Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 6.

Эландское сражение

Весной 1789 года в командование Балтийским корабельным флотом вступил адмирал В.Я. Чичагов (1726- 1809). В мае Чичагов отправил несколько отрядов к ключевым точкам финского побережья у входа в Финский залив - к Гангуту и мысу Поркалауд.

У Гангута были обнаружены мощные шведские укрепления, "вполне обеспечивающие шведам свободное движение по шхерному фарватеру". Эта фраза взята из официальной истории русского флота, написанной Ф.Ф. Веселаго. Автор же придерживается иного мнения. Дело в том, что самая оконечность мыса Гангут находилась вне [426] зоны огня шведских фортов, да и 50 шведских орудий, расставленных в нескольких фортах, не смогли бы испугать храброго и опытного адмирала. Впрочем, русским судам не требовалось бороться с фортами, достаточно было напасть на шведские галеры и грузовые суда и сжечь их. Но, увы, русское командование отказалось от блокады Гангута.

Более удачливым оказался отряд капитана 2 ранга Шешукова, посланный к мысу Поркалауд. В составе отряда был один корабль, два фрегата и два катера. Шешуков обнаружил в шхерах возле Поркалауда интенсивное передвижение шведских судов. После появления русских транспортным судам шведов пришлось разгружаться в Барезунде, не доходя до Поркалауда.

6 июня 1789 года с запада появились 17 шведских гребных судов, но, увидев русские суда, шведы повернули обратно. 21 июня, воспользовавшись штилем, восемь шведских гребных судов попытались пробиться к Свеаборгу. Однако гребной фрегат "Евангелист Марк" и два 8-пушечных катера на веслах атаковали шведские суда. С берега по русским открыла огонь батарея из двух 14-фунтовых орудий. После трехчасового боя шведские суда повернули назад. Под огнем фрегата "Евангелист Марк" прислуга береговой батареи разбежалась, На берег высадился русский десант, уничтоживший батарею.

23 июля отряд Шешукова у Поркалауда сменил отряд капитана Глебова, который оставался на позиции до 14 октября 1789 года. В августе шведы неоднократно пытались прорваться мимо Поркалауда, но каждый раз терпели неудачу.

Наконец, 14 августа из Карлскроны вышел специальный отряд в составе трех кораблей и трех фрегатов для деблокирования Поркалауда. 26 августа шведский отряд подошел к Барезунду, где соединился с 60-ю гребными судами армейского флота и собрался было двинуться к Поркалауду. Но тут выяснилось, что на помощь к Глебову (три корабля и два фрегата) подошла эскадра Тревенена, а на море в районе Ревеля шведские дозорные корабли обнаружили главные силы русского флота. Поэтому шведские парусные корабли отказались от похода на Поркалауд и, [427] простояв десять дней в Барезунде, ушли обратно в Карлскрону.

В конце мая 1789 года в Ревель из Кронштадта пришла эскадра контрадмирала Алексея Григорьевича Спиридова, сына чесменского героя. Командование над кронштадской и ре-вельской эскадрами принял на себя В.Я. Чичагов.

2 июля флот Чичагова вышел в море. В его составе было 19 кораблей ("Болеслав", "Виктор", "Всеслав", "Вышеслав", "Двенадцать Апостолов", "Дерись", "Иезекиль", "Изяслав", "Кир Иоанн", "Князь Владимир", "Мстислав", "Память Евстафия", "Победослав", "Принц Густав", "Ростислав", "Святая Елена", "Святой Петр", "Святослав", "Ярослав"), шесть фрегатов ("Брячислав", "Прямислав", "Подражислав", "Мстиславец", "Слава" и "Надежда Благополучия"), два бомбардирских корабля, два катера, два госпитальных и два транспортных судна. 14 июля у острова Эланд русские обнаружили шведский флот, бывший под началом герцога Зюдерманландского и состоявший из 21 корабля и 8 фрегатов{100}. Хотя у Чичагова было только 19 кораблей, они по силе своей артиллерии, а также по количеству и качеству экипажей имели значительное преимущество перед неприятелем, [428] на судах которого был неполный комплект экипажей, частью пострадавший от бушевавший в Карлскроне эпидемии.

На следующий день, то есть 15 июля, герцог Зюдерманландский выстроил в линию тридцать кораблей и фрегатов и атаковал русских. Завязалась артиллерийская дуэль на предельной дистанции огня крупнокалиберных пушек. Оба флагмана явно не стремились сближаться. В результате сия "ленивая баталия" (как называл такие сражения Ушаков) продолжалась свыше шести часов, но обе стороны не имели не только потопленных, но хотя бы серьезно поврежденных судов. Риторический вопрос - куда же шесть часов палили русские корабли? И это при том, что сам Бог, как следует из донесения Чичагова графу Чернышеву, лично помогал русскому адмиралу.

На десяти русских кораблях потерь не было вообще, на остальных же судах погибли 31 человек и раненых было 185. Наибольшие потери и повреждения получил корабль "Дерись": 15 убитых, 98 раненых. Из-за серьезных повреждений рангоута и корпуса корабль после сражения пришлось отправить на ремонт в Кронштадт. Но пострадал корабль не от шведских, а от своих собственных пушек - при стрельбе разорвало три орудия. Сам Грейг писал в своем донесении: "с нашей стороны убито не более 30 человек да раненых 170, большею, однако ж, частью от разрыву пушек".

На следующий день шведский флот ушел в направлении Карлскроны, а эскадра Чичагова пошла к острову Борнхольм.

19 июля 1789 года эскадра Т.Г. Козлянинова окончательно покинула Копенгаген и двинулась в Балтийское море. 22 июля копенгагенская эскадра встретилась с эскадрой В.Я. Чичагова. Объединенная эскадра несколько дней крейсировала в районе островов Борнхольм и Готланд и мыса Дагерорт, но шведский флот не показывался, и русская эскадра 16 августа прибыла на Ревельский рейд. [429]

Дальше