Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 2.

Кто на кого напал в 1941 году?

После заключения мира в 1940 году СССР больше не планировал нападение на Финляндию. Это подтверждают рассекреченные советские документы. Сталин всеми силами пытался оттянуть войну с Германией, а любое нападение или даже давление на Финляндию могло спровоцировать войну с Гитлером.

Так, в августе 1940 года Сталину была подана записка Наркома обороны Ворошилова по основам стратегического развертывания вооруженных сил на 1940 и 1941 год. В ней сказано:

"Вооруженное столкновение СССР с Германией может вовлечь в военный конфликт с нами - с целью реванша - [699] Финляндию и Румынию, а возможно, и Венгрию.... Вступление в войну одной Финляндии маловероятно, наиболее действителен случай одновременного участия в войне Финляндии с Германией. Учитывая возможное соотношение сил, наши действия на северо-западе должны свестись к активной обороне наших границ.

Для действий на северо-западе предназначено иметь Северный фронт, в составе двух армий и отдельного стрелкового корпуса. 14 Армия - с основными задачами обороны северного побережья и наших границ в северной Карелии, в составе 4 стрелковых дивизий. 7 Армия - с основными задачами обороны Ленинграда и Петрозаводскго направления, в составе 4 стрелковых дивизий; 2 отдельных танковых бригад. 65-й отдельный стрелковый корпус - с задачей оборонять побережье Эстонской ССР и острова Эзель и Даго, в составе 2 стрелковых дивизий; 1 отдельной стрелковой бригады; 1 отдельной танковой бригады. В резерве командования Северным фронтом в районе Ленинграда иметь стрелковую дивизию".

В случае выступления Финляндии Балтийский флот должен был: совместно с авиацией уничтожить боевой флот Финляндии; содействовать сухопутным войскам, действующим на побережье Финского залива и на полуострове Ханко, обеспечивая их фланг и уничтожая береговую оборону финнов; не допустить морских десантов немцев на побережье Латвийской и Эстонской ССР; нанести поражение германскому флоту при попытках его пройти в Финский залив; обеспечить возможную переброску одной-двух стрелковых дивизий с побережья Эстонской ССР на полуостров Ханко.

Как видим, перед советскими вооруженными силами ставились исключительно оборонительные задачи на случай войны с Финляндией. Силы и средства для этого выделялись более чем скромные.

В 1940 году и начале 1941 года советская разведка в Финляндии давала полную и объективную информацию о деятельности финских политиков и военных. Из Хельсинки поступил целый ряд сообщений о готовности Финляндии вместе с Германией вступить в войну против СССР. Например, 11 июня 1941 года замнаркома госбезопасности [700] Кобулов направил Сталину и Берия агентурное сообщение из Хельсинки:

"Министр финансов Мауно Пеккала сообщил нашему агенту следующее. На заседании финляндского правительства 9 июня президент Рюти заявил, что по требованию немцев Финляндия должна в ближайшие дни провести частичную мобилизацию и что в ближайшие же дни в Финляндию начнут прибывать в большом количестве немецкие войска... Далее Рюти сказал, что вопрос о том, будет ли война между Германией или СССР или нет, разрешится 24 июня".

Во втором сообщении говорилось:

"Один из лидеров аграрной партии, бывший министр обороны Ньюкканен сообщил нашему агенту, что немцы перебрасывают из Северной Норвегии в Финляндию дивизию, которая прибывает в Рованиеми. Часть этих войск уже расположена в пограничном с СССР районе Куусамо. На вопрос агента о цели переброски этих частей в Финляндию Ньюкканен ответил, что в ближайшие дни ожидается война между Германией и СССР, и что немцы предполагают выступить из Финляндии, которая будет играть большую роль... 9 июня в Або прибыл немецкий военный транспорт, который привез примерно 1500 солдат и 40-50 автомобилей для мотопехоты. Все это направлено в сторону Таммерфорса".

По данным финского историка Мауно Йокипии, мобилизация в Финляндии началась 18 июня 1941 года и так называемые "войска прикрытия" к вечеру 20 июня уже находились на своих местах вдоль всей границы. Войска ПВО, а также части Ханко и Лапландии были Отмобилизованы в более ранние сроки, соответственно, 10 и 15 июня.

В середине дня 22 июня из Главного штаба в 14-ю дивизию, VI и II армейские корпуса были посланы телефонограммы,, которые, предписывали обеспечить "готовность мер, связанных с началом наступления, к 28 июня". 23 июня 1941 из резерва главнокомандующего II армейскому корпусу были приданы 3 артиллерийские батареи (105-мм, 150-мм и 210-мм орудий); IV корпусу - одна батарея 150-мм орудий; VII корпусу - одна батарея тяжелых [701] орудий и одна батарея большой мощности. В результате огневая мощь частей, планировавшихся для ведения наступления, серьезным образом возросла. Одновременно армейский корпус Талвела, который был развернут в полосе североладожского побережья, получил третью дивизию. Еще одну дивизию из резерва главнокомандующего разместили во втором эшелоне этого же участка будущего фронта. Артиллерия Талвела тоже получила существенное подкрепление{159}.

21 июня в 16.15 финская армия и флот начали операцию "Регата" - вторжение на Аландские острова. Эти острова, как уже говорилось, были объявлены демилитаризованной зоной согласно Женевской конвенции 1921 года и договору с СССР от 12 марта 1940 года. За одну ночь с материка на архипелаг на 23-х кораблях были переброшены 5 тысяч солдат с боевой техникой, в том числе 69 орудий. Операцию прикрывали оба финских броненосца. Персонал советского консульства (31 человек) на Аландских островах (в Мараанхамине) был арестован и 24 июня вывезен в Турку.

Еще 14 июня 1941 года три больших германских минных заградителя с грузом мин ("Кобра", "Кёнигин Луиза" и "Кайзер") прибыли в Хельсинки. На следующий день минные заградители "Танненберг", "Ганзаштадт", "Данциг" и "Бруммер" прибыли в Турку. 18 июня в военно-морскую базу Суоменлинна (бывший Свеаборг) в районе Хельсинки прибыли 6 германских торпедных катеров (S-26, S-39, S-40, S-101, S-102, S-103). Вместе с ними пришла плавбаза "Карл Петерс". В тот же день в Турку прибыли еще 6 торпедных катеров (S-41, S-42, S-43,.S-44, S-104, S-105) и плавбаза "Тсингтау" (Циндао). Всего в финских шхерах немцы сосредоточили более 40 судов, среди которых были 7 минных заградителей, 12 тральщиков, 17 торпедных катеров, 4 плавбазы.

21 июня в 22 часа 59 минут немецкие заградители начали ставить минные заграждения (всего 2000 тысяч мин) поперек Финского залива, чтобы запереть в нем Балтийский [702] флот. Одновременно три финские подводные лодки поставили минные банки у эстонского побережья, причем их командиры получили приказ атаковать советские корабли, "если попадутся достойные цели". И все это 21 июня!

22 июня с озера Оулуярви стартовали два гидросамолета "Хенкель-115". Через три часа они приводнились на Коньозере в нескольких километрах к востоку от Беломорско-Балтийского канала. С самолетов высадилось 16 финских диверсантов, одетых в немецкую форму. Диверсанты попытались взорвать шлюзы канала, но все шлюзы так хорошо охранялись, что финны даже не смогли близко подойти к ним. 22-24 июня финские самолеты неоднократно вели разведку над территорией СССР. Один из них был сбит в районе Таллина.

В Москве 23 июня Молотов вызвал к себе финского поверенного в делах Хюннинена. Молотов потребовал от Финляндии четкого определения ее позиции - выступает ли она на стороне Германии либо придерживается нейтралитета. Хочет ли Финляндия иметь в числе своих врагов Советский Союз с двухсотмиллионным населением, а возможно также и Англию? Советский Союз не предъявлял Финляндии никаких требований, и поэтому он имеет полное право получить ясный ответ на свои вопросы. Молотов обвинил Финляндию в бомбардировках Ханко и в полетах над Ленинградом. Хюннинен со своей стороны обвинил Советский Союз в бомбардировках финских судов и укрепления Алскари. Ни Хюннинен, ни финское правительство не пожелали объяснить действия Финляндии.

Утром 25 июня по приказу Ставки ВВС Северного фронта совместно с авиацией Балтийского флота нанесли массированный удар по девятнадцати аэродромам Финляндии и Северной Норвегии, где базировались самолеты германской 5-й воздушной армии и ВВС Финляндии. В этом налёте участвовали 236 бомбардировщиков и 224 истребителя. По советским данным в ходе первого налета на земле был уничтожен 41 самолет. Финны утверждают, что сбили 23 советских самолета. В течение следующих шести дней советская авиация продолжала бомбить аэродромы и порты Финляндии. [704]

25 июня финны собрали парламент. Премьер-министр Финляндии Рангель заявил депутам:

"Состоявшиеся воздушные налеты против нашей страны, бомбардировки незащищенных городов, убийство мирных жителей - все это яснее, чем какие-либо дипломатические оценки показали, каково отношение Советского Союза к Финляндии. Это война. Советский Союз повторил то нападение, с помощью которого он пытался сломить сопротивление финского народа в Зимней войне 1939-1940 годов. Как и тогда, мы встанем на защиту нашей страны"{160}.

После выступления премьера парламентарии сразу заговорили о "наболевшем". Представитель аграрной партии Вихула заявил:

"Пришло время Великой Финляндии".

Его коллега Вестеринен сказал:

"Наступил великий исторический момент. Встает вопрос о пересмотре границ".

Вопрос о советской Карелии всем был ясен, а вот относительно других территорий между аграриями вспыхнула перепалка. Нет, не о том, брать или не брать (конечно, брать), а надо ли сейчас этот вопрос ставить официально или погодить. Депутат Салмиала заявил:

"Нам надо осуществить идею Великой Финляндии и передвинуть их (русских - А.Ш.) на тот рубеж, где прямая линия соединяет Ладогу и Белое море".

Его попытались унять: "Не все следует говорить, о чем думаешь!"

Вечером 25 июня парламент Финляндии проголосовал за войну с СССР. Против не выступил никто, однако из 200 депутатов 99 просто не пошли голосовать. Финская пропаганда сделала все, чтобы обвинить СССР в агрессии против Финляндии. И внутри страны и за рубежом финское правительство упрямо твердило, что Финляндия ведет "особую войну", за возврат отобранных у нее земель. Германия - союзник, но у нее свои собственные цели. [706]

Дальше