Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава IX.

Вторжение на Европейский континент в 1944 г.

1.Приготовления западных держав

После вступления в войну американцы приняли принципиальное решение добиться сначала разгрома Германии, отсрочив решающую борьбу против Японии до тех пор, пока не будет достигнута победа в Европе. Англичане были полностью согласны с такой последовательностью, хотя у них, особенно у Черчилля, имелись серьезные сомнения относительно целесообразности плана американцев уничтожить германские вооруженные силы, высадившись во Франции. Черчилль считал высадку во Франции в высшей степени сомнительной и в любом случае связанной с очень большими потерями операцией, неудача которой могла привести к непредвиденным последствиям. Англичане еще больше укрепились в своем мнении после предпринятой в августе 1942 г. попытки высадить десант в районе Дьеппа. У них тогда, конечно, не было намерения создать на европейском континенте постоянный плацдарм. Высадка скорее должна была вызвать беспокойство германского командования и в какой-то мере сковать немецкие силы во Франции в тот момент, когда в результате продвижения немецких войск на Кавказе и на Дону русский фронт оказался в исключительно тяжелом положении. Сталин настойчивее, чем когда-либо, торопил западные державы с открытием настоящего второго фронта, да и англичанам необходимо было косвенно облегчить действия своих войск под Эль-Аламейном. Кроме того, англичане хотели в ходе проведения такой операции испытать свои новые десантные средства и вообще приобрести опыт в технике проведения высадки. (Карта 7, стр. 521 и схема 7, стр. 139)

Высадка началась ранним утром 19 августа 1942 г. в районе небольшого портового города Дьеппа, расположенного в 80 км северо-восточнее устья Сены. В ней приняло участие сформированное из канадских, американских, деголлевских и английских войск соединение силой до дивизии. Поддержанные крупными силами авиации и соединением кораблей десантные части высадились в четырех пунктах побережья, однако местная береговая оборона все время держала их под угрозой, так что вводить в бой значительные резервы союзники не рискнули. [521] К 16 час. десант был сброшен в море. Противник потерял 28 танков и 1500 человек пленными, несколько его военных кораблей были потоплены береговой артиллерией, и 83 самолета уничтожены в воздушных боях. Быстрая и эффективная реакция немцев произвела на англичан сильное впечатление. Немецкой пропагандой достигнутый успех был, несомненно, переоценен; западным же державам исход высадки показал, какое огромное напряжение понадобится для обеспечения полного успеха вторжения. С тех пор по настоянию американцев над его подготовкой велась неустанная работа. Чтобы успешно осуществить вторжение, требовалось создать множество самых различных предпосылок. Прежде всего необходимо было располагать соответствующими сухопутными силами. Далее, для того чтобы развернуть с захваченного плацдарма решающие операции и не допустить их превращения где-нибудь в глубине Франции в позиционную борьбу, количество войск и особенно техники должно было намного превосходить те силы, которые Германия могла использовать во Франции. Но как Соединенные Штаты, так и страны Британского Содружества Наций в 1942 г. еще только создавали крупные сухопутные армии; к тому же Англии приходилось значительную часть вновь создаваемых ею сил использовать в Северной Африке для обороны Египта. [522] Обстановка на тихоокеанском театре военных действий также требовала значительных сил для изгнания Японии из ее грозных форпостов. Развитие событий в России и насущная необходимость очистить, наконец, в интересах сокращения потерь торгового флота Средиземное море от противника заставили их предпринять поздней осенью 1942 г. высадку в Северной Африке. Сокращение протяженности морского пути в Индию благодаря следованию судов через Средиземное море и Суэцкий канал облегчило разрешение проблемы тоннажа, хотя полностью ее и не устранило. Пока потери от действий немецких подводных лодок не были снижены до приемлемого уровня, союзники, помимо судов, необходимых для осуществления жизненно важных перевозок, имели недостаточное количество транспортных средств для переброски крупных американских сил и их разнообразного снаряжения на Британские острова. Для одной действовавшей дивизии западных союзников при ее очень сильном вооружении, высоких потребностях материального обеспечения и средних нормах расходования боеприпасов средний ежедневный подвоз составлял 600-700 тонн - огромная цифра, если учесть, что, например, зимой 1941/42 г. в демянском котле, правда, в условиях строжайшей экономии и при значительно меньшей численности войск, все шесть немецких дивизий месяцами получали лишь 200 тонн различных предметов снабжения в день.

К началу 1943 г. уже можно было предвидеть примерные сроки вторжения. Когда в январе Черчилль и Рузвельт встретились в Касабланке, уже не вызывало сомнений, что через несколько месяцев боевые действия в Северной Африке закончатся. Но оказалось, что это нисколько не ускоряло намеченной операции, так как погода в Атлантике позволяла осуществить высадку лишь в летнюю половину года. А к вторжению летом 1943 года западные державы по изложенным причинам были еще не вполне готовы. Оставалось лишь перенести начало операции на весну 1944 г., а пока что, продолжая борьбу в районе Средиземного моря, сковывать там немецкие силы. Было, однако, принято решение о создании объединенного штаба, который должен был проводить значительную по объему предварительную работу, связанную с подготовкой к вторжению. В качестве косвенной подготовки, а также с целью общего ослабления германского военно-экономического потенциала с середины 1943 г. была усилена воздушная война против Германии, в которой наряду с постоянно возраставшими силами английской авиации приняла участие и переброшенная в Англию американская 8-я воздушная армия. В декабре 1943 Г. Черчилль и Рузвельт встретились в Каире для подготовки к переговорам со Сталиным в Тегеране. Во время этой встречи было решено назначить американского генерала Эйзенхауэра главнокомандующим всеми предназначавшимися для вторжения сухопутными, военно-морскими и военно-воздушными силами, а английского генерала Монтгомери - [523] командующим сухопутными силами. Эйзенхауэр предпочел бы иметь на этой должности генерала Александера, которого он считал самым выдающимся стратегом Англии и исключительно симпатичным человеком. Таким в отличие от большинства своих коллег показал себя Александер и по отношению к немцам. В Тегеране Сталин был уведомлен о решении западных союзников высадиться в мае 1944 г. во Франции. Он пообещал поддержать примерно в это же время операцию западных держав крупным наступлением на Востоке.

Когда Эйзенхауэр и Монтгомери приступили в январе 1944 г. к выполнению своих новых функций, разработка плана вторжения продвинулась уже далеко; был даже определен район высадки. Так как высадка могла производиться только под прикрытием истребительной авиации, базировавшейся на английские аэродромы, район ее был ограничен участком побережья между Шербуром и Флиссингеном. Немцы считали наиболее вероятным, что высадка будет предпринята на побережье Ла-Манша, во всяком случае севернее устья роки Соммы, поскольку там путь через пролив был самым коротким, а дорога оттуда к Рурскому бассейну, экономическому сердцу Германии, - самой прямой. Кроме того, поддержка авиации могла быть здесь доведена до максимума. В расчете на то, что высадка последует именно в данном районе, он был укреплен сильнее всего. Это не осталось незамеченным западными державами, которые сделали вывод, что высадка на этом участке побережья неизбежно будет связана с огромными потерями. Поэтому союзники, несмотря на все благоприятные предпосылки для проведения последующих решающих операций и ряд других технических преимуществ, отказались от этого самого выгодного с оперативной точки зрения решения. Их выбор пал на северное побережье Нормандии, где немецкое командование, очевидно, менее всего ожидало высадки и поэтому обороняло этот район слабее остальных. Кроме того, там находился порт Шербур. Другие порты на полуострова Бретань вплоть до Нанта предполагалось быстро захватить в ходе самой операции. Хотя союзники располагали новыми десантными средствами, позволявшими производить высадку вне портов, в течение длительного времени все равно невозможно было обойтись без одного, а затем и нескольких крупных портов, чтобы обеспечить снабжение свыше 80 дивизий, которые постепенно должны были перебрасываться на континент.

Согласившись с выбором района высадки, Эйзенхауэр и Монтгомери выступили, однако, против намеченного состава первого эшелона. Предложенным планом предусматривалась высадка вначале трех дивизий на участке побережья между Гранкап-ле-Бен н Курсёль. Это был максимум того, что можно было переправить наличными десантными средствами и, с учетом непрерывной переброски новых частей, имевшимися в распоряжении судами. Оба генерала, однако, полагали, что немедленное закрепление на плацдарме и его быстрое расширение будут [524] обеспечены лишь в том случае, если союзники смогут быстрее противника перебросить силы к этому новому району боевых действий. Правда, они рассчитывали, используя свое господство в воздухе, значительно затормозить переброску немецких войск. Однако это был не вполне надежный фактор, так как при этом не учитывались силы, которые немцы могли случайно или сознательно удерживать вблизи районов высадки. Поэтому генералы потребовали высадить сразу не три, а пять дивизий и включить в район высадки восточное побережье полуострова Котантена, а также участок побережья восточнее Курсёль вплоть до устья реки Орн. Предполагалось, что такое расширение района высадки не даст немцам возможности создать прочную оборону у основания Котантена на рубеже Карантан, Ла-Э-дю-Пюи и тем самым оттянуть захват Шербура на неопределенный срок. Новый план можно было выполнить лишь при условии постройки дополнительного количества десантных судов, что вызывало необходимость перенести срок вторжения с начала мая на июнь месяц. Объединенный комитет начальников штабов союзников в Вашингтоне согласился с возражениями генералов, к тому же ряд других соображений также склонял чашу весов в пользу перенесения операции на более поздний срок. Политическое руководство уступило требованиям военных.

Командование союзников стремилось прежде всего не допустить, чтобы боевые действия высадившихся на континенте войск приняли позиционный характер. Эйзенхауэр считал, что самый верный путь избежать этого - высадиться одновременно в Нормандии и в Южной Франции на побережье Средиземного моря. Этот план оказался, однако, неосуществимым, так как для двух одновременных десантных операций не хватало транспортных и десантных средств. Поэтому высадка на юге была отложена до августа, и для проведения ее союзникам пришлось снять в июле 1944 г. полноценные дивизии с итальянского фронта.

Проблема портов грозила стать почти неразрешимой. Предпринимавшиеся до сих пор высадки в Северной Африке, Сицилии и Южной Италии показали, что без портов высадка и снабжение крупных соединений неосуществимы. Там высадку первоначально также приходилось производить большей частью вне портов, однако затем, как правило, они в течение нескольких дней захватывались, и начиналась их эксплуатация. Помимо всего прочего, союзникам до сих пор приходилось в ходе своих высадок сталкиваться лишь с ограниченными силами противника, численность которых к тому же не могла быть быстро и произвольно увеличена. Совершенно иными были условия высадки во Франции, Здесь порты были настолько сильно укреплены, что овладеть ими с моря не представлялось возможным. Необходимо было также быть готовым к тому, что противник быстро подтянет резервы и добьется превосходства над войсками десанта, которые высадятся на необорудованном берегу и не будут снабжаться через порты. Задача [525] осложнялась еще и тем, что в Атлантики даже летом свирепствуют сильные штормы. Штормы могут сделать невозможной какую бы то ни было выгрузку на берег, что практически лишает высадившиеся войска всякого подвоза. Иа всех этих затруднений был своевременно найден поистине гениальный выход, показавшийся сначала настолько необычным, что над ним все смеялись. Затем, однако, он произвел впечатление колумбова яйца, явившись в высшей степени неприятным сюрпризом для немецкой обороны. Казавшееся столь утопичным решение заключалось в сооружении искусственных портов в районах высадки. Было разработано и подготовлено два вида портов, которым союзники дали условное обозначение «Гузбери» («Крыжовник») и «Малбери» («Тутовая ягода»). «Гуэбери» представлял собой затопленные вплотную друг возле друга суда, которые, подобно молу защищали огражденный ими прибрежный участок моря от ветра, создавая спокойную воду, что позволяло разгружать небольшие корабли и десантные суда даже при среднем волнении на море. «Малбери» был настоящим портом, секции которого изготовлялись в Англии и доставлялись через пролив. Основу этого порта составляли крупные железобетонные кессоны, также затоплявшиеся вплотную друг к другу. На них монтировались все необходимые для разгрузки судов приспособления. Для обеих предназначавшихся для высадки армий было подготовлено по одному порту такого типа, кроме того, для каждого из пяти пунктов высадки предусматривался один «Гузбери». Этих сооружений было достаточно, чтобы обеспечить высадку и снабжение всех перебрасывавшихся в первую очередь сил, пока не будет захвачен первый порт. Предполагалось, что вскоре падет Шербур.

Другим технически совершенным сооружением явилась прокладка летом 1944 г. бензопровода из Англии во Францию по дну пролива, благодаря чему простейшим образом была решена проблема удовлетворения большой потребности в горючем, которую испытывали полностью моторизованные армии союзников.

Образцово, учитывая трудности, постоянно присущие всякой коалиции, была организована и система командования. Генералу Эйзенхауэру как союзному главнокомандующему безо всяких ограничений подчинялись все выделенные для высадки и последующих операций сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы. Лишь за стратегические ВВС ему вначале пришлось вести борьбу главным образом с англичанами, выдвигавшими возражение, что стратегические ВВС как до, так и во время высадки и после нее выполняют задачи, которые далеко выходят за рамки требований данного района боевых действий и не должны отодвигаться на второй план. Пожалуй, в этих аргументах в известной мере чувствовался и ведомственный партикуляризм. Эйзенхауэр на эти доводы возражал, что высадка и ее подготовка являются операцией решающего значения, отодвигающей все прочие соображения [526] далеко на второй план, и что эта операция должна поддерживаться всеми имеющимися силами по его усмотрению и согласно его планам. Обосновав свое требование тем, что «командующий в решающие моменты не может действовать методом просьб и переговоров», он поставил вопрос перед соответствующими правительственными инстанциями и добился своего.

Таблица 1. Количество переброшенных на континент дивизий
  Бронетанковых Пехотных Горнострелковых Воздушно-десантных Общее количество
Американских 15 43 1 3 62
Английских и канадских 7* 9 - 1 17
Французских 3 3 1 - 7
Итого 25 55 2 4 86
*В том числе одна польская танковая дивизия

Для боевых действий в Нормандии предусматривалось использовать первоначально тридцать шесть дивизий, находившихся в Англии. В это число не входили десять дивизий, предназначенных для высадки в Южной Франции. Остальные 40 дивизий находились в полной боевой готовности в США. Их переброска зависела лишь от того, насколько быстро удастся овладеть достаточным количеством портов, способных обеспечить их выгрузку и снабжение. При этом приходилось учитывать, что парализованный самими же союзниками французский железнодорожный транспорт не мог быть использован; следовательно, все перевозки пришлось бы в течение длительного времени производить только по шоссейным дорогам, а для этого был необходим огромный парк автотранспортных судов.

Фактически к решающему моменту наступления западных держав на Германию на континент было переброшено 86 дивизий, большой частью американских.

Разработанный Монтгомери новый план высадки предусматривал высадку в пяти пунктах. В районе залива Гран-Ве у Карантана должны были высадиться в двух пунктах части американской 1-й армии, а восточнее нее, на побережье вплоть до реки Орн - 2-я английская армия в трех пунктах. Захваченные таким образом плацдармы предполагалось как можно быстрее соединить в один общий крупный плацдарм. От каждой из пяти дивизий в первом эшелоне могли быть выделены в каждом пункте от одного до двух полков. Особые мери предосторожности были предусмотрены для высадки на восточном побережье полуострова [527] Котантен. На полуострове непосредственно за линией побережья масса болот, которые можно преодолеть только по нескольким легко блокируемым дамбам. Для того чтобы получить возможность использовать эти дамбы, предполагалось высадить одну воздушно-десантную дивизию в тылу береговой обороны. Другую воздушно-десантную дивизию хотели выбросить в районе северо-западнее Карантана. Задача ее заключалась в том, чтобы обеспечить южный фланг высадившихся на побережье Котантена частей и, по возможности, закрепиться на рубеже Лессе, Карантан, изолировав Котантен от остальной части Нормандии. Высадка третьей английской воздушно-десантной дивизии предусматривалась в районе восточнее реки Орн с целью захватить переправы через эту реку. Монтгомери считал также важным своевременное продвижение в направлении Кана, так как в этом районе имелись аэродромы, которые должна была как можно скорее использовать взаимодействовавшая с наземными войсками авиация. Высадка всех трех воздушно-десантных дивизий должна была последовать в ночь перед самой операцией.

Чтобы по возможности быстрее обеспечить связь между всеми пятью первоначально разрозненными плацдармами, планировались действия отрядов "коммандос" и "рейнджерс".

Согласно поставленной перед Монтгомери задаче, цель высадки заключалась в захвате района, необходимого для сосредоточения н развертывания сил для дальнейших наступательных операций. Нужен был достаточно крупный плацдарм, чтобы сосредоточить на нем 26 - 30 дивизий и, кроме того, доставлять из Соединенных Штатов и других районов подкрепления для этих сил в количестве 3 - 5 дивизий ежемесячно.

Предназначавшиеся для участия в операции войска и необходимые транспортные суда были подготовлены в портах погрузки с таким расчетом, чтобы при организованном ходе высадки к концу первого дня в Нормандии и на полуострове Котантен уже находилось 8 дивизий (включая три вышеупомянутые воздушно-десантные дивизии) и 14 танковых полков, через 6 дней - 13 дивизий и еще 10 танковых полков, а на двадцатый день - примерно 24 первоначально предусмотренные дивизии. Правда, этот план мог быть выполнен лишь при условии, если высаживаемые войска будут ограничены самыми необходимыми наземными транспортными средствами, то есть практически на первых порах после высадки будут лишены возможности вести маневренные боевые действия.

По мере расширения района высадки вслед за высадившимися армиями на континент должны были быть переброшены на американском участке высадки 3-я американская армия и на английском участке высадки - 2-я канадская армия, после чего обе американские армии предполагалось объединить в 12-ю группу армий под командованием генерала Брэдли, а обе британские армии - в 21-ю группу армий под командованием Монтгомери. Одновременно Эйзенхауэр должен был принять от Монтгомери общее командование сухопутными войсками. [528]

Чрезвычайно сложной проблемой являлось определение времени начала операции, ибо решение этого вопроса было неизбежно сопряжено с целым рядом предпосылок, от которых нельзя было отворачиваться в интересах успешного осуществления намеченного плана. Чтобы преодолеть пролив незаметно для противника, а также во избежание потерь среди транспортных судов от действий вражеского флота, авиации, а при приближении к берегу - и от береговых батарей противника, высадку следовало предпринимать в ночное время. Высадку воздушно-десантных дивизий, которая должна была предшествовать высадке морского десанта, нужно было проводить в ясную лунную ночь, во второй ее половине. Устранение сильных немецких заграждений у берега лучше всего было вести при отливе. В то же время отлив в заключительной его фазе был нежелательным, так как войскам пришлось бы очень рано покидать десантные суда и слишком долго находиться под огнем противника, прежде чем они смогли бы подойти к его береговым укреплениям. Далее, был необходим и прилив, ибо в противном случае десантные суда невозможно было бы снять с мели. Такие условия отлива и прилива должны были иметь место примерно минут через 40 после рассвета, с тем чтобы флот и авиация уже в первые утренние часы могли поражать прицельным огнем опорные пункты и батареи противника. Все эти предпосылки из-за ежедневного смещения времени прилива и отлива могли быть увязаны друг с другом лишь при условии, что высадка будет предпринята 4, 6 или 7 июня. Кроме того, нельзя было начинать высадку на всех участках одновременно, так как прилив происходит везде в разные часы. Если же в эти три дня условия погоды оказались бы слишком неблагоприятными, то пришлось бы, даже отказавшись от выжидания светлой лунной ночи, необходимой для высадки воздушного десанта, отложить операцию на 14 дней, а с учетом требований воздушно-десантных дивизий - на целых четыре недели.

Пока операция проходила эти подготовительные стадии, перед стратегическими ВВС была поставлена задача еще больше ослабить способность немецких войск к обороне. Это осуществлялось как посредством методического разрушения предприятий по производству горючего, так и путем воздушного наступления, предпринятого за два месяца до начала вторжения. Цель воздушного наступления заключалась в том. чтобы дезорганизовать работу французского и бельгийского железнодорожного транспорта, разрушить мосты в Северной Франции и вывести из строя все аэродромы противника в радиусе 200 км вокруг намеченного района высадки. К началу вторжения все ведущие из Парижа железные дороги были парализованы, 13 железнодорожных и шоссейных мостов через Сену ниже Парижа и 5 через Луару ниже Орлеана разрушены. Тем самым район высадки был изолирован от остальной части Франции.

Для введения противника в заблуждение относительно намеченного района высадки железнодорожные линии севернее Сены вплоть до [529] Антверпена систематически подвергались одинаково интенсивным ударам. Аналогичный маневр был предпринят и при проводившемся накануне высадки подавлении с воздуха немецких береговых укреплений.

Опасения, что удары авиации по французской железнодорожной и шоссейной сети могли привести к тяжелым жертвам среди французского мирного населения, что представлялось союзникам нежелательным хотя бы по соображениям человечности, - которую, впрочем, они не захотели проявить по отношению к немецкому гражданскому населению, - а главным же образом по весьма веским причинам политического характера, устранялись благодаря тому, что о предстоящих налетах союзники предварительно сообщали по радио, и французское население могло своевременно укрыться в безопасные места. Располагая абсолютным превосходством в воздухе, союзники могли позволить себе столь необычный способ действий.

Много беспокойства западным державам доставляли приготовления немцев к применению нового секретного оружия. Союзники стремились разрушить воздушными налетами все районы, в которых, по их данным, можно было предположить наличие сооружений по производству и применению такого оружия. Но и после этого они не избавились от опасения, что применение нового оружия незадолго перед началом вторжения приведет к серьезному замешательству и потерям среди союзных войск в насыщенных ими южно-английских портах и пунктах сосредоточения.

К началу вторжения в распоряжении союзников имелось 5049 истребителей, 1467 тяжелых бомбардировщиков, 1645 средних и легких бомбардировщиков, включая самолеты-торпедоносцы, 2316 транспортных самолетов и 2591 планер. В то же время на французских аэродромах было сосредоточено лишь 500 немецких самолетов, нз которых всего 90 бомбардировщиков и 70 истребителей находились в полной боевой готовности.

Предстоящее весною 1944 г. вторжение скрыть было невозможно. Тем больше усилий прилагалось к тому, чтобы сохранить в тайне время и место высадки и ввести немцев в заблуждение относительно района вторжения. Стремление союзников скрыть свои действия зашло так далеко, что аккредитованные в Лондоне дипломатические представители даже не могли посылать курьеров в свои страны, а в прибрежные районы, где находились готовые к вторжению войска, был закрыт доступ для гражданского населения. В самой армии вторжения ввели почтовую цензуру и все дивизии перед погрузкой находились в обнесенных колючей проволокой пунктах сосредоточения.

С целью обмана противника распространялись ложные сведения, а в юго-восточных портах Англии было сосредоточено огромное количество транспортных судов и даже макетов судов. Части, погрузка которых на суда должна была происходить позже, по возможности [530] демонстративно перебрасывались в район Фолкстона и Дувра. Два последних мероприятия не были отменены даже после того, как была осуществлена высадка в Нормандии, и, безусловно, в немалой степени способствовали тому, что немецкое командование еще в течение длительного времени после начала сражения в Нормандии опасалось другой высадки в районе пролива. Наконец, дезинформации противника содействовало также изготовление большого числа чучел парашютистов, которые были сброшены в ночь накануне вторжения над неатакуемыми районами.

12 портов, откуда должна была осуществляться переброска войск вторжения через пролив, дабы разгрузить район Дувра были намечены на южном побережье от устья Темзы до района Плимута.

Такая, с немецкой точки зрения поистине невероятно тщательная подготовка операции, ее масштабы и обеспечение объяснялись в значительной мере уровнем боевой выучки предназначавшихся для вторжения войск. Наряду с несколькими обладавшими боевым опытом дивизиями, например 7-й английской бронетанковой дивизией, участвовавшей в североафриканской и итальянской кампаниях, армию вторжения составляли главным образом новые формирования, которым предстояло теперь столкнуться с закаленными немецкими дивизиями. Тщательное обучение, тренировка по высадке десантов, неустанное инспектирование вышестоящими командирами, тактические занятия по карте, прикомандирование ко вновь созданным подразделениям персонала опытных инструкторов - все это, пожалуй, способно было повысить уровень подготовленности новых формирований. Однако, несмотря на все превосходство в технике, еще нельзя было сказать, как они будут вести себя в бою.

Наряду с поддержкой безраздельно господствующей в воздухе авиации и соединений боевых кораблей продвижение наступающей пехоты должно было обеспечиваться самыми разнообразными техническими боевыми и вспомогательными средствами для высадки и удара по оборонительным позициям в прибрежной полосе. Были возведены оборонительные сооружения, аналогичные тем, которые предполагали встретить при высадке, и применительно к ним изготовлены саперные танки, мостовые танки для преодоления противотанковых рвов, танки для прокладки матов в болотистой местности, танки, при помощи которых другие машины могли преодолевать прибрежные эскарпы, танки для разминирования минных полей и танки-амфибии. Для проделывания проходов в прибрежных заграждениях были подготовлены специальные саперные подразделения.

Огромная предварительная организационная работа осталась позади. Теперь лишь нужно было, чтобы погода благосклонно отнеслась к подготовленной операции. [531]

2. Немецкая оборона

Четыре года пробыли немцы во Франции, прежде чем англичане, поддержанные и ведомые своим могучим заокеанским союзником, решились вновь вступить на французскую землю. Немного друзей оставили они здесь, погружаясь на корабли в Дюнкерке, однако за прошедшие с тех пор годы внутри Франции и за ее пределами произошло немало событий.

Миф о непобедимости Германии рассеялся так же, как и - пусть невольное - уважение к форме германского государства и его системе управления, в которых немало французов усматривало имеющий будущее синтез национализма и социализма и у которых Петен и его советники даже позаимствовали существенные элементы для своих политических преобразований во Франции. Носитель германской государственности, как и некоторые его исполнительные органы, слишком далеко - иногда даже доходя до преступления - выходили за рамки того. что было необходимо в интересах продолжения войны и что поэтому сносилось французами. Высокопарные слова и политические жесты не подкреплялись соответствующими действиями. Почти из 2 млн. французских военнопленных лишь 700 тыс. были отпущены на родину. Экономическое положение все больше ухудшалось и только благодаря американской помощи удавалось поддерживать едва сносный прожиточный минимум. После того как страна оправилась от первоначального шока, в ней воспрянул дух независимости и национальной гордости. Правительство на неоккупированной территории страны почти ничем не могло помочь народу. То, чего ему удавалось добиться для облегчения бремени оккупации, всегда оказывалось слишком недостаточным. Доверия к Гитлеру выработаться не могло, так как обе стороны исходили из различных предпосылок, Гитлер требовал если и не активного содействия, то во всяком случае идейного сотрудничества, правительство же и народ Франции стремились остаться вне войны. Если с Англией правительство Виши разъединяли некоторые противоречия и скрытая неприязнь, то в Соединенных Штатах оно видело исконного друга и помощника в преодолении трудностей, продолжая поэтому поддерживать дипломатические отношения с США вплоть до их вступления в войну. Да и позже связь между обеими правительствами не прерывалась. В армии, особенно в частях, дислоцировавшихся в Северной Африке, вполне естественно находили благоприятную почву националистические настроения. Французские генералы в Северной Африке с самого начала встали на путь двурушничества.

Всего этого было еще очень мало, чтобы враждебно настроить страну, но оказалось достаточно, чтобы вызвать у Гитлера растущее недовольство французским правительством, готовое прорваться наружу при малейшем поводе. Повод нашелся, когда западные державы, высадившись [532] в начале ноября 1942 г. в Северо-Западной Африке, натолкнулись лишь на относительно слабое сопротивление. Гитлер вначале ограничился немедленной оккупацией остававшейся до тех пор не занятой части страны, причем в этих действиях на Средиземноморском побережье и Корсике участвовали также итальянцы. Свое решение он обосновывал тем, что, по имеющимся якобы у него достоверным данным, ближайшей целью западных держав является высадка на Корсике и на побережье Средиземного моря. Тем не менее он, по его словам, приветствовал бы возможность отражения этого наступления бок о бок с французскими солдатами. На это, однако, вряд ли можно было серьезно рассчитывать. Когда после высадки в Северо-Западной Африке выяснилось, что крупные французские генералы и адмиралы поддерживают связь с американцами и что это же имеет место и в армии метрополии, Гитлер принял решение о роспуске вооруженных сил, которые французам разрешалось иметь во Франции по условиям перемирия, и попытался захватить находившийся в Тулонском порту французский флот. Хотя незадолго до попытки немцев американцы настоятельно советовали перевести флот в порты, занятые союзниками, этого сделано не было, и теперь французы сами потопили свои корабли. Даже самые вежливые послания Гитлера Петену, в которых последний изображался жертвой предательства своих подчиненных и в которых ему не только разрешалось, но даже вменялось в обязанность создать новую надежную армию, не могли скрыть плохо замаскированного обострения немецко-французских отношений. Правда, Гитлеру в лице Лаваля, отстраненного за полтора года до этого от государственных дел и вновь взявшего на себя при Петене функции главы правительства, удалось найти деятеля, продолжавшего свою прежнюю политику сотрудничества с Германией как во внешнеполитических вопросах, так, по мере возможности, и в вопросах внутренней политики. Насильственные дискриминационные действия с немецкой стороны по отношению к Франции, а также очевидный поворот во всей военной обстановке явились мощным стимулом для Движения сопротивления, вызванного к жизни коммунистическими, деголлевскими и военными кругами и игравшего до тех пор лишь подчиненную роль. В эфире непрерывно звучали голоса из противоположного лагеря, призывавшие французов внести свой вклад в предстоящее освобождение страны. Весьма ловким английским агентам удалось добиться сплоченных действий политически разобщенных групп Движения сопротивления. Проведенные гиммлеровской службой безопасности неизбежные контрмеры по борьбе с угрожавшим оккупации движением далеко вышли за пределы поставленной цели и лишь сильнее обострили противоречия. Насильственная отправка на работу за пределы страны и наказания сделали больше, чем требовалось. К началу вторжения в стране, особенно на юге, существовала широко разветвленная сеть Движения сопротивления, которое, парализуя работу транспорта [533] в тылу немецких войск, являлось эффективным, изнурявшим немецкие силы дополнением к воздушным налетам противника. Правда, оно в определенной степени уравновешивалось антипатией большей части французского населения к возможности повторного превращения страны, вышедшей в 1940 г. из войны с относительно небольшими материальными и людскими потерями, в театр военных действий.

За истекшие четыре года была проделана значительная работа по подготовке к отражению высадки противника. Однако эти приготовления, как и все, что Гитлер, с тех пор как в 1940 г. война вскружила ему голову, вынужден был предпринимать или считал необходимым предпринимать, страдали несоответствием между его стремлениями к успехам и к поднятию своего престижа, с одной стороны, и имевшимися в наличии силами и средствами - с другой. Так как, кроме слабых восточноевропейских союзников и малонадежных итальянцев да еще нескольких увлеченных фанатиков из Северной и Западной Европы, никто не изъявлял готовности участвовать в предпринимавшихся Гитлером преобразованиях Европы и ее обороне, то вся тяжесть обороны на Западе вплоть до Нордкапа; не говоря уже о русском и итальянском фронтах, ложилась почти целиком на плечи немецкой армии. Столь разрекламированный Атлантический вал был больше продуктом хвастливой геббельсовской пропаганды, чем действительно неприступным укреплением. Его опорные пункты создавались постепенно и изолированно друг от друга. Вначале в силу настоятельной необходимости были укреплены порты, с тем чтобы обеспечить их от внезапного нападения противника и одновременно прикрыть имевшиеся там крупные сооружения для приема подводных лодок. Затем решено было более сильно укрепить те участки побережья, на которых в первую очередь можно было ожидать высадки противника. Таковыми считались полоса побережья вдоль Па-де-Кале напротив Англии и район вокруг устья Сены. Столь часто демонстрировавшийся в еженедельных обозрениях шедевр такого укрепления - мыс Гри-Не между Кале и Булонью с четырьмя батареями пушек калибра от 280 до 406 мм - являлся единственным в своем роде и самым мощным на всем побережье. Он был превзойден лишь немецкими укреплениями на принадлежавших Англии островах Гернси и Джерси в проливе Ла-Манш. Укреплять последние имело смысл только в том случае, если бы эти острова должны были стать крупными военно-воздушными и военно-морскими базами. Но ни того, ни другого не было. Для борьбы с силами вторжения эти острова, имевшие 11 батарей орудий большой мощности и занятые целой дивизией, усиленной одним танковым полком, не играли ни малейшей роли. По окончании войны их гарнизон был снят англичанами. Оборудование этих островов и наводнение их крупными силами являлось не чем иным, как проявлением мании величия Гитлера по отношению к ненавистному врагу по ту сторону пролива. [534]

Между портами и береговыми батареями с 1940 г. началось строительство сплошного оборонительного рубежа вдоль побережья, осуществлявшееся силами дивизий, оставленных во Франции, Бельгии и Голландии в качестве оккупационных войск, караульная служба и боевая подготовка оставляли, однако, мало времени для инженерных работ на почти стокилометровых участках побережья, отводившихся для обороны каждой из этих дивизий. Кроме того, частая смена дивизий, перебрасывавшихся на другие театры военных действий и сменявшихся потрепанными дивизиями, естественно, не могла способствовать быстрому строительству укреплений. Вряд ли приходилось удивляться, что эти соединения, которые прежде всего следовало пополнить и обучить и которые рассматривали свое пребывание во Франции как временную передышку, вкладывали далеко не все свои силы в строительство обороны. Поэтому работы продвигались очень медленно. Лишь когда в 1943 г. серьезно встал вопрос о намерениях противника осуществить вторжение и были созданы «стационарные» дивизии{44}, которым назначались постоянные участки побережья, положение несколько улучшилось. Деятельность войск в этом направлении очень слабо сочеталась с деятельностью организации Тодта, возводившей бетонированные сооружения по непосредственному указанию имперского министра вооружения и боеприпасов. Наряду с сухопутными поисками, сооружение и обслуживание многочисленных береговых батарей, особенно в портах, производили часта BMC, которые, однако, претендовали на право полного использования их при отражении атак противника.

В ноябре 1943 г. на фельдмаршала Роммеля была возложена задача навести порядок в возникшей неразберихе и ускорить оборонительные работы. Роммель должен был проверить и объединить в одно целое все береговые укрепления от Дании до Бискайского залива. Вынесенное им из предпринятого инспектирования впечатление было в высшей степени неудовлетворительным. Он увидел, что создавалась совершенно не эшелонированная в глубину оборона, перед фронтом которой было слишком мало заграждений. Строительство укреплений находилось в самой различной стадии, большинство укрытий не могло выдержать попадания бомбы. Власть Роммеля по отношению к органам, осуществлявшим строительство укреплений, определялась тем, что он являлся лишь «инспектирующим лицом», а не командующим, ответственным за организацию обороны. Свои усилия он вскоре сосредоточил на наиболее уязвимом районе - участке побережья Па-де-Кале, менее всего удаленном от Англии.

Во избежание вполне естественных трений, вытекавших как из двойственного положения Роммеля, так и из его точки зрения, которая во многих отношениях не совпадала с проводившейся здесь до сих пор [535] линией, а также с целью возложить на него всю полноту ответственности за подготовку обороны, Роммеля через некоторое время назначили командующим сосредоточенной здесь группы армий «Б». Одновременно он руководил теперь обороной побережья от Голландии до устья Луары.

Опираясь на свой богатый опыт борьбы с англичанами, исключительно практичный Роммель со свойственной ему кипучей энергией взялся за выполнение новой задачи. Недостатки проделанной до сих пор работы он усматривал в еще поправимой общей структуре обороны, при которой очень недооценивались отдельные участки, а также в том, что центр тяжести обороны слишком недостаточно сосредоточивался на обороне самого побережья. По его наблюдениям и опыту, полученным в Сицилии, Салерно и Неттунии, успех высадки предрешался в первые дни, если не часы. Поэтому необходимо было всеми средствами создавать затруднения противнику именно при выходе его на берег. Этой цели должны были служить предпринятое в значительных масштабах подводное минирование и созданные непосредственно на побережье проволочные заграждения с минными полями. В тылу расширяемого прибрежного оборонительного рубежа создавались оборонительные сооружения для борьбы с воздушными десантами противника; на местности, особенно благоприятной для высадки таких десантов, вбивались колья. Если за предыдущие три года было установлено всего 2 млн. мин, то за несколько месяцев деятельности Роммеля число их было утроено. Но и это количество было лишь частью того, что ему представлялось необходимым минимумом. Тем не менее мины даже в таком количестве сыграли при высадке значительную роль. Особенно интенсивно стали проводиться оборонительные работы на побережье Нормандии, которое до сих пор было совершенно заброшенным участком, так как, по мнению представителей ВМС, прибрежные рифы делали высадку противника здесь весьма маловероятной, если вообще не исключали ее возможность. Противник по фотоснимкам, полученным с помощью воздушной разведки, с возросшим беспокойством следил за ходом работ именно на этом участке.

Все эти мероприятия могли, пожалуй, затруднить и замедлить высадку; не допустить же ее, учитывая все еще недостаточную готовность укреплений, слишком большую протяженность обороняемых дивизиями участков побережья в отсутствие поддержки с воздуха, они были не в состоянии. Следовательно, решающее значение приобретало наличие подвижных резервов, которые немедленно могли бы сбросить противника в море, прежде чем тот успеет высадить на берег значительные силы. С подобной задачей могли справиться только танковые дивизии. Этот план Роммеля натолкнулся, однако, на принципиальные возражения со стороны главнокомандующего немецкими войсками на Западе и некоторых его органов, которые считали, что в случае высадки противника заставить его отступить путем использования [536] расположенных вблизи побережья танковых дивизий не удастся, и видели в рассредоточении танковых дивизий лишь распыление сил. Кое-кто даже предполагал сознательно допустить высадку крупных сил противника и затем разгромить их в ходе маневренной борьбы, в которой превосходство будет, по предположениям авторов такого плана, на стороне немецких войск. К тому же невозможно было получить ясного представления о том, в каком или в каких пунктах противник все-таки предпримет высадку, поэтому мнения резко разошлись. Главнокомандующий был весьма склонен думать, что основная десантная операция противника по уже упомянутым причинам последует в районе Па-де Кале. Принимались во внимание также устье Сены и район Антверпена. Возможность высадки на побережье Нормандии, несмотря на определенное отрицательное мнение моряков, оставалась спорной. Гитлер и Роммель не верили в техническую неосуществимость высадки в Нормандии и не считали ее с оперативной точки зрения невозможной - Гитлер, однако, с оговоркой, к которой присоединился также и главнокомандующий немецкими войсками на Западе, что высадка в Нормандии или на полуострове Котантен явится лишь отвлекающим маневром, за которым последует основная десантная операция в другом пункте, возможно, в районе Па-де-Кале. В этих условиях представлялось целесообразным по крайней мере часть немногочисленных подвижных соединений до поры до времени держать в оперативном резерве.

Роммель не отвергал категорически таких рассуждений, но выдвигал против них два довольно веских аргумента. Он по-прежнему был твердо убежден, что любой контрудар, не предпринятый немедленно пусть даже вначале недостаточными силами, обязательно запоздает и не застигнет противника на кратковременной стадии его слабости. Опыт, приобретенный в борьбе с западными противниками, подсказывал Роммелю, что подтягивание находящихся глубоко в тылу оперативных резервов при полном господстве противника в воздухе неизбежно будет сопряжено с непредвиденными задержками. По тем же соображениям решающее контрнаступление в ходе маневренной борьбы в глубине континента представлялось ему утопичной надеждой. Он не побоялся высказать точку зрения, что если не удается сбросить противника с континента в течение первых 48 час., то, учитывая нагрузку, которую несет на своих плечах армия на всех фронтах, а также потери флота и авиации, это будет означать проигрыш всей войны. Во всех этих рассуждениях, за исключением возможности проигрыша войны, Гитлер склонялся к плану Роммеля хотя бы уже потому, что тот настаивал на непременном удержании побережья в любом случае. С другой стороны, он , как всегда, стремился сохранить за собой как можно более сильное влияние на тактическое руководство и не хотел отказаться от собственных резервов. В результате спор завершился компромиссным решением. Из имевшихся на участке группы армий «Б» шести танковых дивизий в [537] распоряжение Роммеля были выделены три, а остальные три, сведенные в танковый корпус, были оставлены в районе южнее Парижа.

В принципе - и в этом была вся трагедия - немцы обязаны были считаться с возможностью высадок противника повсюду, на всем западном побережье от Антверпена до Бискайского залива, равно как и на французском участке Средиземноморского побережья, что вынуждало распылять слабые немецкие силы на фронте протяженностью свыше 2000 км. Так как, по мнению немецкого командования, наиболее опасным являлся участок севернее Сены вплоть до Антверпена, то здесь и была сконцентрирована большая часть немецких сил.

Немецкое командование имело всего лишь 59 дивизий, в том числе 32 «стационарные» и авиаполевые дивизии, 17 обычных пехотных и 10 танковых дивизии

Оборонявшие побережье войска входили в группу армий «Б» и располагались следующим образом:

- в Голландии - один корпус в составе двух "стационарных" и одной авиаполевой дивизии;

- от устья Шельды до устья Сены - 15-я армия под командованием генерал-полковника фон Зальмута в составе четырех корпусов, насчитывавших в общей сложности четырнадцать пехотных и «стационарных» дивизий, а также три авиаполевые дивизии (восемь "стационарных" дивизий находились в первом эшелоне);

- от устья Сены до устья Луары - 7-я армия под командованием генерал-полковника Долльмана в составе трех корпусов, насчитывавших в общей сложности восемь обычных пехотных и «стационарных» дивизий, из которых на побережье располагались шесть «стационарных» дивизий{45}.

Выделенные ему три танковые дивизии Роммель расположил по одной на северном крыле, в центре и на южном крыле своей группы армий. Одна из этих дивизий располагалась в районе юго-восточнее Кана. Кроме того, он тщетно пытался добиться выделения ему еще одной танковой дивизии, которую он намеревался сосредоточить в районе Карантана.

В группу армий «Г», возглавлявшуюся генерал-полковником Бласковицем, входили:

1-я армия под командованием генерала фон дер Шевалери. оборонявшая побережье от устья Луары до Пиренеев, и располагавшаяся на южном побережье Франции 19-я армия под командованием генерала фон Зоденштерна.

Вся группа армий «Г» состояла из двадцати одной пехотной и «стационарной» дивизий.

Флот почти ничем не мог помочь войскам, потому что в Атлантике располагал всего лишь незначительными легкими силами. Из сорока [538] подводных лодок, которые должны были выйти в море, как только станет известно о начале операции противника, были использованы только шесть. Предусмотренное минирование морских районов также не было осуществлено.

На слабость авиации уже указывалось выше. 1000 реактивных истребителей, которые Гитлер обещал выделить, дабы успокоить Роммеля, озабоченного катастрофическим соотношением сил в воздухе, так и не прибыли. Крупный зенитный корпус был рассредоточен по всему фронту группы армии.

Простой и стройной организации командования в лагере союзников противостояли неразбериха, а порою и взаимный антагонизм, господствовавшие в немецких командных инстанциях. Главнокомандующему немецкими войсками из Западе были подчинены лишь сухопутные войска. Военно-морские и военно-воздушные силы подчинялись по своей линии и возглавлялись, в конечном счете, своими главнокомандующими Дёницем и Герингом. Поскольку командующие сосредоточенными во Франции военно-морскими и военно-воздушными силами неохотно шли навстречу просьбам и пожеланиям главнокомандующего немецкими войсками на Западе, то последнему оставалось лишь действовать через верховное командование, которое также не в состоянии было воздействовать должным образом на самоуправствующих командующих. Но проволочки, вызывавшиеся таким положением, были еще наименьшим злом. Главнокомандующий немецкими войсками на Западе не мог оказывать никакого влияния и на политическую обработку французского населения. Здесь его полномочия не шли ни в какое сравнение с соответствующими правами Эйзенхауэра, потребовавшего и добившегося предоставления ему полной власти для выполнения поставленной перед ним задачи.

3. Высадка в Нормандии

Ранним утром 4 июня Эйзенхауэр должен был решить, предпримет ли он высадку утром следующего дня - первого из трех намеченных для этой цели дней. Все зависело от погоды. Сводка была весьма неблагоприятной: ожидалась низкая облачность, сильный ветер и значительное волнение на море. Низкая облачность почти исключила бы предусмотренную авиационную подготовку и поддержку операции с воздуха. Сильный ветер и волнение чрезвычайно затруднили бы выгрузку и выход на берег десантных войск и серьезно осложнили бы действия корабельной артиллерии, особенно мелких кораблей и специально построенных плавучих батарей. Эйзенхауэр принял решение отложить высадку на один день. А на следующее утро разыгралась буря, сопровождавшаяся сильным ливнем, и вышедшим уже в море судам пришлось спешно искать укрытия в ближайших портах. Несмотря [539] на это, предстояло принять решение относительно следующего дня. Практически это был уже последний возможный срок, когда операция могла осуществляться при участии крупных военно-морских соединений, так как последние вышли в море из североанглийских баз еще 3 июня и имевшегося у них запаса топлива могло хватить лишь до б июня включительно. Прогноз погоды, ко всеобщему облегчению, был значительно лучше, но только на ближайшие 36 часов. Затем должно было вновь наступить периодическое ухудшение погоды: продолжительность этих периодов не поддавалась определению, и вследствие этого могла оказаться под угрозой высадка последующих эшелонов. Поставленный перед дилеммой - решиться на операцию, несмотря на эти осложняющие факторы, или же отложить ее на целых четыре недели, - Эйзенхауэр решился отдать приказ о проведении высадки на следующий день. Тем самым было положено начало крупнейшей, отлично подготовленной и во всех подробностях согласованной по времени операции.

Свыше 6 тыс. боевых кораблей, транспортных и десантных судов вышли из английских портов. Пока они, пользуясь темнотой, приближались к французскому берегу, парашютно-десантные части трех специально выделенных воздушно-десантных дивизий поднялись в воздух и вскоре после полуночи высадились (выбросились) в намеченных пунктах. Для немцев это был безошибочный, хотя и не первый тревожный сигнал. Еще накануне в рядах французского Движения сопротивления было отмечено заметное оживление. В полосе 15-й армии радиоразведкой был перехвачен подозрительный пароль, который мог быть истолкован как намек на предстоящее именно здесь вторжение. Командование армии немедленно подало сигнал «Готовность ? 2» и сообщило о своих наблюдениях соседям. Однако этот признак был скорее ложным, чем показательным; он лишь отвлекал внимание, что по-видимому и преследовалось противником. Первые поступившие в штаб группы армий «Б» донесения о высадке воздушных десантов противника в районе Кана и на полуострове Котантен отличались неопределенностью, а их значение оценивалось весьма осторожно. Воздушные десанты из отрядов «коммандос», забрасываемые для усиления Движения сопротивления или для снабжения его оружием, не представляли ничего необычного. Тем не менее командующий 7-й армии получил приказ привести свои войска в боевую готовность. В течение последующих часов количество донесений о воздушных десантах возросло, а когда было доложено об интенсивных бомбардировках и приближении с моря большого количества самолетов, не оставалось больше никакого сомнения в том. что предпринимается операция крупного масштаба. Пока еще не представлялось возможности определить район высадки, ибо противник с целью маскировки наносил бомбовые удары и по 15-й армии. Лишь когда действительно началась высадка и о ней поступили точные донесения, можно [540] было определить замыслы противника. Находившаяся в распоряжении командующего группой армий «Б» 21-я танковая дивизия, которая к этому времени била сосредоточена в районе юго-восточнее Кана, получила приказ подготовиться к маршу.

Пока в вышестоящих немецких штабах, вплоть до ставки фюрера, с понятным беспокойством воспринимались и изучались вое поступавшие донесения, первые высадившиеся парашютно-десантные части противника между 1 час. 30 мин. и 2 час. 00 мин. уже вступили в бой. Высадившиеся на сравнительно небольшом участке английские войска закрепились восточнее реки Орн, захватив переправы через эту реку. Кроме того, для прикрытия своего восточного фланга они взорвали мосты через реку Див. В ряде пунктов им приходилось преодолевать упорное сопротивление немецких войск или отражать контратаки последних. В эти бои были втянуты передовые части 21-й танковой дивизии.

Обе менее подготовленные американские воздушно-десантные дивизии высадились на участке шириной 40 и глубиной 25 км, простиравшемся от района севернее Сент-Мер-Эглиза до района севернее Карантана. При этом было потеряно значительное количество вооружения и снаряжения, войска оказались разбросанными на большом пространстве. Тем не менее они в течение дня смогли выполнить обе поставленные перед ними задачи - удержать дамбы через район болот восточнее Сент-Мер-Эглиза для обеспечения наступления своих войск с моря и прикрыть южный фланг района высадки со стороны Карантана.

С наступлением рассвета авиация и корабли засыпали северное побережье Нормандии от реки Орн до залива Гран-Ве и далее градом авиабомб и снарядов. Они подавляли немецкие батареи, разрушали оборонительные сооружения, сметали проволочные заграждения, уничтожали минные поля и повреждали линии связи. Под прикрытием этого адского огня к берегу подошли десантные суда. Штормовой силы норд-вест поднял уровень прилива выше, чем предполагалось, волны стали захлестывать заграждения у берега. Разбушевавшееся море швыряло, как скорлупки, мелкие десантные суда. Немало их было выброшено на рифы или опрокинуто. Лишь в двух пунктах высадки удалось спустить на воду танки-амфибии, при поддержке которых пехота должна была выходить на сушу. Заграждения, поставленные у самого берега, в условиях шторма невозможно было полностью устранить, поэтому они причинили значительные потери. Изнуренные морской болезнью американские, канадские и английские пехотинцы с трудом выбирались на берег. Но огромной интенсивности огневая подготовка не осталась безрезультатной. И восемь полков, полностью укомплектованных по штату военного времени и сосредоточенных в пяти пунктах высадки, перешли в наступление против в полтора раза более слабых, растянутых по всему побережью Нормандии немецких дивизий, из которых только часть могла вступить в бой в районах непосредственно атакованных пунктов. [541]

Американцы в своих районах высадки в течение всего дня не вышли эа пределы захваченных узких плацдармов. Особенно тяжело пришлось двум полкам, наступавшим в районе Вьервиля: они натолкнулись здесь на 352-ю дивизию, как paз сосредоточенную в этом районе для проведения маневров и поэтому оказавшуюся в полной готовности к отражению противника. Наступавшие американцы понесли тяжелые потери, и временами даже казалось, что они не смогут удержаться.

Значительно удачнее протекали предпринятые у Арроманша, Курселя и Лиона-сюр-Мер высадки двух английских и канадской дивизий. Но и они не выполнили задачи дня, то есть не вышли ни к Байе, ни к горной дороге между Байе и Каном, ни к самому Кану, ни к устью реки Орн. Англичанам оказывала упорнейшее сопротивление 716-я дивизия, хотя вскоре ее оборона распалась на отдельные разрозненные, не связанные друг с другом узлы сопротивления. Ее положение несколько облегчила 21-я танковая дивизия.

Вскоре командованию группы армий «Б» стало ясно, что на сей раз дело идет о серьезной операции. К вечеру 21-я танковая дивизия получила приказ выйти из боя с воздушно-десантными частями противника и нанести удар из Кана в северо-западном направлении. Английские танки местами сумели ее задержать, хотя немцам все таки удалось продвинуться до Лиона-сюр-Мер. Однако затем эта дивизия, к большому облегчению для англичан, отошла назад, ее командир решил, что в результате новой высадки планерных частей противника над дивизией нависла угроза с тыла.

С самого раннего утра командование немецкими войсками на Западе и группа армий «Б» вели безуспешные переговоры с ОКВ о немедленном выделении в их распоряжение учебной танковой дивизии, располагавшейся южнее Парижа, и 12-й танковой дивизии СС. Только в 16 час, обе дивизии вместе со штабом 1-го танкового корпуса СС были переданы в их распоряжение. Но использовать эти дивизии можно было теперь не раньше, чем на следующее утро.

Во второй половине дня фельдмаршал Роммель вернулся из поездки в Германию. У него было намерение посетить Гитлера и изложить ему свои сомнения относительно общей военной обстановки, а заодно и вытекавшие отсюда политические соображения, которые сводились к необходимости окончить войну до полного разрушения Германии. Вторжение помешало Роммелю осуществить это намерение. Прибыв на фронт, он отдал единственно возможные распоряжения относительно действий на следующий день. Ярость охватила его при мысли о том, что по крайней мере одна иэ двух обещанных танковых дивизий уже несколько недель могла бы находиться в районе между Каном и Фалезом, если бы его неоднократные запросы были приняты во внимание.

Эйзенхауэр и Монтгомери могли быть довольны результатами дня. Самое главное было достигнуто, высадка удалась. Оба американских [542] плацдарма были хотя еще невелики и изолированы, но зато удерживались прочно. Англичане и канадцы захватили совместный плацдарм глубиной до 10 и шириной 30 км, в котором, правда, все еще оставались отдельные очаги сопротивления, особенно один крупный в районе Дувра{46}. Перебросив на континент пять дивизий по морю и три по воздуху, союзники, несомненно, располагали численным превосходством в районе высадки. Задача авиации теперь заключалась в том, чтобы любыми средствами задержать подход немецких резервов. Благодаря ее действиям и непрерывно прибывавшим свежим войскам соотношение сил становилось все более благоприятным для союзников. Главной заботой продолжала оставаться, погода, ибо неблагоприятные ее условия могли исключить применение авиации и замедлить темпы высадки новых сил. А прогноз предсказывал новое ухудшение погоды.

Задачи следующего дня были ясны. 1-я американская армия должна была стремиться расширить и объединить свои плацдармы, а также нанести удар в направлении Шербура и отрезать полуостров Котантен по линии Карантан, Лессе. 2-й английской армии необходимо было очистить весь захваченный накануне плацдарм от остатков противника и расширить его прежде всего в направлении Кана, с тем чтобы выйти из неблагоприятной для применения танков местности и захватить удобные для тактической авиации аэродромы. С оперативной точки зрения Монтгомери справедливо считал, что любое расширение его плацдарма в восточном направлении будет расцениваться немцами как представляющее особую опасность и потому привлечет туда немецкие резервы, в то время как для него на этом этапе решающее значение имело оказание помощи наступавшей на Шербур 1-й американской армии. Рассуждая таким образом, Монтгомери правильно угадывал ход мыслей своего противника. В ставке фюрера все заботы сводились к тому, чтобы предотвратить прорыв на Париж, о котором методично действовавшее командование союзников вначале вовсе и не думало. Именно по этой причине немецкое командование ожидало более крупной высадки севернее Сены и все происшедшее до сих пор рассматривало лишь как отвлекающие действия. Этого предвзятого мнения немецкое высшее командование твердо придерживалось и в последующие дни и даже недели. Приказы германского верховного командования совершенно не учитывали действительное положение дел; так, например, 6 июня было категорически приказано ликвидировать плацдармы противника «самое позднее сегодня к ночи». Еще более безрадостным с точки зрения отношения к людям было то, что Гитлер тотчас же заговорил о неспособности командования и войск и потребовал сменить ряд командиров, хотя Роммель и пытался их защитить. [543]

4. Создание и закрепление общего плацдарма

Понадобилось еще несколько дней серьезного напряжения, прежде чем 1-я американская армия расширила и соединила оба свои плацдарма. Высадившиеся восточнее залива Гран-Ве части попали под интенсивный огонь немецкой артиллерии. Необходимо было также привести в порядок обе воздушно-десантные дивизии, сильно дезорганизованные в ходе высадки в районе Сент-Мер-Эглиза. Благодаря подтягиванию подкреплений численность оборонявшихся здесь немецких войск в последующие дни была доведена до трех пехотных и одной танковой дивизии, что позволило оказать противнику упорное сопротивление, особенно с целью не допустить соединения обоих американских плацдармов в районе Изиньи. Тем не менее хорошо поддержанным с моря и воздуха американцам к 10 июня все-таки удалось установить связь между обоими плацдармами, а в последующие дни сделать ее более прочной. Но, пожалуй, еще более важным для них было расширение плацдарма в западном и северном направлениях, чтобы по возможности скорее отрезать полуостров Котантен с юга и перейти в наступление на Шербур. В ходе упорных боев к 12 июня немецкие войска были оттеснены на линию восточнее Монтебура, выходившую к побережью, на западе выступавшую за шоссе Монтебур - Карантан и южнее Изиньи примыкавшую к плацдарму 5-го американского армейского корпуса. На этом довольно крупном общем плацдарме теперь находились два американских армейских корпуса, насчитывавших в общей сложности пять пехотных и одну танковую дивизии, а также несколько отдельных танковых полков. Пока что он был окружен кольцом немецких дивизий, хотя и гораздо более слабых. Но как долго они смогут сдерживать напор противника в западном направлении, оставалось неясным.

В восточной части своего плацдарма американцы уже 7 июня через Порт-ан-Бессен установили связь с английским плацдармом и в последующие дни продвинулись вперед, используя успех английского 30-го армейского корпуса. хорошо знакомого немцам по боям в Ливии. Наступавшие здесь английские дивизии 7 июня ворвались в Байё и к 12 июня пробились до района севернее Комона, добившись самого значительного на всём нормандском фронте вклинения на глубину 80 км.

Бои в районе между Комоном и Каном с самого начала были наиболее ожесточенными, а продвижение самим незначительным. Такое положение объяснялось тем, что на этот участок были брошены все имевшиеся немецкие танковые дивизии первоначально с целью ликвидировать плацдарм ударом с юго-востока. Поэтому давление англичан с севера и северо-запада в направлении Кана натолкнулось на сильное немецкое сопротивление. Временами немецким дивизиям даже удавалось перехватывать инициативу, однако добиться поставленной цели [544] они не смогли. Намеченный на 7 июня контрудар, который предполагалось осуществить сосредоточенными усилиями находившихся уже в районе боевых действий 21-й танковой дивизии и подтягивавшихся в течение ночи 12-й танковой дивизии СС и учебной танковой дивизии, распался на ряд частных контратак. В нормальных условиях нетрудно было бы своевременно подтянуть и выдвинуть на исходное положение как 12-ю танковую дивизию СС, находившуюся в районе Эвре, то есть примерно в 100 км от района боевых действий, так и учебную танковую дивизию, которой предстояло покрыть от Шартра, где она была сосредоточена, до района нанесения намечавшегося контрудара около 200 км, В данном же случае это удалось лишь в отношении 12-й танковой дивизии CС. Однако в исходном районе у Кана она подверглась сильной бомбардировке и фактически осталась на своих исходных позициях. Учебная танковая дивизия после выделения ее в качество подкрепления для борьбы с высадившимся противником во второй половине дня 6 нюня по приказу командующего 7-й армией немедленно выступила из Шартра, но уже на марше была атакована с воздуха. В течение ночи она из-за разрушенных дорог и мостов смогла выйти лишь к Фалезу. При попытке в спешном порядке выдвинуться оттуда в район боевых действий она подверглась таким сильным ударам с воздуха, что всякое дальнейшее продвижение в этот день оказалось невозможным. В итоге обе дивизии смогли в течение дня лишь приостановить продвижение противника севернее и северо-западнее Кана. В силу необходимости произвести соответствующую перегруппировку и тщательно выбрать и занять исходное положение новое наступление удалось предпринять лишь через день. Но и на этот раз из-за подавляющего превосходства противника в воздухе и продолжающегося расширения плацдарма оно не вышло за рамки частных успехов местного характера. С другой стороны, оборонявшиеся теперь на широком фронте севернее и юго-западнее Кана немецкие танковые дивизии отразили все попытки англичан выйти на оперативный простор южнее и юго-восточнее этого города. В местном масштабе это означало успех, который, однако, был сопряжен со сковыванием танковых дивизий на данном участке фронта и с изматыванием их в ходе оборонительных боев.

Поэтому немецкое командование вплоть до главного командования немецкими войсками на Западе стремилось по возможности скорее вновь вывести их в резерв. Однако ни ему, ни командованию группы армий «Б», направлявшему запросы непосредственно в ОКВ, не удалось склонить Гитлера к выделению достаточных сил за счет ослабления неатакованных участков побережья. Командованию группы армий «Б» было категорически запрещено изымать без разрешения ОKB из состава 15-й армии какие бы то ни было силы для использования их в районе боевых действий. Гитлер все еще не мог избавиться от опасения, что основной удар противника последует все-таки на [545] другом участке побережья. Поэтому он отклонил все просьбы ослабить оборону побережья Ла-Манша, перебросить дивизии 15-й армии через Сену, оставить Бретань, удерживать которую в течение длительного времени все равно было бы невозможно, и перевести находившиеся там силы на полуостров Котантен, где каждый день грозило лопнуть кольцо немецких войск вокруг американского плацдарма. Когда же просьбы стали повторяться, Гитлер раз и навсегда запретил обращаться к нему по этому вопросу. Приказ, запрещавший снимать войска с полуострова Бретань, был отдан (это впоследствии бывало не раз, в том числе и на Востоке) под влиянием главнокомандующего военно-морскими силами, стремившегося сохранить базу подводных лодок в Бресте, хотя подводная война играла лишь второстепенную роль, а потеря Шербура грозила значительно более серьезными осложнениями, чем оставление пока неатакованного Бреста.

Пятнадцати полноценным дивизиям союзников и их безраздельно господствовавшей авиации к 12 июня противостояло девять немецких дивизий, частично понесших в предыдущие дни очень тяжелые потери. Задача 7-й армии по-прежнему заключалась в том, чтобы не допустить какого бы то ни было расширения плацдарма противника и преградить последнему путь на Шербур. В приказах германского верховного командования явственно сквозило желание Гитлера добиться, чтобы войска ни при каких условиях не смели отходить на новый оборонительный рубеж и чтобы каждый солдат сражался с врагом до последней капли крови, не отступая ни шагу назад, Это имело смысл лишь в том случае, если бы одновременно подтягиванием крупных сил создавались предпосылки для продолжения борьбы с противником, уже успевшим к этому времени перебросить на континент 326 тыс. человек, 5400 самолетов и 104 тыс. тонн боевой техники и снаряжения, совершить за шесть первых дней 35 тыс. самолетовылетов и без каких-либо помех с моря или воздуха перебрасывавшим в район боевых действий все новые и новые силы.

1-я американская армия под командованием Брэдли направила все свои усилия против действующих на полуострове Котантен немецких войск, намереваясь прежде всего разорвать их оборону в центре и затем продвинуться к западному побережью полуострова. 14 июня американцы прорвали позиции измотанных и сильно поредевших немецких войск в направлении Сен-Совера, который 16 июня был взят. А еще через день американцы вышли к западному побережью Котантена. Прорыв был завершен. Оборонявшиеся здесь четыре немецкие дивизии по личному указанию Гитлера должны были как можно дольше удерживать противника в пределах плацдарма и затем с боями отходить на Шербур. Первую часть задачи они выполняли до тех пор, пока их силы полностью не истощились, после чего вторая часть оказалась им не по плечу. Для командования группы армий «Б» это было очевидно. [546] Поэтому оно неоднократно, хотя и безуспешно, добивалось, чтобы этим дивизиям было разрешено, не ожидая прорыва противника, повернуть на юг, дабы с их помощью изолировать полуостров. Никаких других сил для этого в распоряжении командования не было. Кроме того, оно знало, что Шербур, неприступный с моря, совершенно не был укреплен со стороны суши. Поэтому отходившие на север дивизии могли в лучшем случае лишь оттянуть на несколько дней падение этой морской крепости, после чего они все равно были бы пленены противником, лишь подтвердив тем самым бесполезность своего отступления на север. Когда наметился прорыв в районе Сен-Совера, Роммель под свою ответственность приказал всем частям, с которыми еще имелась связь, отходить или пробиваться на юг. Благодаря этому распоряжению часть сил удалось спасти.

Продвижение исключительно подвижных американских войск в северном направлении осуществлялось с поразительной быстротой. Между Монтебуром и побережьем они почти не встречали сопротивления: немногочисленные немецкие силы были опрокинуты. Монтебур пал. В течение 20 и 21 июня американцы подошли к Шербуру и на следующий день после мощной авиационной подготовки начали с юга наступление на крепость. Здесь они натолкнулись на отчаянное сопротивление. Лишь окружив крепость со всех сторон и подготовив решающий штурм сосредоточенным огнем корабельных орудий и тяжелой артиллерии, а также действиями авиации, они 25 июня ворвались в старые, возведенные несколько столетий тому назад для борьбы с англичанами форты и в город. На следующий день, военный и военно-морской коменданты сообщили о своем согласии сложить оружие. Однако отдельные очаги сопротивления, изолированные от своих войск, продолжали держаться с ожесточенным упорством. Часть гарнизона отошла на северо-западную оконечность полуострова в надежде, что, может быть, оттуда удастся каким-нибудь способом вырваться на свободу. 1 июля и они вынуждены были капитулировать. Незначительный выигрыш времени, достигнутый ценою потери отступивших на Шербур дивизий, не имел уже никакого значения, тем более, что все портовые сооружения Шербура были основательно разрушены, причалы выведены из строя и весь район гавани наводнен минами самых различных видов, часть которых находилась на грунте и могла быть обезврежена лишь с помощью водолазов. Тяжелые грузы нельзя было выгружать в порту до конца августа. Вызванная этими разрушениями задержка противника, не стоя ни капли крови, позволила выиграть два месяца времени. Своевременный отвод войск в районе Сен-Совера ускорил бы падение Шербура максимум на десять дней, но зато для последующих боев была бы сохранена значительная часть сил этих четырех дивизий. Шербур явился образцом характерной для Гитлера бессмысленной траты сил. [547]

Направив свои основные усилия на овладение Шербуром, 1-я американская армия в южном направлении ограничилась лишь прикрытием наступающих на Шербур войск, уперев свой левый фланг в море южнее Барневиля и opганизовав оборону на рубеже Барневиль, Карантан. Попытки расширить в районе Карантана вдоль реки Вир все еще узкую полосу, связывавшую силы американцев на полуострове Котантен с крупным плацдармом англичан, натолкнулись на сопротивление и контратаки 17-й немецкой танковой дивизии СС, переброшенной сюда из района южнее Луары с задачей вернуть Карантан. Поэтому развить свой успех западнее реки Вир американцы не смогли, да и восточнее этой реки им удалось лишь незначительно продвинуться в направлении Сен-Ло и овладеть Комоном.

Столь же медленно развивались события до 18 июня и на западном участке английского плацдарма, так как основное внимание Монтгомери было приковано не к нему, а к Кану. Длительный нажим с севера и северо-запада в сочетании с предпринятым с рубежа Виллер-Бокаж, Тийи-сюр-Сель прорывом в юго-восточном направлении должен был привести к ликвидации этого выступа в немецкой обороне. Осуществлявшие намеченный прорыв 7-я бронетанковая и 50-я пехотная дивизии натолкнулись 12 июня в районе Виллер-Бокаж на переброшенную из Амьена 2-ю немецкую танковую дивизию, которая внезапной контратакой выбила 7-ю английскую бронетанковую дивизию из только что захваченной ею деревни. В районе Тийи-сюр-Сель англичане также вынуждены были перейти к обороне, а в некоторых местах значительно отступить. Им пришлось подтянуть новые силы и произвести перегруппировку, прежде чем 19 июня, наконец, удалось овладеть злополучной деревней Тийи-сюр-Сель. Все попытки приблизиться к Кану с севера и расширить плацдарм на восточном берегу реки Орн также разбились о стойкое сопротивление немецких дивизий.

Вследствие господства противника в воздухе это оборонительное сражение приходилось вести в невероятно тяжелых условиях. Особенно трудно было подтягивать к району боевых действий новые силы. Все переброски войск приходилось проводить в короткие июльские ночи, из-за недостатка горючего танки и другие гусеничные машины перебрасывались по железным дорогам кружным путем, в результате чего скорость их продвижения к фронту не превышала 50 км в сутки. В радиусе 150 - 200 км вокруг зоны боевых действий железнодорожное сообщение вообще было немыслимо. Подтягивавшиеся из более удаленных пунктов пехотные дивизии двигались черепашьими темпами. Все графики и планы срывались.

Посаженные за неимением других транспортный средств на велосипеды пехотные подразделения прибывали в пункты назначения без тяжелого оружия, артиллерии и возимых запасов. Лишь ценою напряжения всех сил и благодаря исключительной самоотверженности [548] командования и войск удавалось с большим трудом кое-как поддерживать неустойчивое равновесие на фронте.

Однако Гитлера невозможно было убедить в этом, что наглядно проявилось во время его встречи с фельдмаршалами Рундштедтом и Роммелем, состоявшейся 17 июня вблизи Суассона после того, как он, уступая настояниям Рундштедта и Роммеля, изъявил, наконец, желание встретиться с обоими фельдмаршалами. Находясь в плену давно уже ставшего патологическим самообмана, он продолжал искать причину провалов лишь в неспособности командиров всех степеней в войсках, чтобы избежать необходимости признать собственные промахи и не потерять веру в себя и в свою звезду. Роммель с возмущением отверг поклеп на войска, несшие на своих плечах тяжесть нечеловеческого напряжения борьбы. Однако, кроме этого отстаивания чести и достоинства своих солдат, для него, так же как и для Рундштедта, важно было создать более или менее прочную оперативную основу для дальнейшего ведения борьбы.

Всякий, кто не потерял еще способности трезвого суждения, не мог не прийти к выводу, что столь неравная борьба рано или поздно приведет к краху немецкой обороны. План противника, исключавший всякий риск и строившийся, в конечном счете, на непреодолимом превосходстве собственных сил, был совершенно ясен. После захвата Шербура, падение которого в день совещания Гитлера с фельдмаршалами - когда, кстати, был осуществлен и прорыв в районе Сен-Совера - считалось вопросом ближайшего времени, американцы, несомненно, все свои усилия должны были направить на юг и вместе с англичанами добиваться прорыва с целью выхода на оперативный простор. В ходе совещания еще раз было выдвинуто требование немедленной эвакуации полуострова Котантен и спрямления линии фронта в районе Кана, и снова оно было отвергнуто. Столь же бесполезно было и убеждать Гитлера в том, что нечего больше ждать крупной высадки противника на фронте 15-й армии и что поэтому силы этой армии должны быть, наконец, использованы для борьбы с уже вторгшимся противником. В его сознании не укладывалось, что в случае оперативного прорыва противника обстановка для немецких войск станет катастрофической, если своевременно не будут спущены необходимые директивы и не будут приняты меры по выбору, оборудованию и занятию войсками оборонительных позиций в тылу. На все предостережения н просьбы фельдмаршалов он отвечал бесконечными, никогда не выполнявшимися обещаниями перебросить во Францию достаточное количество сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил, использовать огромное количество реактивных истребителей, а также ссылками на решающее значение самолетов-снарядов для исхода всей войны. Когда Роммель после этого в заключительной беседе в самом узком кругу высказал все свои сомнения относительно общей военной и политической обстановки, которые он намеревался [549] изложить еще 5 июня во время прерванной поездки в ставку, и не побоялся при этом выдвинуть настоятельное требование прекратить войну, Гитлер раздраженно ответил, что Роммелю следовало бы беспокоиться только о своем участке фронта. Данное Гитлером обещание выслушать 19 июня некоторых фронтовых командиров также остались невыполненным, так как вскоре после окончания встречи в Суассоне недалеко от бомбоубежища, которое занимал Гитлер, упало несколько сбившихся с курса самолетов-снарядов, и он поспешил возвратиться в свою ставку.

Наконец, в ночь с 12 на 13 июня впервые было применено якобы накопленное уже в большом количестве «чудодейственное оружие», шумом вокруг которого лживая пропаганда все еще пыталась отвлекать народ и армию от непрерывно ухудшавшейся обстановки на фронтах. Это был Фау-1, приводившийся в движение реактивным двигателем беспилотный снаряд, выполненный в форме самолета длиной около 8 м с размахом крыла 5 м. Новое оружие обладало радиусом действия 250 км и скоростью порядка 650 км/час. Заряд взрывчатого вещества был равен примерно 1000 кг. Наведение самолета-снаряда на цель производилось на земле перед стартом, поэтому в полете он был уже неуправляем. Так как рассеивание могло достигать 16 - 18 км, то снаряд можно было применять лишь для поражения значительных по площади объектов. Понадобилось ровно два года для того, чтобы перейти от испытаний к серийному производству и применению этого оружия. Затрату такого количества времени нельзя было объяснить лишь обеспечением «чудодейственному» оружию простора, необходимого для развития всякого нового оружия. Это произошло скорее из-за интенсивных налетов авиации противника на заводы, где производились самолеты-снаряды. Строительство стартовых площадок в Северной Франции с декабря 1943 г. также все время прерывалось из-за систематических налетов вражеской авиации, пока эти площадки не начали маскировать так, что противнику было трудно их обнаружить.

Использованием Фау-1 Гитлер преследовал все ту же цель, которой ему не удалось добиться осенью 1940 г. в ходе воздушной битвы над Англией, а именно: путем устрашающих ударов с воздуха по Лондону склонить Англию к заключению мира. Но и новое оружие не принесло желаемого эффекта, а лишь вызвало ожесточеннейшие ответные воздушные налеты англичан на мирные города Германии; ведь перевес теперь явно был на стороне англичан. Использование самолетов-снарядов в военных целях, если об этом вообще можно было говорить применительно к данному оружию, при обилии боевой техники у противника практически не имело никакого значения.

Иначе развернулись бы события, если бы новое оружие было применено несколькими месяцами раньше против наводненных тогда американскими и английскими войсками районов Южной Англии, а также против портов Портсмута и Саутгемптона, сыгравших важнейшую роль [550] в проведении операции. Эйзенхауэр в своей книге «Крестовый поход в Европе» высказывает убеждение, что высадка в Нормандии оказалась бы невозможной, если бы немцы в течение шести месяцев могли непрерывно обстреливать самолетами-снарядами указанные объекты.

Как и следовало ожидать, моральное и материальное воздействие нового оружия на Лондон и его население было вначале весьма значительным. Много испытавшие за последние годы лондонцы с большим облегчением отмечали постепенное ослабление деятельности немецкой авиации. Затем, когда произошло вторжение, всякая угроза воздушных налетов противника, казалось, миновала. Поэтому появление нового и грозного оружия, которое почти беспрерывно применяли немцы, принесло разочарование и страх перед будущим. Из Лондона и находившихся в пределах досягаемости нового оружия районов Южной Англии пришлось эвакуировать часть мирного населения. Однако у англичан оказалось в наличии достаточно средств, чтобы без ущерба для ведения боевых действии на фронте организовать эффективную противовоздушную оборону. Так как скорость полета самолета-снаряда составляла около 650 км/час, он мог быть сбит истребителями и зенитной артиллерией или же перехвачен аэростатами заграждения на подступах к Лондону. Уже в первую неделю применения этих средств ПВО число сбитых самолетов-снарядов составляло 30%, а через два с половиною месяца своевременно уничтожалось 70% появлявшихся над Англией Фау-1. Наряду с организацией ПВО предпринимались воздушные налеты на предполагаемые районы производства нового оружия и его стартовые площадки. Налеты, правда, не увенчались полным успехом, хотя в ходе их было сброшено 100 тыс. т бомб и потеряно 450 самолетов. Во всяком случае, сочетанием средств ПВО и воздушных налетов размеры угрозы к началу сентября удалось настолько ограничить, что население могло вернуться в Лондон и эвакуированные районы Южной Англии. Гораздо более страшным было действие Фау-2, применение которого началось 8 сентября. Новый снаряд имел ракетный двигатель и развивал такую скорость, что самолеты не могли уничтожить его в воэдухе. Действие Фау-2 было очень сильным, потому что он поражал цель под большим углом падения. Падая на открытую местность, он проникал глубоко в грунт и оставлял огромные воронки. Исхода войны, однако, это оружие не могло предрешить хотя бы уже потому, что производилось в слишком малом количестве.

Последние самолеты-снаряды были выпущены 27 марта 1945 г. Затем наступавшие западные союзники настолько продвинулись вперед, что радиус действия самолетов-снарядов оказался недостаточным для нанесения ударов по Англии. За время применения новым оружием было разрушено 24 тыс. и серьезно повреждено 60 тыс. зданий.

Действия союзников на плацдармах протекали не столь быстро и гладко, как предусматривалось их планом. Виновато в этом было не [551] только неожиданно упорное и, несмотря на все превосходство англосаксов, эффективное сопротивление с немецкой стороны, но и капризы погоды, которая, как и опасались союзники, продолжала оставаться довольно неустойчивой и замедляла намеченные темпы выгрузки. Положение стало по-настоящему тревожным, когда 19 июня в Ла-Манше разразился шторм, не прекращавшийся в течение нескольких дней. Связь с Англией по морю была прервана на четыре дня. Оборудованный в американской зоне высадки порт типа «Малбери» был настолько поврежден, что восстановить его не представлялось возможным. Большое число крупных кораблей и десантных судов пошло ко дну. Одна американская дивизия, которую шторм застал в море, не могла выгрузиться в течение четырех дней. Когда, наконец, войска высадились, они были совершенно измучены многодневной морской болезнью. Нехватка боеприпасов вынуждала артиллерию строжайше экономить снаряды. Уже подготовленные в районе высадки аэродромы невозможно было использовать из-за коротких взлетно-посадочных полос.

Этот кризис мог бы явиться для немецкого командования единственной, неповторимой возможностью коренным образом изменить обстановку на плацдарме, если бы в его распоряжении имелось достаточное количество сил. Однако войск едва хватало лишь для того, чтобы удерживать оборону. Из Венгрии перебрасывался один танковый корпус СС в составе 9-й и 10-й танковых дивизий СС. находившийся там на переформировании после боев на Восточном фронте. Переброска его, однако, серьезно затягивалась вследствие сильных разрушений на французских железных дорогах. Командование группы армии «Б» надеялось, что силами этого корпуса и нескольких уже действовавших на этом фронте танковых дивизий, которые предполагалось теперь заменить пехотными дивизиями, удастся нанести сильный удар во фланг и тыл англичанам на подступах к Кану. Подготовка этого удара была возложена на командующего танковой группой «Запад» генерала Гейра фон Швеппенбурга, которому с этой целью было передано командование войсками, действовавшими между Сеной и Дромом. Однако большую часть оборонявшихся здесь танковых дивизий сменить не удалось, так как в противном случае немецкая оборона стала бы слишком слабой. В результате намеченный удар мог быть нанесен в основном лишь вновь прибывшим корпусом с его двумя дивизиями. Но прежде чем это случилось, войска Монтгомери, преодолев вызванные неблагоприятной погодой затруднения, перешли в наступление. 1-я английская армия была пополнена одним корпусом в составе нескольких пехотных и бронетанковых дивизий, благодаря чему Монтгомери рассчитывал добиться, наконец, своей цели, нанеся удар крупными силами на широком фронте. План его заключался в том, чтобы правофланговым 30-м армейским корпусом через Виллер-Бокаж прорваться на Оне-сюр-Одон. Используя этот удар для [552] обеспечения своего фланга, вновь прибывший 8-й армейский корпус своими двумя пехотными и двумя бронетанковыми дивизиями, а также двумя отдельными танковыми полками должен был, форсировав сначала реку Одон, а затем реку Орн, охватить Кан с юга. После того как наметится успех этих корпусов, с севера должен был начать наступление 1-й армейский корпус.

Перейдя 25 нюня в наступление, З0-й армейский корпус уже на следующий день после первоначальных успехов натолкнулся на сильную немецкую оборону и остановился. Развернувший затем наступление 8-й армейский корпус также не смог преодолеть удобную для обороны пересеченную местность, усиленную большими минными полями. Правда, англичанам удалось все-таки выйти к реке Одон и временно закрепиться на высотах в междуречье Одона и Орна. Но тут последовала сильная контратака, предпринятая 2-м танковым корпусом СС из района Виллер-Бокаж на обе стороны реки Одон. Пополненные и оснащенные большим количеством тяжелых танков и самоходных установок немецкие танковые дивизии потеснили англичан на север и захватили высоты восточнее реки Орн. Огонь тяжелой корабельной артиллерии, а также превосходство противника в воздухе не позволили добиться в ходе этой контратаки, осуществлявшейся к тому же недостаточными силами, решающего успеха, хотя она и разбила на длительное время все надежды Монтгомери овладеть Каном.

К началу июля союзники перебросили на континент миллионную армию и огромное количество снаряжения, 1-я американская армия насчитывала теперь тринадцать дивизий, сведенных в четыре армейских корпуса. Не слабее была и англо-канадская армия, состоявшая из двенадцати дивизий, сведенных в пять армейских корпусов. После выполнении задачи по овладению Шербуром высвободившиеся там американские дивизии начали наступление на юг, и теперь вся американская армия оказывала давление на немецкую 7-ю армию в юго-западной части полуострова Котантен и далее к востоку до Комона. Громадное превосходство обеих союзных армий в живой силе и технике. казалось, само толкало на немедленное осуществление прорыва. Однако Эйзенхауэр и Монтгомери считали обстановку еще недостаточно благоприятной. Плацдарм по-прежнему был слишком тесным, мешая свободному развертыванию накопленных на нем сил. Его расширение представлялось тем более настоятельно необходимым, что фронт все еще проходил по местности, не позволявшей свободно маневрировать войсками, 1-я американская армия завязла в районе, изобиловавшем болотами и многочисленными насыпями с живой изгородью. Оборудованные на этих метровой высоты земляных насыпях укрытия позволили обороняющемуся удобно цепляться за местность, так как эти высокие валы одновременно служили и противотанковым препятствием. Поэтому американская армия хотела вначале выйти из этой [553] неблагоприятной местности с целью обеспечить себе выгодные исходные позиции и возможность развертывания крупных сил. Для этого ей необходимо было продвинуться до рубежа Сен-Ло, Перье, Лессе.

3 июля она приступила к выполнению этой задачи. Завязались исключительно тяжелые, кровопролитные бои, лишь две недели спустя увенчавшиеся для американцев успехом. Немецкие дивизии оборонялись на хорошо оборудованных позициях, которые они упорно удерживали и оставляли лишь под натиском многократно превосходящих сил противника. Западный фланг американцев вышел к Лессе. За Сен-Ло завязались упорнейшие бои, вынудившие немецкое командование бросить все свои резервы, включая и две танковые дивизии. В ночь с I8 на 19 июля американцы ворвались в Сен-Ло. В этих боях погиб командир немецкого 84-го армейского корпуса генерал Маркс, который, потеряв ногу в результате полученного на Востоке тяжелого ранения, продолжал службу и с самого начала вторжения с неистощимой энергией руководил немецкой обороной первоначально на всем фронте, а впоследствии на западном его участке.

С захватом Сен-Ло поставленную перед 1-й американской армией задачу можно было считать выполненной, после чего американцы развернули основательную подготовку к прорыву.

Монтгомери также считал необходимым расширить и углубить плацдарм и на востоке, в районе Кана. Он намеревался выдвинуть свой восточный фланг до реки Див, овладеть Каном, пробиться оттуда к неукрепленным высотам вокруг Бургебюса и, как только это будет возможно, выйти к горе Мон-Пенсон, которая, возвышаясь на 359 м, господствует над обширным прилегающим районом. Кроме того, Монтгомери рассчитывал, что, оказывая непрерывное давление из восточной части плацдарма, он заставит противника постоянно опасаться прорыва англичан в направлении Нижней Сены и Парижа и вынудит его держать в этом районе крупные силы. Этой цели он своими атаками, несомненно, добился, хотя задачи по овладению намеченными рубежами были выполнены не полностью.

Для того чтобы обеспечить захват Кана, Монтгомери, учтя опыт предыдущих неудач, настоял на использовании крупных сил стратегической авиации. Вечером 7 июля 460 тяжелых бомбардировщиков с целью отсечь немецкие войска от их тылов и уничтожить резервы в течение 40 мин. сбросили 2500 т бомб на район глубиной 3,5 км н шириной свыше 1 км, расположенный в 5 км за линией фронта немецких войск. Ранним утром следующего дня три дивизии перешли в концентрическое наступление на Кан, которое хотя и завершилось два дня спустя захватом города, но не оправдало возлагавшихся на него надежд и не создало решающего перелома. Авиация в сущности перестаралась - район наступления оказался настолько разрушенным и изрытым таким количеством воронок, что это создало невероятные [554] затруднения для продвижения своих же наступавших войск. Так как немецкие войска тщательно избегали подвергавшихся угрозе воздушного нападения населенных пунктов, то и в Кане войск почти не было. Зато здесь погибло от бомбардировки 2 тыс. французов.

Оказывая в течение последующей педели непрерывное давление на воем фронте, противник стремился держать немцев в постоянном напряжении и не давать им возможности снимать с отдельных участков силы. Одновременно он хотел подготовить два крупных наступления, которые предполагалось провести между 18 и 21 июля с целью расширить, наконец, плацдарм между Орном и Дивом и овладеть высотами в районе Бургебюса. Начавшемуся 18 июля наступлению из района Кана в юго-восточном направлении предшествовала еще более мощная авиационная подготовка, чем наступлению на Кан, В ней участвовало 1700 тяжелых бомбардировщиков и 400 средних бомбардировщиков, сбросивших между 5 час. 45 мин. и 7 час. 45 мин. 12 тыс. бомб. Однако, учитывая опыт предыдущей массированной бомбардировки, на этот раз авиация применяла лишь бомбы среднего калибра со взрывателями мгновенного действия, в то время как бомбами крупного калибра, частично со взрывателями замедленного действия, предполагалось отсечь район наступления с флангов и тыла. Тем временем и немецкие войска сумели приспособиться к новой тактике противника: оборона была очень глубоко эшелонирована, обеспечена большим количеством противотанковых средств, особенно 88мм зенитными пушками, с тем чтобы иметь возможности отражать прорвавшиеся в глубину танки противника. Значительно продвинувшиеся вперед в самом начале наступления английские танковые дивизии натолкнулись на эту активную сочетавшуюся с контратаками оборону и потеряли свыше 150 танков, В этих успешных контратаках участвовали части пяти немецких танковых дивизий. 20 июля бои на высотах у Бургебюса окончились. Между тем противник продвинулся в восточном направлении и вышел к реке Див в районе Троарна.

Медленное продвижение обеих союзных армий в течение июля не оправдывало тех больших надежд, которые выражались в английской и американской печати после успешного осуществления высадки. В результате этого в кругах общественности стали усиливаться нетерпение и критическое отношение к военному руководству. Высказывались опасения, что войска не продвинутся дальше захваченного плацдарма, борьба примет позиционный характер и затянется на неопределенный срок. Военному руководству приходилось молча сносить эту критику, дабы избежать нежелательного посвящения разведки противника в свои планы.

Гораздо серьезней и оправданней была обеспокоенность ответственных за ведение боевых действий на Западе немецких фельдмаршалов. Уже в июне поступавшее пополнение в живой силе и технике не в [555] состоянии было хоть в какой-то мере покрыть людские потери и потребность в вооружении. Прибывавшим на этот фронт немногочисленным немецким резервам противостоял гораздо более интенсивный, непрерывный приток новых сил на стороне противника. По-прежнему противник имел полное господство в воздухе. Не оставалось ни малейшего сомнения, что до предела натянутая струна рано или поздно должна была лопнуть. С тех пор как на Востоке русские 22 июня начали новое наступление против группы армии «Центр», которое через несколько дней привело к полному разгрому этого фронта и для приостановления которого необходимо было собрать все возможные силы, меньше чем когда-либо приходилось рассчитывать на переброску достаточных подкреплений в Нормандию. Рундштедт и Роммель еще раз настойчиво потребовали встречи с Гитлером, которая состоялась 29 июня в Оберзальцбурге. Безуспешно пытались они убедить Гитлера в том, что общая обстановка со всей настоятельностью требует прекращения войны. Гитлер уклонился от всякого делового обсуждения этого вопроса, ограничившись ссылками на решающую роль «чудодейственного оружия», и пустился в ошибочные исторические параллели. Единственным результатом встречи оказались перестановки в высшем командовании. 1 июля Рундштедта сменил фельдмаршал фон Клюге, а генерал Гейр фон Швеппенбург, командовавший танковой группой «Запад» на восточном участке обороны, был заменен генералом Эбербахом. Одновременно танковую группу «Запад» переименовали в 5-ю танковую армию. За несколько дней до этого, 29 июня, на своем командном пункте умер от паралича сердца командующий 7-й армией генерал-полковник Долльман. На его место был назначен обергруппенфюрер СС Хауссер, один из бывших генералов 100-тысячной армии{47}, по своим качествам вполне соответствовавший новой должности.

Бесконечная смена командующих группами армий и армиями давно уже стала манией. Да и каким образом могли вновь назначаемые командующие, как бы они ни были деятельны и, по справедливому или ошибочному мнению Гитлера, слепо преданы ему, спасти положение, если Германия все больше и больше слабела, в то время как мощь ее врагов на всех театрах военных действии непрестанно росла? Теперь уже никакая сила в мире не могла предотвратить приближающейся катастрофы. Фельдмаршал фон Клюге в течение двух лет с большим успехом возглавлял группу армий «Центр» на Восточном фронте и накопил богатый опыт ведения оборонительной борьбы. Быть может, на основе представлений, полученных в ставке фюрера, он был убежден, что благодаря своей осмотрительности и энергии ему удастся [556] справиться и с новой задачей. Однако уже очень скоро ему пришлось признать, что здесь положение все-таки существенно отличалось от того, с которым ему приводилось иметь дело еще полгода назад на Востоке, и что неравенство в силах и средствах исключало всякую возможность стабилизировать на длительное время фронт в Нормандии. Но прежде всего он вынужден был признать, что командование и войска сделали все, что только было в человеческих силах. Таким образом и ему оставалось лишь пассивно продолжать неравную борьбу.

Роммель был оставлен на посту командующего группой армий «Б», Преемником Рундштедта Гитлер его не назначил из-за неоднократных довольно резких стычек, имевших место в предыдущем месяце. Он не верил больше Роммелю, но, с другой стороны, не хотел лишиться этого энергичного, пользовавшегося авторитетом в войсках командующего. Роммель действительно в течение нескольких месяцев носился с планами переворота, так как он пришел к окончательному убеждению, что продолжение войны под руководством Гитлера неизбежно приведет к напрасному и колоссальному по своим масштабам разрушению Германии. Такая точка зрения, естественно, не мешала ему требовать от себя и вверенных ему войск величайшей самоотверженности в борьбе; ибо чем больше ухудшалась военная обстановка, тем меньше шансов оставалось на заключение сносного для Германии перемирия с врагами даже при условии устранения Гитлера. Но он не успел сделать окончательный вывод из этих соображений. 17 июля при возвращении из поездки на фронт его автомашина во второй половине дня была атакована самолетами противника, и он получил несколько ранений, в том числе пролом черепа и тяжелое сотрясение мозга. Так благодаря этому вмешательству судьбы Роммелю не пришлось участвовать в событии, которое не имело прецедента в немецкой военной истории и в котором ему предполагалось отвести важную роль - в покушении на Гитлера 20 июля 1944 г.

5. 20 июля и его последствия

Недовольство принципами военного руководства Гитлера, возникшее еще со времени сталинградской катастрофы у той части офицерского корпуса армии, которая достаточно глубоко разбиралась в происходящих событиях, больше уже не проходило. Оно продолжало находить для себя пищу в непрерывном ухудшении обстановки на фронтах и во все учащавшихся случаях гибели частей и соединений без какой бы то ни было пользы в тактическом или оперативном отношении. Высшие военные руководители, за самым незначительным исключением преданных фюреру душой и телом генералов, были убеждены в настоятельной необходимости лишить Гитлера решающего влияния на руководство военными операциями или по крайней мере [557] приставить к нему военного специалиста в должности начальника генерального штаба, который нес бы полную ответственность за все фронты и положил бы также конец ставшей невыносимой двойственности руководства в лице германского верховного командования (ОКБ) и главного командования сухопутных сил (ОКХ). Все попытки заставить Гитлера добровольно отойти от руководства операциями неизбежно разбивались о его тираническую волю и непоколебимую веру в непогрешимость своей интуиции. Следовательно, оставался лишь путь насилия. Высшие военные руководители - а только они и могли привести в исполнение такой план - чувствовали себя неспособными на подобный шаг. И не потому, что акт насилия против главы государства, с которым они были связаны присягой, противоречил их внутренним убеждениям, а потому, что они сознавали невозможность осуществления этого плана приемлемыми для них путями, боялись взять на себя ответственность перед народом и историей или же, наконец, просто были охвачены отчаянием. Поэтому, пожалуй, ни один из них не решился бы одобрить, а тем более поддержать насильственное устранение Гитлера посредством покушения на него. Наряду с вескими соображениями морального порядка известную роль при этом играла боязнь предстать перед историей с клеймом предателя и героем новой, производящей сильное впечатление и впоследствии трудно опровержимой легенды об ударе кинжалом в спину. Даже Роммель, который был убежден в необходимости положить конец гибельному руководству Гитлера и потерявшей смысл войне, отклонил убийство Гитлера, стремясь лишь к смещению и аресту его с последующим осуждением соответствующими органами немецкого народа. В то же время только молниеносное и окончательное устранение Гитлера освобождало офицерский корпус от принятой им присяги и, по мнению всех задумывавшихся над последствиями простого смещения, являлось решающим условием недопущения перед лицом врага хаоса в самой армии и в пароде. Поэтому какие-то другие силы должны были взять на себя выполнение назревшей задачи. Эти силы обнаружились вне рядов высших фронтовых командиров, в среде более импульсивного младшего поколения. Еще в марте 1943 г. первый офицер штаба группы армий «Центр» полковник фон Тресков, все еще находившийся под впечатлением сталинградской катастрофы, предпринял попытку уничтожить Гитлера, положив в его самолет бомбу. Покушение не удалось из-за неисправности взрывателя замедленного действия.

Стремление к такому избавительному акту, давно уже охватившее стоявшие вне армии круги, не ослабевало. В невоенной среде из представителей бывших дипломатов, крупных чиновников, молодежи и бывших политических деятелей самых различных оттенков составилась оппозиция, которая, не ограничиваясь требованием отстранения Гитлера от военных дел, решительно отвергала позорное для [558] немецкого народа, построенное на терроре и осуществлявшееся во имя и по указке Гитлера самыми недостойными средствами господство внутри Германии и за ее пределами. В лице бывшего начальника генерального штаба генерал-полковника Бека и бывшего обер-бургомистра Лейпцига и имперского комиссара по вопросам цен Гёрделера оппозиция нашла довольно слабое и не вполне однородное главное pвено, связавшее цепь заговорщиков. Однако они неизбежно должны были прибегнуть к помощи военных, так как только военные располагали средствами к устранению Гитлера и могли, кроме того, осуществить необходимую подготовку к захвату власти в государстве.

Ведущую силу в армии составляли тесно связанный с Беком в течение многих лет командующий немецкими войсками во Франции генерал фон Штюльпнагель, а в Берлине - начальник штаба при главнокомандующем армией резерва полковник граф Штауфенберг и начальник управления общих дел ОКВ генерал Ольбрихт, которые использовали для подготовки к захвату власти значительное число более молодых офицеров генерального штаба, занимавших высокие посты в армии. В планах Штюльпнагеля решающую роль играл Роммель: ему, как одному из популярнейших генералов, после смерти Гитлера предполагалось передать командование сухопутной армией. Роммель не имел намерения отказываться от намечавшейся для него роли, однако свое согласие он оговорил двумя условиями: во-первых, что он вначале ультимативно потребует от Гитлера прекращения войны, и, во-вторых, что в случае, если подобный шаг окажется безуспешным, последует не физическое уничтожение Гитлера, а лишь его насильственное смещение. Полученное 17 июля ранение избавило Роммеля от угрызения совести, во власти которых он оказался бы после покушения, задуманного уже много недель тому назад. Теперь он все равно не смог бы предотвратить его даже самыми энергичными протестами.

По мнению заговорщиков, надо было действовать как можно скорее, чтобы покушение наряду с устранением Гитлера могло еще принести осязаемую политическую пользу. Всякое дальнейшее выжидание сделало бы военное положение столь неблагоприятным, что и без того слабая надежда успеть поставить западные державы перед выбором согласиться на заключение сносного для Германии мира или продолжать тяжелую, кровопролитную борьбу до победного конца была бы окончательно потеряна. Относительно того, что должно было произойти после удавшегося покушения, мнение было более или менее единым. Предполагалось, что если дело не дойдет до общего перемирия, то Германии, несмотря на требование безоговорочной капитуляции, путем отвода немецких войск из запятых ими областей на Западе удастся склонить союзные державы к прекращению боевых действий на Западном фронте и воздушных налетов на Германию, и благодаря этому окажется возможным удерживать Восточный фронт по ту [559] сторону имперской границы. Нейтрализация всех лиц, преданных Гитлеру, в государственном аппарате и в партии была подготовлена в той степени, в какой это позволяло соблюдение конспирации.

Осуществление покушения было возложено на Штауфенберга. который, используя свое присутствие на ежедневных совещаниях в ставке Гитлера в Восточной Пруссии, оставил 20 июля в приемной портфель с бомбой замедленного действия. План сорвался в последний момент, так как совещание на сей раз состоялось не как обычно в бетонированном бомбоубежище, а из-за сильной жары в легком деревянном здании, что значительно ослабило силу взрыва. В полной уверенности, что цель достигнута, Штауфенберг подал сигнал к принятию предусмотренных планом дальнейших шагов по захвату власти, которые тотчас последовали в Берлине, Париже и некоторых других местах. Но так как вскоре обнаружилось, что покушение потерпело неудачу, эти меры, лишь частично к тому времени осуществленные, в тот же день были отменены. Тем не менее они сразу вскрыли весь размах заговора. Несколько человек, активно участвовавших в подготовке и осуществлении покушения, в том числе Ольбрихт и Штауфенберг, в ночь на 21 июля были расстреляны в Берлине по приговору военно-полевого суда. Генерал-полковник Бек покончил жизнь самоубийством. Другие покинули Берлин, чтобы либо возвратиться домой, либо скрыться. Большинство народа и армии осудило тогда покушение на Гитлера как измену. Бессовестная пропаганда постаралась не допустить, чтобы те внушенные глубочайшим чувством внутренней ответственности и настоящей любовью к отечеству мотивы, которые побудили заговорщиков и их соучастников пойти на такой шаг, стали известны общественности и по крайней мере по достоинству были бы оценены ею, если не поняты и одобрены. Тоталитарный режим и необузданная жажда мести Гитлера привели к суду, который как при вынесении приговора и отвратительном и садистском приведении его в исполнение, так и в последовавших затем репрессиях в отношении родственников осужденных далеко выходил за рамки даже тех государственных правомочий, которыми обладали, как им казалось, тогдашние правители Германии.

В отсрочке уготованного ему конца Гитлер усматривал знак судьбы и больше чем когда-либо укрепился в решении либо довести войну до победы, либо вместе с собой увлечь в пропасть и немецкий народ. Основную причину неудач последних лет он видел во все еще недостаточно высоком национал-социалистском, фанатическом духе армии и особенно в отрицательном отношении генерального штаба к его военному руководству, что нашло свое очевидное выражение в наличии в генштабе большого числа заговорщиков и лиц, знавших о подготовке покушения. Без генерального штаба как органа управления он при всей своей ненависти к нему обойтись не мог, но в армии, по его мнению, [560] необходимо было насадить новый дух. Важным средством для достижения этого явилось назначение главнокомандующим армией резерва Гиммлера, который создал наряду с увеличением числа эсэсовских частей так называемые дивизии «фольксгренадир» («народно-гренадерские») и подчинил их своей юрисдикции в обход руководства сухопутной армии.

Эта косвенная диффамация сухопутной армии была столь же необоснованна, как и неумна. Она была необоснованна, так как войска вплоть до их высших командиров с исключительной стойкостью и самопожертвованием выполняли свои долг в борьбе с врагом. Для действующей армии события 20 июля прошли почти бесследно. Войска были слишком заняты своими тяжелыми солдатскими обязанностями и поглощены каждодневными нуждами и заботами, чтобы долго заниматься событием, ставшем в их сознании почти эпизодом. Создание дивизий типа «фольксгренадир» было неумно, потому что было унизительным для существовавших дивизии сухопутной армии и ставило их в невыгодное положение. Кроме того, это вбивало клин в единство и сплоченность армии и еще дольше увеличивало организационную неразбериху, возникшую в результате увеличения количества частей СС и создания авиаполевых и парашютных дивизий для использования в наземных боях. То, что эта неразбериха в военном отношении не выходила за пределы допустимого, было заслугой фронтовых командиров всех степеней, сплоченных узами товарищества и ставивших свой патриотический долг выше личных настроений.

Катастрофическое положение на всех фронтах и огромные потери, понесенные в ходе боев последних месяцев на Востоке и Западе, в гораздо большей степени, чем события 20 июля и их подоплека, грозили выжать из немецкого народа все остававшиеся еще в нем силы, если борьбе вообще было суждено затянуться на неопределенный срок. 20 июля послужило, однако, удобным поводом потребовать от народа таких усилий. Геббельсовская пропаганда начала кричать о том, что «судьба в этот трагический час взяла фюрера под свою благосклонную защиту, так как хотела сохранить его для великого будущего». Озабоченность неблагоприятной военной обстановкой Геббельс старался рассеять сообщениями о крупных хорошо вооруженных резервах, которые якобы направляются на фронт, о формировании и обучении многочисленных новых дивизий и о применении снарядов Фау-1, которое, по его словам, является лишь прелюдией к использованию новых видов самого различного, совершенно неожиданного для противника оружия. Как можно было не верить Геббельсу, когда он заявлял, что ему было бы стыдно говорить такие вещи, если бы факты не подтверждали его слова? Эта пропаганда ознаменовала начало тотальных военных усилий немецкого народа под руководством Геббельса. Путем глубокого вмешательства в экономическую и культурную жизнь нации была приостановлена всякая деятельность, не служившая [561] непосредственно целям войны. Если мероприятия такого рода действительно могли иметь решающее значение для победы, то гитлеровский режим совершил преступление перед немецким народом, не предприняв этих мер гораздо раньше. Фактически летом 1944 г, войну уже нельзя было выиграть, ее можно было лишь затянуть. И вот немецкий народ, в массе своей слепо доверяя своему фюреру, вышел на последнюю тернистую дорогу и еще в течение девяти месяцев приносил невообразимые материальные и людские жертвы, пока лишенный последних промышленных центров и изгнанный из обширных районов своей родины, не потерял всякую способность к сопротивлению.

6. Авранш и Фалез

Около 20 июля три армии союзников были готовы к решающему прыжку со своего плацдарма. Их сухопутные силы выросли примерно до 30 пехотных и 13 танковых дивизий. Этим непрерывно пополнявшимся соединениям, для поддержки которых могла использоваться практически абсолютно господствовавшая в воздухе авиация, с немецкой стороны противостояло около 20 пехотных и танковых дивизий, насчитывавших максимум 50% штатной численности и не располагавших к тому же сколько-нибудь значительной авиационной поддержкой.

Поэтому можно было с полной уверенностью сказать, что подготавливавшийся союзниками и ожидавшийся немецким командованием прорыв англо-американских армий с полуострова Котантен окажется удачным. Все попытки внушить Гитлеру эту очевидную мысль и убедить его, что потом будет слишком поздно искать выхода, разбивались о его упрямство. Гитлер не хотел признаваться ни себе самому, ни другим в том, что оказался с тупике, из которого для него не были никакого выхода. Решение выделить, наконец, дивизии 15-й армии для использования их в Нормандии слишком запоздало. Дивизии подтягивались слишком медленно для того, чтобы оказать хоть сколько-нибудь заметное влияние на развитие событий, и лишь увеличивали масштабы неизбежной катастрофы.

План Mонтгомеpи, еще возглавлявшего в то время все сухопутные силы союзников состоял в том, чтобы центром 1-й американской армии осуществить прорыв на участке между Перье и Сен-Ло, быстрым продвижением подвижных частей в направлении Кутанса отрезать западное крыло немецкой обороны и по завершении прорыва перейти к широким операциям, вначале с целью захватить порты Бретани, крайне необходимые для переброски на континент новых американских дивизий.

Левый фланг 1-й американской армия и обе английские армии должны были вести сковывающие действия; войска 2-й английской армии должны были предпринимать эти атаки из района южнее Кана в направлении на Фалез. [562]

Из-за неблагоприятной погоды, исключившей возможность использовать авиацию, первоначально намеченное на 20 июля наступление пришлось отложить на пять дней. Утром 25 июля самолеты противника провели авиационную подготовку, сбросив на этот раз 4700 т бомб на район глубиной 8 и шириной 1,5 км. Используя этот мощный бомбовый удар, три американские дивизии в 11 час. перешли на узком фронте в наступление. Две другие танковые и одна пехотная дивизии находились в готовности развить прорыв и через пробитую брешь нанести удар на Кутанс. Несмотря на мощнейший удар с воздуха, оборона в полосе наступления американцев не была полностью подавлена; в частности, противник натолкнулся на сильное сопротивление на обоих флангах, не захваченных бомбардировкой. В конце концов численное превосходство американцев все-таки сыграло свою роль. К исходу второго дня наступления они вступили в Лессе и Перье, а передовыми бронетанковыми частями подошли к самому Кутансу. Этот удар представлял особую опасность, так как он действительно грозил отрезать западное крыло немецкой обороны. Попытка немцев спасти положение сильными контратаками двух танковых дивизий с востока не увенчалась успехом. Обе эти дивизии, как и все немецкое западное крыло, были опрокинуты мощной волной американского наступления. Только ценой тяжелых потерь западное крыло немецких войск избежало полного окружения. В результате успешного прорыва американцев немецкая оборона западнее Сен-Ло оказалась настолько смятой, что ее невозможно было восстановить. Противник немедленно использовал эту благоприятную обстановку. Два армейских корпуса в составе восьми пехотных и четырех бронетанковых дивизий предприняли стремительное наступление по обе стороны Кутанса в южном направлении. 31 июля Гранвиль и Авранш оказались в руках американцев, сопротивление немцев, вплоть до отдельных разрозненных групп, отчаянно отбивавшихся от наседавшего противника, было сломлено, и прорыв завершен. После этого Эйзенхауэр решил, что наступил подходящий момент ввести в действие находившуюся в боевой готовности за двумя наступавшими корпусами 3-ю армию в составе трех корпусов под командованием весьма энергичного генерала Паттона. Два вновь введенных корпуса с целью прикрыть левый фланг coюзников повернули на восток, Паттон принял командование обоими выдвинутыми вперед корпусами и еще одним корпусом и получил приказ овладеть Бретанью, а такте продвинуться на юг и юго-восток с целью охватить немецкие войска с юга. Одновременно с вводом в действие 3-й армии генерал Брэдли, возглавлявший до тех пор 1-ю армию, принял командование 12-й американской группой армий, в которую вошли обе американские армии.

Гитлер мог бы еще и теперь, хотя обстановка сильно осложнилась, сделать положение сносным, если бы пошел навстречу настояниям [563] фельдмаршала фон Клюге. Поскольку попытка не дать противнику возможность начать наступление с плацдарма провалилась, речь теперь могла идти лишь о том, чтобы избавить обе армии от грозившего им окружения, эвакуировать Бретань ради спасения оборонявшихся там дивизий и незамедлительно оставить всю Юго-Западную и Южную Францию. Тогда еще, возможно, и удалось бы задержать продвижение противника на Сене или юго-восточнее ее. Но Гитлер отдал прямо противоположный приказ, согласно которому Бретань или по крайней мере ее порты следовало удерживать, группа армий «Г» должна была оставаться в Юго-Западной Франции и на французском побережье Средиземного моря, а пробитую противником брешь в районе Авранша надлежало закрыть контрударом. С этой целью приказывалось снять с фронта без всякой компенсации все танковые дивизии и, создав из них ударную группировку во главе с командующим 5-й танковой армией, сосредоточить ее в районе Мартена с задачей ударом на Авранш отрезать прорвавшуюся 3-ю американскую армию от ее тылов. В приказе особо подчеркивалось, что противник ни при каких обстоятельствах не должен был выйти на оперативный простор. Однако из-за непрерывных налетов авиации союзников к 6 августа удалось сконцентрировать в назначенном районе лишь четыре из шести предусмотренных танковых дивизий.

Тем временем обстановка как в районе Авранша, так и на остальных участках фронта значительно обострилась. Один из корпусов армии Паттона, наступавший в юго-западном и южном направлениях, вторгся в пределы Бретани и продвинулся до Фужера. Два левофланговых корпуса повернули на восток и вышли на рубеж Ландиви, Мортен. Благодаря такому повороту прорыв был развит в глубину до 30 км.

Войска союзников между Сен-Ло и Каном также пришли в движение. Правда, намеченный Монтгомери на 25 июля удар в направлении на Фалез принес разочарование, так как после первоначальных успехов войска были остановлены контратаками немецких танковых дивизий. У Монтгомери сложилось впечатление, что восточное крыло немецких войск продолжает оставаться очень устойчивым. Поскольку, однако, события на западном крыле, где наступали американцы, развивались благоприятно, он решил перенести главные усилия английских войск в район Комона с намерением совместно с наступавшим из района Сен-Ло левым флангом американцев опрокинуть немецкую оборону и на этом участке. Но к прорыву эти бои, начавшиеся 31 июля, не привели. Правда, наступление американцев из района Сен-Ло сразу же начало быстро развиваться и было приостановлено лишь у ожесточенно оборонявшегося немецкими войсками Вира. Здесь 7-я немецкая армия прикрывала северный фланг немецкой ударной группировки, которая сосредоточивалась в районе Мортена. Англичане же, перейдя в наступление в районе Комона, натолкнулись на стойкую оборону немцев и [564] надолго задержались. В ожесточенных, зачастую проходивших с переменным успехом боях они прокладывали себе дорогу на юг и 4 августа вышли в район Васси, однако овладеть горой Мон-Пенсон им не удалось. Но и с немецкой стороны потребовались огромные усилия: в эти бои пришлось бросить две танковые дивизии CС, первоначально предназначавшиеся для удара на Авранш. На востоке англичане вплотную подошли к Тюри-Аркуру и Бретвилю. Пока восточнее Мортена с величайшими трудностями сосредоточивалась немецкая ударная группировка, над обеими немецкими армиями все явственней вырисовывалась серьезная угроза, вытекавшая из их ставшего теперь опасным расположения. С совершенно открытым южным флангом и необеспеченным тылом они оборонялись на рубеже Мортен, Вир, Мон-Пенсон, Бретвиль. Большинство танковых дивизий - опора обороны - были сняты с фронта. Ничто не могло теперь помешать командованию 3-й американской армии бросить в восточном направлении новые силы в обход немецкого южного крыла и в случае неуспеха немецкого контрудара на Мортен повернуть их затем на север. Действительно, в этом случае решающие дни оказались бы безвозвратно потерянными и ударная группировка - наиболее полноценная сила группы армий - наверняка подверглась бы тяжелым ударам. Уже тогда действия немецкого командования стали загадкой для противника, у которого сложилось впечатление, что немецкие войска поистине добровольно отдавали себя на уничтожение. Столь же трудно было командованию союзников понять, как можно сосредоточивать танковые дивизии на узком участке без достаточного прикрытия с воздуха.

Тем не менее приказ на наступление продолжал оставаться в силе. Его сроки были перенесены не только из-за трудностей сколачивания группировки, но и по специальному распоряжению Гитлера, «чтобы пропустить более крупные американские силы через Авранш и затем добиться соответственно более крупного успеха». Танковая группировка была увеличена еще на одну, пятую по счету танковую дивизию. Войска левого фланга 7-й армии, усиленные двумя пехотными дивизиями из состава 15-й армии, получили задачу предпринять сковывающие действия. Так как начало прорыва было перенесено на ночь с 6 на 7 августа, чтобы по крайней мере первый удар можно было осуществить без помех со стороны авиации противника, и так как этот удар наносился лишь по одной американской дивизии, немецкой группировке удалось осуществить прорыв и захватить Мортен. 2-я танковая дивизия вклинилась в боевые порядки противника на 10 км. Однако с рассветом на наступавшие немецкие дивизии со всех сторон ринулись бомбардировщики противника и засыпали их бомбами и реактивными снарядами. 300 немецких истребителей безуспешно пытались облегчить участь своей танковой группировки: они либо уничтожались еще при взлете, либо же превосходящими силами истребительной [565] авиации противника вообще не подпускались к полю боя. Понимая решающее значение своего успеха, немецкие танкисты и пехотинцы упорно дрались за него в течение всего дня и местами ставили противника в исключительно критическое положение. К концу этого дня кровопролитных боев сохранилось лишь одно вклинение западнее Мортена. Гитлер, не считаясь ни с чем, отдал приказ продолжать наступление на следующее утро.

Когда же и эта попытка провалилась и вклинившиеся танковые дивизии пришлось отвести на исходные позиции, на 11 августа было назначено новое наступление, которое надлежало подготовить со всей тщательностью. Но ему уже не суждено было состояться. Приказы Гитлера слишком долго игнорировали стремительное развитие событий на всем фронте, и теперь уже нельзя было не видеть огромной опасности, грозившей немецким войскам с юга.

Форсировав 1 августа при довольно слабом сопротивлении немцев реку Селюн, передовой корпус 3-й армии Паттона немедленно устремился на юг с целью отрезать Бретань и одновременно овладеть портами этого полуострова. Оставленные в Бретани немецкие войска - главные силы трех пехотных и одной парашютно-десантной дивизий - имели задачу замедлить продвижение противника и затем оборонять порты до последнего человека. Для задержки подвижных войск противника немецким соединениям явно не хватало ни сил, ни транспортных средств. Поэтому они использовались главным образом для обороны портов Бреста, Сен- Наэера, Сен-Мало и Лориана, а также для борьбы с местными группами Движения сопротивления. Продвигавшаяся на юг американская танковая дивизия без особого труда б августа вышла к морю южнее Ренна, завершив тем самым изоляцию полуострова. Одновременно передовые части другой танковой дивизии подошли к Бресту. Следовавшие за этими танковыми соединениями три пехотные дивизии, на которых возлагалась задача окружения и захвата портов, натолкнулись на стойкую немецкую оборону, оказавшуюся особенно упорной у Бреста, в результате чего этот крайне необходимый для союзников порт был взят ими только 19 сентября.

Поскольку все же общая обстановка складывалась для союзников гораздо благоприятнее, чем предполагалось, и в борьбе с немецкой группой армий намечался крупный успех, командование 3-й американской армии, прикрыв свои войска с юга, направило основные усилия на восток. К 15-му армейскому корпусу, вышедшему к Лавалю и Майенну, несмотря на немецкий контрудар под Мортеном, временно внесший все-таки некоторую обеспокоенность в ряди союзников, были подтянуты два новых армейских корпуса. Первоначально замысел союзного командования заключался, вероятно, в том, чтобы отрезать немцам пути отхода, организовав параллельное преследование через Ле-Ман. Но так как немцы до 10 августа продолжали свои атаки у [566] Мортена и, очевидно, не собирались принимать меры, чтобы избежать окружения. Эйзенхауэр принял решение немедленно использовать эту исключительно выгодную ситуацию. Паттон, выйдя к Ле-Ману, повернул на север и нанес удар в направлении иа Алансон. Брошенная туда немецкая танковая дивизия временно отразила этот удар, однако затем вынуждена была отойти под все возраставшим нажимом противника, 12 августа передовые бронетанковые часта американцев появились у Аржантана, а западнее их, у Экуше - передовые подразделения французской бронетанковой дивизии. За ними вплотную следовали три американские пехотные дивизии. Если бы теперь англичанам удалось ударом с севера своевременно сломить упорное сопротивление немцев в междуречье Орна и Дива, прежде чем главные силы немецких армий, все еще ведших боевые действия в районе между Орном н Виром, успели бы оттянуться на восток, план Эйзенхауэра, несомненно, увенчался бы успехом.

По существу все мероприятия Гитлера только помогали противнику. Фельдмаршал фон Клюге, возглавлявший со времени ранения Роммеля одновременно командование немецкими войсками на Западе и группу армий «Б», пожалуй, уже за много дней до этого видел приближавшуюся опасность. После провала немецких атак в районе Мортена, по его мнению, отпадала последняя причина, вынуждавшая обе немецкие армии удерживать ставшие для них опасными позиции. Он повторил свой запрос относительно немедленного отвода этих армий за Сену и одновременного оттягивания дивизий группы армий »Г» из Юго-Западной и Южной Франции с тем, чтобы силами этих дивизий вместе с отступавшей севернее группой армий «Б» создать новую оборону, которая южным крылом упиралась бы в швейцарскую границу. Так как этот посланный на имя Гитлера запрос в течение нескольких дней оставался без ответа, Клюге под личную ответственность приказал 5-й танковой армии начать отход сначала к Орну и в последующем за реку Тук, а 7-й армии прикрывать отход с юга на рубеже Донфрон, Алансон. Взбешенному Гитлеру пришлось утвердить этот приказ. Однако осуществление предусмотренного приказом Клюге отступательного маневра еще во многом зависело и от действий противника.

Последний к моменту принятия этого решения продвинулся своими передовыми танковыми частями уже значительно севернее Алансона и к тому же не бездействовал и на северном и западном участках фронта.

Правда, намерение Монтгомери быстро прорваться к Фалезу и соединиться там с наступавшими на Аржантан американцами не осуществилось. В гористом районе Бретвиля немецкие дивизии, учитывая решающее значение этого участка фронта, создали глубоко эшелонированную систему обороны, усиленную врытыми в землю поврежденными танками и самоходными установками, а также созданным в глубине противотанковым заслоном из 88-мм зенитных пушек, в [567] результате чего осуществлявшие здесь прорыв танковые соединения противника были поставлены перед исключительно трудной задачей. Кроме того, сюда были переброшены две пехотные дивизии из состава 15-й армии. Вклинившиеся на этом участке в ночь с 7 на 8 августа канадцы после первоначальных успехов завязли в глубине этой мощной обороны. Западнее 2-я английская армия, продвигаясь по долине реки Орн, овладела, наконец, горой Мон-Пенсон и вышла к Кондессюр-Нуаро. 1-я американская армия взяла Вир и также охватила южный фланг 7-й армии, которой, однако, удалось организовать новую оборону на рубеже Барантон - Донфрон.

Такова была обстановка, когда Гитлер 15 августа отклонил поступившую накануне новую просьбу Клюге разрешить, наконец, обоим армиям отступить, чтобы уйти из готового замкнуться кольца окружения. Тогда Клюге, взяв на себя всю полноту ответственности, сам отдал приказ об отходе. Однако прежде чем этот приказ был выполнен, фельдмаршал Клюге был заменен фельдмаршалом Моделем под тем предлогом, что ему якобы необходим был отдых после напряжения предыдущих недель.

Как выяснилось, Клюге был осведомлен о подготовке к 20 июля, хотя непосредственного участия в этом не принимал. После своего отстранения он не без основания полагал, что над ним будет учинен суд и, чтобы избежать бесчестья, по пути в Германию покончил с собой. В направленном Гитлеру письме он еще раз изложил свою точку зрения относительно причин неудачи наступления на Авранш, в провале которого Гитлер его обвинял, и в заключение заклинал его, в случае если новое оружие и обещанные реактивные истребители не принесут успеха, окончить войну и избавить немецкий народ, уже перенесший столько невероятный страданий, от новых ужасов.

Как и Клюге, его преемник Модель также прибыл на Западный фронт с предвзятым мнением, что решительными мерами ему удастся восстановить положение. Но и он скоро убедился в том, что в ставке фюрера не хотят понять всей безнадежности ведения борьбы наличными недостаточными силами. Он потребовал 30 дивизий и 200 тыс. человек пополнения. При общем положении дел это было, разумеется, утопическое требование, единственный смысл которого мог заключаться лишь в том, чтобы еще раз подтвердить правильность многократно делавшихся ОКБ представлений относительно очень серьезной обстановки на Западе. Модель также не видел выхода из кризиса, в котором находились обе армии. Его приказ почти окруженным в районе Фалеза войскам держаться как можно дольше, отменявший распоряжение его предшественника, практически вряд ли имел какое-либо значение, так как давление противника очень быстро само заставило немецкие войска направить все усилия на удержание пока еще открытого прохода на восток, чтобы выйти из полуокруженного района. Поэтому танковые дивизии [568] были расположены на флангах узкого коридора между Фалезом и Аржантаном с целью удержать этот проход и не допустить полной изоляции находившихся в полукольце немецких войск. Тем временем немецкие пехотные дивизии, арьергарды которых еще 15 августа вели бои на рубеже, проходившем дугой от Донфрона через Теншбре, Конде-сюр-Нуаро до района северо-западнее Фалеза, прикрывали отход. После кое-как удавшегося отвода их за реку Орн котел сузился еще больше, что привело к ужасной неразберихе среди находившихся там частей и почти дезорганизовало централизованное управление войсками. Авиация противника в течение многих дней беспощадными ударами с воздуха усиливала и без того растущий хаос среди транспортных колонн и отступавших частей. Предчувствие полного поражения парализовало волю измученных войск к сопротивлению. Все больше росло число попыток любой ценой избежать плена или гибели, пока, наконец, они не вылились в беспорядочное бегство в направлении узкого коридора между Аржантаном и Фалезом.

Канадские войска, понеся самые тяжелые, по данным штаба Эйзенхауэра, потери с момента начала вторжения, к 17 августа проложили себе путь на Фалез. Нажим американцев на Аржантан все еще удавалось сдерживать. Не прекращая фронтальных атак, американцы основные свои усилия направили теперь на то, чтобы широким охватывающим маневром отрезать наполовину окруженную немецкую группировку с востока. Здесь они, однако, натолкнулись на эшелонированные в глубине немецкие силы, переброшенные с фронта 15-й армии и вместе с танковыми частями отчаянно оборонявшиеся у Шамбуа. Когда же 19 августа канадцы в долине верхнего течения реки Див и восточнее предприняли новое наступление и к вечеру продвинулись до Шамбуа, тесное кольцо вокруг беспорядочно перемешавшихся остатков обеих немецких армий замкнулось. На следующий день части трех немецких танковых дивизий еще раз попытались ударом из района Трён, Шамбуа выручить своих окруженных товарищей. Прорыва кольца окружения извне, который позволил 6ы освободить значительные силы, добиться, правда, не удалось. Однако согласовав с действиями деблокирующей группировки свои попытки вырваться из окружения, отдельные группы и отбившиеся от своих частей солдаты сумели пробиться через непрочное кольцо окружения. 45 тыс. человек - остатки восьми пехотных и нескольких танковых дивизий - остались в котле. Гораздо серьезней были потери в вооружении и другой военной технике, что особенно отразилось на боеспособности вышедших из котла войск.

Еще до завершения боев за Фалез Эйзенхауэр принял меры, необходимые для дальнейшего развертывания операций. Теперь, когда немецкое командование израсходовало в бесполезной попытке предотвратить наступление противника с плацдарма все пригодные для маневренной [569] борьбы дивизии, Эйзенхауэр получил свободу действий в выборе направлений и целей своих дальнейших операций. Когда стало намечаться окружение немецких войск в районе Аржантан, Фалез, 3-я американская армия получила задачу продвинуться своими тремя корпусами соответственно к Орлеану, Шартру и Дрё. Шартр и Дрё были захвачены 16 августа, Орлеан - на следующий день. Этому наступлению немецкое командование практически ничего не могло противопоставить, так как Гитлер продолжал упорно придерживаться плана оборонять Юго-Западную и Южную Францию. Только командование 1-й армии, располагавшейся по Атлантическому побережью между Луарой и Пиренеями, получило 1 августа приказ организовать оборону между флангом 7-й армии и Орлеаном. Здесь командование армии нашло лишь состоявшие из тыловых подразделений местные гарнизоны. Правда, ему было обещано выделить две дивизии 15-й армии и несколько учебных подразделений СС. Продвижение американского корпуса временно приостановилось на рубеже Орлеан, Дре, но не столько в результате сопротивления этих сил, которые не смогли бы, конечно, оборонять рубеж длиной свыше 100 км даже в случае их своевременного прибытия к месту назначения, сколько вследствие трудностей подвоза. Транспорт уже не обеспечивал нормального подвоза от портов выгрузки в Нормандии к ушедшим далеко вперед войскам. В то же время разгрузочная способность уцелевшего искусственного порта и все еще не полностью восстановленного Шербура была недостаточной, чтобы наряду с удовлетворением огромного спроса четырех союзных армий на предметы снабжения всех видов и особенно на боеприпасы можно было увеличивать количество автотранспортных средств подвоза со скоростью, соответствовавшей темпам продвижения войск. Вследствие этого временами приходилось прибегать к снабжению по воздуху. Наконец, 3 я американская армия достигла своей главной цели, заключавшийся в том, чтобы отрезать пути отхода на восток ещё отступавшим из котла немецким войскам. 17 августа Паттон получил приказ повернуть своим северным флангом от Дрё на север. Теперь важнейшее значение для союзников приобретали захват переправ через Сену в нижнем ее течении и преграждение путей отхода оттягивавшимся за Сену войскам 7-й полевой и 5-й танковой немецких армий. 19 августа передовые части Паттона вышли к Сене в районе Манта и создали плацдарм на правом берегу. Разведка, высланная в направлении Парижа, доложила, что весь район до французской столицы свободен от противника. Паттон подтянул через Дрё еще один корпус, намереваясь пробиться вдоль левого берега Сены на северо-запад.

Для устранения этой угрозы командование группы армий «Б» дополнительно перебросило через Сену три дивизии из состава 15-й армии, которые должны были прикрыть в районе Эврё фланг отходивших за Сену немецких армий. Но они, понеся тяжелые потери, вскоре [570] были отброшены 3-й американской армией к Эльбёфу и лишь здесь совместно с частями танковых дивизий оказали отчаянное сопротивление. Отход вышедших из котла частей обеих немецких армий в гораздо большей степени осложнялся непрерывными налетами авиации противника, чем действиями его сухопутных войск.

Монтгомери пришлось вначале привести в порядок скопившиеся вокруг котла части канадской и английской армий и только потом приступить к развертыванию наступательных действий на этом новом направлении. Кроме того, севернее котла, на реке Див, оставались еще три немецкие дивизии, которые почти не были атакованы; северный фланг их обороны упирался в море. Эти дивизии, организованно отошедшие за реку Тук, обеспечивали арьергардам отступавших армий надежное прикрытие по крайней мере на их северном крыле. Здесь, на реке Тук, от устья до Лизье и далее до Орбека, противнику было оказано упорное сопротивление, длившееся в районе Лиэье несколько дней. вплоть до 24 августа. Это позволило по крайней мере на время задержать наседавшие армии английской группы армий и облегчить дивизиям, отступавшим через узкий район между Руаном и бухтой Сены, отход за Сену. Далее на юго-восток другие арьергарды до 22 августа удерживали Легль. Наступавшая здесь в направлении Лувье 2-я английская армия столкнулась с продвигавшимися вдоль Сены в северо-западном направлении частями 3-й американской армии, что привело к многократному перекрещиванию направлении движения колонн обеих армий. По-видимому, Монтгомери предпочел выдерживать полосы наступления своих соединений, вместо того чтобы не мешать дальнейшему продвижению американцев, которое могло бы оказаться роковым для отходивших немецких войск. Но для этого командованию союзников не хватало гибкости. Все эти обстоятельства привели в конечном итоге к тому, что к Сене удалось отойти немалому количеству частей из состава обеих немецких армий. Гораздо сложнее оказалась переправа через реку. На Сене, с тех пор как перед началом вторжения воздушными налетами были разрушены все шоссейные и железнодорожные мосты, существовала хорошо организованная система паромных переправ, использовавшихся для обеспечения подвоза. Поэтому недостатка в переправочных средствах не было. Однако у многочисленных переправ в районе Руана скапливалось множество отступавших колонн, служивших исключительно удобной мишенью для авиации противника, которая непрерывно засыпала бомбами огромные скопления войск, а также все обнаруживаемые ею паромы, суда и лодки. Вследствие этого переправу приходилось вести почти исключительно в ночное время. В течение же дня переправочные средства хорошо маскировались и укрывались вблизи реки. Эта переправа под прикрытием стойко державшихся арьергардов продолжалась вплоть до 28 августа. Отдельные группы на южном берегу реки сопротивлялись [571] до самого конца месяца. Немецкой авиации благодаря самоотверженным действиям летчиков также удавалось хотя бы на время смягчать удары авиации противника по переправам.

Первоначальный план Моделя оборонять северный берег Сены оказался неосуществимым. Не говоря уже о том, что отошедшие за Сену войска обеих армий были слишком слабы для выполнения подобной задачи, а 15-я армия располагала лишь шестью дивизиями, Сена в ее верхнем течении давно уже была форсирована 12-й американской группой армий. Остановка Паттона на рубеже Орлеан, Шартр была непродолжительной. Кроме того, постепенно высвободились использовавшиеся против окруженных немецких войск в района Фалеза дивизии 1-й американской армии, что позволило бросить их в наступление между 3-й армией и англичанами. Теперь обе американские армии получили задачу достигнуть рубежа Шартр, Орлеан, Труа, Реймс, Амьен, то есть выйти в район, где они могли встретить с немецкой стороны лишь спорадическое сопротивление. 22 августа корпуса Паттона перешли в наступление и стали продвигаться через Монтаржи и реку Йонна у Санса в направлении на Труа, а также через Сену в районе Фонтенбло и Мелёна на Реймс. 1-я американская армия имела задачу по возможности обойти и окружить Париж, с тем чтобы избавить город от боев и разрушений. Весьма скоро, однако, обнаружилось, что такая предосторожность была излишней. Гитлер, правда, приказал оборонять Париж до последнего человека и взорвать все мосты через Сену, не считаясь с неизбежным при этом разрушением памятников архитектуры, но сил, достаточных для обороны этого города с миллионным населением, в распоряжении коменданта генерала фон Хольтица не было. Из персонала оккупационных властей и тыловых служб удалось наскрести 10 тыс. человек. Их, однако, было бы недостаточно даже для поддержания авторитета немецкой власти внутри города перед лицом хорошо организованных сил французского Движения сопротивления. Следовательно, оборона города вылилась бы в уличные бои с бессмысленными человеческими жертвами. Немецкий комендант решил вступить в контакт с представителями Движения сопротивления, становившегося по мере приближения фронта все активнее и грозившего спровоцировать бои в городе, и заключить своего рода «перемирие» до занятия города союзными войсками. Это своеобразное «перемирие» лишь в отдельных местах нарушалось слишком нетерпеливыми участниками Движения сопротивления, на что незамедлительно следовал энергичный отпор с немецкой стороны. От взрыва мостов через Сену комендант отказался, благодаря чему были спасены располагавшиеся вблизи мостов замечательные архитектурные памятники города. Что же касается интересов немецкой армии, то они нисколько не пострадали, ибо американцы перешли Сену задолго до этого в других местах. В таком переходном состоянии Париж [572] оставался до 25 августа, когда в него вступила одна из французских танковых дивизий.

7. Высадка в Южной Франции

К тому времени, когда разгром группы армии «Б» нашел свое очевидное символическое выражение в потере французской столицы, обстановка в Южной Франции также коренным образом изменилась. На 15 августа Эйзенхауэр назначил давно уже намеченную и подготовленную высадку на побережье Южной Франции. Ему удалось настоять на этом плане, несмотря на упорные возражения со стороны Черчилля, который, пустив в ход все свое красноречие, стремился склонить Эйзенхауэра к использованию подготовленных для этой операции сил в другом районе. Черчилль вынашивал план высадки этой новой армии в Италии, дабы поскорее завершить итальянскую кампанию и вторгнуться затем на Балканский полуостров. Он рассчитывал, что благодаря этому удастся вызвать всеобщий революционный подъем в Юго-Восточной Европе, который приведет к быстрому завершению войны и позволит западным державам раньше русских вступить в Вену и Будапешт. Разумеется, эти политические соображения не высказывались вслух, однако Эйзенхауэр хорошо знал о них, тем более, что их придерживались также руководящие военные круги англичан. Эйзенхауэр неуклонно преследовал свою цель «пробиться вглубь Германии и уничтожить немецкую военную мощь». Непременной предпосылкой к достижению этой цели являлось, по его убеждению, использование всех сил на Западе, захват в интересах снабжения союзных войск на европейском континенте крупнейшего порта Марселя, а также очищение Южной Франции от противника, дабы исключить всякую угрозу с фланга для обеих действовавших на севере армейских групп союзников. Наконец, еще одно обстоятельство склоняло его к такому решению: по соображениям психологического порядка, немаловажно было дать возможность четырем французским дивизиям, входившим в состав этой новой армии, участвовать в освобождении своей страны, а не использовать их на отдаленном театре военных действий. С военной точки зрения против таких аргументов нечего было возразить. Однако американцы не поняли, что к этому времени, когда война для Германии со всей очевидностью уже была проиграна, на передний план должны были выступить не военные соображения и «безоговорочная капитуляция», а мотивы политического характера. Ответственность за это возлагалась в первую очередь на Рузвельта. А он видел в Советском Союзе не только военного союзника, но и надежного политического партнера на длительное время, и разубедить его в этом Черчилль либо не мог, либо не хотел. Поэтому принятое решение осталось в силе. [573]

Для высадки на побережье Южной Франции была подготовлена и погружена на суда в Неаполе и Оране 7-я американская армия в составе шести американских и четырех французских дивизий. Выделенные для обеспечения операции военно-воздушные силы действовали с острова Корсика и девяти авианосцев, сопровождавших суда союзников. Предпринимавшиеся еще с конца апреля удары авиации по шоссейным и железным дорогам Южной Франции с целью постоянно держать противника под угрозой предстоящей высадки приняли в течение последних пяти дней перед началом операции еще более интенсивный характер, особенно налеты на дорожную сеть в долине Нижней Роны. Деятельному французскому Движению сопротивления, насчитывавшему в своих рядах к 1 августа 24 тыс. вооруженных бойцов, было доставлено оружие еще для 53 тыс. человек.

Численность 19-й немецкой армии в результате выделения части сил для нужд фронта в Нормандии уменьшилась до семи дивизий, большей частью «стационарных». Танковыми дивизиями она не располагала, к тому же много усилий приходилось тратить на борьбу с движением маки. Основными узлами обороны являлись Марсель и Тулон; остальное побережье прикрывалось очень слабыми силами. Сосредоточение главных усилий авиации противника на долине Роны и портах, казалось, подтверждало правильность территориального распределения сил 19-й армии. Тем неожиданнее оказалась для немецкого командования высадка противника на участке побережья, находящемся гораздо восточнее. В ночь с 14 на 15 августа в районе юго-западнее Фрежюса, в 100 км от Марселя, были сброшены американские парашютисты с задачей сковать немецкие резервы. С наступлением дня они были усилены посадочно-десантными войсками. Вслед за этим на 40-километровом участке между устьем реки Аржанс и Йерскими островами к побережью подошла крупная эскадра противника и вместе с авиацией в 7 час. 30 мин. начала обработку района высадки, открыв ураганный огонь по немецким береговым укреплениям и оборонительным позициям. В 8 час. последовала высадка в пяти пунктах. Слабые немецкие войска, понесшие к тому же тяжелые потери в результате предшествовавшего обстрела, нигде не смогли оказать сколько-нибудь значительного сопротивления. При этом также обнаружилось, что американцы извлекли уроки из своих предыдущих десантных операций. Они отказались от принципа наступления с планомерно подготовленного плацдарма. Напротив, теперь все высадившиеся войска получили приказ, не теряя времени, продвигаться как можно дальше вперед. Этому можно было помешать, создав, как это принято при отражении десанта, сплошной оборонительный пояс вокруг плацдарма. Но 19-я немецкая армия, вероятно, не в состоянии была бы сдержать своими слабыми силами высадившегося противника даже в том случае, если бы 7-я американская армия действовала по старому принципу методичной подготовки наступления. Стремительное продвижение американцев в любом случае [574] означало выигрыш времени. Оно затрудняло принятие мер со стороны 19-й армии, которой приходилось думать лишь о спасении возможно большей части сил немецких дивизий.

В течение 16 августа была полностью завершена высадка трех американских дивизий. Используя пробитую в береговой обороне брешь, они немедленно стали продвигаться вперед. Задача американцев сводилась к тому, чтобы по возможности быстрее овладеть Марселем и Тулоном, продвинуться в долину Нижней Роны и, организовав параллельное преследование через Гренобль с последующим поворотом на Монтелимар и Валанс, отрезать пути отхода отступавшим по долине Роны на север немецким войскам.

После удачного завершения союзниками высадки в Южной Франции даже Гитлер вынужден был признать, что ни 19-я армия, ни он не располагают достаточным количеством сил для навязывания противнику борьбы за плацдармы. 17 августа он под впечатлением катастрофы на фронте группы армий »Б» - увы, слишком поздно! - приказал отвести последние три дивизии с Атлантического побережья на рубеж Орлеан, Монпелье, а на следующий день было отдано распоряжение об отходе всей группы армий «Г», насчитывавшей к тому времени около десяти, большей частью «стационарных», дивизий, до Верхней Марны, Соны и швейцарской границы. Для обороны укрепленных пунктов и крепостей надлежало оставить гарнизоны на Атлантическом побережье у устья Жиронды и в Ла-Рошели, а на юге - в Марселе и Тулоне.

7-я американская армия, обеспечив свой фланг со стороны Каина, продвинулась на запад и окружила французскими частями вначале 20 августа Тулон, а затем через день и Марсель. Ее дивизии правым флангом частично устремились вдоль Дюранса в западном направлении, а частью сил повернули у изгиба этой реки на север. В результате последнего удара противник, почти не встретив сопротивления с немецкой стороны, 23 августа вышел к Греноблю. Теперь быстрым поворотом на запад наступавшие здесь американцы могли отрезать немецким частям последние пути отхода. Однако немецкое командование проявило достаточно оперативности, чтобы своевременно избежать нависшей угрозы: ему удалось образовать заслон на дорогах, ведущих на Монтелимар и Баланс. Кроме того, американцы при столь высоких темпах своего продвижения стали испытывать нехватку горючего, которое пришлось доставлять им по воздуху. Наконец, они распылили свои силы, направив часть их на Бриансон; последний они хотя и захватили во взаимодействии с отрядами французского Движения сопротивления, но в результате контрудара немецких сил, переброшенных через итало-французскую границу, в конце месяца вынуждены были вновь оставить.

Тем временем продвигавшиеся по долине Дюранса и южнее американские дивизии 27 августа вышли к Авиньону и Арлю в долине Нижней [575 - Схема 43] [576] Роны, обогнав во многих пунктах отступавшие пешком немецкие части, что позволило им захватить 24 тыс. пленных. Достигнув долины Роны, они повернули на север, преодолели 28 августа сопротивление немецких арьергардов у Монтелимара и через день вышли к Балансу. Тулон и Марсель, отрезанные с суши, смогли продержаться лишь неделю и 28 августа, после того как было cломлено последнее сопротивление отдельных опорных пунктов, оказались в руках союзников. В районе Ривьеры менее крупные силы американцев продвинулись до франко-итальянской границы. Натолкнувшись здесь на энергичную немецкую оборону, они приостановили свое продвижение, в результате чего в Западных Альпах между морем и швейцарской границей образовался новый фронт, оставшийся здесь до самого конца войны.

Преодолев сопротивление немцев у Баланса, американцы через три дня, 3 сентября, вышли к Лиону, откуда они стали продвигаться на более широком фронте. Левее 7-й американской армии действовала 1-я французская армия под командованием генерала де Латтр-де-Тассиньи, Войска правого фланга американской армии 8 сентября достигли Безансона. Французы, продвинувшись через Днжон, 11 сентября в 25 км западнее Дижона соединились с одной из танковых дивизий восточного фланга 3-й американской армии. Тем временем наступавшие в Северной и Центральной Франции четыре армии союзников с конца августа начали безостановочное преследование немецких войск,

8. Преследование до имперской границы

Какой бы заманчивой ни казалась перспектива развернуть преследование по всему фронту и всеми имевшимися силами, все же Эйзенхауар принял такое решение лишь после длительного взвешивания всех факторов и детального обсуждения этого вопроса с Монтгомери и Брэдли. Опыт, накопленный за время ведения операций, показывал, что органы тыла были не в состоянии обеспечить огромные потребности действовавших во Франции армий, особенно в горючем, для столь большого числа полностью моторизованных соединений. Уже неоднократно приходилось прибегать к снабжению войск воздушным путем. Для выгрузки всего необходимого для обеих групп армий союзники все еще располагали лишь одним искусственным портом на побережье Нормандии и пока еще не полностью восстановленным Шербуром. С удлинением коммуникаций положение с подвозом должно было значительно обостриться. За Рейном, как отмечалось, обеспечить снабжение не представлялось возможным до тех пор, пока не будет увеличено число доступных портов и по крайней мере частично не будет восстановлена совершенно разрушенная французская железнодорожная сеть. Идею преследования немецких армий частью сил, дабы не дать им возможности остановиться, Эйзенхауэр отклонил. Несмотря [577] на понесенные поражения, немецкие войска дрались хорошо, если не считать отдельных мест, где от них хотели слишком многого, и можно было предполагать, что имперскую границу они будут оборонять с величайшей самоотверженностью. О мощи Западного вала (линии Зигфрида) у командования союзных армий было намного преувеличенное представление. Союзники не знали, что все его оснащение было использовано для оборудования Атлантического вала, и, когда немецкие войска вышли к нему в ходе своего отступления, он никак не мог служить сколько-нибудь надежным укреплением. Зато союзники правильно предполагали, что хотя Германия и находилась в безвыходном положении, ее военная мощь, несмотря на поражения на Востоке и на Западе, окончательно еще не сломлена. Поэтому Эйзенхауэр считал, что частью сил решающего успеха достигнуть не удастся. С его точки [578] зрения, подобная попытка могла бы даже привести к серьезному поражению. По тем же соображениям он отклонил план Монтгомери бросить за Нижний Рейн лишь 21-ю английскую группу армий, оставив все американские войска в резерве.

Следовательно, столь длительное удержание отдельных портов все-таки сыграло свою роль. Это в первую очередь относилось к Бресту, на захват которого Эйзенхауэр рассчитывал гораздо раньше. Тем не менее оставлять в большом количестве портов гарнизоны, слишком слабые для оказания длительного сопротивления, означало все-таки бессмысленную трату сил. В подобных случаях, как показал Шербур, такую же пользу немцам приносило и основательное разрушение портов.

Деятельность флота и авиации, самоотверженно мешавших своими слабыми силами регулярному снабжению противника с самого начала вторжения, также была небезуспешной. Немецкие бомбардировщики вплоть до конца августа неустанно сбрасывали в районе портов выгрузки противника «гидродинамические» мины, обезвреживание которых по техническим причинам было сопряжено с чрезвычайно большими трудностями. Одноместные торпеды, управляемые по радио катера с грузом взрывчатки и торпедные катера совершали ночные налеты на стоянки транспортных судов противника. После падения Шербура эти средства борьбы были перебазированы в Брест и Гавр, откуда продолжали свою неутомимую борьбу. Труднее всего приходилось подводным лодкам, так как союзники накопили богатейший опыт борьбы с ними.

В то время как Монтгомери продолжал придерживаться своей оптимистической точки зрения, сформулированной им еще 22 августа в одном из приказов в виде смелого прогноза: «конец войны близок; добьемся его в рекордно короткий срок». Эйзенхауэр отдал группам армий приказ преследовать противника до Рейна, на рубеже которого следовало остановиться с целью подтягивания тылов, используя при этом благоприятные возможности для создания плацдармов, но не продвигаясь дальше на восток до взятия Антверпена.

С 1 сентября Эйзенхауэр лично возглавил руководство наземными операциями, до тех пор находившееся в руках Монтгомери. Предложение Монтгомери оставить все по-прежнему он отклонил, ибо считал, что поставленная задача потребует от английской группы армий серьезных усилий, да и операции давно уже вышли за пределы ограниченного плацдарма, обусловливавшего необходимость централизованного руководства ими. Кроме того, Эйзенхауэр, вероятно, не хотел ни в чем зависеть от своенравного Монтгомери, оперативные взгляды которого, как показала совместная работа, существенно отличались от его взглядов и, как вскоре должно было обнаружиться, несмотря на формальную солидарность в вопросах дальнейшего ведения операций, должны были разойтись еще больше. [579]

Осуществляя предусмотренное приказом наступление, обе американские группы армий наталкивались лишь на незначительное сопротивление, 6-я группа армий после выхода ее 7-й армии к Безансону и 1-й французской армии к Дижону продолжала продвижение в северо-восточном направлении и завязала у Бельфора бои с войсками 19-й немецкой армии, усиленной подтянутыми сюда подкреплениями. В результате этих боев 19-й армии удалось удержать на подступах к крепости обширное предполье, 3-я американская армия, выступив в конце августа из Труа и Фонтенбло на Сене, также встречала на своем пути лишь спорадическое сопротивление на отдельных переправах, организованное командованием 1-й немецкой армии путем использования поспешно собранных разрозненных частей. Американцы форсировали Марну на участке между Сен-Дизье и Эперне и, повернув затем на восток, переправились через Маас на широком фронте между Тулем и Верденом. Попытка форсировать с хода и Мозель удалась в районе Туля. 15 сентября был взят Нанси, и созданный здесь плацдарм был объединен с другим, захваченным выше по течению Мозеля у Понт-а-Муссона.

После этого преследование союзными войсками постепенно приводящей себя в порядок 1-й немецкой армии, вследствие усиления ее сопротивления и ввиду трудностей подвоза, приостановилось. Попытка форсировать Мозель в районе Меца и Тионвиля потерпела неудачу. Западнее Меца сведенные в боевое подразделение курсанты военной школы Меца с присущим молодости порывом и духом самопожертвования, действуя совместно с другими наспех сколоченными частями, приостановили наступление американцев, не рассчитывавших на такое неожиданно упорное сопротивление, и удержали линию фортов старой крепости западнее Мозеля. Севернее и южнее Тионвиля американцы были остановлены у реки.

Так как 6-я американская группа армий выдвинулась к Бельфору и Дижону, а южный фланг 3-й американской армии достиг Нанси, между продвигавшимися союзными армиями оставалось широкое пространство. В этом районе, ведя бои с отрядами Движения сопротивления, отходили немецкие силы, состоявшие из остатков располагавшейся на юго-западном побережье 1-й армии. В начале сентября они еще находились на плато Лангр, благодаря чему к 10 сентября еще продолжал существовать «выступ», проходивший здесь от Шарма через плато Лангр и Везуль на Бельфор. Такая обстановка вызвала в ОКВ оптимистическое предположение относительно возможности сосредоточить западнее Мозеля у Эпиналя армию в составе нескольких танковых дивизий и усиленных танковых бригад и предпринять оттуда контрудар против южного фланга продвигавшейся на Мец 3-й американской армии, С этой целью в начале сентября из состава группы армий «Б» была выделена 5-я танковая армия, во главе которой был поставлен генерал фон Мантейфель. Однако прежде чем в намеченный район успело прибыть значительное число [580] предназначавшихся для этого наступления частей, северный фланг немецкого «выступа», располагавшийся западнее Мозеля между Шармом и Нешато, в результате удара войск правого фланга 3-й американской армии с тяжелыми потерями был отброшен за Моэель. Часть сил 5-й танковой армии пришлось преждевременно ввести в бой, и они также понесли тяжелые потери. Так как противник тем временем овладел Нанси и продвинулся в направлении Люневиля, между 1-й и 19-й армией, северный фланг которой находился южнее Шарма, открылась опасная брешь, куда грозили вторгнуться смежные крылья обеих групп армий противника, соединившихся к тому времени северо-восточнее плато Лангр. Поставленная перед 5-й танковой армией наступательная задача, не имея под собой решительно никакой реальной почвы, превратилась в гораздо более соответствовавшую конкретным условиям оборонительную задачу - по возможности дальше к западу закрыть образовавшуюся между 1-й и 19-й армиями брешь. Этого удалось добиться в результате двухнедельных упорных боев, к исходу которых в начале октября на участке севернее и южнее Люневиля был создан сплошной оборонительный рубеж. Вплоть до 15 октября немецким войскам, ведущим упорные бои, удавалось в общем удерживать этот рубеж, после чего штаб 5-й танковой армии 18 октября был снят с этого участка фронта, так как уже вырисовывался план наступления в Арденнах, а ее соединения были примерно поровну распределены между соседними армиями.

Рядом с 3-й американской армией, достигшей к середине сентября Мозеля, наступала 1-я американская армия, которая со своих плацдармов на Сене у Мелёна и Манта, то есть южнее и севернее Парижа, а несколькими днями позже и из самой французской столицы начала продвижение в северо-восточном направлении. В то время как фланговым корпусам этой армии удалось быстро продвинуться за Суассон и Амьен, наступавший в центре корпус натолкнулся у Компьена на сильное сопротивление, оказанное отступавшими здесь тремя немецкими дивизиями 15-й армии. По первоначальному замыслу они должны были удерживать промежуточный рубеж перед Соммой и Уазой, однако события сделали выполнение этой задачи бессмысленным. Сильно теснимая с юга и обойденная с обоих флангов немецкая группировка была разгромлена в районе между Компьеном и Мопсом. После завершения боев по ее уничтожению, в ходе которых 1-я армия захватила 23 тыс. пленных, продвигавшийся в центре 15-й армейский корпус повернул на восток, преодолел 6 сентября у Седана и севернее реку Маас, пересек Люксембург и 11 сентября вышел к германской границе западнее Трира, где дальнейшее продвижение его приостановилось в результате сопротивления немецких войск на Мозеле и на укреплениях Западного вала вдоль реки Сюр. Тем временем два других корпуса с целью обеспечить с фланга продвижение английской группы армий продолжали наступление в северо-восточном направлении [581] и, гоня перед собой состоявшую лишь из разгромленных остатков 7-ю немецкую армию, повернули по обе стороны Монса к Маасу. Правый корпус взял Намюр и, продолжая в дальнейшем продвижение вдоль Мааса, 6 сентября вышел к Льежу, имея намерение внезапным ударом захватить также и лежащий близко от границы первый немецкий город Ахен. Здесь, однако, американцы натолкнулись на немецкую оборону, усиленную большими минными полями, многочисленными заграждениями на дорогах и противотанковыми орудиями. Попытки американцев захватить город посредством охватывающего маневра привели лишь к временному овладению Штольбергом и Эшвейлером, которые, однако, были вновь отбиты контратаками немецких войск. Южнее Ахена американская армия через Эйпен и Мальмеди также вышла к государственной границе Германии. Самый северный корпус ее продвинулся южнее Брюсселя до Маастрихта, где и остановился 11 сентября.

В приказе на наступление с целью выйти к Рейну Эйзенхауэр указал на решающее значение порта Антверпена для последующих операций союзных войск. Наряду с овладением городом и портом для обеспечения судоходного пути необходимо было захватить мощные немецкие укрепления в устье Шельды. Можно были ожидать, что Монтгомери предпочтет все другие задачи достижению этой цели.

В отличие от американских армий, натолкнувшихся в начале своего продвижения лишь на остатки 19-й немецкой армии на юге и почти не встречавших сопротивления в центре, Монтгомери пришлось иметь дело с силами, остававшимися еще в распоряжении группы армий «Б». В их число наряду с остатками 5-й танковой армии входило несколько полноценных дивизий 15-й армии, командование которой 31 августа принял на себя генерал фон Цанген. Монтгомери рассчитывал смять или же, оттеснив их к устью Шельды западнее Антверпена, окружить эти дивизии. Сначала такая задача казалась вполне реальной.

Когда обстановка на Нижней Сене стала безнадежной, группа армий «Б» по приказу Гитлера предприняла последнюю попытку удержать Сомму, к которой высшее командование в своем воображении присоединяло новый оборонительный рубеж. Последний должен был пересечь всю Франции, пройти через Суассон, Шалон, по Верхней Марне, через плато Лангр и Безансон к швейцарской границе. Намерение создать такую оборону при своевременном его осуществлении, пожалуй, могло бы еще удаться. Теперь же, кроме остатков группы армии «Б», для достижения подобной цели не было ни оборудованного рубежа, ни сил для ею обороны. Да и группа армий «Б» не в состоянии была создать оборону на указанном ей участке намечаемого рубежа. Только 15-й армии силами, снятыми с прибрежного участка фронта у пролива, удалось подготовится к обороне на Сомме между Абвилем и Амьеном и принять отходившие с Сены части 7-й армии. [582] Силы же, предназначавшиеся для использования восточнее Амьена, под натиском энергично наседавших англичан не могли уже больше остановиться.

Англичане начали преследование за Сеной 30 августа. Однако прежде чем продвижение 2-й английской армии, форсировавшей реку по соседству с 1-й американской армией, стало безостановочным, ей пришлось преодолеть у Вернона и Лез-Андели серьезное сопротивление немецких арьергардов. Продвигавшийся западнее в районе Руана корпус канадцев также взял Руан лишь после упорных боев. После этого преследование немецких войск 2-й английской армией стало неудержимым. Англичане гнали перед собой малочисленные остатки 7-й армии, взяли в плен командующего этой армией на его командном пункте юго-восточнее Амьена и 3 сентября вступили передовыми танковыми частями в Брюссель, а на следующий день - в Антверпен. Эти потрясающие успехи произвели на Монтгомери столь сильное впечатление, что он обратился к Эйзенхауэру с просьбой обеспечить ему только подвоз достаточного количества снаряжения, и тогда он, Монтгомери, сможет с хода пройти до самого Берлина и таким образом завершить войну. Эйзенхауэр оценивал обстановку гораздо скептичнее. Ему по-прежнему представлялся гораздо более существенным быстрый ввод в действие порта Антверпена, чем безостановочное продвижение за Рейн, которое могло осуществляться лишь относительно слабыми силами, а в отношении снабжения парализовало бы весь остальной фронт. Тем не менее он под влиянием Монтгомери временно отказался от очищения от противника районов на западе и вокруг Антверпена в пользу операции, которая с помощью крупных воздушно-десантных соединений должна была обеспечить выход союзников за Нижний Рейн.

В то время как правый фланг англичан продвинулся до Брюсселя и готовился теперь к броску за Рейн, на фронте 15-й немецкой армии, находившейся 1 сентября еще на Сомме, возникла очень своеобразная ситуация, которая неминуемо должна была привести к какому-нибудь неожиданному исходу. Рядом с продвигавшимся на Антверпен правофланговым корпусом 2-й английской армии левофланговый корпус этой же армии форсировал Сомму западнее Амьена, натолкнулся затем западнее Лилля и в районе Сен-Поля на сильную немецкую оборону и, преодолев ее, продолжал свое продвижение через Гент на Антверпен, не проявляя особого беспокойства по поводу того, что далеко сзади на левом фланге остались немецкие силы, так как считалось, что эти силы в достаточной море скованы продвигавшимися западнее канадцами.

15-я армия с шестью своими дивизиями, к которым присоединились еще остатки пяти действовавших в Нормандии дивизий, оказалась фактически отрезанной в результате этого продвижения англичан. Вынужденная 1 сентября отойти с Соммы в северном направлении, эта армия, оставив гарнизоны для обороны портов Булони, Кале [583] и Дюнкерка, стала отступать на Антверпен. Ее преследовал один корпус канадской армии, другой же корпус этой армии использовался для осады Гавра и очищения района между Сеной и Соммой. Когда выяснилось, что путь через Антверпен отрезан, командование 15-й армии решило прорваться на восток через Брюссель, что, однако, не было разрешено под тем предлогом, что противник в районе между Антверпеном и Брюсселем усилился. Вместо этого армия получила приказ создать крупное предмостное укрепление для обеспечения оборонительных сооружений южнее устья Шельды, под прикрытием этого предмостного укрепления преодолеть Западную Шельду, занять острова Валхерен и Зёйд-Бевеланд и как можно скорее подтянуть крупные силы в район северо-западнее Антверпена и к каналу Альберта. 15-я немецкая армия смогла выполнить эту задачу лишь благодаря тому, что английская группа армий, полностью поглощенная своими приготовлениями к прорыву в северо-восточном направлении и упоенная достигнутыми поразительными успехами, вначале ограничивалась действиями непосредственно близ Антверпена и по каналу Альберта, не проявляя активности в северо-западном направлении, и преследовала 15-ю армию лишь слабыми силами. Под прикрытием обороны, проходившей вначале по каналу между Гентом и Брюгге и перенесенной затем на более ограниченное предмостное укрепление вокруг береговых батарей Брескенса, не использовавшиеся южнее устья Шельды войска 15-й армии с помощью сосредоточенных здесь судов, лодок, паромов и плотов, несмотря на интенсивные воздушные налеты противника, были переброшены через Западную Шельду на остров Валхерен. Затем командование армии немедленно направило все прибывшие сюда части по узкому перешейку, соединяющему Зёйд-Бевеланд с континентом, на восток с целью усилить немецкую оборону на фронте северо-западнее Антверпена и вдоль канала Альберта. Благодаря этому вход в порт Антверпена по Западной Шельде между островом Валхерен и Брескенсом прочно оставался в немецких руках и, кроме того, был создан оборонительный рубеж по каналу Альберта.

9. Арнем

Когда в конце августа немецкий фронт во Франции рухнул, началась поспешная эвакуация страны немецкими войсками. В паническом беспорядке, без какой бы то ни было дисциплины к Рейну и за Рейн лился неудержимый поток ставших излишними военных и гражданских учреждений. Их бегство не только являло потрясающую картину разгрома, оно отталкивающе действовало на соотечественников, видевших, с какой жадностью беглецы тащили с собою всевозможные запасы, особенно алкогольные напитки. Поток этот остановился только у мостов через Рейн. [584]

Упрочение фронта настоятельно требовало твердой руки. Пока боевые действия на Западе были ограничены районом Нормандии, сосредоточение функций главнокомандующего войсками на Западе и командующего группой армий «Б» в лице фельдмаршала Моделя могло считаться приемлемым. Но уже высадка в Южной Франции привела к появлению нового, самостоятельного фронта, и назревавшая на обоих фронтах катастрофа не устранялась; наоборот, положение осложнялось запаздывавшими, не учитывавшими реальной обстановки и содержавшими лишь пожелания приказами Гитлера. 5 сентября оба штаба [585] были опять разделены и фельдмаршал Рундштедт вновь назначен главнокомандующим немецкими войсками на Западе. Перед ним была поставлена задача приостановить продвижение противника как можно дальше к Западу, удержать всю Голландию и из района Меца возобновить наступление в направлении Реймса. Последнее, разумеется, нельзя было принимать всерьез. Попытки же задержать противника западнее германской границы и у самой границы сверх ожидания оказались весьма успешными - не в последнюю очередь, правда, из-за того, что остановка на границе входила в расчеты противника, но в немалой степени и благодаря упорному сопротивлению немецких войск на отдельных решающих направлениях.

Новым испытанием для пока еще создававшегося фронта явилось нацеленное на Нижний Рейн наступление англичан. Наряду с 15-й армией для задержки стремительно продвигавшейся 2-й английской армии в начале сентября под командованием генерал-полковника Штудента было создано ядро новой армии, получившей наименование 1-й парашютно-десантной армии. Она получила задачу оборонять канал Альберта между Антверпеном и Маастрихтом. На новом, примерно стокилометровом участке фронта новый штаб нашел вначале лишь две слабые дивизии, располагавшие небольшим количеством тяжелого оружия и артиллерии. Туда же были стянуты несколько истребительно противотанковых частей и присланные из Голландии и Бельгии подразделения, сформированные из личного состава тыловых служб. Наибольшую ценность представляли 20 зенитных батарей, изъятых из ПВО собственно Германии. К середине месяца ожидалось также прибытие вновь созданной парашютной дивизии. Кроме того, было обещано выделить новые подкрепления за счет 15-й армии, из состава которой уже была изъята одна из дивизий, использовавшихся на канале Альберта.

Выйдя 3 сентября головными танковыми частями к Брюсселю и Антверпену, 1-я английская армия и последующие дни продолжала продвижение к каналу Альберта. Здесь она впервые встретила организованное сопротивление. Тем не менее после непродолжительных боев ей удалось форсировать этот канал и продвинуться вплоть до канала Маас - Шельда. Нащупав слабые места в немецкой обороне, армия к 13 сентября создала в районе Нерпелта и Гела несколько небольших плацдармов. Первоначальный план в ходе преследования без задержки выйти на линию Эйндховен, Тюрнхаут и оттуда повернуть на Рейн северо-западнее Везеля не удался. Трудности подвоза побудили Монтгомери в энергичной форме обратиться 7 и 9 сентября за помощью к Эйзенхауэру, который пообещал обеспечить английской армии дополнительное снабжение по воздуху. Монтгомери по-прежнему стремился продвинуться за Рейн. Его план заключался в том, чтобы с помощью посадочно-десантных и парашютных частей внезапно захватить [586] мосты через реки Маас, Ваал и Нижний Рейн и связать их узким коридором. Используя захваченные таким образом мосты, ударная группировка в составе одной танковой и двух пехотных дивизий должна была нанести молниеносный удар в северном направлении, повернуть севернее Арнема в сторону реки Эйссел, форсировать ее между Арнемом и Зволле на широком фронте и продвинуться до района Хамм, Оснабрюк с тем, чтобы отсюда обойти с севера Рурскую область. Этот коридор между Нерпелтом и Арнемом, длина которого должна была составлять ни много, ни мало 85 км, предстояло расширить в обе стороны атаками двух армейских корпусов с рубежа канала Маас - Шельда. Части канадской армии должны были войти в прорыв вслед за английскими дивизиями.

В случае успеха этой построенной на внезапности и быстроте операции в руках англичан мгновенно должны были оказаться целыми и невредимыми пять мостов: через канал Вильгемины у Сона, через канал Зёйд-Виллем у Вегела, через Маас у Граве, через Ваал у Неймегена и через Нижний Рейн у Арнема. Для захвата и удержания этих пяти мостов предусматривалось высадить три воздушно-десантные дивизии. Они высаживались четырьмя группами. Войска первой группы должны были подняться в воздух 17 сентября с английских аэродромов; три последующие группы, включавшие в себя большую часть тяжелого вооружения и артиллерии, предполагалось высадить в течение трех следующих дней. Осуществить высадку воздушного десанта более быстрыми темпами не представлялось возможным из-за нехватки пригодных для этой цели самолетов. Одновременно с этой высадкой с плацдарма у Нерпелта должна была начать наступление одна танковая дивизия. Кроме того, предусматривалось усилить активность на флангах с целью расширения фронта наступления союзных войск. Успех операции зависел не только от того, как будут сопротивляться немецкие войска, - это было определить весьма трудно, хотя и предполагали, что их боеспособность невысока, - но главным образом от благоприятной погоды.

17 сентября в 13 час. в намеченных районах началась высадка парашютистов и планерных частей. Вслед за этим занявшая исходное положение бронетанковая дивизия после мощной артиллерийской подготовки и при поддержке большого числа потребителей-бомбардировщиков в 14 час. 30 мин. начала наступление с плацдарма у Нерпелта. Результаты дня ни в коей мере не оправдали больших надежд английского главнокомандующего, хотя и не исключили окончательно возможности успешного продолжения операции. Высадившаяся между Эйндховеном и Вегелом американская 101-я воздушно-десантная дивизия захватила мост у Вегела в полной исправности, однако мост у Сона немецкие войска успели взорвать. Американская 82-я воздушно-десантная дивизия также сумела овладеть мостом через Маас у Граве раньше, чем [587] он взлетел на воздух, но подойти к сильно укрепленному мосту у Неймегена она не смогла. Высадившаяся северо-западнее Арнема 1-я английская воздушно-десантная дивизия только частью сил оказалась в районе моста через Рейн у Арнема. Задуманное молниеносное наступление бронетанковой дивизии с плацдарма на берегу канала Маас - Шельда сразу же натолкнулось на сильную оборону. К исходу дня наступавшие вклинились в оборону немецкий войск всего лишь на 9 км. Предусмотренную планом связь не удалось наладить даже с самой южной из высадившийся воздушно-десантных дивизий.

Появление огромной воздушной армады над районами высадки вызвало у немцев гораздо меньшую тревогу, чем можно было предполагать. Ежедневные налеты крупных сил авиации противника на Германию стали уже обычным явлением. На высадку же воздушного десанта столь далеко от линии фронта никто не рассчитывал. Поэтому-то мосты у Граве и Вегела и попали в руки противника, хотя они, так же как и все другие, были подготовлены к взрыву. Английская дивизия высадилась даже неподалеку от располагавшегося западнее Арнема командного пункта фельдмаршала Моделя, и последний едва не попал в плен. Вблизи командного пункта генерал-полковника Штудента западнее Вегела в руки немцев попал английский приказ, содержавший план всей операции противника, что позволило обоим командующим немедленно предпринять наиболее целесообразные меры. Последние были направлены в первую очередь на то, чтобы удерживать ещё не захваченные противником мосты у Арнема и Неймегена и замедлить его продвижение. Кроме того, немецкое командование считало возможным не допустить расширения противником плацдарма на канале Маас - Шельда и на последующем этапе борьбы отрезать прорвавшегося здесь противника от его тылов. В дополнение к дивизиям, занимавшим оборону по каналу Маас - Шельда, с запада по железной дороге прибыла одна дивизия 15-й армии, которая выгружалась северо-западнее Сона. В районе восточнее Неймегена и Арнема находились на переформировании крупные остатки нескольких танковых дивизий из состава 5-й танковой армии, оказавшие выброшенным там англичанам и американцам неожиданно сильное сопротивление. Кроме того, планировалась переброска некоторых сил из Германии. Следовательно, немецкое командование располагало в этом удаленном от фронта районе гораздо более крупными силами, чем предполагали англичане. А быстро реагировать на удары, наносимые по их тыловым районам, немецкие войска давно привыкли на основе опыта боевых действии в России и Франции.

Последующие дни ознаменовались рядом ожесточенных боев, которые с немецкой стороны удавалось вести с возраставшей планомерностью и в ряде случаев даже переходить в контратаки.

18 сентября английская бронетанковая дивизия, овладев Эйндховеном, который упорно обороняли немецкие войска, установила связь [588] с американской 101-й воздушно-десантной дивизией, благодаря чему оказалось возможным доставить необходимые материалы для восстановления моста у Сона. Подойти к мосту у Неймегена американской 82-й дивизии не удалось; ей с самого начала пришлось направить все усилия на отражение немецких контратак из района Рейхсвальда. Для англичан в районе Арнема также создалось не очень-то приятное положение. Дивизия оказалась раздробленной на три части и была оттеснена от моста. Новые десанты в районах действий всех трех дивизий натолкнулись на сильную оборону. Расширение фронта наступления по каналу Маас - Шельда протекало мучительно медленно.

Итог, который Монтгомери пришлось подвести вечером 18 сентября, был неутешительным. Внезапности удалось достичь далеко не в полной мере. Немецкое сопротивление оказалось гораздо серьезнее, чем это предполагалось. Поэтому о молниеносном броске через Рейн теперь не могло быть и речи.

Следующий день принес новое разочарование. Погода резко изменилась, и высадившимся дивизиям невозможно было доставить подкрепления. Из-эа тумана большая часть предметов снаряжения оказалась сброшенной над расположением немецких войск. Атакующим не хватало поддержки авиации, а немцы могли принимать контрмеры без помех с воздуха. В общем, к исходу дня английской бронетанковой дивизии после восстановления моста у Сона удалось лишь пробиться до района высадки американской 83-й воздушно-десантной дивизии южнее Неймегена. Находившаяся у Арнема 1-я английская воздушно-десантная дивизия в результате усилившегося давления немецких войск испытывала большие трудности. Становилось очевидным, что весь грандиозный план провалился. Вместо того чтобы продолжать его осуществление, приходилось заботиться о судьбе 1-й дивизии у Арнема.

20 сентября погода еще больше ухудшилась. Весь этот день велись бои за Неймеген, павший в конечном итоге в результате обхода его с запада. Мост в полной исправности попал в руки противника, немцы рассчитывали его удержать и использовать для своих целей, поэтому он в решающий момент не был своевременно взорван.

Последующие дни характеризовались, с одной стороны, непрерывными попытками немецких войск сузить коридор противника у Вегела с целью отрезать находившиеся между Арнемом и Вегелом четыре вражеские дивизии, а с другой - отчаянными усилиями англичан пробиться до самой дальней на своих дивизий, высадившейся у Арнема. Дважды за время с вечера 22 до утра 24 сентября, также в течение всего дня 26 сентября действовавшим с запада частям 59-й немецкой дивизии и контратаковавшей с востока 107-й танковой бригаде удавалось временно перерезать проходившую здесь коммуникацию противника. Позже, однако, оба английских корпуса, наступавшие западнее и восточнее Нерпелта с целью расширения прорыва, продвинулись в северо- западном и [589] северо-восточном направлениях настолько, что над контратаковавшими немецкими войсками нависла угроза охвата с юга, в результате чего контратаки пришлось прекратить. 27 сентября крупные силы немецкой авиации предприняли безуспешный налет на мост у Неймегена. Усилия англичан соединиться со своей высаженной у Арнема 1-й воздушно-десантной дивизией лишь после упорных боев юго-западнее Арнема увенчались временным успехом; вечером 24 сентября войска встретились на узком участке Рейна, находившемся под непрерывным немецким огнем. В конце концов Монтгомери пришлось принять решение об отводе остатков дивизии, зажатых на узком участке западнее Арнема, назад за Рейн, что и было предпринято в ночь с 25 на 26 сентября. Благодаря этому было спасено 24 тыс. человек. В тяжелых боях дивизия потеряла 7 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

2-я английская армия сумела, однако, удержаться на южном берегу Нижнего Рейна западнее Арнема и соединить этот выступ с районом Тюрнхаут и каналом Юлианы западнее Рурмонда. Оборону на рубеже Антверпен, западнее Арнема заняли части 15-й армии, дальше на восток - 1-й парашютно-десантной армии. Немецкие войска были слишком слабы, чтобы ликвидировать этот удерживавшийся крупными силами англичан выступ.

После непрерывных неудач последних месяцев исход этих боев был особенно ободряющим для немецких войск. Они сорвали далеко идущие замыслы противника и разбили все надежды Монтгомери. Провал операции явился для союзников тяжелым ударом, тем более что ради нее совершенно напрасно была отодвинута на второй план задача очищения от немецких войск устья Шельды. Слабым утешением для англичан могло служить лишь сознание того, что проведенное наступление позволило по крайней мере занять выгодные исходные позиции для последующих операций и сковать на широком фронты крупные немецкие силы. [590]

Дальше