Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Предисловие ко второму изданию

С чувством глубокой ответственности перед вечной памятью великих героев, погибших в боях за Сталинград, перед товарищами по оружию - солдатами, офицерами и генералами, ветеранами Сталинградской битвы, ныне строящими коммунизм на необъятных просторах Советского Союза или продолжающими зорко охранять неприступные границы нашей великой Родины от новых поджигателей войны из американо-английского империалистического лагеря, мы вновь перебираем страницы истории великого сражения на Волге.

В дни жесточайших испытаний, выпавших на долю защитников Сталинграда, одна московская центральная газета в декабре 1942 г. писала: "Слава 62-й армии переживет века. Пройдут годы, зеленой травой зарастут развороченные снарядами поля сражений, новые светлые здания вырастут в свободном Сталинграде, и воин-ветеран с гордостью скажет: "Да, я сражался под знаменем шестьдесят второй".

Победно прошла эта армия от берегов Волги к берегам Эльбы, от стен Сталинграда к стенам цитадели германского империализма - Берлина.

Славный боевой путь, полный напряженнейшей борьбы с сильным врагом! На этом боевом пути армия стала гвардейской...

Еще шли бои на западе СССР, день за днем родная земля очищалась от гитлеровской нечисти, еще советские воины-освободители, выполняя свою историческую миссию, освобождали народы Европы от фашистского рабства, а народ в тылу начал восстанавливать Сталинград.

Не было жилья, люди жили в блиндажах и землянках, оставленных войсками, а заводы уже возрождались, металл плавился в мартенах. Сталинград вошел в строй, производя оружие для окончательного разгрома гитлеровской армии.

Как весь советский народ оборонял Сталинград, так весь советский народ и восстанавливал его. Надо было видеть [4] разрушения, нанесенные Сталинграду во время двухсотдневных непрерывных боев, чтобы понять, сколько героического труда вложили советские люди в его восстановление.

Прошло лишь десять лет после разгрома гитлеровских полчищ под Сталинградом, а в городе выросли новые величественные магистрали с великолепными дворцами, берега Волги, где были блиндажи прославленных героев-сталинградцев, покрываются гранитом, затерялся "дом Павлова" среди прекрасных архитектурных сооружений и лишь отдельные заповедные места, памятники и музей двух сражений - Царицынского и Сталинградского - напоминают о великой битве, развернувшейся у стен города.

Там, где шли ожесточенные бои, проложен Волго-Донской канал, и пароходы с Волги по водным ступеням поднимаются к Дону. Севернее Сталинграда круглые сутки идет "бой" за преграждение великой реки, и скоро могучие воды Волги дадут миллионы киловатт-часов электрической энергии.

Бессмертны дела бойцов, командиров и политработников всех частей, участвовавших в обороне Сталинграда. Мужество и отвага, стойкость и упорство в боях, массовый героизм и мастерство в ведении боя свойственны были всем частям, входящим в 62-ю армию.

Героически дрались гвардейцы Родимцева, у них оспаривали первенство курсанты и моряки Батюка; бесстрашие в боях проявили части Гуртьева, но не менее умело воевали гвардейцы Гурьева; изумительное упорство и героизм проявили наследники Щорса - таращанцы и богунцы Соколова, несгибаемую стойкость и умение показали части Людникова. Также геройски сражались и части Болвинова, Горохова, Смехотворова.

Иногда нас просили показать дивизию или бригаду, которая особо выделяется на фоне общего героизма в борьбе за Сталинград.

Такая просьба каждый раз заставала нас врасплох. Так трудно было отдать предпочтение одному, не указав на другого, который бок о бок, рука об руку вел тяжелую борьбу с жестоким врагом и проявлял в борьбе не меньшее умение, стойкость и героизм.

Трудность ответа на этот вопрос объясняется тем, что для соединений и частей 62-й армии в одинаковой мере характерны были все замечательные качества наших воинов, прославляющих силу русского оружия.

Тем более трудно было ответить на этот вопрос, что вчера в боях отличились гвардейцы Гуртьева, а сегодня гремит слава о гвардейцах Родимцева, вчера весь мир с изумлением и гордостью следил за борьбой частей Болвинова и Горохова, [5] находившихся почти в полном окружении, а сегодня с не меньшим восхищением говорит о части Людникова.

Части Родимцева приняли на себя главный удар гитлеровцев в боях во второй половине сентября, отразили их и устояли, а в середине октября мощные удары приняли на себя части Жолудева и Гуртьева и тоже устояли. В наступательных боях особо выделились части Батюка, Гурьева, Соколова и Людникова.

Поэтому ради справедливости перед историей не следует среди храбрейших из храбрых, стойких и героических частей выделять особо выдающиеся, так как и сравнение, собственно, трудно проводить. Когда историк будет изучать боевые дела наших частей, он найдет в тактике каждого из них много особенностей, но общим для всех будет массовый героизм и стойкость, беспредельная преданность нашей великой Родине всех бойцов, командиров и политработников.

О каждой дивизии, бригаде, полке, участвовавших в защите города Сталина, о героических бойцах и командирах можно написать десятки книг. И это нужно сделать обязательно, так как бессмертную, героическую Сталинградскую эпопею будут изучать поколения, а наши потомки будут гордиться героизмом и стойкостью, храбростью и беззаветной преданностью Родине, великой партии Ленина - Сталина защитников Сталинграда.

Не имея возможности показать здесь во всем объеме героизм всех частей и соединений армии, авторы лишь коротко рассказывают о некоторых из них, а также об отдельных воинах, отличившихся в боях за Сталинград.

Мы не считали себя вправе производить коренные изменения в книге, написанной в ходе Сталинградского сражения, а лишь несколько изменили ее структуру и внесли отдельные уточнения и добавления.

Авторы приносят глубокую благодарность генералу армии дважды Герою Советского Союза Чуйкову В. И., давшему весьма ценные указания и замечания при подготовке материалов в период Сталинградской битвы и при подготовке к печати первого издания книги.

Авторы также признательны рецензентам за отдельные замечания по первому изданию книги.

А. СТУПОВ В. КОКУНОВ
Москва, 1952 год,

Дальше