им на помощь и сбил еще один Ме-109. Израсходовав все свои боеприпасы, он пошел на таран и плоскостью своего самолета нанес удар по хвостовому оперению вражеского самолета, а сам спасся на парашюте. Таким образом отважный летчик в течение нескольких минут сбил четыре вражеских самолета{83}. Всего за короткий срок он уничтожил 24 фашистских самолета, за что был удостоен звания Героя Советского Союза. М. Д. Баранов в 1943 г. погиб смертью храбрых.

Активными действиями наши войска при поддержке авиации сорвали план противника с ходу выйти к Волге. За 30 дней ценой больших потерь враг продвинулся на 60 — 80 км. Наша авиация за это время совершила около 15500 самолето-вылетов, в воздушных боях и на аэродромах уничтожила 567 немецких самолетов.

Боевые действия на ближних подступах к Сталинграду начались 17 августа. После провала плана по захвату города с запада и юга немецкое командование решило нанести два удара по сходящимся направлениям из районов Трехостровского и Абганерово. Немецкие ударные группировки при поддержке 1 тыс. самолетов, сосредоточенные на узких участках фронта, имели превосходство над нашими войсками в 2 — 3 раза.

С 17 по 23 августа усилия 8-й и 16-й воздушных армий были направлены на разгром противника у переправ в районе Вертячего и Песковатки. Было совершено более 1 тыс. самолето-вылетов. В это же время часть сил авиации поддерживала войска 64-й армии юго-западнее Сталинграда. Но сил нашей авиации недоставало, противник удерживал господство в воздухе. [103]

Учитывая сложность создавшейся обстановки, по указанию Ставки ВГК к 20 августа 1942 г. пять дивизий авиации дальнего действия перебазировались с Московского аэроузла ближе к району боевых действий, что дало возможность усилить удары по противнику.

Наращивание усилий авиации позволило совместно с сухопутными войсками наносить более ощутимые удары по врагу. Но обстановка была еще сложной.

20 августа на пополнение 8-й воздушной армии прибыла с переучивания на новые истребители Ла-5 287-я истребительная авиационная дивизия (командир полковник С. П. Данилин). На второй же день она вступила в бой. Только за 27 дней летчики этой дивизии успешно провели 299 воздушных боев и уничтожили в них 97 вражеских самолетов{84}.

Пользуясь превосходством в силах, противник 23 августа ценой больших потерь прорвал оборону, вышел к Волге в районе Латошинка, Рынок и расчленил войска Сталинградского фронта на две части 8-км коридором. Его авиация, перебазировавшись на передовые аэродромы, повысила свою активность и во второй половине дня нанесла по Сталинграду массированный удар, в котором участвовало несколько сот самолетов, всего в течение дня она произвела около 2 тыс. самолето-пролетов. В городе возникли пожары. Это было варварское разрушение города с многотысячным мирным населением. В этот день наши истребители провели над городом 25 воздушных боев и совместно с зенитной артиллерией сбили 90 фашистских самолетов.

В сложных условиях обстановки советским командованием были проведены мероприятия по усилению обороны и противодействия противнику. В состав 8-й и 16-й воздушных армий прибыло новое пополнение Улучшалось взаимодействие авиации с войсками и между родами авиации. Усилия авиации сосредоточивались для поддержки и прикрытия войск при обороне города. Совершенствовались противовоздушная оборона аэродромов, базирование и снабжение авиации.

Самоотверженно работал личный состав тыловых частей по созданию необходимых условий для обеспечения боевых действий авиаполков. Особое внимание обращалось на подготовку аэродромов, восстановление автотракторной техники и организацию подвоза материальных средств. Заканчивалось строительство 50 новых аэродромов за Волгой. С этой целью туда было переброшено 3 инженерно-аэродромных батальона и 8 батальонов аэродромного обслуживания, а решением обкома партии и облисполкома мобилизовано [104] 3500 человек местного населения. В результате проведенных мероприятий тыловое обеспечение боевых действий авиации начало осуществляться в основном бесперебойно.

С 23 августа по 2 сентября усилия авиации были сосредоточены на поддержку войск, наносивших контрудары по прорвавшейся группировке врага. Советские летчики днем и ночью наносили удары по противнику севернее города. Вместе с сухопутными войсками они не дали возможности врагу овладеть Сталинградом с ходу. 7 сентября всеми видами разведки было установлено, что в районе Гумрака противник сосредоточил крупные силы для перехода в наступление. 272-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия в ночь на 8 сентября нанесла сосредоточенный удар по ударной группировке и, как стало известно, фактически сорвала ее наступление в назначенное время.

По инициативе летчиков 16-й воздушной армии на штурмовиках Ил-2 силами инженерно-технического состава авиаполков были оборудованы кабины для воздушных стрелков, установлены в них пулеметы. Воздушные стрелки еще не были предусмотрены штатным расписанием для этих самолетов, на боевые задания первое время летали механики, техники, специалисты по авиавооружению и спецоборудованию. Обеспечивая боевую готовность самолетов наравне с остальным техническим составом, многие из них совершали в день по 2 — 3 боевых вылета. В начале ноября промышленность стала поставлять на фронт уже двухместный Ил-2. Так, в ходе боев условия обстановки, требования тактики авиации оказывали существенное влияние на улучшение боевых возможностей самолетов. Все это способствовало улучшению действий штурмовиков и снизило их потери.

Самолеты Ил-2 гитлеровские солдаты называли «черной смертью». 7 сентября командир штурмовой авиаэскадрильи капитан П. С. Виноградов, нанося во главе семерки Ил-2 удар по танкам и пехоте врага на поле боя, подвергся атаке четырех Ме-109. Умело организовав оборону и боевые действия группы штурмовиков, он лично вступил в неравный бой с вражескими истребителями и два из них сбил. Раненный в бою, отважный командир под прикрытием своих подчиненных сумел довести поврежденный самолет до аэродрома и произвести посадку. Приказом Народного комиссара обороны капитану П. С. Виноградову было присвоено звание подполковник, он был назначен командиром 694-го штурмового авиационного полка и награжден орденом Ленина.

В ходе ожесточенных сражений советские летчики часто применяли такие приемы воздушного боя, которых избегали немецкие летчики, — стремительные лобовые атаки и таран. Воздушный таран применялся в решительные моменты боя, [105] когда не было возможности сбить вражеский самолет другими средствами. Беспримерный подвиг в те дни совершил молодой летчик Б. М. Гомолко. 8 сентября 1942 г. группа истребителей 520-го истребительного авиационного полка во время прикрытия наших войск встретила десять немецких бомбардировщиков. Старший сержант Гомолко, совершающий свой первый боевой вылет, смело врезался в строй самолетов врага и сбил один бомбардировщик. В последующих атаках, израсходовав боеприпасы, будучи раненным, пошел на таран. Винтом своего самолета он отрубил хвостовое оперение второму бомбардировщику, после чего покинул свой неуправляемый самолет. Спускаясь на парашюте, Гомолко приготовился для боя с немецкими летчиками, также спускавшимися на парашютах. Одного он застрелил при попытке оказать сопротивление, а двух других взял в плен и доставил в штаб своего авиаполка. Вскоре старший сержант Б. М. Гомолко получил звание лейтенант и был награжден орденом Ленина.

Небо над Волгой было началом большого и славного боевого пути летчика В. Д. Лавриненкова. В одном из боев он был тяжело ранен, но сумел посадить самолет на свой аэродром. Вылечившись, отважный летчик снова поднял свой истребитель в воздух.

Патрулируя над переправой наших войск, старшина Лавриненков заметил две группы вражеских бомбардировщиков и решил их атаковать. Перед атакой к нему пристроился летчик из другого авиаполка, который, очевидно, отстал от своей группы.

— Атакуем! — крикнул Лавриненков по радио.

Длинная трасса пушечного огня незнакомого летчика прошила вражеский самолет, а Лавриненков короткой пулеметной очередью сбил флагманский бомбардировщик. Загорелись сразу два фашистских самолета. Во второй атаке Лавриненков поджег один Ю-87. Напарник, покачав крыльями, начал отходить в сторону, но в это время появились четыре немецких истребителя. Лавриненков и летчик самолета Ла-5, имя которого Владимир так и не узнал, смело ринулись в лобовую атаку. Немецкие летчики не приняли боя, повернули обратно. Лавриненков, ставший впоследствии дважды Героем Советского Союза, только за один месяц боев на Волге уничтожил 16 немецких самолетов. В одном полку с Лавриненковым храбро сражался Герой Советского Союза А. В. Алелюхин, который впоследствии был удостоен второй Золотой Звезды.

И так почти ежедневно — многие наши летчики вступали в бой против больших групп вражеских самолетов. Это свидетельствовало о высокой отваге и мужестве советских авиаторов, которые атаковывали противника, невзирая на [106] его численное превосходство Еще в первые дни боев за Сталинград 8 истребителей под командованием майора И. Н. Степаненко атаковали 18 бомбардировщиков, шедших при сопровождении 8 истребителей противника, и сбили 4 самолета, из них 2 уничтожил командир группы. В этой схватке его самолет был серьезно поврежден, но Степаненко не покинул поля боя, а продолжал умело управлять подчиненными до тех пор, пока остальные немецкие самолеты небыли обращены в бегство.

14 сентября майор Степаненко во главе группы из шести истребителей, прикрывая войска 62-й армии, ведущие бои в районе железнодорожной станции Сталинград, смело атаковал 30 бомбардировщиков, сопровождаемых 12 истребителями. В ходе боя он сбил три самолета, а остальных наши летчики принудили беспорядочно сбросить бомбы вне цели и повернуть обратно. В начале октября при ведении воздушной разведки самолет Степаненко атаковали четыре истребителя. [107] В завязавшемся бою он сбил двух, а остальные скрылись в облаках. За выдающиеся успехи в боях майор И. Н. Степаненко впоследствии был дважды удостоен звания Героя Советского Союза.

Наряду с успехами в боях имели место и недочеты. Истребители не всегда надежно сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков. Прибывшие на пополнение авиационные полки в сжатые сроки вводились в бой. Имелись недостатки и в работе штабов по управлению истребителями в воздухе, но они быстро устранялись в ходе наступательной операции.

В 16-й воздушной армии по указанию командующего ВВС Красной Армии была организована радиосеть наведения. Для ее организации был вызван заместитель командующего 13-й воздушной армией Ленинградского фронта генерал В. Н. Жданов, который уже имел опыт в области наведения истребителей по радио с земли. Сеть наведения состояла из центральной радиостанции, находившейся в районе КП 16-й воздушной армии, и радиостанций авиационных дивизий и полков, находившихся на аэродромах, а также станций наведения, расположенных около линии фронта, которые имели связь с летчиками-истребителями в воздухе. Радиостанции наведения имели следующие задачи: информация летчиков, находящихся в воздухе, о воздушной обстановке; наведение их на появившиеся самолеты противника; вызов истребителей с аэродромов и перенацеливание их на другие цели. В качестве наводчиков на радиостанциях были привлечены 25 командиров авиационных полков из запасных авиационных бригад с целью приобретения и распространения боевого опыта. На основе этого опыта в сентябре 1942 г. была разработана и введена в действие первая инструкция ВВС Красной Армии о наведении фронтовых истребителей по радио, которая явилась ценным руководящим документом и практическим пособием для авиачастей.

Таким образом, поступление новых типов самолетов, увеличение самолетного парка, улучшение тактики действий авиации, приобретение боевого опыта командным и летным составом способствовало успешному выполнению авиацией боевых задач. За 27 дней напряженных сражений на ближних подступах к Сталинграду наша авиация совершила около 16 тыс самолето-вылетов и наряду с нанесением больших потерь войскам и технике противника уничтожила 655 его самолетов. За это время почти в 2 раза увеличился удельный вес действий авиации ночью. Повысилось ее напряжение

Летом 1942 г. началось формирование авиационных корпусов резерва Главного Командования, состоящих из 2 — 4 дивизий. В истребительных авиационных дивизиях создавались [108] группы «охотников» в составе 4 — 8 летчиков. Состав истребительных полков был увеличен с 22 до 32 боевых самолетов. Авиационные полки летным составом и самолетами пополнялись в ходе боевых действий. Это повысило боеспособность полка и увеличило продолжительность ведения им боевых действий. Основной тактической единицей стало звено, состоящее из двух пар истребителей. Атака вражеских самолетов производилась преимущественно с задней полусферы, сверху. Стала сокращаться дальность открытия пулеметно-пушечного огня.

Советское правительство и командование предприняли ряд мер, чтобы оказать решительное противодействие немецкой авиации и тем самым улучшить обстановку в пользу нашей авиации. С этой целью был издан ряд приказов НКО и ВВС. В одном из них указывалось:

«Считать боевым вылетом для истребителей только такой вылет, при котором истребители имели встречу с воздушным противником и вели с ним воздушный бой, а при выполнении задачи по прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков считать боевым вылетом только такой вылет, при котором штурмовики и бомбардировщики при выполнении боевой задачи не имели потерь от атак истребителей противника».

Требования этого приказа повлияли на повышение эффективности действий истребителей.

Наше командование всячески поощряло инициативные решительные действия летчиков. Оно требовало, чтобы истребители в первую очередь вступали в борьбу с бомбардировщиками противника.

В развитии тактики, особенно истребителей, большое значение имело обобщение боевого опыта, что позволило командованию ВВС к осени 1942 г. разработать и в декабре 1942 г. выпустить в свет Руководство по боевым действиям истребительной авиации.

К середине сентября в районе Сталинграда обстановка продолжала оставаться все еще напряженной. Войска противника вышли на городской оборонительный обвод, вклинились в оборону на стыке войск 62-й и 64-й армий, овладели важными высотами и находились в 3 — 4 км от центра города.

Перед войсками Сталинградского фронта стояла задача удержать город, не дать возможности противнику форсировать Волгу и выйти на ее левый берег, а также силами войск Донского фронта задержать продвижение врага к северу от города, в упорных боях нанести ему потери и выиграть время для подготовки контрнаступления.

Противник, захватив выгодные исходные позиции и подтянув резервы, начал штурм города. С 13 по 27 сентября проходили ожесточенные бои в южной и центральной части [109] города. Ценой огромных потерь гитлеровцы на ряде участков фронта вышли к Волге. С первых дней боев за город соединения 8-й воздушной армии и авиации дальнего действия уничтожали ворвавшиеся в город войска противника и его подходившие резервы. Эффективность действий нашей авиации высоко оценил командующий 62-й армией генерал В. И. Чуйков.

Чтобы сдержать наступление врага и сорвать переброску его резервов на север, к участку контрудара Сталинградского фронта, войска 62-й армии при поддержке авиации 16-й воздушной армии 19 сентября нанесли контрудар из северной части города. В это же время 8-я воздушная армия и авиация дальнего действия уничтожали выдвигавшиеся резервы противника из района Городище. Только в течение двух ночей в этот район было совершено 600 самолето-вылетов. В результате согласованных действий сухопутных войск и авиации противник был лишен возможности производить маневр своими резервами.

Удары наших бомбардировщиков и штурмовиков переносились поочередно из одного района города в другой. 23 сентября авиация 8-й и 16-й воздушных армий и авиация дальнего действия наносила удары по врагу в центральной части города, а 24 сентября она активно действовала в южной части города. Командование сухопутных войск неоднократно присылало положительные отзывы об успешных действиях наших летчиков. В те дни большое значение приобретали удары бомбардировщиков ночью.

В период боев в Сталинграде авиация оказала существенную поддержку войскам и получила богатый опыт по уничтожению вражеских войск в крупном городе. Основными объектами действий являлись отдельные здания, занимаемые врагом, артиллерия, минометы, танки, скопления войск и техники.

Наша авиация действовала в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. Штурмовики и истребители, взаимодействуя с пехотой и артиллерией, атаковывали противника непосредственно на переднем крае, а фронтовые и дальние бомбардировщики уничтожали артиллерию, резервы и войска, находящиеся в 2 — 5 км от линии фронта. Группы штурмовиков наводились на цель авиационными офицерами с КП или НП командиров стрелковых полков при помощи ракет, дымов, трассирующих снарядов.

Наряду с поддержкой войск фронтовая бомбардировочная, штурмовая авиация и АДД периодически вела борьбу с железнодорожными перевозками и вражеской авиацией на аэродромах. Истребительная авиация, получая пополнение, активнее стала переходить к наступательным боям. Потери вражеской авиации увеличились. В сентябре только летчиками [110] 16-й воздушной армии было уничтожено в воздушных боях 290 самолетов противника. Снижение активности немецкой авиации выражалось в сокращении ударов по нашим аэродромам и тыловым объектам, а также в уменьшении числа полетов немецких «охотников». Это свидетельствовало о значительных потерях лучших летных кадров врага.

Командующий ВВС Красной Армии генерал А. А. Новиков, находясь в районе боев, своевременно принимал меры по более эффективному применению авиации. Он требовал сосредоточивать ее усилия на решающих направлениях, соблюдать строгую централизацию в руководстве боевыми действиями, оставлять часть сил в резерве, тщательно организовывать воздушную разведку для усиления ударов по противнику.

Командование ВВС Красной Армии требовало: систематически наносить удары по аэродромам противника, блокировать их; усилить действия «охотников» вытеснять вражескую авиацию с передовых аэродромов, чем затруднить ее действия на поле боя; предоставить истребителям инициативу в выборе способа атаки; значительную часть их сил направлять за линию фронта для уничтожения вражеских самолетов еще на путях подхода к ней; создать условия для умножения побед наиболее выдающихся мастеров воздушного боя, которых надо выращивать и смело выдвигать на командные должности, заменяя неспособных командиров; для разработки новых тактических способов действий истребителей привлекать передовых командиров и летчиков; лучшие тактические приемы распространять на все части; не выпускать в бой молодых летчиков, не имеющих боевого опыта, без основательной их проверки и тренировки{85}.

В период с 27 сентября по 18 ноября центр борьбы в городе переместился в район рабочих поселков и заводов. Войска фронта при содействии авиации не только отразили многочисленные атаки врага, но и сами неоднократно переходили в контратаки. Ожесточенная борьба шла за каждую улицу, каждый дом. Авиация днем и ночью вела боевые действия в интересах сухопутных войск, наносила удары по аэродромам, железнодорожным объектам и резервам противника.

Упорство, мужество и героизм личного состава возрастали с каждым днем. Коммунисты и комсомольцы личным примером в бою показывали образцы храбрости. Комиссар 291-го истребительного авиационного полка батальонный комиссар Л. И. Бинов в воздушном бою сбил вражеский истребитель, затем плоскостью своего самолета таранил второй [111] самолет, после чего произвел посадку{86}. Во время боев в центральной части города покрыл себя бессмертной славой младший лейтенант А. А. Рогальский. Во время штурмового удара по противнику он повторил подвиг Гастелло. Его самолет был подожжен зенитным огнем. Рогальский направил горящий Ил-2 в скопление немецких танков и автомашин{87}.

Лейтенант В. Е. Пятов в одном воздушном бою дважды таранил вражеский самолет, который после второго удара рухнул на землю. Сам летчик-герой, показав образец мужества, высокое летное и боевое мастерство, произвел посадку на своем аэродроме. Число примеров самоотверженности и героизма с каждым днем росло. Политорганы, партийные и комсомольские организации в газетах, в боевых листовках, лозунгах, плакатах, на партийных и комсомольских собраниях, в беседах широко популяризировали опыт героев-авиаторов.

Между летчиками взаимодействующих авиачастей воспитывалась боевая дружба, взаимная выручка в бою. В письме от 18 сентября 1942 г. авиаторам 581-го истребительного авиационного полка летчики 783-го штурмового авиационного полка выразили горячую товарищескую признательность за надежное прикрытие и сопровождение их до цели и обратно. В ответном письме летчики-истребители осязались и впредь надежно обеспечивать боевые действия штурмовиков. Летчики обоих полков дали клятву отстоять город{88}.

Героическая стойкость и мужество наших войск и активные действия авиации днем и ночью способствовали нанесению больших потерь войскам и авиации противника. За 12 суток боев, с 27 сентября по 8 октября, противник смог продвинуться всего лишь на несколько сот метров.

После захвата Тракторного завода противник сосредоточил свои основные усилия для окончательного разгрома 62-й армии. Но в это время на помощь защитникам города подходили свежие резервы. Кроме того, 19 октября из района [112] севернее города войска Донского фронта нанесли контрудар{89}.

Активно действовала 272-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия (командир полковник П. О. Кузнецов), которая совершила 375 самолето-вылетов. Каждому полку были указаны конкретные объекты для действий на территории Тракторного завода, направление захода на цель и время удара. Противник подвергался атакам через каждые 3 — 5 минут. Для обеспечения успешных действий выделялись опытные экипажи «охотники» с целью подавления ПВО в районе цели. Удары бомбардировщиков не только причиняли противнику значительные потери, но и изматывали его силы в течение всей ночи. Они помогли 62-й армии задержать дальнейшее продвижение вражеских войск. В октябре экипажи на самолетах По-2 вели боевые действия с высоким напряжением, каждую ночь они совершали по 7 — 10 боевых вылетов и сбрасывали на противника от 180 до 350 кг бомб с каждого самолета{90}.

Было обращено большое внимание на совершенствование тактики действий ночных экипажей. Наиболее опытные и подготовленные летчики стали выполнять задачи способом «охотников» для атак железнодорожных эшелонов, находящихся как на перегонах, так и на железнодорожных станциях. Удары по этим объектам даже одиночных экипажей были высокорезультативными. Например, летчики 272-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии только в течение двух ночей в девяти местах разрушили железнодорожное полотно, взорвали два паровоза и восемь вагонов, на железнодорожных станциях создали до 15 очагов пожара. Движение поездов было прекращено на 8 — 12 часов.

Одновременно с интенсивными боевыми действиями летчики на По-2 транспортировали войскам боеприпасы и продовольствие. За период сентябрь — декабрь 1942 г. для материального обеспечения правофланговой группы войск 62-й армии было совершено 1008 самолето-вылетов и доставлено около 200 тонн различного груза.

Особенно отличились летчики 709-го авиационного полка (командир майор М. Г. Хороших). За успешные боевые действия в ходе борьбы с врагом и транспортировку грузов войскам приказом НКО от 27 ноября 1942 г. этот полк был преобразован в гвардейский, а приказом НКО от 4 мая 1943 г. ему было присвоено наименование Московский. Основанием [113] для присвоения такого наименования послужило то, что в декабре 1941 г. этот полк был в основном сформирован из летчиков-москвичей аэроклуба Октябрьского района Москвы.

Совершенствовалась тактика и истребителей «охотников», которые стали все чаще вылетать за линию фронта с целью поиска и уничтожения одиночных самолетов, железнодорожных эшелонов на перегонах, штабных автомашин, радиостанций, артиллерийских орудий и т. д.

В 8-й воздушной армии из опытных летчиков был сформирован истребительный авиационный полк «мастеров воздушного боя». Они стали шире и активнее практиковать перехват вражеских самолетов путем вылета из засад. Было улучшено и управление. В октябре 1942 г. за Волгой, у хутора Бурковский, в 287-й истребительной авиационной дивизии был организован пункт наведения и управления.

Совершенствовалась и тактика действий штурмовиков, которые стали атаковывать цели группами в 6 — 9 самолетов. Большое внимание уделялось внезапности нанесения удара, успешно использовались штурмовики в качестве дневных бомбардировщиков, которые также применялись для перехвата и уничтожения вражеских бомбардировщиков в воздухе.

В сравнении с летом 1941 г. авиация дальнего действия стала действовать более активно и только ночью. Удары наносились по ограниченному количеству объектов в одном районе. Полет к цели и бомбардирование ее производились экипажами с временным интервалом в 2 — 3 минуты. Выход на цель осуществлялся по расчету времени и курса, по характерным ориентирам и при помощи светонаведения. Светообозначение войск достигалось выкладыванием линии из костров на удалении 1 — 1,5 км от переднего края, а также ракетами, трассирующими снарядами и фарами автомашин. Применявшиеся средства светонаведения и светообозначения показали хорошие результаты.

Ведя напряженные оборонительные бои, наши сухопутные войска и авиация постепенно создавали благоприятные условия для предстоящего контрнаступления. Для завоевания господства в воздухе и ослабления авиации противника силами 8-й воздушной армии и авиацией дальнего действия по указанию Ставки ВГК 27 — 29 октября наша авиация действовала по 13 аэродромам и совершила 502 самолето-вылета, при этом уничтожила несколько десятков немецких самолетов и повредила взлетно-посадочные полосы на ряде аэродромов, что снизило активность немецкой авиации и вынудило ее перебазироваться на тыловые аэродромы. В октябре в районе Сталинграда было проведено более 260 групповых [114] воздушных боев, в которых сбито около 200 немецких самолетов и более 80 уничтожено на аэродромах{91}.

Таким образом, количественное увеличение самолетов, улучшение их качества, внедрение радиосредств в управление, улучшение работы инженерно-авиационной службы и материально-технического обеспечения, а также устранение недочетов в тактике действий родов авиации — все это увеличило роль авиации в поддержке войск в период ожесточенных боев. В течение 67 дней обороны города она совершила 45325 самолето-вылетов, сбросила 15440 тонн бомб, провела более 1 тыс. воздушных боев. В воздушных боях, на аэродромах и огнем зенитной артиллерии было уничтожено 929 вражеских самолетов{92}.

В результате проведенной советскими войсками Сталинградской оборонительной операции план гитлеровского командования на летнюю кампанию 1942 г. был сорван. Были созданы благоприятные условия для перехода Красной Армии в решительное контрнаступление.

Наша авиация активно содействовала войскам в удержании оборонительных рубежей на дальних и ближних подступах к городу и во время боев в нем, помогала войскам удерживать водные рубежи, участвовала в контрударах, вела борьбу с резервами противника и прикрывала сухопутные войска и важные объекты. Кроме того, авиагруппы Гражданского воздушного флота и части сил авиации дальнего действия транспортировали военную технику, личный состав, боеприпасы, продовольствие войскам и вывозили раненых в тыл страны.

Своими непрерывными боевыми действиями авиация оказала неоценимую поддержку войскам в удержании ими плацдармов в Сталинграде, в изматывании войск и уничтожении значительной части лучших летчиков противника.

В период оборонительной операции фронтовая авиация, авиация дальнего действия и истребительная авиация ПВО страны совершила 77 тыс. самолето-вылетов (в том числе АДД более 11 тыс.). На войска и объекты противника было сброшено 23 тыс. тонн бомб, выпущено 38 тыс. реактивных снарядов, до 1,2 млн. пушечных снарядов и около 4 млн. патронов. От ударов нашей авиации противник понес большие потери. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено более 2100 его самолетов.

По сравнению с оборонительной операцией под Москвой наша авиация в боях между Доном и Волгой применялась более массированно. Это достигалось главным образом путем [115] сосредоточения усилий двух воздушных армий фронтов, авиационных резервов Ставки ВГК, значительной части сил дальней авиации, истребительной авиационной дивизии ПВО страны. Централизация управления, достигнутая за счет создания воздушных армий и однородных авиационных соединений, облегчала массированное применение авиации на важных направлениях.

Оправдал себя опыт координации усилий видов авиации, впервые осуществленный представителями Ставки ВГК по авиации. В оборонительной операции для управления боевыми действиями истребительной и штурмовой авиации стали применяться радиосредства.

Непрерывно совершенствовалась организация взаимодействия авиации с войсками. В штабах общевойсковых армий постоянно находились представители от авиации, отрабатывались планы взаимодействия.

По сравнению с операциями, проведенными нашими войсками в 1941 г., удельный вес ночных действий авиации в битве на Волге был значительно выше (около 47% всех самолето-вылетов), этим самым достигалась непрерывность воздействия авиации на войска противника в дневное и ночное время.

В условиях, когда немецкая авиация свои основные усилия сосредоточивала над полем боя, главным способом борьбы с нею являлись воздушные бои, в которых было уничтожено 76% вражеских самолетов.

Большую помощь общевойсковому и авиационному командованию оказала воздушная разведка. При помощи ее своевременно устанавливались районы сосредоточения резервов и ударных группировок войск и авиации противника. Для ведения воздушной разведки наряду со специальными разведывательными авиационными полками широко привлекались отдельные опытные летные экипажи, звенья, эскадрильи всех родов авиации. Визуальное наблюдение за действиями противника стало дополняться воздушным фотографированием, а передача сведений о противнике стала осуществляться по радио с борта самолета-разведчика.

Полученный опыт поддержки авиацией сухопутных войск в ходе длительных боев за Сталинград нашел широкое применение в последующих операциях Великой Отечественной войны при овладении крупными городами.

Новым в тактике штурмовой авиации было широкое применение ее в качестве ближних бомбардировщиков днем и частично ночью. В связи с этим штурмовики стали вести боевые действия не только на бреющем полете, но и со средних и малых высот. Для длительного воздействия по войскам противника и повышения обороноспособности наши [116] летчики в районе цели стали более широко применять боевой порядок — «круг самолетов»

Главным способом боевых действий наших истребителей при прикрытии сухопутных войск и объектов тыла, как и в предыдущих операциях, было систематическое патрулирование в дневное время. Поступление на вооружение новых типов самолетов Як-7б и Ла-5 дало возможность применять в воздушном бою маневр в вертикальной плоскости. К концу оборонительной операции в штатах истребительных авиационных полков было организационно оформлено авиазвено, состоящее из двух пар самолетов, ставшее основной тактической единицей.

В оборонительной операции партийно-политические органы, партийные и комсомольские организации проводили большую идейно-воспитательную работу, основной целью которой являлось укрепление морального состояния личного состава и воспитание его в духе беззаветной преданности Родине, смелости и решительности в бою.

Большое внимание уделялось воспитанию любви и уважения к командиру и укреплению единоначалия. С объявлением Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии» в авиационных частях были проведены партийные и комсомольские собрания, беседы, лекции, доклады, в которых разъяснялось значение преданности и веры в командира, особенно в период выполнения боевого задания. Неуклонное и точное выполнение боевого приказа было первым законом для летчика. Этот закон был нерушим при любых, даже самых трудных, условиях. Чувство высокой ответственности, вера в свои силы, взаимная товарищеская поддержка помогали им выходить победителями даже в боях с численно превосходящим противником. Воля к победе и презрение к смерти были замечательными качествами советских авиаторов.

Личному составу разъяснялось, что победу над врагом готовят народы всей нашей Родины: воины армии, авиации и флота — на фронте — и героические труженики — в тылу. В авиачастях обсуждались письма, полученные от трудящихся Ленинграда, Москвы, городов Урала, Казахстана, Узбекистана и других республик. Налажен был обмен письмами и делегациями между трудящимися самолетостроительных заводов и воинами-авиаторами. Практиковалось вручение представителями трудящихся отличившимся летчикам именных самолетов в торжественной обстановке на фронтовых аэродромах, в запасных авиационных полках или на авиационных заводах. Труженики тыла брали обязательства лучше работать в тылу, авиаторы — мужественно и стойко сражаться на фронте с врагом до полной победы над ним. [117]

Широко популяризировались подвиги летного и технического состава. По случаю награждения отдельных летчиков орденами в полках проводились митинги. Вручение наград, как правило, производилось на аэродромах в присутствии всего личного состава. Боевые подвиги летчиков описывались в специальных боевых листках, листовках-«молниях», а также в дивизионных, армейских и фронтовых газетах. О героях-летчиках писали теплые письма их родным, а также на предприятия и в колхозы, где они трудились до ухода в авиацию. В авиационных полках широко практиковались встречи и беседы молодых авиаторов с ветеранами, Героями Советского Союза, которые делились своим боевым опытом.

Героические подвиги и напряженные боевые действия летчиков были высоко оценены Коммунистической партией. Только за период с 17 июля по 1 октября 1942 г. в 8-й воздушной армии шесть отважных летчиков были удостоены звания Героя Советского Союза, а более 1030 авиаторов награждены орденами и медалями.

Многогранная и повседневная партийно-политическая работа обеспечила высокую патриотическую сознательность, боевую выучку, стойкость в боях и героизм личного состава авиачастей в оборонительный период и морально подготовила его к предстоящему контрнаступлению. [118]

Дальше