Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава VII.

Ход войны в 1915 году

Ход военных действий на море гораздо чаще, чем на суше, зависит от элемента случайности, так как на море никогда не имеется точных сведений о неприятеле и обстановка очень [140] быстро меняется. Вот почему начальнику, которому поручено выполнение операции, должна предоставляться полная свобода действий в пределах, соответствующих обрисованной ему в общих чертах оперативной цели. Общая задача, поставленная флоту, в двух словах заключалась в том, чтобы не добиваться решительного боя со всем английским флотом, а сперва уравнять силы путем частных успехов.

В начале февраля 1915 г. адмирал фон Ингеноль оставил командование флотом.

В командование флотом вступил адмирал фон Поль, который перед тем был начальником Адмирал-штаба. Находясь в этой последней своей должности, адмирал фон Поль настоял на открытии подводной войны против торговли Англии; об открытии этой войны 4 февраля было сделано оповещение в форме объявления о включении в пределы военной зоны вод, окружающих Англию. Применение подводных лодок для войны против торговли открывало новые перспективы и могло иметь величайшее значение для исхода всей войны. Необходимость прибегнуть к этому средству явилась последствием применявшегося англичанами способа ведения войны на море, о чем будет сказано подробнее в одной из следующих глав.

В период командования фон Поль считал, что на данной стадии войны необходимо было сохранить флот. Путем как можно более частых выходов всего флота в Северное море он стремился вызвать соответствующие контрманевры противника, что позволило бы нам либо одержать частные успехи, либо вступить в решительный бой при благоприятных условиях, поблизости от наших вод; даже при нерешительном исходе подобного боя общие потери противника (принимая во внимание, что ему пришлось бы пройти на обратном пути большее расстояние) должны были быть больше наших потерь.

Адмирал хотел, стало быть, предпринимать каждый выход в море при участии наиболее мощных сил. Не должно было чувствоваться недостатка ни в одной составной части боевой [141] мощи флота - ни в миноносцах, ни в крупных боевых единицах (дредноутах или линейных крейсерах). Предельная дальность походов должна была соответствовать намерению, согласно которому удары следовало наносить в районе, расположенном поближе к нашим берегам и подальше от неприятельских берегов; они не должны были, следовательно, продолжаться больше одной ночи или одного дня. Количество наших крейсеров было недостаточным для производства разведки, поэтому считалось необходимым обеспечить воздушную разведку дирижаблями. Перед встречей с неприятелем и во время похода необходимо было всеми силами избегать каких бы то ни было подводных опасностей, поэтому требовалось тщательное траление, изгнание подводных лодок подальше от наших берегов, охранение миноносцами против атак подводных лодок и, наконец, в самом походе - применение наибольшей скорости хода. Для соблюдения всех этих условий необходимо было в каждый данный момент располагать всеми соответствующими силами, но помимо этого требовалась хорошая погода, - следовательно, возможность осуществления операции существовала далеко не в каждый момент.

В течение февраля и марта мы выполнили всего лишь одну подобную операцию, а в более благоприятные месяцы, апрель и май, - четыре похода (схема 12){54}.

Ни одна из этих операций не привела к столкновению с противником. Они выполнялись в пределах сектора, расположенного между направлениями W и NW от Гельголанда, и на расстояниях от 100 до 120 миль от этого острова, причем воздушные корабли, участвовавшие в операциях, осматривали еще более удаленную зону, но и там не видели неприятеля. 18 мая, во время одного из этих походов, легкий крейсер «Данциг» в [142] 45 милях от Гельголанда попал на минное заграждение, но собственными силами возвратился в базу.

По получении известия о нашем выходе в море противник, как это было ясно по наблюдению за его радиотелеграфированием и как это подтверждалось и иными сведениями, каждый раз в свою очередь приходил в движение, но оставался в пределах северной части Северного моря. Таким образом, неприятель предоставлял нам возможность маневрировать там, где нам этого хотелось, и сам придерживался подобной же тактики, следовательно, встречи обоих флотов произойти не могло. Конечно, если противник стремился при этом завлечь нас поближе к своим берегам, чтобы предложить нам бой в своих водах, то это ему не удалось, и мы не доставили ему удовольствия видеть, что мы действуем по его указке.

Для осуществления крупной наступательной операции, по мнению адмирала фон Поля, необходимо было располагать превосходством в силах, но оно было на стороне неприятеля. Но если выходы нашего флота и давали мало надежды на успех, то командующий флотом, несмотря на постоянную подводную опасность, связанную с этими выходами, все же считал их необходимыми для практики в плавании в условиях военного времени и для приучения личного состава флота к опасностям подводной и минной войны.

Главную надежду на нанесение противнику потерь командующий флотом возлагал на наступательные действия подводных лодок и постановку активных минных заграждений. Но была начата подводная война против торговли, поэтому для поисков английского Гранд-Флита могло быть выделено лишь очень незначительное количество подводных лодок. Посылать же к выходам из расположенных на севере английских главных баз надводные минные заградители - значило обрекать их каждый раз на гибель.

Впрочем, вспомогательному крейсеру «Метеор», под руководством его командира капитана 3 ранга фон Кнорра, удалось [144] выполнить две успешные операции, но при осуществлении второй из них командиру пришлось затопить свой корабль. Последний носил имя канонерки, которая, под командой его отца, долго командовавшего затем флотом, адмирала фон Кнорра, отличилась в 1870 г. в бою с французским кораблем «Бувэ» близ Гаваны. 30 мая этот новый «Метеор» предпринял поход в Белое море, к Кольскому полуострову, откуда он вернулся 20 июня в Киль, доставив много призов. В августе он выполнил новое задание, заключавшееся в постановке мин перед Морэй-Ферт. После того как большая часть заграждения была поставлена, заградитель привлек внимание английского сторожевого корабля «Рамсэй», тотчас же потопленного торпедой{55}. Из состава экипажа было спасено 4 офицера и 39 матросов, после чего заградитель направился в базу. С тонувшего корабля успели позвать на помощь, и в результате этого «Метеор» на следующий день был окружен английскими крейсерами. Командир со своим экипажем и с пленными своевременно перешел на борт шведского парусника и потопил свой корабль. Подошедший неприятель оставил шведский парусник без внимания. Вслед за тем Кнорр передал пленных на приблизившийся норвежский парусник, так как длительное пребывание столь большого количества людей на борту шведского судна стало невозможным. Экипаж «Метеора» был принят германскими кораблями, высланными навстречу паруснику к Сильту.

Ограничения, с которыми должен был считаться предыдущий командующий флотом и по смыслу которых флот при выполнении поставленной ему оперативной цели не должен был подвергаться риску понести крупные потери, были между тем сняты. Они были заменены простым указанием, согласно которому [145] командованию флота при всех операциях надлежало заботиться о проведении широкой разведки и своевременно прерывать операции при возникновении неблагоприятных условий.

Общее военное положение, с которым так или иначе должны были согласовываться действия флота, благодаря успехам армии на восточном фронте значительно улучшилось в нашу пользу. Единственной задачей флота являлась теперь борьба против английской морской силы, так как опасность, угрожавшая со стороны суши нашему балтийскому побережью, больше не существовала.

Положение здесь коренным образом изменилось, и возник вопрос о возможности в свою очередь создать для русских угрозу путем высадки десанта. Наша IV эскадра в начале июля была отправлена для действий в Балтийском море. Она состояла из кораблей типа «Виттельсбах»; командовал ею вице-адмирал Шмидт. Кроме того, из состава флота были выделены и подчинены главнокомандующему морскими силами Балтийского моря VI разведывательная группа и VIII флотилия миноносцев. Как уже упоминалось, не существовало намерения предпринимать широкие активные операции флота, целью которых являлось бы стремление победить Россию. При необъятных размерах этого государства бесполезно было бы стремиться лишить его подвоза морем, так как в этом для него не могло заключаться смертельной опасности. Речь могла идти только о таких операциях флота, которые являлись бы поддержкой армии в форме, например, обеспечения удобных морских путей, которые могли быть использованы для перевозки войск и военных материалов в Рижский залив, или же в виде прикрытия с моря подступов к Риге, если бы этот город был захвачен армией.

Русские, которые всегда обладали искусством в ведении минной войны, очень сильно заградили Рижский залив минами. Перед соединениями флота, которые должны были туда проникнуть, стояла трудная задача обеспечить себе проход через [146] минные заграждения. Захваченная тем временем Либава явилась весьма подходящей для выполнения этой операции опорной базой. Непосредственное форсирование входа в Рижский залив началось в начале августа. Этот случай должен был показать, пожелает ли Англия предпринять прорыв в Балтийское море с целью прийти на помощь своему союзнику, что вынудило бы нас оттянуть отправленные для действий на востоке морские силы назад, в западную часть Балтийского моря. На случай, если бы пришлось быстро перебросить в Балтийское море более значительные силы, III эскадра была переведена на Эльбу, и сюда же перешел на корабле «Фридрих дер Гроссе» командующий флотом, чтобы при возникновении подобных условий лично руководить операциями в Балтийском море.

Англичане и не подумали отклониться от избранной ими линии поведения и по-прежнему полагались на действие своей блокады. Линию, на которой велось наблюдение за выходом в Северное море с севера, им пришлось оттянуть по направлению к островам Фэйр, так как постоянное крейсирование на линии Шетландские острова - норвежский берег стало для них опасным в результате деятельности наших подводных лодок. Потеря крейсера «Хок» и атака «Тезеуса» (обе атаки были произведены U-29, которой командовал погибший впоследствии капитан-лейтенант Веддиген) побудили англичан изменить их систему наблюдения, порученного с тех пор главным образом вспомогательным крейсерам. Им удалось также принудить нейтральное судоходство к соблюдению требований, на основании которых нейтральные пароходы должны были заходить для осмотра в английский контрольный пункт, расположенный на Оркнейских островах.

Подводная война против торговли, которая мыслилась как самое действенное средство для борьбы с этой блокадой и которая была так смело начата, к сожалению, очень скоро приняла весьма скромную форму в результате протеста Америки. [147]

Командиры подводных лодок, прежде чем топить судно, должны были сперва удостовериться в том, что оно не было нейтральным, но при склонности англичан злоупотреблять нейтральным флагом это обстоятельство неминуемо должно было повлечь за собой большие потери.

В середине июля опять были потеряны две ценные лодки, U-23 и U-36. С последней уцелел один человек, рулевой, унтер-офицер Ламм, которому было поручено доставить в устье Эльбы приз - американский парусник «Пасс-оф-Бальмэха», шедший с грузом хлопка в Архангельск и захваченный у берегов Шотландии. Задание это было выполнено, несмотря на то, что на борту судна оказалась английская команда, состоявшая из одного офицера и четырех матросов и спрятавшаяся от германского унтер-офицера, который вел судно в Германию; обстоятельство это, вызвавшее наше изумление, выяснилось только после прибытия судна в Куксгафен.

Если в этом отдельном случае и удалось в целости доставить приз, то это нельзя было принять за правило, потому что невозможно было выделять из состава экипажей подводных лодок достаточного числа людей для обеспечения доставки в Германию больших пароходов. С середины сентября 1915 г. подводная война против торговли у западных берегов Британских островов совершенно прекратилась.

Миноносцы, состоявшие при флоте, в августе имели успех во время ночной атаки. 18 августа II флотилия, возвращавшаяся из разведки, встретилась севернее Хорнс-рифа с английской флотилией, состоявшей из одного легкого крейсера и восьми эскадренных миноносцев. Условия видимости были для наших миноносцев настолько благоприятными, что им, судя по всему, незаметно удалось подойти на расстояние около 16 кабельтовых. Тремя торпедными выстрелами, сделанными флагманским миноносцем, были взорваны и потоплены шедший впереди лидер и следующий за ним эскадренный миноносец. Остальные эскадренные миноносцы растерялись; [148] очевидно, на них полагали, что флотилия попала на минное заграждение{56}.

Успехи этого дня дополнились сообщениями о воздушном налете на Лондон, произведенном в ту же ночь новыми воздушными кораблями L-10, L-11 и L-14, и благоприятными сведениями, полученными с Балтийского театра, об успешном обстреле, которому подверглась в Рижском заливе «Слава», и об уничтожении нескольких канонерок и миноносцев{57}.

Операция флота, предпринятая в Балтийском море, в конце августа была прервана, так как армия не располагала в это время свободными войсками, которые были необходимы в процессе дальнейшего продвижения нашего флота в Рижском заливе, а захват Риги еще не имел бы в то время никакого значения. Все же флоту представился желанный случай встретиться с неприятелем, а полученный при этом опыт, касавшийся условий ведения операций в этом районе, был использован два года спустя, при захвате Балтийских островов. С нашей стороны было потеряно несколько малых кораблей при тралении, и взрывом торпеды была повреждена носовая часть линейного крейсера «Мольтке». Корабль принял 450 тонн воды, но смог пройти Кильским каналом к гамбургскому заводу, где его повреждение было устранено в течение нескольких недель. [149]

В начале сентября произошла смена начальника Адмирал-штаба, вызванная разногласиями, которые существовали между военно-морским командованием и государственным канцлером по вопросу о ведении подводной войны. Адмирал Бахман вернулся на прежнюю должность командующего Кильской станцией, занимавшуюся им до нового назначения адмирала фон Поля, а начальником Адмирал-штаба был назначен адмирал фон Гольцендорф.

Последний с января 1913 г. находился не у дел после того, как в течение трех последних лет командовал флотом. Всем было известно, что его личные отношения со статс-секретарем морского министерства, гросс-адмиралом фон Тирпицем, не отличались дружелюбностью.

Что касается боевых заданий флоту, то в основных чертах здесь не произошло никаких изменений.

В сентябре опять была предпринята операция флота по направлению к Хуфдену с одновременной постановкой мин с легких крейсеров. При этом были обнаружены новые минные поля, частью замеченные по всплывшим минам. Эти новые заграждения находились на середине дуги окружности, проведенной от Хорнс-рифа до Боркума. В соединении с ранее обнаруженными заграждениями, стоявшими ближе к берегу, у северных и восточных Фрисландских островов, они, по вероятному замыслу англичан, должны были полностью окружить минами всю эту часть Германской бухты. По сведениям, полученным от капитанов встреченных пароходов, за день до того, в этом районе было встречено много английских кораблей, из них пять больших.

Во время большого англо-французского наступления, предпринятого осенью на западном фронте, части английского флота находились в состоянии постоянной напряженной деятельности, но при проверке оказалось, что эти слухи не соответствовали действительности.

Воздушным кораблям L-11, L-13, L-14, L-15 и L-16 в сентябре удалось произвести весьма успешный налет, причем [150] все дирижабли достигли Лондона и, несмотря на сильное противодействие, без потерь вернулись обратно.

В течение осенних месяцев усилению активной деятельности флота препятствовало то обстоятельство, что корабли III эскадры долгое время должны были простоять у завода в связи с производившимся на них очень ценным усовершенствованием в области управления артиллерийским огнем; кроме того, у большинства кораблей пришлось менять бакауты в дейдвудах гребных валов. Во время длительной стоянки кораблей в засоренных песком водах Яде бакауты пострадали значительно больше, чем это обычно наблюдалось в мирное время, когда корабли плавали в открытом море или же стояли на спокойной чистой воде в гавани.

В октябре флот пробовал в обычной форме совершить поход в северном направлении, но удалось дойти лишь до параллели Хорнс-рифа, где операция была прервана из-за значительного усиления ветра, что поставило под вопрос возможность воздушной разведки и участия в операции миноносцев.

В ноябре и декабре отдельные соединения флота получили возможность поочередно ходить в Балтийское море для учений. Для личного состава этот перерыв в несении однообразной сторожевой службы в заливе Яде был очень приятен, хотя он никоим образом не принес облегчения в несении повседневной службы, так как необходимо было до последней крайности использовать имевшееся в распоряжении время, чтобы напрасно не затягивался период откомандирования кораблей из Северного моря. Непродолжительный мороз позволил было надеяться, что удастся осуществить намеченную командующим флотом операцию в направлении к Тершелингу и в среднюю часть Северного моря; но вскоре погода изменилась, и вплоть до января продолжался период плохой погоды, препятствовавшей проведению всякого рода операций, а также и тралению.

9 января адмирал фон Поль тяжело заболел, и его пришлось поместить сперва на госпитальном судне, а затем перевезти [151] в Берлин для операции. Здоровье его не восстановилось, и уже 23 февраля он скончался.

Доверию, оказанному мне верховным главнокомандующим, я обязан выбором меня в преемники адмирала фон Поля, которого я и замещал вплоть до 15 января, когда состоялось мое назначение командующим морскими силами Открытого моря.

Прежде всего я занялся изучением уже выполнявшихся и намечавшихся ранее операций. В первое время их осуществлению препятствовала плохая погода, однако пароход, высланный к берегам Восточной Африки, все же вышел в море, так как именно при этих условиях можно было надеяться, что ему удастся проскочить незамеченным; пришлось лишь отказаться от существовавшего ранее намерения проконвоировать пароход. Незадолго до этого вспомогательный крейсер «Меве», конвоируемый подводной лодкой, счастливо достиг Северной Атлантики, после чего мы перестали получать о нем известия.

Начальником штаба, по моей просьбе, был назначен командир линейного корабля «Кайзер» капитан 1 ранга фон Трота, а начальником оперативной части - командир линейного крейсера «Мольтке», капитан 1 ранга фон Леветцов. С обоими этими офицерами прежде я долгое время служил вместе, и оба они выразили свое согласие занять предложенные им новые должности. Я считал важным произвести смену в этих должностях, чтобы обеспечить себе в будущем полную независимость в принятии решений, касавшихся деятельности флота. Все остальные штабные офицеры остались на своих местах.

Дальше