Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава вторая.

На подступах к Сталинграду
(Август 1942 г.)

В июле - августе 1942 г. немецкое командование, кроме 4-й танковой армии Гота и 6-й армии Паулюса, бросило под Сталинград 4-й воздушный флот Рихтгофена, который ежедневно производил до тысячи самолето-вылетов.

Наиболее плотная группировка врага в составе шести пехотных и нескольких танковых и моторизованных дивизий находилась в районе Трехостровская, Большенабатовский, Верхне-Голубая. Для обеспечения левого фланга этой группировки выдвигалась вновь прибывшая 8-я экспедиционная итальянская армия.

В августе 1942 г. начался второй этап боевых действий 62-й армии. Немецко-фашистские войска, выйдя к 9 августа на правый берег Дона, стали подтягивать силы, перегруппировывать войска, подвозить и готовить переправочные средства. Противник готовился к форсированию Дона.

Перебросив с других участков фронта сотни самолетов, противник ежедневно производил массированные налеты на боевые порядки 62-й армии.

Враг находился в 70-80 километрах от Сталинграда и готовился к стремительному броску на город.

Над Сталинградом нависла непосредственная опасность, "Оборона Сталинграда и разгром врага, идущего с запада и юга на Сталинград,- указывалось в директиве Ставки командующему фронтом генерал-полковнику Еременко,- имеет решающее значение для всего нашего Советского фронта. Верховное Главнокомандование обязывает вас не щадить не останавливаться ни перед какими жертвами для того, отстоять Сталинград и разбить врага". [26]

62-я армия заняла новый участок обороны на левом берегу Дона. Весь ее личный состав понимал, какой ответственный рубеж поручила ему защищать Родина. Было ясно, что между Доном и Волгой предстоят еще более ожесточенные бои. Армейские коммунисты неустанно разъясняли всем солдатам и командирам, что 62-я армия и соседние соединения Сталинградского фронта занимают ответственнейший участок обороны, что от успехов боев на сталинградском направлении будет зависеть в значительной мере дальнейший ход войны на всех участках советско-германского фронта.

Оборонительные работы на левом берегу Дона велись ускоренными темпами. Одновременно части армии зорко следили за противником, чтобы воспрепятствовать его попыткам форсировать реку. Артиллерия и минометы вели уничтожающий огонь по местам скопления живой силы и техники врага. Армия навязывала гитлеровцам кровопролитные бои.

В этих первых боях на новых позициях особо отличилось стрелковое соединение полковника Ивана Петровича Сологуба, сформированное в Сибири. Это соединение начало боевые действия на дальних подступах к Сталинграду, а в составе 62-й армии сражалось с первых чисел августа. После сосредоточения на левом берегу Дона перед ним была поставлена важнейшая задача - создать десантную группу и захватить плацдарм на правом берегу Дона, у Скитской переправы. Цель операции заключалась в том, чтобы оказать помощь отдельным частям армии, выходящим с боями из окружения. Одновременно соединение должно было, обороняя восточный берег реки, воспрепятствовать врагу форсировать Дон.

Полковник Сологуб, получив приказ командования армии на проведение этой операции, тщательно готовил свои войска.

С наступлением темноты 10 августа началась переправа через Дон. Противник встретил десантников сильным артиллерийским, минометным и ружейно-пулеметным огнем. Находившийся на переправе один из офицеров штаба, капитан Асеев, доложил по телефону полковнику Сологубу, что противник оказывает сильное сопротивление. В ответ был получен приказ продолжать форсирование во что бы то ни стало. Вскоре на берегу появился сам командир соединения. Переправа на правый берег Дона продолжалась под его непосредственным руководством.

Командир-коммунист, двадцать лет жизни отдавший службе в Советской Армии, полковник Сологуб до конца выполнил свой долг. Ночью он был смертельно ранен в голову осколком мины. По дороге в медсанбат, не приходя в сознание, Сологуб умер. [27]

Военный Совет фронта высоко оценил боевые заслуги полковника Сологуба и посмертно наградил его вторым орденом Красного Знамени.

Солдаты и офицеры, узнав о гибели своего боевого командира, еще с большим ожесточением ринулись на врага. Десантникам хорошо помогли артиллеристы и минометчики, уничтожавшие огневые точки противника. Гитлеровцы были выбиты с занимаемого ими рубежа и отброшены на 2 километра от Дона в западном направлении. Десантная группа овладела деревней Скиты и в течение двух суток, ведя бой с численно превосходящими силами врага, удерживала занятый плацдарм.

В этих боях особо отличился учебный батальон. Взвод под командованием старшего сержанта Смирнова истребил свыше 300 гитлеровцев. Сам Смирнов уничтожил огнем своего автомата более 30 фашистов, а сержант Пьянов, ведя огонь из ручного пулемета,- более 70.

Пример стойкости и упорства в боях показали солдаты старшего лейтенанта Богородского. Укрепившись на берегу Дона, они в течение четырех дней сдерживали яростный натиск врага.

Ведя ожесточенные бои с противником на западном берегу реки, соединение обеспечило возможность переправы частям армии, выходящим с боями из окружения.

В боях за Доном и в районе Скиты частями соединения было уничтожено много фашистских солдат и офицеров, большое количество военной техники.

Это были первые замечательные боевые успехи соединения полковника Сологуба. В течение августа оно активно оборонялось на левом берегу Дона, и на этом участке ни один фашист не смог перебраться через реку. Впоследствии соединение сражалось в районе станции Гумрак, а потом вело оборонительные бои в Сталинграде, северо-западнее поселка Баррикады.

С 10 по 23 августа армия, обороняясь на восточном берегу Дона, вела упорные оборонительные бои. Во второй половине августа положение на фронте армии значительно ухудшилось. Противник в основном закончил сосредоточение своих войск в излучине Дона и стал активизировать свои действия. Уже 18 августа отдельным его частям удалось переправиться через Дон в районе Нижний Акатов и овладеть Нижне-Гниловским.

19-22 августа части 62-й армии вели ожесточенные бои. Подразделения противника, переправившиеся на левый берег, в этих боях были полностью уничтожены, однако 20 августа противнику удалось форсировать Дон в районе Нижне-Чирской. [28]

На правом фланге армии фашистские войска начали переправляться на восточный берег реки 21 августа.

Немецко-фашистские войска, неся огромные потери, медленно расползались по левому берегу. Переправа противника в основном происходила в районе Вертячего. Его авиация на этом участке фронта проявляла исключительную активность. Десятки самолетов непрерывно штурмовали наши позиции.

К 23 августа создалось следующее положение. На левом фланге армия прочно удерживала оборону по восточному берегу Дона, а на правом фланге вела ожесточенные бои с прорвавшимся противником, танки и пехота которого устремлялись в глубь нашей обороны, в направлении на М. Россошка, севернее Сталинграда, к Волге.

Враг бросил против 62-й армии свои отборные части, стянутые на подступы к Сталинграду. Артиллерия и минометы врага днем и ночью вели беспрерывный огонь. На протяжении многих десятков километров земля содрогалась от мощной артиллерийской канонады. В воздухе стоял непрекращающийся гул разрывов авиабомб, снарядов, мин.

Фашистские самолеты обстреливали войска армии с бреющего полета. Солнце скрывалось за тучами пыли и дыма.

Одновременно с боями на фронте 62-й армии шли ожесточенные бои на фронте соседних слева армий.

21 августа сильная пехотная группировка противника, поддержанная 150-160 танками, пыталась прорваться из района селения Дубовый Овраг к южной окраине Сталинграда. Доблестные войска соседних армий в упорных боях сдержали наступление врага.

Получив приказ Гитлера взять Сталинград к 25 августа, немецко-фашистские полчища, не считаясь ни с какими потерями, рвались к Волге.

Наступил тяжелый для Сталинграда день - 23 августа. В этот день противнику ценой огромных потерь удалось силами нескольких пехотных и одной танковой дивизий прорвать оборону 62-й армии на участке Вертячий - Песковатка. Главный удар наносился непосредственно на Сталинград, через М. Россошку, Конный разъезд, и вспомогательный - на ст. Карповка. Передовые части врага (около 100 танков) прорвались в районе поселка Рынок к Волге, северо-западнее Сталинграда. В образовавшийся восьмикилометровый коридор немецко-фашистское командование бросило 60-ю мотодивизию и несколько пехотных дивизий.

Создалась исключительно напряженная обстановка. Малейшая растерянность, малейшее проявление паники были гибельны в этих условиях. Именно для того, чтобы создать эту растерянность и панику и, воспользовавшись ею, ворваться в город, противник днем 23 августа начал с исключительным [29] ожесточением бомбить Сталинград. В этот день фашисты бросили на Сталинград армаду самолетов. Их воздушные удары ни разу еще за всю войну не достигали такой силы. Бомбардировка продолжалась непрерывно несколько суток. Город пылал. Горели бензиновые баки "Нефтесиндиката", горели здания областных организаций обкома и облисполкома, горели прекрасные жилые дома, построенные за годы сталинских пятилеток. Зарево гигантского сталинградского пожара было видно за много десятков километров. Наша зенитная артиллерия героически отражала налеты фашистских стервятников. Сталинские соколы расстреливали их в воздухе. В боях над городом только за один день 23 августа был сбит 31 вражеский самолет. Всего с 23 по 31 августа противник потерял 156 самолетов, из них 59 бомбардировщиков. Однако численное превосходство в воздушных силах было на стороне врага, и он беспощадно бомбил мирный город, разрушая школы, библиотеки, больницы, музеи, театры, заводские поселки, целые кварталы жилых домов.

Тысячи женщин и детей остались без крова. Много людей погибло под развалинами домов. Жители Сталинграда покидали город, переправлялись на левый берег Волги.

Фашистские полчища с северо-запада подошли совсем близко к Сталинградскому тракторному заводу.

Основные силы 62-й армии в это время еще обороняли левый берег Дона, проводили перегруппировку и частью своих сил вели ожесточенные бои с прорвавшимся на правом фланге врагом. Смертельная опасность нависла над Сталинградом. Городской комитет обороны обратился к жителям Сталинграда с призывом принять активное участие в защите города и строительстве баррикад. В ночь с 23 на 24 августа рабочие батальоны Тракторного завода, "Баррикад", "Красного Октября" и других заводов выступили на защиту родного города. Вскоре на помощь им подошли воинские соединения и части полковников Горохова, Андрюсенко, подполковника Болвинова и генерала Сараева. Первыми ударами этих войск гитлеровцы были выброшены из поселка Рынок.

Противник навел новые переправы через Дон и перебросил на восточный берег еще одну пехотную дивизию с танками. Враг прорвался к городу Калач. Сражение принимало все более ожесточенный характер.

Образцом стойкости и мужества, проявленных солдатами и командирами 62-й армии в эти дни, явилась легендарная битва 33 русских богатырей - сибиряков и дальневосточников - с 70 немецкими танками.

Это произошло 24 августа 1942 г. на ближайших подступах к Сталинграду, в районе М. Россошки, когда гитлеровцы [30] бросили на узкий участок фронта сотни танков, когда город горел, подожженный вражескими бомбардировщиками, и фашисты рвались к Волге.

На участок, который обороняли 33 бронебойщика, двигались вражеские танки.

Группу солдат возглавляли младший лейтенант Стрелков, младший политрук Евтифеев, заместитель политрука Ковалев и старшина Пуказов. Бронебойщики заняли круговую оборону, замаскировались в окопах и, когда первые танки приблизились, открыли по ним точный огонь из противотанковых ружей. Были подбиты две вражеские машины, но остальные продолжали двигаться вперед. Тогда группа Ковалева приготовила бутылки с горючей жидкостью, и, как только первый вражеский танк перевалил через окоп, рядовой Семен Калита метнул в него бутылку. Охваченный пламенем танк остановился. Калита бросил еще две бутылки - загорелись еще две машины.

Первый успех воодушевил бронебойщиков, и они с возросшей уверенностью стали бить по фашистским машинам. Василий Матюшенко меткими очередями из автомата уложил всех гитлеровцев, выскочивших из пылавших танков.

Чем больше появлялось танков, тем яростнее сражались герои. От зажигательных бутылок, метко брошенных сержантом Владимиром Пасхальным, запылали еще три танка.

Первая атака врага была отбита. Было уничтожено 13 танков, истреблено свыше 30 фашистов. Но бой на этом не закончился. Фашистские танки пошли с фланга. Младший политрук Евтифеев взял у одного из солдат противотанковое ружье и, когда танки приблизились, подбил 4 машины. Бронебойщики продолжали стрелять. Кругом горели вражеские танки.

Кончились патроны, вышла вода. Солнце и степной ветер усиливали жажду. Враги окружили героев со всех сторон. Но среди тридцати трех не было трусов и паникеров. К окопу приближался еще один танк со свастикой. Под его. гусеницы бросил противотанковую гранату сержант Фомичев. Подбитый танк завертелся на месте.

33 героя выстояли. Они подбили и уничтожили 27 танков, истребили более 150 гитлеровцев. Уцелевшие танки повернули обратно. Все 33 бронебойщика остались живы. Только один из них - подносчик патронов Жезлов - был ранен.

В сентябре 1942 г. член Военного Совета армии генерал-лейтенант Гуров от имени Президиума Верховного Совета СССР вручил героям награды. Младший лейтенант Стрелков, младший политрук Евтифеев, заместитель политрука Ковалев, младшие сержанты Мингалов и Пасхальный, рядовые Матюшенко и Прошин были награждены орденом Ленина, девять [32] младших командиров и солдат получили орден Красного Знамени, четверо - медаль "За отвагу", шесть человек - медаль "За боевые заслуги".

В своем письме к защитникам Сталинграда бесстрашные герои впоследствии писали:

"Почему мы победили? Потому что мы ненавидим врага всеми силами своей души, потому что мы ведем справедливую войну, защищаем нашу Родину, наш Сталинград, нашу родную Волгу. Мы победили потому, что были стойкими, храбрыми, установили железную дисциплину в своих рядах. .. Воля к победе помогла нам. Мы призываем вас, воины Юго-Восточного фронта, стоять насмерть, стойко и непоколебимо защищать родной Сталинград, священные берега любимой реки Волги. Ни шагу назад! Проявим все, как один, беззаветную храбрость, стойкость и геройство в борьбе с зарвавшимся врагом. Вперед, на врага!"

Этот призыв тридцати трех прославленных героев нашел широчайший отклик среди защитников Сталинграда.

После 23 августа армия правофланговыми частями заняла оборону на рубеже реки Россошка; левый фланг армии продолжал защищать восточный берег Дона. Однако противник подбрасывал все новые и новые силы.

На фронте соседних слева армий немецко-фашистское командование, не сумев прорваться к Сталинграду из района Дубовый Овраг, сосредоточило к 29 августа сильную группировку в районе Борзовой, ст. Абганерово, которая перешла в наступление, нанося главный удар в направлении селения Зеты. К исходу дня вражеская группировка вышла в район Тундутово, создав реальную угрозу тылам 62-й и соседней слева армии.

В результате этих действий врага командование фронтом решило отвести части 62-й армии на средний сталинградский обвод.

Конец августа и первые дни сентября были для 62-й армии периодом активных оборонительных боев. Они велись мастерски. Наши подразделения подолгу задерживали врага на промежуточных рубежах. Врагу удавалось продвигаться лишь в том случае, если он создавал в определенном месте группировку, во много раз превосходившую наши силы. В этом случае враг нес огромные потери в живой силе и технике. К Сталинграду он подходил уже основательно измотанным. В этом заключалась основная заслуга армии в период оборонительных боев на подступах к Сталинграду.

30 августа 1942 г. 62-й армии была поставлена задача: "Оборонять город Сталинград, не допускать захвата его противником".

Армия стала стеной у Сталинграда. [33]

К 3 сентября основные силы ее отошли на внутренний Сталинградский обвод{4}, где с 3 по 14 сентября шли ожесточенные, ни на один день, ни на один час не прекращавшиеся бои.

В этих боях особенно отличилось гвардейское соединение генерал-майора Василия Андреевича Глазкова, которое еще в конце августа нанесло серьезный удар противнику.

31 августа западнее Сталинграда шел ожесточенный бой. Гвардейцы соединения Глазкова стойко удерживали свои рубежи, отбивая атаки танков и пехоты врага.

На поле боя уже осталось свыше 800 убитых гитлеровцев. Командир взвода противотанковых ружей коммунист гвардии лейтенант Еремин получил приказ прикрыть развертывание батальонов для отражения танковой атаки.

Гвардейцы подпустили фашистские танки на близкую дистанцию и меткими залпами зажгли одну за другой шесть вражеских машин. Однако силы были неравны. Взвод выполнил задачу, но все его воины во главе с коммунистом Ереминым геройски погибли.

С севера враг подошел к самому городу. Снаряды и мины рвались на территории Сталинградского тракторного завода.

Однако с каждым днем продвижение становилось все медленнее. Противник выдыхался. Каждый метр земли гитлеровцам приходилось завоевывать с огромными потерями. Они собирали новые резервы, подбрасывали с других участков фронта сотни танков и самолетов, но чем ближе подходили к городу, тем напряженнее становились бои, тем ожесточеннее дрались воины Советской Армии.

Наша оборона была похожа на пружину: сжимаясь, она одновременно увеличивала свою упругость и силу. Советские воины героически отстаивали каждую пядь родной земли.

В эти дни напряженных боев Военный Совет Сталинградского и Юго-Восточного фронтов отдал два приказа (? 4 и ? 5), имевших огромное мобилизующее значение в боях за город Сталина.

"Товарищи бойцы, командиры и политработники, доблестные защитники Сталинграда! - говорилось в приказе ? 4, отданном 1 сентября. - В течение месяца идет ожесточенная борьба за город Сталинград. Немцы потеряли сотни танков и самолетов. Через горы трупов своих солдат и офицеров озверелые гитлеровские банды рвутся к Сталинграду, к Волге.

Нам наша большевистская партия, наш народ, наша великая Родина поручили не допустить врага к Волге, защитить город Сталинград. Защита Сталинграда имеет решающее значение для всего советского фронта. [34]

Не жалея сил, презирая смерть, не допустим немцев к Волге, не сдадим Сталинград! НИ ШАГУ НАЗАД!" На следующий день был отдан приказ ? 5.

ПРИКАЗ
ВОЙСКАМ СТАЛИНГРАДСКОГО И ЮГО-ВОСТОЧНОГО ФРОНТОВ

2 сентября 1942 г.
Действующая армия.
? 5

Товарищи бойцы, командиры и политработники!

Вы еще раз убедились в том, какими извергами и варварами являются немецкие фашисты. Эта подлая банда захватчиков на наших глазах пытается уничтожить своей авиацией прекрасный город Сталинград.

Тысячи наших братьев и сестер, отцов и матерей, стариков и малолетних детей оставлены без крова, а многие из них убиты и ранены.

В городе Сталинграде вражеская авиация зажгла жилые дома. Горит народное добро, созданное руками наших героических людей.

Немецко-фашистские мерзавцы проливают кровь наших ни в чем неповинных людей. Такого варварства, такой дикости, какие несут немцы, не видела, не знала вся история человечества.

Так поклянемся же, товарищи, нашей Родине, нашему великому Сталину, что мы не сдадим врагу наш славный город Сталинград, не допустим немцев к Волге!

Поклянемся отомстить немецким подлецам за их зверства и надругательства над нашими людьми, над нашими городами и селами.

Разобьем и уничтожим этих проклятых захватчиков!

В борьбе с ненавистным врагом в каждом из нас не должно дрогнуть сердце, не должно быть малодушия и пощады к врагу.

СМЕРТЬ ПРЕЗРЕННЫМ НЕМЕЦКИМ ОККУПАНТАМ!

Товарищи! Наши части героически дерутся с немецко-фашистскими ордами. Они делают перегруппировку в тяжелых условиях, с тем чтобы на лучших позициях, использовав укрепления, разбить врага и не допустить его к Сталинграду, к Волге.

К геройству и беззаветной преданности своему народу призывает Вас наша великая Родина. Пусть о каждом из Вас скажет советский народ, что он был смелым и храбрым борцом великой битвы под славным городом Сталинградом, отстоял его, разбил немецких оккупантов и не отдал города на поругание врагу.

Товарищ Сталин, проявляя исключительную заботу о наших войсках, послал нам большое пополнение, которое уже скоро подойдет к нам.

Недалек тот день, когда враг будет окончательно разбит и отброшен от города Сталинграда.

НИ ШАГУ НАЗАД, ТОВАРИЩИ!

ТРУСАМ И ПАНИКЕРАМ НЕТ НИКАКОЙ ПОЩАДЫ!

ЧЕСТЬ И СЛАВА ХРАБРЫМ ЗАЩИТНИКАМ СТАЛИНГРАДА!

СЛАВА НАШИМ ГЕРОЯМ!

Приказ зачесть во всех частях, ротах, батареях, экипажах и эскадронах.

Командующий Сталинградским и Юго-Восточным фронтами
генерал-полковник А. ЕРЕМЕНКО

Член Военного Совета Сталинградского и Юго-Восточного фронтов
Н. ХРУЩЕВ [35]

Лозунги "Ни шагу назад", "Браг должен быть разбит под Сталинградом" стали священными для всех солдат, командиров и политработников 62-й армии.

Весть о том, что товарищ Сталин послал большое пополнение на помощь защитникам города, укрепляла веру в свои силы, в победу над врагом.

В начале сентября дальнобойная артиллерия противника начала обстрел западной окраины Сталинграда. Войска врага подходили к городу. Основные силы его сосредоточивались в двух направлениях: на северо-западе от Сталинграда с задачей нанести удар по заводским районам города и на юге. Враг хотел взять город в клещи.

Против 62-й армии и левого фланга соседней армии враг бросил в бой десять дивизий: 7 пехотных, 2 танковых и 1 моторизованную. В составе этой группировки действовало несколько сотен танков. Ее поддерживал почти весь наличный самолетный парк 4-го воздушного флота.

Положение под Сталинградом с каждым днем становилось напряженнее. Требовалось принять срочные меры, которые позволили бы отвлечь часть вражеских сил, действовавших против 62-й армии. И эти меры были приняты. По личному директивному указанию Верховного Главнокомандующего товарища Сталина с 5 по 15 сентября войска Донского фронта провели несколько крупных наступательных операций, в результате которых немецко-фашистское командование было вынуждено перебросить часть сил, предназначавшихся для действий на сталинградском направлении, против наступавших в районе Среднего Дона советских войск.

Однако обстановка все еще оставалась напряженной, хотя главные силы врага и основные его резервы были втянуты в борьбу.

Несколько пехотных дивизий с танками, а также 2 танковые дивизии противника при поддержке большого числа самолетов повели наступление в общем направлении на станцию Садовая. Завязались ожесточенные бои. Наши воины показали в них образцы стойкости и героизма.

В районе одной станции западнее Сталинграда комиссар отдельной роты противотанковых ружей из соединения генерала Глазкова гвардии политрук Герасимов с двумя расчетами прикрывал отход части на новые позиции. На окопы бронебойщиков двигалось 20 танков. Подпустив врага на 50-75 метров, горстка гвардейцев уничтожила 10 танков. Остальные машины повернули обратно. Из десяти героев восемь пали смертью храбрых. Гвардии политруку Герасимову за этот подвиг было присвоено звание Героя Советского Союза. К концу первой декады сентября ожесточенность боев еще более возросла. [36]

9 сентября на центральном участке фронта армией было отбито шесть атак противника. На южном участке до двух пехотных полков гитлеровцев при поддержке 30 танков в течение Первой половины дня вели ожесточенные бои за овладение западной окраиной пригорода Минина, но контратаками наших войск противник был отброшен на исходные позиции с большими для него потерями. Северо-западнее города противнику после многих атак силами свыше двух пехотных полков с танками удалось к вечеру прорвать наш фронт и овладеть несколькими населенными пунктами.

Гвардейское соединение генерал-майора Глазкова подверглось ожесточенной бомбардировке, артиллерийскому и минометному обстрелу. После этой подготовки противник бросил против гвардейцев 100 танков и большое количество пехоты.

Полк гвардии майора Аверьянова отбивал одну танковую атаку за другой. Наконец, танкам удалось пробиться через боевые порядки полка в глубину обороны, но и здесь отважные гвардейцы продолжали уничтожать их. Всего за этот день полк уничтожил 21 вражеский танк.

Истребительный дивизион гвардии майора Бовших прямой наводкой из пушек и огнем противотанковых ружей уничтожил 19 танков противника.

К 10 сентября бои приблизились к самому городу. 62-я армия готовила Сталинград к обороне.

Все работы по укреплению города были возложены на командиров частей. Каждая часть получила свой сектор обороны. Командиры лично руководили работами по сооружению укреплений; большую помощь воинам оказали рабочие Сталинграда. Еще 25 августа 1942 г. приказом Военного Совета фронта Сталинград был объявлен на осадном положении. Десятки тысяч рабочих, работниц, служащих города вышли на строительство баррикад, дотов и дзотов, на рытье окопов.

А враг был уже близко. Жестокие схватки завязывались у стен города.

Особенно тяжелые бои вела часть, которой командовал Герой Советского Союза полковник Батраков. С 6 по 10 сентября эта часть уничтожила до 2 тыс. вражеских солдат и офицеров, 11 танков, 5 орудий, 3 минометные батареи, 3 автомашины, бронемашину и огнем противотанковых ружей сбила 2 бомбардировщика Ю-88.

Рота под командованием старшего лейтенанта Филимонова отбила 10 сентября шесть атак двух рот автоматчиков противника, поддержанных танками. При этом было уничтожено восемь вражеских танков.

Противник, не считаясь с потерями, продолжал ожесточенные атаки. [37]

12 сентября на северном участке и на правом фланге центрального участка фронта армией были отражены четыре яростные атаки гитлеровцев.

В южной части города гвардейцы успешно отразили несколько атак пехоты противника, поддержанных тяжелыми танками и бронемашинами. Только одной вражеской пехотной дивизии с танками удалось немного продвинуться северо-восточнее Садовая. Бои шли тяжелые.

Пушечный артиллерийский полк резерва Верховного Командования прославился в памятный для всех защитников Сталинграда день - 23 августа 1942 г., когда противник поддерживал свои особенно ожесточенные атаки на подступах к городу массированными ударами танков и авиации.

Под непрерывной бомбардировкой артиллеристы отражали одну атаку за другой. Фашисты стремились во что бы то ни стало, ценой каких угодно потерь прорваться в город, а затем к Волге. Как только появлялись вражеские танки, наши артиллеристы выкатывали орудия вперед и открывали огонь с открытых позиций. Даже пушки крупных калибров, тяжелые и неповоротливые, стреляющие всегда из-за укрытий, издалека, били прямой наводкой, чуть ли не в упор. Артиллеристы решили стоять до последнего.

Смертью героев пали капитан Дойников, старшие лейтенанты Епишин, Саканов, Викторов, многие солдаты и командиры второго дивизиона.

Один из вражеских снарядов вызвал пожар в орудийном окопе. Пламя быстро подползало к снарядам и гильзам с порохом. Рядовые Вовенков и Черных бросились в горящий окоп, стали засыпать огонь песком. Уже загорались отдельные мешки с порохом, но это не остановило артиллеристов. Не думая об опасности, Вовенков и Черных боролись с огнем. Подоспел младший политрук Моисеенко, еще несколько солдат, и пожар был ликвидирован.

- Надо быть героем, чтобы броситься в пламя и потушить такой пожар, - сказал один молодой солдат. Черных ему ответил:

- Долг каждого так поступать.

Во время наступления на одну высоту группа солдат вырвалась вперед. С воинами были младший лейтенант Посылкин, младший политрук Погребнюк, инструктор политотдела Петраков.

Враг обстреливал каждый вершок полуразрушенных окопов У подножья высоты, где укрылась горстка храбрецов. Затем появились бомбардировщики. Они сбросили десятки бомб. Фашистские автоматчики били разрывными пулями по окопам и воронкам. [38]

Посылкин, связавшись по телефону с командованием, сообщил, что принял решение удержать подступы к высоте, и в ответ получил приказ: "Ни шагу назад. Держаться до подкрепления".

"Выстоим, товарищи! - крикнул солдатам Петраков. - Сталинград за нами!"

Вражеские автоматчики группами и в одиночку сползали с высоты и накапливались внизу, чтобы атаковать и уничтожить горстку храбрецов.

Боец Шарипов бил по гитлеровцам короткими очередями из автомата и время от времени восклицал: "Один готов!". Когда из-за гребня высоты выползала большая группа фашистов, Посылкин звонил на артиллерийский командный пункт:

- Дайте огонь по гребню высоты.

На головы вражеских автоматчиков падали снаряды и мины. Артиллеристы били метко. "Живем, братцы!" - кричал Петраков. Ему отвечали: "Живем!.. Пусть еще сунутся".

Надвигались сумерки, но гитлеровцы все лезли и лезли. Черная тень легла на землю, труднее стало вести прицельный огонь. На скате высоты накапливалось все больше и больше автоматчиков. Враг был в 100 метрах и готовился к новой атаке. Оставались считанные секунды.

В окоп к Петракову приполз Посылкин.

- Просить огонь? - спросил он.

- Проси. Пусть бьют по скату, - ответил Петраков.

- Правильно! - сказал Посылкин.

Спустя минуту все защитники рубежа услышали, как он кричал в телефонную трубку:

- Дайте огонь по нашему скату! Да что тебе неясно? Давай огонь на нас.

Люди легли на дно своих укрытий. Петраков приподнялся и крикнул:

- Товарищи, Родина не забудет...

Ударила наша артиллерия, и громовые разрывы потрясли воздух и землю.

Когда пришло подкрепление, раненый Петраков был в бессознательном состоянии. Утром, придя в себя, он прежде всего спросил:

- Как наши? Как высота?

Так как слух еще не вернулся к Петракову, ему написали на клочке бумаги: "Все живы, ночью высоту взяли".

13 сентября Военный Совет фронта вновь обратился к войскам с приказом, в котором говорилось:

"Враг рвется к городу Сталинграду, ведя непрерывные атаки. Доблестные войска Юго-Восточного фронта геройски и мужественно отражают эти атаки и уничтожают врага. Только за последние 20 дней отражено до 80 танковых и пехотных [39] атак и истреблены при этом сотни немецких танков и тысячи вражеских солдат и офицеров". В приказе отмечалось, что темп наступления врага с каждым днем заметно падает, противник выдыхается и свои потери, свою слабость пытается прикрыть лживой пропагандой.

Военный Совет фронта призывал ответить на происки врага еще большим упорством в обороне.

13 сентября противник начал наступать в направлении Мамаева Кургана, который господствует над городом. Завязались бои в пригородах Сталинграда. Все снабжение 62-й армии шло теперь через Волгу с востока. Враг пытался парализовать переправы, приостановить подвоз подкреплений и эвакуацию раненых. Десятки гитлеровских самолетов кружились над Волгой; дальнобойная артиллерия обстреливала районы переправы.

И все же защитники города продолжали получать все необходимое для уничтожения врага. Саперы, понтонеры, воины тыла армии в этой сложной и тяжелой обстановке показывали чудеса храбрости, сметки и героизма. При любых условиях продовольствие, обмундирование, снаряды непрерывно перевозились через Волгу и своевременно доставлялись в части.

Так закончился второй этап боевых действий 62-й армии.

Враг думал взять город с хода, но ему пришлось свыше месяца прогрызать оборону 62-й армии. За это время противник продвинулся всего на 70 километров, т. е. среднесуточный темп наступления его не превышал 2 километров.

Уже к середине сентября гитлеровская печать писала о Сталинграде совсем в ином тоне, чем в августе. Она вынуждена была признать, что развязка под Сталинградом "назревает медленно". "Безусловно, падение Сталинграда и вместе с тем окончательный прорыв большевистского фронта затянулись, но не следует думать, что они неосуществимы", - писала газета "Франкфуртер цейтунг" 20 сентября.

Чтобы добиться, наконец, хотя бы с опозданием, осуществления своих бредовых планов, германское командование в сентябре особенно усилило натиск на город.

Дальше