Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 6.

Выход Красной Армии к линии Маннергейма

Главные усилия по разгрому финской армии советское руководство возложило на 7-ю армию, командовал которой командарм 2 ранга В.Ф. Яковлев. В составе армии были 19-й и 50-й стрелковые корпуса. В них входили 9 стрелковых дивизий: 24-я, 43-я, 70-я, 90-я, 123-я, 138-я, 142-я и две резервные.

7-й армии были приданы 6 танковых бригад и 10 отдельных танковых батальонов (всего 1569 танков и 251 бронеавтомобиль). 1-я и 13-я танковые бригады и 15-я стрелково-пулеметная бригада (входившие в состав 10-го танкового корпуса), и 20-я танковая бригада в составе 19-го стрелкового корпуса) использовались для самостоятельных действий. Три остальные танковые бригады побатальонно [617] распределили между стрелковыми дивизиями.

Артиллерия, приданная 7-й армии, включала в себя 5 корпусных артиллерийских полков, 5 гаубичных артиллерийских полков артиллерии резерва Главнокомандования (АРГК), 2 артиллерийских полка большой мощности, 2 артиллерийских дивизиона большой мощности и два пушечных полка АРГК. В армии насчитывалось примерно 30 артиллерийских полков. В артиллерийских частях и подразделениях 7-й армии на 29 ноября 1939 года насчитывалось 204 миномета, 188 противотанковых орудий, 366 легких и 480 тяжелых орудий и 112 орудий зенитной артиллерии, всего 1202 ствола. Армия со средствами усиления развернулась на Карельском перешейке вдоль государственной границы по фронту 100-110 км. Для ведения боевых действий к 30 ноября на головных артиллерийских складах было сосредоточено: на Карельском перешейке 843 вагона боеприпасов, на междуозерном направлении - 550 вагонов, на мурманском направлении - 125 вагонов. Всего 1518 вагонов.

7-й армии противостояла финская армия "Карельский перешеек", которую по имени генерала, командовавшего ею до 20 февраля 1940 года называли "армией Эстермана".

30 ноября командующий войсками Ленинградского военного округа командарм 2 ранга К.А. Мерецков в исполнение приказа Главного командования отдал войскам приказ о переходе государственной границы. В приказе говорилось:

"Выполняя священную волю Советского правительства и нашего великого народа, приказываю: войскам Лен. В.О. перейти границу, разгромить финские войска и раз и навсегда обеспечить безопасность северо-западных границ Советского Союза и города Ленина - колыбели пролетарской революции".

Перед войсками 7-й армии была поставлена задача: совместно с войсками, действующими севернее Ладожского озера, и Краснознаменным Балтийским флотом, разгромить финскую армию на Карельском перешейке, выйти на рубеж станция Хийтола - город Виипури (Выборг) и быть готовой к дальнейшему наступлению на Хельсинки. В первом эшелоне армии было пять стрелковых [618] дивизий и две танковые бригады. Во втором эшелоне - три стрелковые дивизии и в армейском резерве - одна стрелковая дивизия.

Артиллерия первого эшелона включала в себя 188 противотанковых пушек калибра 45 мм, 90 полковых пушек 76-мм обр. 1927 г., 104 дивизионных пушек 76-мм обр. 1936 г., 136 гаубиц 122-мм, 240 гаубиц 152-мм, 12 пушек 107-мм обр. 1910/30 г., 60 пушек 122-мм обр. 1931 г., 156 гаубиц-пушек 152-мм обр. МЛ-20 и 12 гаубиц 203-мм обр. Б-4. Кроме того, имелось 150 минометов 82-мм и 54 миномета 50-мм. 74 зенитные пушки 76-мм обр. 1931 г.

Согласно плана наступления, главный удар армия наносила в направлении на Выборг, вспомогательный - на Кексгольм. В соответствии с этим планом 19-й корпус главный удар наносил вдоль железной дороги в направлении Белоостров - Выборг, а 50-й корпус - в направлении на станцию Валкярви и во взаимодействии с 19-м корпусом на станцию Пуннус.

Операцию 7-й армии предусматривалось провести в три этапа:

первый этап - продолжительностью два дня, в течение которых армия уничтожает части прикрытия и выходит к главной оборонительной полосе;

второй этап - продолжительностью три дня; оперативная пауза для перегруппировки сил и подготовки к атаке укрепленной полосы;

третий этап - прорыв основной (укрепленной) оборонительной полосы линии Маннергейма; продолжительность этапа 4-5 дней.

Средний темп наступления войск 7-й армии планировался 8-10 км в сутки.

Этот план иначе, чем бредовым, назвать невозможно. Расчеты производились таким образом, как будто на дворе было лето, а противник укрылся за полевыми укреплениями где-нибудь в Привисленском крае.

Создается впечатление, что руководство РККА вообще не слышало ни о какой линии Маннергейма. А ведь доты второго поколения ("миллионеры") не брали снаряды ни одного из вышеперечисленных орудий. Даже самое мощное из них (203-мм гаубица Б-4) могло пробить стенку или крышу дота лишь в том крайне редком случае, если [619] в одну и ту же точку попадали два бетонобойных снаряда весом по 100 кг каждый.

Быстро и эффектно с дотом-"миллионером" могла бы покончить мортира калибра 406-500 мм. Но таковые в Красной Армии отсутствовали. Впрочем, имевшейся артиллерии особой мощности тоже хватало, чтобы раздолбить доты-"миллионеры", только не за два-три дня, а за две-три недели. С остальными укреплениями справились бы Б-4 (203-мм) и МЛ-20 (152-мм). Кстати говоря, в Белорусском особом военном округе имелось тридцать 305-мм гаубиц обр. 1915 г. и еще четыре такие же гаубицы были в центре (на складах и полигонах). Максимальная дальность стрельбы этих чудовищ штатным снарядом весом 377 кг составляла 10 км. В случае необходимости они могли стрелять морскими снарядами весом 471 кг. Максимальный угол возвышения гаубиц +60° при заряде ? 4 позволял вести стрельбу по самым крутым траекториям.

Главным недостатком этих гаубиц была крайне низкая подвижность. Перевозить их можно было только по железной дороге, а время сборки одного орудия на позиции составляло 36 часов. Однако перпендикулярно линии Маннергейма шли три железные дороги. Инженерные и железнодорожные части вполне могли проложить от них ветки длиной 10-15 км для подвоза к позициям 305-мм гаубиц, откуда они обстреливали бы любые укрепления линия Маннергейма. Конечно, поначалу высшее командование считало, что без орудий особой мощности можно обойтись, но почему их не доставили на Карельский перешеек спустя месяц после начала боев - остается загадкой. Ведь никакой нужды в них в Белорусском особом военном округе не было ни в мирное время, ни в случае войны с Германией.

Кроме того, на вооружении РККА состояло 25 мортир обр. 1915 г. (системы Шнейдера) калибра 280 мм{141}. Но, увы, шесть таких мортир в составе 315-го Отдельного артиллерийского дивизиона особой мощности отправили в 8-ю армию, не имевшей в них никакой нужды. А двенадцать мортир в составе 316-го и 34-го Отдельных артиллерийских [620] дивизионов особой мощности прибыли на Карельский перешеек лишь после того, как Красная Армия понесла там огромные потери.

Итак, 30 ноября 1939 года в 8 часов утра по всему фронту 7-й армии началась артиллерийская подготовка. Это время обычно и считается началом войны. Но мало кто знает, что первые боевые действия на Карельском перешейке (впрочем и в Карелии, и в Заполярье) начали советские пограничники. Они буквально в течение нескольких минут овладели рядом важных объектов на сопредельной территории. Так, операция по захвату железнодорожного моста через пограничную реку Сестра у станции Белоостров на участке заставы ? 19 началась 30 ноября в 7.57. Пограничники под командованием лейтенанта Суслова с криком "Вперед! За Родину!" бросились к мосту. Однако достичь внезапности им не удалось: финны были начеку, их пулеметы практически мгновенно открыли огонь. Тем не менее, за три минуты мост был взят. Финны заминировали мост, но пограничники успели перерезать провода. И только тогда над их головами полетели сотни снарядов.

Артиллерийская подготовка продолжалась 30 минут. Артиллерия поражала цели, находящиеся на переднем крае обороны противника, а также в глубине до 16 км. Финская артиллерия пыталась вести ответный огонь из районов населенных пунктов Раасули, Липола, Яппинаи и нескольких других.

В 8 часов 30 минут по всему фронту первыми двинулись в наступление советские пограничники. На большой части Карельского перешейка было пасмурно. Видимость на открытых местах не превышала 1 км. В лесу лежал мокрый, рыхлый снег толщиной в 30-40 см, не допускавший движения на лыжах и сильно затруднявший движение пешком. Первым препятствием, с которым встретились заставы в наступлении, оказались оставленные противником минированные заграждения и минные поля, частично имевшие огневое прикрытие.

К 12 часам дня 30 ноября советские пограничники овладели всеми пограничными районами (кордонами) финнов, за исключением деревни Липола, где противник продержался до 21 часа 1 декабря. [621]

В первые дни боев 7-й армии противостояли всего 22 тысячи финнов, которые отступали, не принимая решительного боя. Они предпочитали действовать относительно небольшими подразделениями (от батальона до полка), хорошо вооруженными противотанковыми пушками, минометами и автоматическим стрелковым оружием. Эти подразделения устраивали засады, совершали внезапные налеты на фланги советских войск. Лишь отдельные опорные пункты приходилось брать в упорных боях. Отступая, финны применяли тактику "выжженной земли". Все население эвакуировалось, дома и другие постройки сжигались, чтобы в них не могли разместиться красные войска.

Преодолевая полосу заграждения и упорное сопротивление финских частей, войска 7-й армии вышли к главной оборонительной полосе в различные сроки: на правом фланге - 4 декабря, в центре и на левом фланге - 8-12 декабря. Темп наступления, таким образом, составлял не 8-10, а 3-7 км в сутки.

Несмотря на более медленный темп наступления, чем планировалось, успешное продвижение войск в полосе предполья и выход 19-го стрелкового полка 142-й дивизии к пограничной реке Тайпаленйоки укрепило советское командование в намерении выполнить намеченный план. Советским войскам предстояло форсировать реку Тайпаленйоки и ударом в направлении Кексгольма попытаться прорвать на этом участке укрепленный район, а в дальнейшем развивать прорыв во фланг и тыл оборонительной полосы. С этой целью 4 декабря была создана оперативная группа в составе 19-го стрелкового полка 149-й дивизии 50-го корпуса, 49-й и 150-й дивизий из второго эшелона армии, 39-й танковой бригады, 1-го и 2-го дивизионов 116-го гаубичного полка РГК, 3-го дивизиона 96-го артиллерийского полка (90-й дивизии) и 1-го дивизиона 402-го гаубичного полка большой мощности. Командовал оперативной группой комкор В.Д. Грендель.

Оперативной группе была поставлена следующая задача: при поддержке Ладожской флотилии утром 5 декабря форсировать Тайпаленйоки и, нанося удар в кекскольмском направлении, выйти в тыл главной оборонительной полосы севернее озера Сувантоярви. В это же [622] время 50-й корпус должен был форсировать узкий перешеек у станции Кивиниеми.

Реку Тайпаленйоки советские части форсировали на трех участках. На первом - две роты 15-го стрелкового полка, на втором - два батальона 22-го стрелкового полка 49-й дивизии, на третьем - 19-й полк 142-й стрелковой дивизии. На первом участке две роты, переправившиеся на резиновых лодках, захватили открытый маленький пятачок на западном берегу, но вскоре их прижал к земле ураганный пулеметный и минометный огонь финнов. Несколько лучше обстояли дела на других участках, но и там положение переправившихся советских частей являлось весьма тяжелым. Во время артиллерийской подготовки большинство огневых средств противника не было подавлено. И когда на восточном берегу Тайпаленйоки без всякой маскировки сосредоточились автомобили с переправочной техникой 7-го понтонного батальона, с западного берега финны открыли по ним прицельный артиллерийский огонь. Понтоны быстро уничтожили, и вскоре советские войска на западном берегу стали ощущать дефицит боеприпасов. Только в полосе 19-го стрелкового полка саперам удалось навести наплавной мост. С наступлением темноты советские подразделения на западном берегу получили все необходимое и удержали равнинный пятачок в 2 км по фронту и 3,5 км в глубину. Но дальше этого плацдарма поднимались скалы, поэтому наступление прекратилось.

На следующий день, 1 декабря, к 11 часам утра 6-й понтонный батальон навел в полосе 19-го полка понтонную переправу. На остальных участках этого сделать не удалось.

Огонь артиллерии с закрытых позиций оказался слабым из-за запоздалого выхода частей корпусной артиллерии к участку форсирования и вследствие потери управления огнем.

Не удалось разрушить укрепления противника и огнем нескольких танковых батальонов, так как 45-мм танковые пушки были слишком слабы для выполнения этой задачи даже с дистанции прямого выстрела. Поэтому 8-11 декабря подразделениям 15-го и 222-го стрелковых полков пришлось оставить с таким трудом завоеванные позиции [623] и вернуться на восточный берег. Из 150 участвовавших в атаке советских танков в боеспособном состоянии остались 115.

В то время как 19-й стрелковый полк вел упорные бои на тайпаленском плацдарме, остальные части 142-й стрелковой дивизии готовились к броску через озеро Сувантоярви в его самом узком месте - Кивиниемском горле. 6 декабря после артиллерийской подготовки части 142-й дивизии начали штурм укреплений на левом берегу озера. Но возле Сувантоярви повторилось то же самое, что и на Тайпаленйоки. Огневые точки финнов не были подавлены и накрыли атакующих ураганным огнем из пушек, пулеметов и минометов. Из-за этого, да еще в ледяной воде, не удалось навести понтонный мост, и в передовых подразделения вскоре стал ощущаться недостаток боеприпасов. На помощь пехоте были отправлены плавающие танки Т-37, но сильное течение в протоке вынудило их вернуться обратно. Все же нескольким машинам удалось достичь противоположного берега. Однако взобраться на обледеневшую кромку берега они не смогли, к тому же слабое вооружение Т-37 (один пулемет) и тонкая броня не позволили бы им приблизиться к финским позициям. В ходе этой неудавшейся танковой атаки три машины перевернулись при переправе, экипажи погибли.

8 и 9 декабря по приказу, отданному еще вечером 6 декабря командующим 7-й армией В.Ф. Яковлевым, 142-я дивизия готовилась к повторной попытке, форсировать озеро Сувантоярви. А 10 декабря командующий правофланговой группой войск комкор Грендаль отменил это операцию как абсолютно бессмысленную. Вместо этого полки и батальоны 142-й дивизии провели перегруппировку и заняли весь южный (правый) берег Сувантоярви. В результате фронт дивизии увеличился до 52 км. Правда, вскоре район у Кивиниеми заняла 4-я стрелковая дивизия, но 142-й дивизии взамен его добавили новый участок, так что 30 декабря ее линия фронта составляла 48 км. Это не позволяло надежно прикрывать берег озера. Здесь в советский тыл свободно проникали финские разведывательные и диверсионные группы. Они нападали на обозы, скапливавшиеся в заторах на немногочисленных дорогах. В результате частям 142-й дивизии 14 декабря пришлось [624] проводить настоящую операцию по очистке тыла от диверсантов в районе Уосуккюля.

Не имели успеха попытки наступать и по другую сторону Кивиниемского горла. Вечером 5 декабря пришел приказ о переброске 90-й стрелковой дивизии в район Кивиниеми для проведения операции по форсированию реки Вуоксен-Вирта. К 11 часам 7 декабря стрелковые части дивизии вышли на правый берег реки, но ее артиллерия и саперный батальон находились еще на марше. Штаб дивизии не успел провести ни войсковой, ни инженерной разведки берегов. Тем не менее, В.Ф. Яковлев отдал приказ о форсировании реки прямо с марша, без всякой подготовки. В журнале боевых действий дивизии записано:

"Попытки возражений о возможности переправы в таких условиях успеха не имели, и переправа была начата с подходом головы 5-го понтонного батальона. Командование дивизии успело лишь произвести рекогносцировку и отдать предварительные распоряжения, сосредоточить части в районе переправы и провести некоторые неотложные мероприятия".

Переправа началась с приходом первых трех понтонов около половины пятого вечера, когда уже стемнело, и продолжалась до утра. Несколько понтонов с личным составом 173-го стрелкового полка подхватило на середине реки сильное течение и отнесло к разрушенному железнодорожному мосту. Другие были повреждены противником и затонули, поэтому противоположного берега достигли всего лишь четыре понтона с бойцами и командирами трех рот. Попытка поддержать переправу силами роты танков Т-37 из 339-го танкового батальона успехом не увенчалась: пять танков застряли на подводных камнях и препятствиях еще у восточного берега, один перевернулся, а два оставшихся не смогли выбраться на западный берег. Высадившиеся бойцы разделились на несколько групп и под огнем противника залегли. Почти все они, за исключением нескольких человек, вернувшихся вплавь, погибли или попали в плен.

В целом боевые действия войск 7-й армии и оперативной группы Грендаля завершились 10 декабря подходом к основной оборонительной полосе. Эти войска преодолели оперативную зону заграждений и разгромили части [625] прикрытия. Они захватили 12 железобетонных, 845 дерево-земляных огневых точек (ДЗОТ), 400 дерево-земляных убежищ (ДЗУ), преодолели многочисленные проволочные заграждения (220 км по фронту), лесные завалы (200 км), рвы и эскарпы (50 км), надолбы (80 км), минные поля (386 км). На том и закончился первый этап войны. Второй этап операции 7-й армии занял не три дня, как планировалось, а восемь, то есть с 10 по 17 декабря. В эти дни армия производила перегруппировку сил и готовилась к прорыву линии Маннергейма на участке озеро Муолаярви - Кархула с последующим развитием наступления на Выборг. К 13 декабря была произведена перегруппировка пехоты, а 15 и 16 декабря - артиллерии.

В армии по-прежнему было два корпуса двухдивизионного состава каждый. В 19-й корпус входили 24-я и 90-я стрелковые дивизии со средствами усиления: 4-5 артиллерийских полка и одна танковая бригада. Фронт атаки 19-го корпуса был определен в 12 км, что позволило создать плотность на 1 км фронта 1,4 батальона, 16 орудий и 18 танков.

В 50-й корпус входили 123-я и 138-я стрелковые дивизии и средства усиления: восемь артиллерийских полков и две танковые бригады. Фронт атаки 50-го корпуса был определен в 6 км, что позволило создать плотность на 1 км фронта 8,6 батальона, 51 орудие и 50 танков. Продолжительность артиллерийской подготовки атаки была определена для артиллерии 19-го корпуса - один час, а для артиллерии 50-го корпуса - 5 часов.

Оперативная группа комкора Грендаля должна была наносить вспомогательный удар в направлении на Кексгольм. Для этого группу увеличили, и она стала иметь следующий состав: 49-ю, 150-ю, 142-ю и 4-ю стрелковые дивизии, 116-й гаубичный полк РГК, 2-й дивизион 402-го гаубичного артиллерийского полка большой мощности РГК, 311-й пушечный артиллерийский полк РГК, 39-ю танковую бригаду и 204-й отдельный танковый батальон. Но попытки прорвать линию Маннергейма успеха не имели. Из-за неудовлетворительно организованной и плохо проведенной разведки система обороны противника изучена не была. Войска и артиллерия оказались неподготовленными к началу операции. Для участия в артподготовке [626] не успели прибыть 21-й корпусной тяжелый артиллерийский полк, 3-й дивизион 43-го корпусного тяжелого артиллерийского полка и 317-й отдельный артиллерийский дивизион большой мощности. В отчете о деятельности артиллерии 7-й армии об это говорится так:

"Артиллерия усиления 19 и 50 стрелковых корпусов развертывалась в исключительно трудных условиях. Дороги были испорчены и забиты (402-й гаубичной артиллерийский полк большой мощности, следуя в Лоунатиоки, за 32 часа прошел 20-25 км); имелись перебои в снабжении отдельных частей горючим (21-й корпусной тяжелый артиллерийский полк). В результате к 23.00 16.12. 21-й корпусной тяжелый артиллерийский полк и 302-й гаубичный артиллерийский полк прибыли в свои районы только взводами управления, а огневые взводы достигли лишь района Перкярви".

Боеприпасы не были подвезены в необходимом количестве. Долговременные сооружения противника не были выявлены, и артиллерийская подготовка производилась стрельбой по площадям (!).

В донесении об итогах боевой деятельности 302-го гаубичного артиллерийского полка говорится:

"Несмотря на нашу артподготовку, которая проводилась по площади, иногда не совпадая с истинным положением огневых средств противника, несмотря на большое количество танков, которые открыто и кучно сосредоточились в районах южных скатов вые. 65.5, прорыв не удался".

При таком ведении огня артиллерия не смогла ни разрушить долговременные огневые сооружения, ни сколько-нибудь значительно подавить их огонь.

В отчете о деятельности артиллерии 7-й армии говорится:

"17.12.39 г. на Выборгском направлении войска перешли в наступление. Артподготовка, спланированная на 5 часов (4 часа разрушения и 1 час подавления), фактически проведена полностью не была, так как вследствие ложных донесений, полученных утром о начавшемся продвижении пехоты, распоряжением командиров дивизий артподготовка на отдельных направлениях была прекращена, а на других и вовсе отменена (138-я стрелковая дивизия)".

В результате этого пехота, не дойдя до заграждений, была отсечена пулеметным огнем от танков, а танки, вследствие неудовлетворительной разведки противотанковых [627] препятствий, повисли на них. Атака захлебнулась. К исходу 17 декабря на ударном направлении части 7-й армии существенных успехов не достигли.

Из провала наступления 17 декабря командование не сделало никаких выводов и на 18 декабря назначило новое наступление. Спланировано оно было опять-таки неудачно. Например, в 19-м корпусе артподготовка на 18 декабря была удлинена с одного до трех часов при прежнем лимите снарядов (один боекомплект), что не обеспечивало необходимой плотности подавления разведанных целей. В результате и 18 декабря новые попытки прорвать основную оборонительную полосу успеха не имели. В упомянутом выше отчете отмечается:

"В процессе боев были выявлены значительные недочеты в применении пехотой артиллерии и минометов".

На опыте боевых действий войск 7-й армии и оперативной группы комкора Грендаля высшее командование РККА наконец-то убедилось, что без тщательной и всесторонней подготовки к прорыву, без достаточного количества артиллерии особой мощности, способной разрушать железобетонные доты, прорвать линию Маннергейма невозможно. Поэтому операцию пришлось прекратить.

Оценивая наступательные действия советских войск 17-21 декабря, следует сказать, что фактически они стали не прорывом укрепленного района, а боевой разведкой главной оборонительной полосы и боями за улучшение позиций. Поэтому высшее командование Красной Армии отдало приказ о планомерной и тщательной подготовке к прорыву линии Маннергейма{142}.

Результаты, достигнутые в ходе попыток прорыва линии Маннергейма, были более чем скромными, зато артиллерия потратили огромное количество боеприпасов. Только артиллерийские части, действовавшие на Карельском [628] перешейке, за период с 30 ноября по 25 декабря израсходовали 45-мм выстрелов - 61500, 76-мм полковых - 55000, 76-мм дивизионных - 97000, 152-мм гаубичных - 75000, 122-мм пушечных - 12500, 152-мм - 91000, 203-мм - 6000, 280-мм - 600 штук. Всего - 398600 выстрелов!

Как уже отмечено выше, артиллерии особой мощности было недостаточно, но и та, что имелась, использовалась зачастую безграмотно. Так, были случаи, когда общевойсковые начальники требовали вести ночью "беспокоящий" огонь из 280-мм мортир по дорогам!

К 26 декабря фронт на Карельском перешейке стабилизировался. Советские войска начали тщательную подготовку к прорыву основных укреплений линии Маннергейма. Финны, воспользовавшись затишьем, пытались контратаками сорвать подготовку нового наступления. Например, 28 декабря финны атаковали центральные части 7-й армии, но были отбиты с большими потерями. Так же закончились и другие их нападения.

Дальше