Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава XIV.

Стремительное продвижение по океану

Адмирал Холси - в то время командующий 3-м флотом в центральной части Тихого океана - послал 13 сентября 1944 г. донесение адмиралу Нимицу в Перл-Харбор. Нимиц одобрил его и переслал президенту Рузвельту, который затем провел в Квебеке совещание с премьер-министром Черчиллем и Объединенным комитетом начальников штабов. Предложение Холси после согласования с генералом Макартуром, командовавшим юго-западным тихоокеанским театром, было одобрено военными руководителями. Это решение, отражавшее перестановку сил на Тихом океане, влекло за собой серьезные изменения в сроках проведения наших операций.

Холси рекомендовал обойти о. Яп, предоставив освобождающиеся при этом наземные войска в распоряжение генерала Макартура, и в самый ближайший срок высадить десант на о. Лейте, на востоке группы Филиппинских островов. Он предлагал также отказаться от действий по захвату островов Палау, но было решено, что слишком поздно останавливать уже ведущуюся там кампанию. Однако атака о. Яп была отменена. Наша [310] высадка на о. Лейте была назначена на 20 декабря. После совещания в Квебеке этот срок был перенесен на 20 октября, что повлекло за собой изменение всего графика операций и сократило войну минимум на 2 месяца. Прежний план вторжения на Филиппины через Минданао теперь был отставлен.

Предложение Холси было основано непосредственно на результатах первого авианосного удара по оккупированным японцами Филиппинам. Эта операция проводилась с 9 по 12 сентября тремя из четырех групп оперативного соединения быстроходных авианосцев. Разведывательные данные, приобретенные в ходе операции, и полное уничтожение нашими самолетами оказывавшей сопротивление японской авиации свидетельствовали о слабости японцев в районе Лейте.

Наши корабли в центральной и юго-западной частях Тихого океана были теперь организованы в два флота, 7-й флот, которым командовал вице-адмирал Кинкейд, был придан войскам генерала Макартура. В его состав входили амфибийные силы, старые линейные корабли и все эскортные авианосцы или авианосцы-»джипы»{145}.

3-й флот под командованием адмирала Холси{146} состоял из быстроходных авианосцев и новых линейных кораблей с многочисленными сопровождающими крейсерами и эскадренными миноносцами. Все ударные силы 3-го флота были организованы в 38-е оперативное соединение под командованием вице-адмирала Митшера, которое подразделялось на четыре оперативные группы. Этими группами командовали [311] покойный вице-адмирал Маккейн{147}, контр-адмирал Боген{148}, контр-адмирал Дэвидсон{149}, и я. Флагманский корабль адмирала Холси «New Jersey» был придан группе Богена. Митшер держал свой флаг на новом авианосце «Lexington», входившем в состав моей группы.

Пожалуй, следует упомянуть, что после воздушных ударов в феврале по о. Трук и Марианским островам я был откомандирован с действующего флота и назначен командующим морской авиацией Тихоокеанского побережья. Но я пробыл там только до июля, а 16 августа я вышел с оперативным соединением, состоявшим из авианосцев «Enterprise», «Intrepid» и «Independence» с четырьмя эскадренными миноносцами, из Перл-Харбора на о. Эниветок, бывший теперь действующей американской базой, где адмирал Холси назначил меня на авианосец «Essex» в качестве командующего оперативной группой 38.3. Кроме «Essex», в эту группу входили авианосцы «Lexington», «Langley» и «Princeton», быстроходные линейные корабли «Washington», «Massachusetts», «Indiana», «Alabama» и «South Dakota», крейсера «Sante Fe», «Birmingham», «Mobile» и «Reno» и 18 эскадренных миноносцев{150}.

Мы вышли с о. Эниветок 29 августа с заданием оказать поддержку вторжению на острова Палау, и 6, 7 и 8 сентября моя оперативная группа вместе с группами 38.1 и 38.2 производила атаки против о. Пелелиу. В этих атаках впервые применялся напалм (желатинизированный бензин), который сбрасывался в баках, прикреплявшихся под фюзеляжем. При ударе о землю напалм воспламенялся и вызывал [312] сильные пожары на площади 30-40 ярдов. Он уничтожал в равной мере одушевленные и неодушевленные предметы. От зенитного огня противника мы потеряли несколько самолетов, но японская авиация не оказала никакого сопротивления. Наши крейсера и эскадренные миноносцы обстреляли из своих орудий береговые объекты и вызвали много пожаров. Было повреждено или уничтожено от 25 до 30 барж (единственные бывшие там суда), радиостанции, склады горючего и казармы. После этого оперативные группы 38.1, 38.2 и 38.3 передали обеспечение воздушного прикрытия высадки на Палау оперативной группе 38.4, усиленной десятью эскортными авианосцами, и вышли на нанесение первых авианосных ударов по Филиппинским островам.

На рассвете 9 сентября мы находились в 60 милях к востоку от о. Минданао. Сотни самолетов поднялись с авианосцев и, как саранча, понеслись к острову. Все японские аэродромы и находившиеся на них объекты подверглись сильной бомбардировке. На о. Минданао, территория которого равна приблизительно территории штата Индиана, находилось девять крупных авиабаз и множество вспомогательных посадочных площадок, и мы предполагали, что его будут оборонять значительные силы авиации. Но как в воздухе, так и на аэродромах мы обнаружили удивительно малое количество самолетов. Все они (58 самолетов) скоро были уничтожены, большинство из них сожжено на земле.

Самолеты моей группы в течение дня обнаружили конвой в составе 40 малых торговых судов. Конвой шел на юг и был обнаружен в центральной части восточного побережья Минданао. Он должен был доставить находившимся на острове японским войскам довольствие, в котором они крайне нуждались. Истребители ринулись на суда, ведя сильнейший огонь из своих пулеметов, и сразу же потопили 8 из них, оставив еще 10 или 12 горящими и тонущими. Два крейсера и четыре эскадренных миноносца получили задание прикончить конвой. Они нашли его остатки недалеко от берега и быстро потопили их огнем своих орудий. Несколько японцев было подобрано из воды.

Атаки против Минданао продолжались до 10 сентября, но там оказалось очень мало судов и всего несколько самолетов. [313] Взлетно-посадочные площадки на аэродромах были торфяные, и бомбардировка не могла причинить им большого ущерба. Пилоты сообщили, что на острове нет никаких выгодных целей, и около полудня оперативное соединение пошло на восток принимать топливо.

Когда обнаружилось, что японцы оказывают слабое противодействие на о. Минданао, адмирал Холси решил произвести разведку о силах противника, находящихся севернее. С этой целью 12 сентября мы вернулись в Филиппинские воды для нанесения так называемого первого висайянского удара (удар в районе моря Висайян). Каждой из трех оперативных групп был дан отдельный район в центральной части Филиппин. Моя группа получила задание уничтожить японские самолеты, суда, аэродромные устройства и наземные объекты на островах Себу, Негрос и Бохоль. В течение трех дней мы высылали туда колоссальное количество самолетов. При первой атаке о. Себу наши самолеты встретили в воздухе крупные силы авиации противника и сообщили, что сбили от 30 до 40 японских самолетов. Они атаковали также более 100 японских самолетов на земле. Последующие атаки, не встретившие воздушного сопротивления, были сосредоточены на больших кораблях, обнаруженных в гавани Себу, и огромных нефтехранилищах на соседнем острове Мактан. В этих трехдневных атаках все соединение уничтожило более 300 японских самолетов и сожгло 13 больших и 20 малых торговых судов, 35 сампанов и барж. Мы потеряли сравнительно мало самолетов: потери моей группы составили 10 самолетов (три из них из-за технических неисправностей) и 10 человек.

Приняв топливо, 38-е оперативное соединение пошло обратно в Филиппинские воды, чтобы нанести удар по Маниле, расположенной еще дальше на пути к Японии и явившейся главным объектом японской оккупации три с половиной года тому назад. Авианосцы 21 сентября прибыли на позицию выпуска самолетов в 157 милях от Манилы, чуть восточнее о. Лусон. Одна авианосная группа получила задание уничтожить самолеты и объекты противника в районе Манилы и Батангаса, другая - сделать то же самое в районе аэродрома Кларк-Филд, а третья - уничтожить суда в Манильской бухте. Манила с ее доками, береговыми [314] объектами, кораблями и расположенными рядом большими аэродромами была одним из самых важных объектов за пределами Японской империи и предполагалось, что ее охраняют более 500 самолетов.

Над Манилой наша авиация встретила много самолетов противника и в ожесточенных боях сбила большинство из них. После первого налета для оспаривания господства в воздухе над городом и его окрестностями у противника осталось очень немного самолетов. Хотя японские летчики не могли справиться с нашими истребителями или помешать их атакам, наши пилоты сообщили, что им мешал очень сильный зенитный огонь.

Безжалостно пикируя на свои цели, авианосные ударные группы за два дня атак уничтожили более 300 самолетов и потопили огромное количество кораблей и судов, в том числе 3 эскадренных миноносца, 3 танкера и 20 грузовых судов, причинив серьезные повреждения еще многим другим судам. Одни только летчики моей группы утверждали, что ими сбито 63 японских самолета и еще 112 уничтожено на земле. Наши авианосцы продемонстрировали перед японцами свою мощь, нанеся опустошительные удары по главным объектам. Всего в течение двухдневных атак против Манилы и других пунктов на Лусоне было уничтожено или повреждено 405 самолетов, потоплено или повреждено 103 судна, сожжено дотла несколько аэродромов, а гавань Манилы была оставлена усыпанной обломками судов. Наши потери составили всего 15 самолетов и 12 человек.

Приняв 23 сентября топливо от танкеров, находившихся восточнее района действий, 38-е оперативное соединение снова вернулось к центральным Филиппинским островам. Бухта Корон в западной части этого района была превосходной якорной стоянкой, и мы считали, что японцы используют ее как убежище для своих кораблей, полагая, что она находится достаточно глубоко в группе Филиппинских островов, чтобы туда не могли добраться наши самолеты. По нашей оценке, там укрывалось много кораблей.

Как только закончилась приемка топлива, 38-е оперативное соединение полным ходом направилось к пункту выпуска самолетов у пролива Сан-Бернардино, куда оно пришло на рассвете 24 сентября. До бухты Корон оставалось еще [315] 350 миль, но чтобы истребители «Hellkat» могли до нее долететь и вернуться, у них под крыльями были прикреплены дополнительные топливные баки. Кроме своего обычного вооружения, каждый самолет принимал 500-фунтовую бомбу с взрывателем замедленного действия на 4-5 секунд. Они должны были произвести топмачтовое бомбометание{151}, одновременно обстреливая цели из своих шести 0,5» пулеметов.

Кроме того, оперативная группа выслала самолеты в атаку против аэродромов, военных объектов и судов на Себу. Самолеты другой группы должны были атаковать такие же цели на северо-западе о. Негрос и на о. Панай.

Пройдя над всей центральной частью группы Филиппинских островов, где под самолетами сверкало море и темнели тропические острова, истребители появились над бухтой Корон, где японцы считали себя в полной безопасности. Там мирно покачивались на якоре 17-20 больших торговых судов и танкеров, не подозревая о неминуемой атаке. Не тратя даром времени, самолеты на полном газу ринулись вниз и пошли так низко, что едва не задевали мачты кораблей. Летчики отметили много попаданий. Один танкер взорвался и немедленно затонул, другие корабли были оставлены горящими. Когда атака закончилась, было потоплено 4 эскадренных миноносца и 11 малых кораблей, а также 19 танкеров, транспортов и торговых судов. В воздушных боях участвовало много японских самолетов, и 36 из них были сбиты. Самолеты, высланные к Себу и Мае-бате, также потопили ряд судов и повредили пристани, здания и другие объекты.

По завершении второго удара в море Висайян оперативное соединение ушло из этого района, чтобы пополнить запасы боеприпасов, топлива и продовольствия и немного отдохнуть после напряженной деятельности в течение целого месяца. Одна группа осталась в море, чтобы прикрывать острова Палау, а остальные пошли на Манус, Сайпан и Коссол Роудс. Моя группа направилась на якорную стоянку [316] Коссол, где нас могли увидеть японцы, находившиеся на северных островах в группе Палау, а 2 октября мы перешли на более удобную и уединенную базу - на о. Улути.

Оперативное соединение 6 октября вышло с Улути для нанесения нового беспрецедентно сокрушительного удара. Идя в район Нансей - Сето, чуть южнее главных японских островов, наши авианосцы теперь несли войну на территорию противника. Уничтожив японские воздушные силы на Филиппинах, где на различных аэродромах при подсчете оказалось почти 3000 разбитых самолетов, мы предприняли в первую очередь бомбардировку тех авиабаз, с которых на Филиппины могли быть присланы пополнения в период высадки наших войск в заливе Лейте. Идя под прикрытием тайфуна, который удерживал на земле разведывательные самолеты противника, мы прибыли в район о. Окинава на рассвете 10 октября. Мощная армада авианосцев выпустила свои самолеты, которые должны были атаковать все японские объекты вдоль 300-мильной дуги от о. Амамиосима на севере до о. Мякодзим на юге. И на этот раз японцы были захвачены врасплох. Никакого сопротивления со стороны авиации оказано не было, но, как обычно, американским летчикам пришлось пробиваться сквозь завесу сильного зенитного огня. Снова они принесли с собой хаос и разрушение; было уничтожено 93 самолета противника, потоплено 87 судов, склад боеприпасов и горючего в Наха на о. Окинава был подожжен и взорван, а многочисленные аэродромные устройства разрушены. Ни один из наших кораблей не получил повреждений{152}.

На следующий день мы приняли топливо от танкеров в пределах радиуса действия авиации от Лусона, а в это время наши истребители атаковали базы на этом острове. Покончив с этими делами, мы вышли на проведение рейда против оккупированного японцами о. Формоза, недалеко от побережья Китая. С 12 по 16 октября там происходило самое большое до того времени сражение в войне на Тихом океане, которое вели корабли и авиация берегового базирования. Нападение на острова Нансей -Сето послужило для [317] находившихся на Формозе японцев сигналом об опасности, и они были в готовности. Однако они сделали ошибку, использовав свои самолеты для защиты авиабаз, вместо того чтобы нанести удар по нашим легко уязвимым авианосцам.

Когда наши летчики подошли к Формозе, они встретили в воздухе много японских самолетов, поджидавших их, чтобы завязать бой. Японцы перебросили из метрополии в угрожаемый район огромные воздушные пополнения и, надеясь нанести сокрушительный удар, прислали даже частично обученные авианосные авиагруппы. Наши самолеты решительно атаковали японцев, и в воздухе завязались ожесточенные бои. Вторжение в один из самых сильно укрепленных районов Японии заставило японцев отбивать противника всеми имевшимися в их распоряжении средствами.

Наш план атаки предусматривал ведение действий в течение всего двух дней, но в сумерки второго дня тяжелый крейсер «Canberra», входивший в группу адмирала Маккейна, был торпедирован японскими самолетами и потерял ход. Адмирал Холси должен был принять трудное решение: или приказать экипажу покинуть поврежденный корабль и потопить его, а затем уходить из района действий, или попытаться спасти крейсер. Он решил сделать попытку увести крейсер на буксире, если даже в связи с этим его силы подвергнутся сильным воздушным атакам. Другой тяжелый крейсер, «Wichita», подошел к «Canberra» и взял его на буксир. «Canberra» мог делать только 4 узла. Атаки противника продолжались, и 14 октября в 21.00 был торпедирован еще один тяжелый крейсер - «Houston». На нем затопило машинное отделение, и его также пришлось взять на буксир.

Токийское радио сообщило после этого, что бесстрашные японские летчики почти полностью уничтожили американский флот. Надводные силы японского флота, добавило токийское радио, вышли из Внутреннего моря, чтобы уничтожить остатки кораблей адмирала Холси. Это сообщение подало адмиралу Холси одну идею. Казалось, само небо посылало благоприятный случай выманить японский флот из его гаваней и затем разбить его. Немедленно была организована «1-я дивизия поврежденных кораблей», в состав [318] которой входили два поврежденных тяжелых крейсера и эскортировавшие их крейсера и эскадренные миноносцы. Неофициально она называлась «дивизией-приманкой». Была пущена в ход радиодезинформация с целью создать впечатление, что флот сильно поврежден. Таким путем предполагалось завлечь японцев в пределы досягаемости наших самолетов и линейных кораблей. Участвуя в выполнении этого плана, авианосные группы возобновили свои удары по Формозе и продолжали их еще в течение двух дней. «Потопленные и поврежденные корабли 3-го флота, - радировал адмирал Холси адмиралу Нимицу, - спасены и полным ходом возвращаются в воды противника».

В течение ближайших двух дней наши корабли продолжали подвергаться атакам торпедоносцев и бомбардировщиков{153}, многие из которых были сбиты. «Houston» получил попадание еще одной торпеды{154}, но остался на плаву. «Houston» и «Canberra» были взяты на буксир океанскими буксирами, но двигались они по-прежнему чрезвычайно медленно. Однако атакующие самолеты видели много авианосцев и других надводных кораблей, еще способных вести бой. Японскому флоту, вышедшему из Внутреннего моря, было приказано возвратиться в безопасные воды. Поврежденные крейсера, выдержав тайфун, в конечном счете благополучно добрались до Улути.

За четыре дня сражения у Формозы мы уничтожили более 680 японских самолетов, потопили 140 судов и повредили еще 248 судов. Наши потери составили 95 самолетов и 2 поврежденных крейсера. Многие из наших упавших в море летчиков были спасены. Потери японцев в самолетах должны были сыграть важную роль в дальнейшем. В связи с этим японцы не смогли отбить наши высадки на о. Лейте, произведенные через несколько дней, и потерпели поражение в сражении за залив Лейте. [319]

В 17.00 14 октября моя оперативная группа приняла свои самолеты и пошла на восток пополнить запас топлива. Вдруг радиолокационная установка обнаружила большую группу приближавшихся самолетов, и на них был наведен боевой воздушный патруль. Хотя многие из атаковавших самолетов были сбиты, несколько минут спустя наши наблюдатели заметили около 15 самолетов противника, которые подходили к нашему соединению на большой скорости и на такой малой высоте, что им удалось остаться необнаруженными радаром. Несмотря на сильный огонь нашей зенитной артиллерии, они сделали заходы против авианосцев и тяжелых кораблей в нашей диспозиции. Усиленно маневрируя и закрывая небо разрывами зенитных снарядов, корабли с трудом уклонились от нескольких торпед. В этом бою огнем зенитной артиллерии кораблей и боевым воздушным патрулем было уничтожено 25 японских самолетов. Один самолет, сбитый легкими зенитными орудиями крейсера «Reno», упал ему на ют, в результате чего начался пожар, но серьезных повреждений не было.

В состав оперативного соединения быстроходных авианосцев входили теперь 8 больших авианосцев типа «Essex», 8 легких авианосцев типа «Independence», 7 быстроходных линейных кораблей, 4 тяжелых крейсера, 7 легких крейсеров, 3 крейсера ПВО и 60 эскадренных миноносцев. Действия этого соединения совершенно не зависели от старых линейных кораблей, эскортных авианосцев, крейсеров и эскадренных миноносцев, назначенных в 7-й флот и амфибийные силы. Наше господство на море простиралось теперь от Перл-Харбора, где началась война, до побережья Японии и Филиппин. Быстроходные авианосцы совершенно безнаказанно могли отправляться в любое выбранное ими на Тихом океане место. Эти мощные ударные силы, которые могли выпускать в воздух с палуб своих авианосцев более 1000 самолетов, всюду господствовали на море в пределах досягаемости своих самолетов. Их главным наступательным боевым средством были самолеты, а огромное количество зенитной артиллерии, установленной на кораблях, значительно увеличивало их обороноспособность.

С 31 августа эти ударные силы производили рейды на острова Бонин, Минданао, Висайян (дважды), Лусон и город [320] Манилу, Палау, Окинава, Нансей-Сето и Формозу. Их самолеты сделали много тысяч вылетов. Эти операции проводились на расстоянии приблизительно 6000 миль от наших материковых баз. Наносившиеся один за другим сокрушительные удары не позволяли японцам восстановить равновесие. Особенное значение имели непрерывно наносившиеся им потери в летчиках. Боевая подготовка летчика требует минимум года напряженной работы и большого количества авиационного бензина. С ускорением темпа нашего воздушного наступления, непрерывными потерями Японией квалифицированных летчиков и все усиливавшимся недостатком авиационного бензина японцы никак не могли готовить достаточно квалифицированных летчиков для своих авианосных самолетов и даже для авиации берегового базирования. Война наконец подошла к самому центру их обороны.

Рейды авианосцев сделали возможным вторжение на Филиппины. Они не только выявили слабость обороны японцев, но и сломали сопротивление японских авиачастей, базировавшихся на островах и на поддерживающих базах, расположенных на ведущих в империю коммуникациях. Авианосное оперативное соединение оказалось самым мощным наступательным оружием военно-морского флота, какое когда-либо знал мир.

Однако вторжение на Филиппины повлекло за собой еще одно большое морское сражение. Японцы решили использовать возможности главных артиллерийских сил своего флота, которые никогда еще не вели боев под прикрытием авиации берегового базирования. [321]

Дальше