Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 5.

Действия Копенгагенской эскадры

Как уже говорилось, 28 июня 1788 года в Копенгаген прибыл отряд вице-адмирала В.П. Фондезина в составе 100-пушечных кораблей "Иоанн Креститель", "Три Иерарха" и "Саратов", а также 32-пушечногой фрегата "Надежда".

5 июля 1788 года из Архангельска вышел еще один отряд кораблей, первоначально предназначенный для Средиземноморской эскадры адмирала Грейга. В его состав входили пять кораблей и два фрегата, построенные на Соломбальской верфи в Архангельске. Среди них были 74-пушечные корабли "Александр Невский", "Максим Исповедник" и "Сисой Великий"{98}, 66-пушечные корабли "Северный Орел" и "Прохор", 44/38-пушечные фрегаты "Архангел Гавриил" и "Помощный". Командовал отрядом контр-адмирал И.А. Павалишин.

4 августа корабль ? 9 ("Сисой Великий") налетел в тумане на песчаную банку у берегов Норвегии{99}. Из-за полученных повреждений корабль отделился от эскадры и 17 августа пришел в порт Христианзонд (современное название Кристиансонн). Этот порт расположен на юге Норвегии всего в 130 км от берегов Дании.

Остальные суда отряда Павалишина 29 августа пришли на рейд Копенгагена, где соединились с отрядом В.П. Фондезина. Кроме того, в Копенгаген пришли купленные в Англии катера (коттера). Один из них был переклассифицирован в тендер, а другой - в бриг и получил [421] название "Меркурий". Таким образом, образовалась довольно мощная, так называемая "копенгагенская" эскадра - семь кораблей, три фрегата и два катера.

В самом начале войны Биллем Фондезин получил приказ атаковать шведский порт Готенбург, где находилось три неприятельских фрегата. Фрегаты пришлось уничтожить, а город сжечь. Затем следовало заняться шведским городом Марстранд. Но вместо этого, проведя в бездействии около месяца, Фондезин без всякой необходимости разорил один мирный прибрежный шведский городок, чем вызвал сильное негодование даже у союзников-датчан. Затем, не получив точных сведений о том, где находятся шведские фрегаты, неосторожный Фондезин отправил в Архангельск два транспорта с артиллерией и другими предметами для вновь построенных судов, и один из этих транспортов, "Кильдин", на виду у русской эскадры захватили шведские фрегаты.

С 22 сентября по 20 октября объединенная русская эскадра выходила для блокады шведской базы Карлскроны. Но, узнав о смерти адмирала Грейга и об уводе Козляниновым флота, блокировавшего, шведов в Свеаборге, В.Н. Фондезин испугался встречи со шведским флотом. Он не стал дожидаться трех кораблей, посланных ему в помощь Козяниновым, и трусливо ретировался в Копенгаген. Благодаря этому шведский корабельный флот благополучно добрался до Карлскроны.

17 октября 1788 года три корабля (в том числе "Пантелеймон" и "Мечеслав") вышли из Ревеля и 12 ноября прибыли в Копенгаген, присоединившись к эскадре В.П. Фондезина.

Промедлив целый месяц с постановкой судов своего отряда на безопасную зимовку, Фордезин оставил их в Зунде, где суда целую зиму, подвергаясь большой опасности, носились вместе с плавающим льдом между берегами Дании и Швеции. Если ни одно судно не погибло, то лишь благодаря заботливости и знанию дела командиров, а также счастливой случайности. Оценкой распоряжений Фондезина могут служить слова Екатерины II: "Фондезин проспит и потеряет корабли". В конце декабря она отстранила Фондезина от должности, и весной [422] 1789 года в командование "копенгагенской эскадры" вступил Козлянинов, произведенный в вице-адмиралы.

Кампания 1789 года открылась блистательными успехами командира катера (брига) "Меркурий" Романа Васильевича Кроуна. Монография - не энциклопедический словарь, поэтому автор умышленно не вдается в жизнеописания царей и адмиралов, но здесь хочется сделать исключение.

Кроун родился в 1754 году в Шотландии. Подростком поступил матросом на торговое судно, затем нанялся в британский военный флот. Несмотря на многие заслуги, Кроун дослужился только до лейтенанта, а далее, с учетом его происхождения, ему хода не было. Посему он 4 февраля 1788 года поступил на русскую службу в чине лейтенанта. В России он получил имя-отчество Роман Васильевич. Уже 11 марта того же года Р.В. Кроун был произведен в чин капитан-лейтенанта и назначен на корабль "Иоанн Креститель". Через некоторое время после прихода "Иоанна Крестителя" в Копенгаген Кроун стал командиром брига "Меркурий".

Осенью 1788 года бриг крейсировал у острова Борнхольм и в проливе Каттегат, где захватил 29 шведских судов. Зимой 1788-1789 годов в Копенгагене "Меркурий" был перевооружен и вместо 12-фунтовых пушек получил двадцать две 24-фунтовые карронады английского производства. В начале апреля 1789 года "Меркурий" вышел из Копенгагена в крейсерство. Уже в море по указанию Кроуна бригу придали вид купеческого судна - палуба была загрязнена, небрежно поставлены паруса, необтянутый такелаж, орудийные порта затянуты парусами.

29 апреля у острова Борнхольм "Меркурий" атаковал шведский бриг (тендер) "Снопул", вооруженный двенадцатью мелкокалиберными орудиями. "Снопул" вынужден был сдаться.

16 мая 1789 года "Меркурий" вошел в отряд генерал-майора Лежнева, сформированного для конвоирования корабля ? 9 ("Сисой Великий"), зимовавшего в Норвегии. 20 мая отряд Лежнева встретил английский купеческий корабль, капитан которого сообщил русским, что в Христансфиорде стоит шведский фрегат. Лежнев не рискнул на кораблях зайти в незнакомые шхеры. Поэтому [423] замаскированный под купца "Меркурий" один зашел в фиорд. Там стоял на якоре 44-пушечный шведский фрегат "Венус". Кроун приказал встать на якорь неподалеку от фрегата.

Рано утром 21 мая "Меркурий" атаковал "Венус". Поскольку был штиль, бриг шел на веслах. Зато "Венус" не имел возможности маневрировать, что позволило Кроуну подойти к нему с кормы, где находилось несколько 6-фунтовых пушек. Став бортом к корме фрегата, бриг открыл огонь из карронад почти в упор. 24-фунтовые ядра произвели большие разрушения на фрегате. "Венус" мог ответить лишь картечью из 6-фунтовых пушек на шканцах юта. Через 2,5 часа фрегат спустил флаг. "Венус" был вооружен тридцатью 24-фунтовыми и шестнадцатью 6-фунтовыми пушками. При наличии ветра "Венус" мог с дистанции в полверсты вдребезги разнести из 24-фунтовых пушек бриг, не входя в зону действия карронад "Меркурия", эффективная дальность стрельбы которых не превышала четверти версты. Атак на "Меркурии" погибли всего 4 человека и были ранены 6.

За этот бой Екатерина II наградила Кроуна орденом Святого Георгия 4-й степени и произвела его в капитаны 2 ранга. Любопытно, что во время кампаний 1788 и 1789 годов Кроун вопреки всем морским традициям держал на бриге свою жену. Во время боя с "Венусом" она оказывала [424] первую помощь раненым. За это Марфа Ивановна Кроун цолучила от императрицы орден Святой Екатерины. Капитан 2 ранга Р.В. Кроун был назначен командиром взятого фрегата "Венус". Повреждения фрегата исправили без захода в базу, и до 29 июня фрегат плавал вместе с отрядом Лежнева. Зимой 1789-1790 годов фрегат был капитально отремонтирован и перевооружен. В кампанию 1790 года он имел уже 42 пушки, восемь карронад и два фальконета.

Сам же Кроун в 1824 году дослужился до полного адмирала, но лишь в 1830 году принял русское подданство. До этого он числился британским подданным. Умер Кроун 21 апреля 1841 года, прослужив в русском флоте 53 года.

В связи с боем "Меркурия" и "Венуса" стоит заметить, что любому герою услужливый дурак может причинить больше вреда, нежели сотня злопыхателей. Так, Вячеслав Чистяков в сборнике "Под Андреевским флагом" (Москва, 1994 г.) на странице 461 утверждает:

"Дальнейшие его (фрегата "Венус" - А.Ш.) план был столь же прост, сколь и дерзок, - проскочить под носом дремлющего на якорях Лежнева, подняться вдоль норвежского побережья и встретить русский "корабль ? 9" существенно севернее, назначив ему свою точку рандеву. Трудно сказать, как бы развернулись дальнейшие события, если бы на сцену не явился капитан-лейтенант Кроун".

Данный автор, видимо так и не понял, что корабль ? 9, это 74-пушечный "Сисой Великий", способный вдребезги разнести пару "Венусов".

Отряд же Лежнева, разумеется, предназначался для защиты "Сисоя" не от "Венуса", а от возможного рейда сильной шведской эскадры из Карлскроны. 16 мая 1789 года этот отряд в составе 74-пушечного корабля "Максим Исповедник" и 66-пушечного корабля "Прохор" вышел из Копенгагена. Через несколько дней к ним присоединился бриг "Меркурий". Отряд забрал в Христианзонде "Сисоя Великого", некоторое время крейсировал в заливе Каттегат и 29 июня благополучно прибыл в Копенгаген.

К началу 1789 года шведский корабельный флот, имевший до 30 кораблей, находился в Карлскроне, за исключением [425] трех больших фрегатов, зимовавших в Готенбурге. А гребной флот, насчитывавший около 140 судов, делился на две почти равные части, из которых одна находилась в Стокгольме и иных портах Швеции, а другая - в Свеаборге. Еще у шведов было несколько судов гребного флота на озере Саймо, для которого и русские строили в Вильманстранде 10 канонерских лодок.

Положение русской эскадры в Копенгагене по политическим причинам было довольно сложным. Дания под давлением Англии и Пруссии хоть и не заключала со Швецией мир, но оставалась в бездействии. С другой стороны, датское правительство, дорожа союзом с Россией, считало своим долгом охрану русской эскадры. Поэтому датский флот, почти равносильный эскадре Козлянинова, встал вместе с ней в линию у северного входа на Копенгагенский рейд, южный вход которого защищали четыре старых корабля, негодных к плаванию в открытом море. Таким образом, датчане, охраняя свою столицу от нападения шведов, вместе с тем охраняли и русскую эскадру.

К июню огневая мощь русской эскадры заметно возросла за счет замены 12-фунтовых и 6-фунтовых пушек на закупленные в Англии 24- и 36-фунтовые карронады.

Дальше