Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 11.

Боевые действия в Померании

После разгрома армии Карла XII под Полтавой шведский корпус генерала Крассау, находившийся в Польше, отступил в Померанию. После того, как шведы были изгнаны из Эстляндии и Лифляндии, в континентальной Европе под властью шведов оставались Померания, Бремен и Верден. Все эти земли они захватили еще во время тридцатилетней войны и в 1648 году включили в состав Шведского королевства по условиям Вестфальского мира.

Державы Великого союза - Англия, Голландия и Австрия - не были заинтересованы в расширении границ театра Северной войны и 20 марта 1710 года подписали в Гааге акт о северном нейтралитете. Эти страны призвали противников Швеции не вторгаться в шведские владения на севере Германии, и в свою очередь давали гарантию, что шведский корпус не будет увеличиваться количественно и не будет участвовать в войне. Текст трактата гласил:

"Шведам в Померании сил своих не умножать, а неприятельских действий противу Польши, Саксонии и России не производить, а в противном случае северные союзники предоставили себе право вступить с войсками своими против них в Померинию".

22 июля 1710 года в Гааге была подписана конвенция, которая предусматривала создание специального международного корпуса в составе английских, голландских и австрийских войск (15,5 тысяч пехоты и 3 тысячи конницы), предназначенного для наблюдения за сохранением нейтралитета.

Условия трактата являлись более чем благоприятными для Швеции, но Карл XII категорически отказался от нейтрализации шведских земель в Германии. Соответственно, в мае 1711 года Петр I отравил английской королеве мемориал. В нем говорилось, что поскольку Карл XII не намерен сохранять нейтралитет, и шведские войска, находящиеся в Померании, ждут лишь сигнала, чтобы вторгнуться в Польшу или Саксонию, то желательно соединить силы членов Великого и Северного союзов для [291] совместных действий. Если члены Великого союза не согласны с этим предложением, то пусть они "не за зло примут" действия России и ее союзников против шведов в этих областях. 3 августа 1711 года морские державы подписали соглашение, которым обязывались не препятствовать вступлению войск, северных союзников в Померанию. Дания и Саксония, в свою очередь, должны были не отзывать свои войска, находившиеся на службе у Великого союза.

В августе 1711 года датская армия, состоявшая из 18 тысяч пехоты и 9 тысяч кавалерии, вступила в Померанию. Пятитысячный отряд кавалерии отправился на осаду Висмара. Остальные датские войска двинулись к Штральзунду. Одновременно в Померанию вступил Август II во главе 10-тысячного отряда саксонской кавалерии и 6-тысячного отряда русских драгун. 6 сентября союзники соединились под Штральзундом и обложили его. В течение осени велись осадные работы. Были построены батареи для осадной артиллерии, которую намечалось привезти из Дании. Осада затянулась. Успешному ходу военных действий мешали разногласия между союзниками. Август II и Фредерик IV больше думали о личной выгоде, чем об общем деле. Датчане были заинтересованы в захвате Висмара, саксонцы - острова Рюген.

Положение союзных армий становилось тяжелым. Не хватало продовольствия. Особенно в тяжелом положении оказались русские войска, с которыми саксонцы не хотели делиться своим провиантом. Петр требовал от Августа II улучшить снабжение русских солдат и офицеров:

"Ежели изволите их еще иметь, то чтоб оным мясо и соль против саксонцев давано было, или их, ежели сего дать им не изволишь, отпустить в службу короля датского, или к Штетину, ибо не сытые солдаты служить не могут".

Положение союзников осложнялось и тем, что датский флот, везший артиллерию, был рассеян поднявшейся бурей, и кораблям пришлось вернуться назад. А шведам удалось на судах перебросить в Померанию дополнительный 6-тысячный корпус. Без осадной артиллерии союзники не решались на зиму оставаться под Штральзундом. Пришлось им снять осаду. Саксонские и датские войска [292] ушли из Померании. Лишь под Висмаром остался 6-тысячный датский корпус.

Тут стоит сказать пару слов о причинах посылки русских войск в Померанию. "Мэтр" истории петровского периода Н.И. Павленко пишет по сему поводу:

"Отправляя русский корпус в Померанию в 1711 г., царь не рассчитывал на территориальные приобретения. Его цель состояла в изгнании шведов из Померании, что должно было ускорить заключение долгожданного мира"{72}.

Увы, это далеко от истины. Ну, предположим, планы Петра сбылись, и русские вместе с саксонцами и датчанами дружно бы взялись за шведов в Померании. При таком неравенстве сил любой более или менее грамотный шведский генерал просто эвакуировал бы 18-тысячный корпус в Швецию. Соответственно, датчане и саксонцы немедленно прекратили бы боевые действия. Им и в голову не пришло бы высаживать десант в Швеции или Финляндии.

На самом деле, отправляя корпус в Померанию, Петр пытался влезть в германские дела. "Это ни на чем не основанные предположения. Где факты, где документы?" - заявят мои оппоненты. Действительно, документов нет или они где-то лежат под грифом "совершено секретно". А если бы и удалось их обнародовать, то наши верноподданнические историки объявили бы их фальшивкой. Так что документов нет, но русский корпус в Германии был. Лез Петр в Германию и с другого хода. 14 сентября 1711 года в городе Торгау он лично принял участие в празднествах в связи с бракосочетанием своего сына Алексея и принцессы Софии Шарлотты Христины Брауншвейг-Вольфенбюттельской.

1 марта 1712 года в Померанию отправился новый русский корпус под командованием А.Д. Меншикова. После его прибытия силы союзников в Померании составили 85 тысяч человек, из них 48 тысяч русских, 27 тысяч датчан и 10 тысяч саксонцев.

31 марта в Кольдинге союзникам удалось, наконец, согласовать план военных действий, согласно которому следовало высадить десант на острове Рюген и осадить Щтральзунд. Русское командование, чтобы не разрывать [293] тыловые коммуникации, было заинтересовано в первую очередь во взятии Штеттина (Щецина). Русское правительство, желавшее привлечь к союзу против Швеции Пруссию, гарантировало, что после захвата Штеттин будет передан ей. Петр заверял Пруссию, что вступление русских войск в Померанию преследует единственную цель - "принудить короля шведского к полезному миру". Далее Петр продолжал:

"Мы декларовать восхотели, что понеже может быть мы вскоре осаду города и крепости Штеттина предвоспринимать будем; и ежели оную вскоре, или по нескольком времени, или через оружие к сдаче принудим, мы никакой претензии на нее чинить и наши войска в оную вводить не будем, но отдастся оная... вечно Его Прусскому Величеству".

В сентябре 1712 года Петр заключил договор об уступке Штеттина Пруссии. Тогда же было заключено соглашение с Августом II о передаче саксонцам Эльбинга, уже захваченного русскими войсками.

Летом 1712 года в лагерь русских войск в Померании, прибыл сам царь, но и его призывы не изменили ситуацию - союзники по-прежнему оставались пассивными. В сентябре 1712 года была намечена совместная русско-датская высадка десанта на шведский остров Рюген, но шведы опередили союзников и высадили на остров 10 тысяч пехоты и 1800 кавалерии под командованием генерала Стенбока. Вскоре Стенбок переправил свои войска через узкий пролив между Рюгеном и Померанией и, оставив в крепости Штральзунд двухтысячный гарнизон, двинулся к Мекленбургу. Главные силы шведской армии (10,6 тысяч человек пехоты и 6,6 тысяч человек кавалерии) заняли Дамгартен. Стоявшие здесь четыре полка саксонской кавалерии и около 400 человек датской пехоты при приближении шведских войск отступили.

3 ноября войска Стенбока овладели Ростоком. Меншиков сообщил Петру из Померании, что "Штейнбок со всем войском из Померании марш свой воспринял в Мек-ленбургскую землю через зело крепкий пас, который держали саксонцы, которые оставя оный ушли". Как только войска Стенбока вступили в Мекленбург, датчане сняли осаду Висмара и отступили к Траве. В конце ноября армия Стенбока сосредоточилась в окрестностях Швана. Союзники расположились следующим образом: русские - за реками Небель и Реквиц, датчане - у Гадебуша, саксонцы - у Гюстрова.

Саксонский главнокомандующий Я.Т. Флемминг без согласия Петра заключил со шведами перемирие на 15 дней. Стенбок надеялся, что за это время прибудет второе подкрепление из Швеции. Петру пришлось приложить много сил, чтобы убедить датского короля Фредерика IV выступить против Стенбока, указывая на возможность иноземного вторжения в Данию. Кроме того, существовала опасность движения Стенбока в Польшу для соединения с Карлом XII.

Стенбок решил предупредить противников и 4 (15){73} декабря, как только кончился срок перемирия, он с 19 батальонами и 48 эскадронами выступил из Швана и двинулся на Шверин и Гирсов. Русское командование, получив известие об этом 7 (18) декабря, тотчас послало войска на помощь датчанам. Саксонцы под командованием фельдмаршала Флемминга (2 батальона и 32 эскадрона) тоже пошли на помощь датчанам и соединились с ними. Силы датчан достигли теперь 29 батальонов и 79 эскадронов.

Петр неоднократно посылал курьеров к Фредерику IV, советуя до подхода русских войск уклоняться от сражения. Но датский король, рассчитывая на численное превосходство своих войск, решил принять бой, не дожидаясь русских, "ибо хотели одни славу одержать". 9 (20) декабря шведские и датско-саксонские войска сошлись у Гадебуша. Союзные войска расположились на возвышенности. Их позицию с фронта и левого фланга прикрывала болотистая долина реки Радегаст, а с правого - густой лес.

Утром 9 декабря Стенбок двинул свои войска против правого фланга союзников. Заметив это, они заняли прикрытую болотистым ручьем позицию у деревни Валкенштет. Тем не менее, после ожесточенного двухчасового боя союзные войска были разбиты. Шведы захватили всю датскую артиллерию и четыре тысячи пленных. Датско-саксонские войска потеряли две тысячи человек убитыми [295] и столько же ранеными, шведы около 500 человек. Остатки армии союзников отошли к Ольдеслое и Любеку.

Узнав о поражении союзников, Петр написал Апраксину:

"господа датчане, имея ревность не по разуму, которых... просили, чтоб не вступать в бой, пока мы будем со всею пехотою к ним, и пришли уже мы за четыре мили: но они не дождався нас в бой вступили и баталию потеряли. Но уже славим бога, что не великий урон, а именно 1500 убито их на месте, где и неприятелей более легло; только в полон взято более 2000 пехоты, а конница почитай вся цела, понеже левое крыло скоро побежало".

Русская армия, спешившая на помощь союзникам, отошла на Силоу и Гистров. Шведская армия расположилась по квартирам между Висмаром и Любеком.

В 1713 году военные действия были перенесены в Голштинию, куда вступили русские войска, преследуя шведскую армию Стенбока. В начале января русская армия расположилась в районе Гамбурга. Шведская армия находилась в Пиннеберге. Имея у себя в тылу сильную датскую крепость Рендсбург, Стенбок не решился вступить в бои и отошел из Пиннеберге к Фридрихштадту. К 12 января в Ридсбурге собралась вся союзная армия. Она состояла из 12 русских батальонов и 29 эскадронов, 9 датских батальонов и 31 эскадрона, 3 саксонских батальонов и 23 эскадронов. Всего 24 батальона и 83 эскадрона. В конце января русская армия подошла к Гузуму и стала напротив шведских войск, которые расположились в Эйдерштеде.

Стенбок оставил одну тысячу человек в Ульвесбюле, четыре полка пехоты и четыре тысячи кавалерии - в Фридрихштадте, а остальные пехотные отряды защищали проходы, сделанные в плотинах, ведущих в Эйдерштед. Занятая шведами позиция находилась вблизи моря, была окружена непроходимыми в распутицу болотами и каналами, подойти к ней можно было только по двум узким плотинам, "укрепленными перекопами и батареями". Петр I предложил союзникам атаковать неприятеля объединенными силами, но те, считая позицию шведов неприступной, отказались от боя. Кроме того, Фредерик IV ни за что не соглашался оставаться в Гузуме, пока не получит в подкрепление несколько русских полков. В результате было решено, что датско-саксонские войска, подкрепленные [296] четырьмя русскими пехотными полками, остануться в Гузуме,

"дабы,
- как писал Петр, -
неприятеля чрез дам лежащий к Гузуму не пропустить; а достальным российским войскам ити к местечку Швабстеду, от которого лежит другой дам к Фридригштату (укрепленный перекопами и батареями от неприятеля)".

31 января (11 февраля) русские двинулись по дамбам двумя колоннами. Пехотой, шедшей по одной дамбе, командовал сам царь, а кавалерией, шедшей по другой дамбе, Меншиков. Шведы, увидев наступающих русских, побросали в воду пушки и отступили. Дожди и размытые дороги затруднили преследование неприятеля, которого "догнать было не возможно: понеже такая была вязкая грязь, что не только со всех солдат обувь стащило, но и у многих лошадей подковы выдрало". Шведы в этом бою потеряли 300 человек пленными и 13 человек убитыми. Русские потеряли двух человек убитыми и пятерых ранеными.

Таким образом, под Фридрихштадтом русская армия нанесла решающее поражение Стенбоку. От окончательного уничтожения шведов спасло только то, что голштинский герцог, нарушив свой нейтралитет в Северной войне, впустил Стенбока с остатками армии в крепость Теннинген.

Союзники с суши и с моря осадили эту крепость. Петр, назначив командующим русскими войсками Меншикова, уехал в Россию. Верховное командование принял на себя датский король Фредерик IV. Были вырыты траншеи и построены мортирные батареи. Осажденные страдали от нехватки продовольствия и пресной воды. Датские корабли блокировали крепость с моря, они стояли в устье реки Эйдера и не давали возможности подвезти в крепость провиант. Датчане захватили 15 шведских судов с продовольствием, обмундированием и дровами, которые шли к Теннингену. В крепости началась эпидемия, жертвой которой стали четыре тысячи человек. Видя бесполезность дальнейшего сопротивления, Стенбок вынужден был капитулировать.

Согласно условиям капитуляции, подписанным 4(15) мая, Стенбок сдался в плен со всеми своими войсками (11485 человек), оружием и знаменами. В донесении русский [297] посол В.Л. Долгоруков так описывал это событие:

"По капитуляции, учиненной с фельтмаршалом швецким Штейнбоком, о которой прежними моими письмами я вам доносил, вчера первая и сего дня другая бригады ис Тонинга вышли и положа знамена и ружье перед войски их союзных величество пошли в путь свой на квартиры, которые им определили от датчан".

Армия Стенбока перестала существовать. После капитуляции Стенбока военные действия в Голштинии закончились, русские и саксонские войска вернулись в Померанию, датские войска остались в Голштинии.

В июне 1713 года состоялся военный совет в Ванцбеке, на котором союзники приняли решение осадить Штральзунд силами саксонских и русских войск и захватить остров Рюген. Русские войска должны были осадить также Штеттин, "чтобы оную Штетинскую крепость одними российскими войсски доставать". Август II обещал доставить туда осадную артиллерию.

4 (15) июля 1713 года русско-саксонские войска численностью 17 тысяч человек осадили остров Рюген. В июле 24-тысячная русская армия под командованием Меншикова блокировала Штеттин. Крепость защищал 5-тысячный гарнизон и 4 тысячи вооруженных горожан. 17 (28) сентября, после прибытия обещанной Августом II артиллерии (70 пушек, 2 гаубицы, 30 мортир) началась бомбардировка Штеттина. В городе возникли сильные пожары. На следующий день гарнизон Штеттина капитулировал. Русские потеряли при осаде Штеттина 184 человека убитыми и 365 человек ранеными.

Штеттин был передан в секвестр Пруссии. Тем самым она становилась на сторону Северного союза. Позже, в июне 1714 года, между Россией и Пруссией был подписан договор, по которому Штеттин навсегда оставался во владении Пруссии, а Россия получала в свое владение Ингрию, Карелию с городами Выборгом и Нарвой, Эстляндию с Ревелем.

С падением Штеттина военные действия в Померании тоже закончились. Петр приказал Меншикову с 26-тысячной русской армией идти через Польшу к русским границам, "не чиня отнюдь никаких обид и отягощений обывателям польским, а довольствовались бы токмо [298] одним провиантом определенным". В Померании остался 6-тысячный русский отряд.

Дальше