Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава X.

Ход событий ускоряется

В июне 1943 г. в Перл-Харбор прибыл новый авианосец «Essex», прототип тех авианосцев, которым суждено было господствовать на Тихом океане. Это было историческое событие. Начался новый период в войне с Японией. Месяц спустя в Перл-Харборе появился легкий авианосец «Independence», перестроенный из крейсера. С этого времени корабли этих типов начали поступать примерно по одному в месяц, так что к концу войны против японцев действовало 16 кораблей типа «Essex» и 9 кораблей типа «Independence». Кроме того, было построено 53 эскортных авианосца, которые также приняли участие в боях на Тихом океане. Наше превосходство в авианосцах стало настолько весомым, что весь характер войны на Тихом океане изменился, период относительного застоя сменился неудержимым наступлением американских сил. Как нападение на Перл-Харбор положило начало периоду поражений, как сражение у о. Мидуэй обозначило начало периода застоя, так с осени 1943 г. - захвата американскими войсками о. Тарава в группе островов Гилберта - начался закат для Страны восходящего солнца. [252]

Блокада всегда играла большую роль в нашей стратегии, направленной на поражение Японии, ибо само существование Японии, не говоря уже о ее способности вести войну, зависело от импорта. Основной частью импорта были продукты питания, так как Япония производила только незначительную часть того количества продуктов, которое требовалось для ее населения, численность которого достигала почти 65 миллионов. Следующими по значению предметами импорта были нефтепродукты - топливо для кораблей и промышленности и бензин для автомашин и самолетов. Добыча нефти в самой Японской империи была ничтожной, но Япония, прежде чем начать войну, накопила двухгодичный запас нефти. Кроме того, она сначала испытывала недостаток всевозможных металлов, каучука, шерсти, хлопка и других крайне необходимых ресурсов.

Однако молниеносное завоевание Японией голландской Индии, Малайи, Борнео и Филиппин потребовало радикального изменения характера блокады. Ее новые владения гарантировали ей обильные запасы нефти, каучука, риса, олова и многих других видов сырья. Тесная блокада такого огромного района была, несомненно, неосуществима. Но был один путь, который позволял мешать Японии перевозить эти продукты в метрополию, и этим путем были атаки подводных лодок против японского судоходства.

Через 6 часов после нападения на Перл-Харбор командующий Тихоокеанским флотом получил от начальника морских операций приказ «вести неограниченные воздушные и подводные действия против Японии». Наши подводные лодки не ожидали такой директивы. Они были обучены ортодоксальным методам ведения войны, когда главным образом производились атаки против боевых кораблей противника. Их командиров заставили усвоить, что действия подводных лодок ведутся в строгом соответствии с установленными международными договорными ограничениями и что командиры подводных лодок, нарушающие эти правила, подвергаются преследованию и в случае захвата в плен могут быть казнены как пираты. По законам международного права требовалось, чтобы подводные лодки, производя атаки против судов торгового флота, не топили эти суда, [253] не сняв с них перед этим пассажиров, команду и судовые документы и не поместив их в безопасное место. Коварное нападение японцев на Перл-Харбор и неограниченные действия, которые вели в Атлантике подводные лодки союзника Японии - Германии, показали, что Япония пренебрегает законами международного права и своими обязательствами, и привели к тому, что нашим подводным лодкам был дан приказ о ведении неограниченной подводной войны.

Получив этот приказ, наши подводные лодки вышли в море, чтобы топить все, что держится на плаву и несет японский флаг - как боевые корабли, так и торговые суда. В начале войны 14 подводных лодок базировалось в Перл-Харборе и 29 лодок находилось с Азиатской эскадрой на Филиппинских островах. История их действий представляет собой рассказ о смелых, отважных, связанных с трудностями, героических достижениях. «Молчаливая служба» не получила большой огласки, но она внесла свой немалый вклад в военные усилия в целом и дала много примеров героизма.

После падения голландской Индии подводные лодки базировались в Фримантле, в юго-западной части Австралии. К концу 1942 г. на их счету числилось потопленными в среднем 15 кораблей в месяц в юго-западной части Тихого океана. Другие лодки, базировавшиеся на Перл-Харбор, действовали у побережья Японии. Действия подводных лодок достигли кульминационной точки в 1944 г., когда подводные лодки в процессе торпедных и артиллерийских атак потопили или уничтожили 492 корабля противника общим водоизмещением 2 387 780 т.

Каковы бы ни были успехи подводных лодок в деле уничтожения японского тоннажа, целью нашей стратегии по-прежнему оставалось приближение к островам собственно Японии для создания тесной блокады силами как подводных лодок, так и надводных кораблей и авиации. Но теперь занимавшиеся планированием органы начинали думать, что одна блокада не заставит Японию сдаться. Они опасались, что такой процесс может длиться бесконечно долго.

Если бы даже можно было создать тесную блокаду Японии с юга и востока, то ориентировочная оценка [254] показывала, что мы не смогли бы приостановить все движение с материка через Желтое море и узкий Цусимский пролив. Японцев, державших в своих руках Манчжоу-Го и Корею, не легко было уморить голодом. И теперь все шире стало распространяться мнение, что для того, чтобы закончить войну в течение какого-то приемлемого времени, необходимо произвести высадку на главных японских островах.

Для оказания помощи в создании тесной блокады необходимо было участие в войне Китая, который оказывал бы давление на Японию с материка. Это было одной из важных причин, повлекших за собой отправку в Китай американских военно-воздушных сил под командованием генерал-майора Шенно. Довольствие для сил Шенно, как и для войск Чан Кай-ши, доставлялось по воздуху из Индии, хотя транспортировка даже очень небольшого количества самых необходимых предметов требовала колоссальных усилий. Предполагалось в будущем, если позволит обстановка, захватить на побережье Китая порт для непосредственного снабжения этих сил.

До этого момента в авианосцах обе страны были слабы. Теперь уже было полностью оценено огромное значение кораблей этого нового класса и стало понятно, что авианосцы жизненно необходимы для господства в открытом море. Без них авиация берегового базирования обеих сторон боролась за тактическое господство в ограниченных районах, прилегающих к их базам. В юго-западной части Тихого океана войска генерала Макартура постепенно продвигались вдоль побережья Новой Гвинеи при поддержке наших армейских воздушных сил берегового базирования. Были достигнуты успехи и на Алеутских островах, но там японская авиация никогда не была серьезным противником, и наша авиация с самого начала имела превосходство, ее действиям мешала только погода.

Первый пункт, в котором мы установили боевое соприкосновение с противником на Соломоновых островах, Гуадалканал, был слишком отдален от наших ближайших береговых баз, чтобы получать от них достаточную воздушную поддержку, и поэтому на первом этапе боевых действий с обеих сторон действовали авианосцы. После потопления [255] «Рюдзе», «Hornet» и «Wasp» обе стороны стали неохотно вводить в бой свои авианосцы, и остальная часть кампании велась главным образом самолетами сухопутного базирования до тех пор, пока наши авианосцы не возобновили свои наступательные действия во время оккупации Бугенвиля, т. е. в конце кампании на Соломоновых островах.

Производство авианосных самолетов и подготовка летчиков шли в одном темпе с увеличением численности авианосцев. В течение лета 1943 г. наши истребители «Wildkat» фирмы Грумман были заменены истребителями «Hellcat», также изготовленными фирмой Грумман, и истребителями «Corsair» фирмы Чанс-Воут. Самолеты «Hellcat» имели максимальную скорость 370 миль в час, самолеты «Corsair» - 390. Эти истребители были тяжелее и обладали большей скоростью, чем современные типы японских истребителей, но благодаря своему весу они были все же не так маневренны. Они несли шесть 0,5» пулеметов в крыльях и ракетные установки под крыльями. Некоторые из них позднее оборудовали 20-мм автоматическими пушками. Они были хорошо защищены броней и имели самозатягивающиеся при пробивании бензиновые баки. Наши летчики давали хорошую оценку их тактико-техническим данным.

Как бы ни были хороши самолеты, от авианосца немного пользы, если нет обученных летчиков. Японцы выяснили это после боев в Коралловом море и у о. Мидуэй, где они потеряли своих самых обученных летчиков и оказались без необходимых пополнений, даже без плана подготовки их. Наоборот, наше главное управление воздушных сил военно-морского флота, во главе которого стоял контр-адмирал Тауэре, имело предусмотрительность еще в 1940 г. начать программу боевой подготовки, обеспечивавшую выпуск 30 000 летчиков в год, и половина нашего все возраставшего производства самолетов в то время приходилась на выпуск учебных самолетов. Когда в 1943 г. на театр военных действий начали прибывать наши авианосцы, для каждого из них у нас были подготовлены по две полностью обученные авиагруппы, поочередно действовавшие в зоне боев, чтобы избежать излишнего переутомления летчиков. Очень редко наши летчики отправлялись в бой, имея менее [256] 18 месяцев боевой подготовки или 500 летных часов. Напротив, основная масса японских летчиков, с которыми с этого времени приходилось сталкиваться нашим пилотам, была обучена несравненно хуже их. Многие, когда их посылали в бой, имели менее 100 летных часов практики. Это объяснялось не только тем, что Япония поздно приступила к осуществлению учебной программы. Успешные действия наших подводных лодок создали в Японии недостаток бензина, который сильно мешал ей готовить новые кадры квалифицированных летчиков.

Мы не только существенно увеличивали численность нашей морской авиации, но и выпускали огромное количество амфибийных десантных средств. Пять дивизий корпуса морской пехоты и несколько армейских дивизий были обучены ведению амфибийных действий и находились в готовности к высадке в качестве ударных сил при проведении заморских экспедиций. Мы располагали значительно большим количеством крейсеров и эскадренных миноносцев, а также транспортов для перевозки грузов и войск.

При наличии людей и материалов стратегия войны на Тихом океане вступила в новую фазу. Больше не было необходимости ограничивать наши боевые действия близлежащими объектами, используя для прикрытия авиацию берегового базирования. Под прикрытием самолетов с наших авианосцев мы имели возможность выбирать себе пункты атаки в любых местах Тихого океана. Из авианосцев было сформировано быстроходное авианосное оперативное соединение под командованием контр-адмирала (позднее вице-адмирала) Митшера, которое должно было вести наступление в западном направлении через центральную часть Тихого океана. Наше наступление больше не ограничивалось кампаниями по перепрыгиванию через острова, медленным и мучительным завоеванием каждого из них как переходной ступени к следующему. Размах боевых действий, который стал возможным при нашем превосходстве в авианосцах, был безграничен, и тем, кто составлял планы, можно было предоставить полную свободу. Мы могли свободно выбирать свои объекты. Проявление морской мощи, свойственной нашим авианосцам, и осуществление полного господства на океане со всем тем, что это означало для действий [257] сухопутных войск, были не за горами. Инициатива перешла к Соединенным Штатам, и Япония могла только предполагать, где будет нанесен следующий удар.

В это время японский флот был еще почти цел. Кроме «Рюдзе», в ходе кампании на Соломоновых островах были потоплены два линейных корабля - «Хией» и «Кирисима». Значительные потери были понесены японцами также в крейсерах и миноносцах. Однако они увеличили число авианосцев до 24{120} и имели в строю еще 10 линейных кораблей (в том числе гиганты «Ямато» и «Муса-си»), а также большое число крейсеров и эскадренных миноносцев. Но им катастрофически не хватало обученных летчиков для авианосных самолетов. Это было их слабостью.

Учитывая эти обстоятельства, Комитет начальников штабов в Вашингтоне решил предпринять наступление прямо через центральную часть Тихого океана, наметив своей первой целью освобождение Филиппин. Там к наступлению должны были присоединиться силы, находящиеся в юго-западной части Тихого океана, которые медленно продвигались на север. Успех этой кампании должен был дать большое преимущество - устранение необходимости использования обходного пути через южную часть Тихого океана, большую экономию в тоннаже. В то время как Тихоокеанский флот избирал прямой маршрут, войска генерала Макартура должны были продолжать свою кампанию на побережье Новой Гвинеи и подходить к Филиппинским островам с юга. Нашим войскам следовало оккупировать только те острова в центральной части Тихого океана, которые были нужны для развертывания оперативных баз флота и для подавления соседних вражеских аэродромов. Американцы собирались надеть семимильные сапоги и смело наносить удары в отдаленных друг от друга местах океана, предоставляя противнику догадываться, где будет нанесен следующий удар. Эта кампания должна была использовать [258] наше господство на море. При таких обстоятельствах верховное командование совершенно логично было возложено на адмирала Нимитца, главнокомандующего Тихоокеанским флотом.

Результатом этого решения, принятого Комитетом начальников штабов, стали два больших морских сражения, не считая многочисленных ударов авианосных самолетов по береговым объектам. Кроме того, оно повлекло за собой амфибийные действия в таком масштабе, какого раньше не знала история. Эти морские сражения привели к полному уничтожению японского военно-морского флота как боевого соединения. Описание этих сражений дается в последующих главах. [259]

Дальше