Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава XIII.

Острова Палау

Пока наши амфибийные силы вели бои за Сайпан, Тиниан и Гуам, армейские тяжелые бомбардировщики с о. Эниветок бомбардировали Трук, а базирующиеся на Маршалловых островах самолеты продолжали бомбардировки обойденных ими японских островов в этой группе. Хотя между январем и июлем 1944 г. на острова Мили, Вотье, Малулап и Джалуит было сброшено 7200 т бомб, с них по-прежнему велся зенитный огонь.

На новых захваченных базах в группе Марианских островов были быстро развернуты аэродромы. К концу июля аэродром Айсли-Филд на о. Сайпан, имевший взлетно-посадочную полосу длиной 6000 фут., мог обслуживать 150 самолетов. Эту взлетно-посадочную полосу удлинили до 12 000 фут., чтобы с нее могли действовать огромные бомбардировщики В-29, которые выпускали на заводах США для бомбардировки Японии.

Наше оперативное соединение быстроходных авианосцев нанесло удары по островам Яп, Улути, Файс, Нгулу и Сорол. Их главной целью было произвести фоторазведку этих островов. Авиация противника не оказала им [302] никакого сопротивления, и они уничтожили на земле несколько самолетов, повредили много малых судов и нанесли значительный ущерб наземным объектам. Кроме того, несколько оперативных групп быстроходных авианосцев атаковало о. Палау, где самолеты попали под сильный зенитный огонь. Было уничтожено значительное количество самолетов противника, а также взорвано и потоплено много судов.

Поскольку в результате нашего продвижения на центральные Каролинские острова создалась новая стратегическая обстановка, директивы, данные нашим морским силам в центральной части Тихого океана, были расширены и в них было включено следующее: «Добиться господства на восточных подступах к району Филиппинские острова - Формоза - Китайское побережье и сохранять его». Кроме того, специально оговаривалось, что наши вооруженные силы должны «непрерывно и все в большем масштабе оказывать неослабевающее давление на Японию. Стремиться всеми возможными средствами в максимальной степени применять тактику измора к воздушным, наземным и морским силам противника во всех районах».

В действиях, которые велись в течение трех месяцев, с июля до сентября 1944 г., участвовали все крупные силы центральной части Тихого океана, и эти действия охватили всю центральную и всю западную части Тихого океана. В состав сил, которые использовались для выполнения этих заданий, входило около 800 кораблей, 1600 самолетов и около 250 000 человек из всех родов войск вооруженных сил.

Для того чтобы ликвидировать брешь между силами юго-западной части Тихого океана и силами центральной части Тихого океана, сначала планировалось оккупировать еще три базы - острова Палау, Улути и Яп. По ориентировочным подсчетам, японцы имели на островах Палау войска в количестве 38 000 человек и на о. Яп - 10 000 человек. Остров Улути, по нашим расчетам, должен был иметь весьма слабую оборону, если он вообще ее имел.

В качестве прикрытия оккупации островов Палау и Улути группы быстроходных авианосцев произвели ряд рейдов на Филиппинские острова, которые должны были оказать серьезное влияние на последующие операции. Они будут описаны в следующей главе. Что касается высадки десанта [303] на Палау, то достаточно сказать, что эти авианосные рейды лишили японский военно-морской флот и базировавшуюся на Филиппинах авиацию всякой возможности помешать этой операции.

Острова Палау лежат у западного конца длинной цепи Каролинских островов, которая проходит по Тихому океану с востока на запад в нескольких градусах к северу от экватора. Их общая площадь составляет 190 кв. миль. Они были важнейшей позицией в оборонительной системе японцев и пользовались приоритетом в отношении развертывания обороны даже перед Марианскими островами. Острова Палау находятся всего в 530 милях от южных Филиппинских островов, немного дальше, чем на середине пути между Гуамом и Минданао. Они были слишком отдалены от всех наших новоприобретенных баз, чтобы их можно было нейтрализовать силами самолетов сухопутного базирования, и представляли угрозу нашим коммуникациям в случае нашей высадки на Филиппинах. Они уже перерезали наш прямой путь сообщения с войсками Макартура, которые к этому времени водворились на о. Моротай, чуть южнее о. Минданао. Их было необходимо захватить ради обеспечения безопасности нашего дальнейшего наступления.

Острова Палау такого же вулканическо-кораллового происхождения, как и другие острова, которые мы захватили в центральной части Тихого океана, а в их кораллово-известняковых горных кряжах имеются характерные пещеры. Во многих случаях японцы оборудовали эти пещеры осветительными и вентиляционными системами, деревянными настилами, лестницами, телефонами и радио.

На Бабелтуапе, самом большом острове этой группы, находятся главный город и гавань. Военно-морская база помещалась в Короре рядом с гаванью. У южного конца цепи находится небольшой островок Пелелиу, длина которого около 6 миль, а максимальная ширина около 2 миль. Ровный, низко лежащий остров Пелелиу большей частью расчищен, если не считать покрытого густой мангровой зарослью болота. На этом острове был аэродром, построенный японцами. В семи милях к юго-западу от Пелелиу находится еще меньший остров Ангаур, длина которого всего 2,5 мили, а наибольшая ширина менее 2 миль. Оценка военных специалистов [304] показывала, что захват островов Пелелиу и Ангаур позволит обеспечить полное господство над этой группой островов и использование необходимого аэродрома.

На северо-востоке островов Палау находится превосходная якорная стоянка Коссоя Роудс, образованная отдаленными островками и коралловым рифом и достаточно большая, чтобы вместить несколько сотен кораблей. Недостатком стоянки было то, что она хорошо просматривалась из Корора и находившиеся в Короре японцы могли наблюдать прибытие и уход всех кораблей, пользующихся этой стоянкой. Я несколько раз стоял там на якоре со своей оперативной группой, до того как в качестве якорной стоянки начал использоваться Улути.

Гарнизон Пелелиу состоял из отборнейших войск японской армии. Большей частью это были ветераны действовавшей в Маньчжурии Квантунской армии. По нашим подсчетам, численность войск на Пелелиу была немногим больше 10 000, но впоследствии мы выяснили, что гарнизон был значительно сильнее. Система обороны была эшелонирована в глубину и прикрывала практически все позиции, имеющие тактическое значение. Она была построена вокруг сильно укрепленного опорного пункта на кряжах севернее аэродрома.

Штурм этой базы был поручен 1-й дивизии морской пехоты и 81-й пехотной дивизии{144}.

Обе эти дивизии входили в состав 3-го амфибийного корпуса под командованием генерал-майора Гейджера. Проходившая боевую подготовку на Гавайских островах 81-я дивизия еще не была испытана в боях. Морская пехота готовилась к штурму на островах Руссел.

Хотя в исходе операции не могло быть сомнений, захват острова Пелелиу был связан с самыми жестокими боями. Непосредственную воздушную поддержку при высадке десанта обеспечивала группа эскортных авианосцев, которая позднее была усилена сначала одной, а затем двумя группами быстроходных авианосцев. Утром 15 сентября американская морская пехота высадилась на берег позади дымовых [305] завес, поставленных, чтобы скрыть риф и лишить возможности вести наблюдение наблюдательным пунктам противника, расположенным на высоте севернее аэродрома. В это время наши пикирующие бомбардировщики и истребители носились во всех направлениях, обстреливая на бреющем полете позиции противника, сбрасывая бомбы и пуская ракеты. Встретив сопротивление, многие суда амфибийных сил, приткнувшиеся к рифу, были поражены артиллерией японцев и загорелись.

Первый бросок сил встретил сильный огонь противника. Мы понесли тяжелые потери и тогда, когда очутились в пункте высадки. Пункт высадки был сильно минирован и защищен дотами, врытыми в коралл, с крышами из усиленного бетона, которые так хорошо сливались с местностью, что их можно было обнаружить, только наступив на них. В последующие броски солдаты переправлялись через риф среди обломков снаряжения и машин участников первого броска. На них еще сыпались снаряды, и они несли потери, но все же им удалось добраться до берега и усилить войска, цеплявшиеся за узкий захваченный плацдарм. К закату солнца они заняли рубеж около 3000 ярдов длиной со средней глубиной 500 ярдов. Чуть севернее находилась сильно укрепленная возвышенность, которая затем получила известность под названием «кряж Кровавый Нос».

После полудня в день высадки противник после артиллерийской подготовки предпринял решительную контратаку под прикрытием минометов и при поддержке танков. Однако к этому времени 30 наших танков типа «Шерман» благополучно переправились через риф и были готовы встретить японцев. Бой длился недолго. Противник был разгром- лен при помощи противотанковых орудий и стрелкового оружия пехоты и тяжелых орудий наших танков. Японские войска, находившиеся на танках, исчезли, когда наши орудия разгромили их машины. После этого боя японские танки перестали играть существенную роль в сражении за остров.

В течение первой ночи продолжались контратаки противника. Эти контратаки производились со всем ожесточением, характерным для японских «ура-атак». Но японцы не могли соперничать с умудренной опытом американской морской пехотой. Она удержала свои линии, и на следующее утро [306] наше наступление возобновилось. В тот день 5-й полк морской пехоты продвинулся к противоположному берегу острова и захватил весь аэродром. На юге 7-й полк морской пехоты закончил продвижение к восточному побережью и на второй день операции, к наступлению темноты, захватил всю эту часть острова, кроме двух почти полностью изолированных пунктов у южной оконечности острова.

Следующим этапом военных действий был поворот наших линий на север и штурм кряжа Кровавый Нос. Крутые склоны этой возвышенности были утыканы странными остриями и шпицами и покрыты, как сеткой, системой пещер. Противник использовал местность с дьявольской изобретательностью и создал такую сильно укрепленную позицию, какую американской морской пехоте до сих пор не приходилось брать. Среди лабиринта скал войска измеряли пройденное ими расстояние в ярдах и футах и продвигались там больше недели. К 23 сентября атаковавшие части потеряли убитыми и ранеными 60% своего личного состава. Постепенно позиция противника ослабевала, 23 сентября 1-ю дивизию морской пехоты сменила 321-я пехотная дивизия, которая стала окружать японцев, укрывавшихся в этом сильно укрепленном районе. В этот же день 321-я дивизия вбила клин в оборону японцев, захватив господствовавший над возвышенностью холм, а к вечеру следующего дня она лишила японцев, находившихся в оборонительной системе в пещерах, возможности получать пополнения с севера или бежать в этом направлении.

Тем временем другие войска продвигались на север и вышли на берег в пункте напротив небольшого островка Низебус, соединенного с Пелелиу дамбой. А 28 сентября 5-я дивизия морской пехоты, переправившись с Пелелиу прямо на Низебус через невысокий риф, оккупировала этот остров и еще небольшой соседний островок Конгауру, соединенный с Низебусом дамбой.

К 30 сентября кампания на Пелелиу практически была окончена. Мы заняли аэродром и все объекты на острове, которые нам нужно было использовать.

На кряже Кровавый Нос японцы еще оказывали сопротивление, и поскольку они не хотели капитулировать, их приходилось уничтожать. [307]

Когда стало ясно, что 1-я дивизия морской пехоты сможет одна справиться с японцами на о. Пелелиу, 81-я дивизия получила задание захватить о. Ангаур, расположенный в 7 милях к юго-западу от Пелелиу. На нем 17 сентября были высажены два усиленных полка. На Ангауре было всего около 1000 японских солдат. Серьезное сопротивление было оказано на возвышенности, но этот район был изолирован, и 20 сентября было объявлено о передаче о. Ангаур в руки американцев. Оказавшиеся в мешке японцы продержались в пещерах до 15 октября.

Третий полк из состава 81-й дивизии, который не потребовался для действий на Ангауре, 21 сентября вышел с Пелелиу под сильной охраной, получив задание захватить о. Улути, лежащий в 345 милях к северо-востоку. Этот атолл был взят 23 сентября. Его лагуна, которая имеет длину 20 миль и ширину 8 миль, является одной из лучших якорных стоянок на всем Тихом океане. Однако островки в образующем ее рифе дают очень скудное пространство для береговых объектов, которые в силу необходимости сильно разбросаны и ограничены. Там можно производить мелкий ремонт кораблей. Один остров использовался как небольшой аэродром, а другой, Могмог, как район для отдыха. Скопление судов, стоявших на якоре в лагуне Улути, когда я привел туда свою оперативную группу 2 октября, представляло внушительное зрелище. В ближайшие несколько месяцев на этой якорной стоянке часто бывало до 600 кораблей - авианосцев, линейных кораблей, крейсеров, эскадренных миноносцев, амфибийных десантных судов, десятки торговых судов, плавучие доки и всевозможные вспомогательные суда.

Борьба на о. Пелелиу была официально объявлена законченной 12 октября, но войска, ведшие бои на кряже, еще несли потери. Многие японцы еще держались в своих пещерах, и некоторые из них сдались только спустя значительное время после окончания войны.

Японские гарнизоны на Бабелтуапе и Короре, на севере, были нейтрализованы при помощи частых воздушных атак в последний период кампании. Никаких попыток выбить их оттуда не делалось. Они не могли помешать нам использовать аэродромы на Пелелиу и Ангуаре. Наши коммуникации [308] были в безопасности, и теперь был открыт путь для предстоявшего наступления на Филиппины и продвижения на север - к Японии. Хотя мы мало использовали острова Палау, оставлять их в руках японцев не следовало, так как это могло привести к созданию ими значительных помех для наших будущих операций.

Хотя наш первоначальный план предусматривал оккупацию не только о. Улути, но и о. Яп, успешное нанесение нашими авианосцами ударов по Филиппинским островам, которые будут описаны в следующей главе, сделало оккупацию о. Яп ненужной. Не считая случайных воздушных налетов, против о. Яп не производилось никаких операций, а предназначенные для них войска были направлены для участия в действиях на Филиппинах. [309]

Дальше